МУЗЫКАЛЬНО - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОРУМ КОВДОРИЯ: "Капля воды" - классическая фантастика или фэнтези, до трёх отрывков из повести или маленького романа, возможна серия (до 30000 знаков с пробелами) - МУЗЫКАЛЬНО - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОРУМ КОВДОРИЯ

Перейти к содержимому

  • 2 Страниц +
  • 1
  • 2
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

"Капля воды" - классическая фантастика или фэнтези, до трёх отрывков из повести или маленького романа, возможна серия (до 30000 знаков с пробелами) ПРОИЗВЕДЕНИЯ СОИСКАТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТСЯ до 20 марта 2024 года.

#1 Пользователь онлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 18 364
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 30 августа 2023 - 15:45

Номинация ждёт своих соискателей до 20 марта 2024 года включительно.

КОНКУРС БЕСПЛАТНЫЙ


Подробно о порядке участия и проведении конкурса,
ЗДЕСЬ: http://igri-uma.ru/f...?showtopic=5829

0

#2 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 10 517
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 17 октября 2023 - 14:24

1

ХРАНИТЕЛИ ТАЙН


Отрывок из книги
Глава вторая

Дагни Питерсен сидела у себя в комнате на втором этаже семейного дома. Все привычные дела уже позади, вкусный ужин съеден, домашние задания приготовлены, и вечерняя болтовня с мамой, наполненная рассказами о сегодняшнем дне, недавно закончилась. Дагни было неприятно рассказывать о проступке и наказании, но она это сделала. Мама узнала почти обо всем, что произошло. Дагни смолчала только о случайно найденной каморке и о том, что у нее в рюкзачке лежит красивый голубой кулон, который она взяла себе без спроса. Мама была недовольна школьным проступком, но узнай, что ее дочь взяла чужое, она бы разозлилась не на шутку. Но кулончик был такой прекрасный, и Дагни очень хотела оставить его, твердо пообещав себе, что обязательно сознается в содеянном перед мамой. Как-нибудь потом. Но обязательно.
И теперь, почистив зубы и умывшись, она сидела на кровати, готовясь лечь спать. Ей вновь захотелось посмотреть на украшение. Хотя бы одним глазком.
Она тихо слезла с кровати, дошла до рабочего стола, у которого стоял рюкзак, и осторожно вытянула кулон из потайного кармашка.
На цепочке медленно крутился голубой агат. Он завораживал своей красотой. И Дагни почему-то подумалось, что у него должно быть имя. Будто бы кто-то ей подсказал, что кулон должен как-то называться. Не могла же она сама такое придумать! Вот еще, давать украшениям имена. Допустим, плюшевый мишка у нее на кровати — это другое дело. Его подарили в день рождения давным-давно, когда Дагни была еще маленькой. И она решила, что его будут звать Теодором. Он же теперь член ее семьи, поэтому должен иметь имя. А кулон?
Но в голову опять пришла мысль, что кулон тоже должен иметь имя. Странно. «Ну хорошо, давай пофантазируем, – подумала Дагни. – И как мы назовем этот камешек? Может быть, Роузи?» Девочка давно мечтала о сестрёнке, которую она бы непременно предложила родителям назвать именно так. Ей очень нравилось это имя. Оно было красивым, словно чудесный цветок. «Роузи, – повторила она мысленно. – Замечательное имя!»
Камень вдруг закачался, засветился розовым цветом и свет начал пульсировать. Дагни испуганно отшвырнула камень в угол и запрыгнула на кровать. В углу розовое свечение продолжало мигать, а затем все стихло.
— Привет тебе, — вдруг в тишине проговорил тоненький детский голосок. Дагни взвизгнула и, схватив одеяло, с головой завернулась в него. Ей стало страшно от того, что кто-то оказался в её комнате. Мало того, он с ней заговорил. И это в ЕЁ комнате, в самом безопасном месте, в которое без разрешения даже мама не может входить — так они с ней давно договорились.
— Не бойся, Дагни, — голосок снова пропищал. — Не бойся, я не причиню тебе зла.
Дагни осторожно высунула голову из-под одеяла и стала оглядывать комнату в поисках источника голоса. Посередине, под люстрой висела небольшая фигурка, похожая на маленького розового человечка, махавшего тоненькими крыльями так быстро, как это делают колибри. Дагни испугалась еще больше и, взвизгнув, спряталась под одеяло.
— Кто ты и что ты делаешь в моей комнате? — проговорил дрожащий комок на кровати.
— Я Роузи. Ты вызвала меня.
— Я? — комок одеяла перестал дрожать и замер в удивлении. — Разве я кого-то вызывала? Вообще-то, я просто сказала имя «Роузи», а потом всего лишь подумала, какое оно замечательное, и как оно подошло бы моей маленькой сестренке. Нарочно я никого не вызывала.
Ком начал сползать в сторону, обнажая удивленное лицо Дагни, которая еще боялась розового человечка, но уже с большим удивлением смотрела в его сторону.
— Кто ты? — Дагни тихо промолвила.
— Я ангел-хранитель.
— Мой? — она растерянно спросила.
Девочка припомнила, что мама однажды рассказывала про ангелов-хранителей, которые оберегают людей. Это такие божественные создания, которые всегда рядом. Если, конечно, человек верит в них. А если нет, то они и не проявляются. Просто смотрят на жизнь человека, хотят ему помочь, защитить от бед, но не могут. Потому что человек не верит в них.
— Ты мой ангел-хранитель? — Дагни снова спросила с сомнением в голосе. — Ну тот, который дается человеку при рождении? Мне про них мама рассказывала.
— Нет, Дагни. Я не твой ангел-хранитель. Не из маминых историй.
Роузи засветилась ярче, и комнату озарило нежное розовое свечение.
— Я хранитель силы камня, — гордо сказал ангелочек, порхающий в центре комнаты. — Камня, который вставлен в твой кулон. Мы, хранители, живем здесь очень давно, и наши хозяева всегда были защитниками от злых сил, делали добро и помогали людям.
— А вас могут увидеть все, также как я сейчас? — Дагни уже перестала бояться, отбросила одеяло в сторону и сидела на кровати, сбитая с толку.
— Мы не можем просто показаться всем людям. Нас могут увидеть только те, кто добр сердцем и очень сильно верит в чудеса. Мы открываем силу камней тем, кто может стать следующими хранителями. Тем, у кого есть особые таланты, с которыми хранители могут стать новыми защитниками.
Ангелочек медленно опустился поближе к девочке, которая не сводила глаз с фигурки.
— Дагни, у тебя есть скрытые таланты, о которых ты пока еще не подозреваешь. Но с моей силой, я уверена, ты сможешь стать великим хранителем.
— Странно все это, — выслушав ангелочка, но, еще не веря, проговорила девочка. — Мне кажется, что все какое-то ненастоящее. Ты, твоя парящая фигурка у меня в комнате. Волшебный кулон… Я думала, что это просто украшение, а все волшебство бывает только в книжках или в кино. Может, мне все это просто мерещится? Я совсем запуталась.
— Ты просто устала, милая, — по-матерински ответила Роузи. — Слишком много всего необычного произошло сегодня. Тебе нужно отдохнуть. Ложись спать и завтра все поймешь.
Дагни, не стала сопротивляться, легла на кровать и притянула к себе одеяло. Она медленно закрыла глаза, но тут же приоткрыла один, чтобы проверить, не исчезла ли розовая фигурка из комнаты. Роузи все еще порхала своими крылышками, вися в центре комнаты.
— Засыпай, Дагни и ничего не бойся. Все будет хорошо.
Дагни закрыла глаза, но недоверие и любопытство снова пересилило ее, и она тихонько приоткрыла другой глаз. На этот раз комната была пуста, и девочка твердо решила, что ей это все померещилось. Она просто сильно устала за день, и теперь можно спокойно уснуть. С этой мыслью она провалилась в сон.
Девочка стояла на зелёном лугу, лёгкий ветерок играл с её русыми волосами. На чистом синем небе светило яркое солнце, но было совсем не жарко. Впереди Дагни видела руины какого-то совсем старого большого дома, стены которого и каменный забор вокруг него почти до верха были покрыты мхом.
Дагни решила осмотреть руины и двинулась к ним. Пройдя во двор, она вдруг увидела перед собой высокую красивую женщину. Та была в длинном бордовом платье с белым воротничком и манжетами. Золотистые волосы были собраны на затылке в пучок. На глазах сверкали стеклами большие очки.
— Здравствуй, Дагни, — с улыбкой промолвила она. — Меня зовут миссис Лавгуд. И я директор Академии Чудес.
Она обвела вокруг рукой, будто показывая, что эта ее Академия находится именно тут.
— Здравствуйте, миссис Лавгуд, — неуверенно ответила Дагни. — но тут же одни руины, очень старые.
— Это потому, что вы с ангелочком еще не стали единым целым, а ты не стала настоящим хранителем. У тебя всего лишь появился камень силы, и ты только что узнала его имя. Вот когда ты откроешь свои способности и вы соединитесь, тогда ты не только увидишь мою Академию, но и сможешь в ней учиться.
— Это какое-то волшебство? Кулоны и впрямь магические? — спросила Дагни и почувствовала, как на её груди появилось что-то тёплое. Она дотронулась до места и с удивлением обнаружила, что голубой кулон висел у неё на шее.
— Да, они магические. И когда-нибудь ты узнаешь историю их появления на Земле, если тебе это интересно. Но сейчас я лишь скажу, что в моей Академии Чудес обучаются хранители. Те, у кого оказался камень силы — дети уникальные. Они изучают древние науки и овладевают силой камня. Академия существует давно и находится в особом месте, про которое обычные люди даже и не знают. Мы вырастили не одно поколение защитников, — гордо подытожила женщина. — И вам четверым, нашедшим эти кулоны, уготована большая миссия.
— А остальным, что ли тоже откроются их ангелочки? И мы тоже станем вашими учениками? — спросила Дагни.
— Именно, — миссис Лавгуд восторженно сверкнула очками. — Ваши ангелочки помогут вам стать хранителями тайн.
Миссис Лавгуд рассказала, что вот уже несколько тысяч лет эти камни передаются от старых хранителей новым защитникам и открываются им помощью особого ритуала. Но, так случилось, что к детям они попали не по правилам. И, конечно, следовало бы у них их забрать. Но, поскольку ангелочек открылся Дагни, то он почему-то решил, что девочка достойна быть следующим хранителем.
— Вы вчетвером можете стать новым поколением защитников. Вашим чистым сердцам откроется первая тайна — каждый из вас обладает особым талантом, который камни могут усилить. Но для того, чтобы стать настоящими хранителями, все же придется пройти особый ритуал.
— А где предыдущие хозяева камней? — вопрос как-то естественно всплыл наружу в голове Дагни, и она, неожиданно для себя, решилась его задать миссис Лавгуд. — Почему они не могут провести ритуал передачи? Мы нашли камни в пыльной скрытой комнате, в шкатулке, среди старых вещей, которыми давно никто не пользовался.
— Прежние хозяева исчезли при странных обстоятельствах. Мы очень долго их искали, но так и не смогли найти. Целых десять лет мы и камни считали утерянными. Никто не знал, где они хранились, пока вы их не нашли. И это чудо, потому что мы уже отчаялись и считали, что навсегда потеряли их. А они всегда для нас были особенными. Именно эти четыре камня, если их сложить вместе, дают обладателю невиданную силу и возможность управлять всем вокруг. Но эту силу можно использовать только в самом крайнем случае. Иначе эта безграничная мощь может отравить доброе сердце, заполняя его алчностью и стремлением к власти. Эта сила никогда не должна достаться злу.
На хранителей была возложена особая обязанность — защищать камни от зла. Немногие знали об их возможностях. Но все они стремились отобрать у хранителей камни, чтобы захватить мир и подчинить себе людей. И в истории это удалось только одной могущественной африканской жрице, которая смогла объединить камни и повергла мир в хаос. Но добрые силы ее победили и изгнали. И теперь каждая четверка защищает эти особые камни от зла. И предыдущие с этой задачей отлично справлялись. Пока не исчезли…
Дагни внимательно слушала миссис Лавгуд.
— А как вы узнали, что мы взяли камни из той шкатулки?
—Магия камней связана друг с другом.
Женщина потянула руку к груди и вынула из-за белого кружевного воротничка цепочку, на которой висел большой неограненный камень, переливавшийся мягкими волнами зелёного оттенка.
— Камень древнего Короля, он ожил. Так я и узнала, что камни нашлись и, возможно, появились новые хранители, которые откроют особые таланты и встанут на защиту мира, как и прежде.
— А какой у меня природный талант? — задумчиво спросила Дагни.
— А что ты умеешь лучше всего делать?
— Ну, я…— Дагни запнулась, и немного подумав, ответила — Я хорошая гимнастка. Но это же ведь не талант? Он же должен быть природным, то есть появиться с рождением? А я долго и упорно тренировалась, чтобы стать гибкой.
— А ты проверь, — сказала миссис Лавгуд. — Вызови ангелочка и попробуй усилить свои умения. И тогда все сама поймешь.
Дагни снова тронула камень, произнесла имя. Рядом зашелестели крылья, и тонкий голосок сказал:
— Попробуй запрыгнуть на стену.
— Ты чего, она же выше моего роста в два раза, а то и в три! — возмутилась Дагни.
— А ты попробуй!
Дагни с сомнением посмотрела на ограду из старых камней. Решив, что ничего не получится, она небрежно оттолкнулась от земли и… Взлетев над ней, девочка едва успела ухватиться за край стены, чтобы ее не перелететь. Оказавшись наверху, Дагни с вытаращенными глазами присела. Ноги дрожали, сердце бешено колотилось в груди.
— Как…это…у меня получилось? — воскликнула она, глядя на стоящую внизу миссис Лавгуд. Женщина стояла и улыбалась.
— А теперь, — пропищал тоненький голосок возле уха, — сидя на стене, дотянись до земли.
Дагни не поняла толком, что от нее хотят. Как она, с верхушки ограды, может дотянуться до земли? Это же нужно, чтобы… Но ее рука уже начала растягиваться и свисать все ниже и ниже, пока трава не пощекотала ее ладонь. Дагни в ужасе отдернула руку, и та быстро втянулась, приняв прежнюю обычную форму. Девочка удивленно стала разглядывать свою конечность, поворачивая ее. Обычная рука, которая еще секунду назад была метра три длиной. Удивительно. Страшно, но забавно.
— Теперь ты понимаешь, в чём твой талант? В ловкости и гибкости, — торжественно сказала миссис Лавгуд. — И теперь тебе нужно научиться этим управлять.

Дагни, чуть осмелев, оттолкнулась от стены, и, ловко перевернувшись в воздухе, уверенно приземлилась перед женщиной. Дух все еще захватывало, но теперь все больше чувствовались радость и азарт. У нее легко получалось контролировать тело. И ей это нравилось. Она получала большое удовольствие, занимаясь гимнастикой и выступая на соревнованиях. Но сейчас, это было что-то новое и невероятное. И это ей нравилось еще больше.
Миссис Лавгуд подошла к ней и ласково сказала:
— Береги своего ангелочка. И твои новые друзья путь тоже берегут. И запомни: никто из остальных людей не должен знать о вашем секрете. О хранителях камня. Есть плохие люди, которые хотят завладеть ими и управлять камнями, творя зло. Берегись таких людей.
Она прикоснулась ко лбу Дагни – и та очнулась в своей кровати.
За окном был рассвет. Птицы на дереве за окном начали свой утренний песенный ритуал.
«Какой странный сон! – подумала Дагни. – Эта женщина, старый дом, прыжок… А эта длинная рука…» Она вытащила из-под одеяла руку и снова оглядела ее. Все как обычно. Маленькая изящная ручка.
А кулон? Дагни ахнула, вскочила с кровати и кинулась в угол, в котором он лежал, заброшенный вчера. Она взяла его в руки, повертела, проверила — не сломалось ли чего. А затем тихонько прошептала:
— Роузи.
Голосок тут же откликнулся, но прозвучал в её голове:
— Я здесь.
Дагни осмотрелась, но не увидела розового ангелочка.
— Ты где? — удивленно, вертя головой, спросила она.
— Я могу быть только голосом, чтобы меня никто не увидел. Миссис Лавгуд тебе об этом говорила.
— Миссис Лавгуд! Так значит, это был не просто странный сон? Значит все, что происходило во сне — правда?
Она не стала дожидаться ответа и решила попробовать что-нибудь сотворить. Чтобы такое сделать, и не разбудить при этом родителей? Они же наверняка услышат шум, если она тут будет трюкачить. А что, если снова попробовать растянуть руки?
Дагни напряглась, сделала мысленное усилие, но ничего не произошло. Она рассчитывала увидеть на коленях две длинные макаронины вместо рук, но они ни на миллиметр не изменились. Почему не сработало, удивилась она, во сне же все так легко получилось. Голосок в голове снова запищал:
— Тебе нужно будет много тренироваться. Во сне получилось, потому что это сон. Там все быстро и легко происходит. Здесь же нам придется научиться пользоваться твоей силой. Но я верю: у тебя все получится! А теперь собирайся в школу. И кулон не забудь надеть.
0

#3 Пользователь онлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 18 364
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 27 ноября 2023 - 20:51

2

«Хроники побережья»

Из романа для юношества

Мы погибнем, и все погибнут
Хорошо бы мне стать внутренне не такой боязливой. Иногда прямо как накатит волна желания
остаться в своей скорлупке, пусть не такой уютной и приятной, зато знакомой, без всплесков
эмоций и действий, когда не надо никуда бежать, переживать за чужой народ, что-то делать для
его спасения. Зачем мне это?Но потом приходит осознание, что я не могу просто сидеть и ничего
не делать. Другим плохо. И эти другие близкие моего друга. Они важны для него, а многие теперь
важны и для меня.
Подниматься вверх, хоть горы и не крутые, было утомительно. Ноги болели, особенно икры.
Дышать становилось труднее. Не особо, но все же.
Впереди показался окруженный каменными стенами замок. Дриага.
Вход начинался с Главных врат. Огромная скала, покрытая темными зелеными проплешинами
мха, преграждала путь. Пройти в Дриагу можно было только через Главные врата, охраняемые
двумя стражами-великанами. Они несли свой пост, изредка сменяя друг друга. Их длинные пики,
которые крепко держали огромные ладони, заставляли съеживаться от страха всех, кто входил на
территорию замка или покидал ее, и при этом имел счастливую возможность остаться в живых.
Кроме того, чудовищный запах немытого тела сопровождал этих стражей порядка. Страшный
смрад исходил от охранников.
Сразу за расщелиной располагались огромные стены из белого камня. Массивные обломки
скал преграждали дальнейший путь. В замок же, даже минуя первую преграду, попадали
немногие, лишь те, кто не вызвал подозрения у стражников, а неблагонадежными и
подозрительными они считали почти всех. Редкое исключение составляли те, кому
посчастливилось проникнуть внутрь. Все это было понятно по царящей вокруг атмосфере страха и
недружелюбия. Хотя недружелюбие – это очень мягкое определение того, что здесь творилось.
Но пройти было крайне необходимо. Ведь нашему селению нужна помощь. И получить ее могут
только от нас.
Впереди виднелись снежные вершины гор, словно укрытые тяжелыми одеялами темных туч,
окутывавших их вершины. Этот вид на фоне хмурого неба навевал уныние и тоску. Путник, что
решился отправиться на разведку, почувствовал бы себя комаром рядом с двумя медведями, и те
из прихоти могли в любой момент насладиться зрелищем мокрого пятна у врат. Ну и охрана у
колдуна.
Бедная растительность, покрывавшая подножие расщелины, не могла дать хоть какого-то
укрытия от взора великанов. Многочисленные камни на поляне перед вратами и чуть поодаль, под
ними покоились те, кому не посчастливилось попасть в Дриагу.
Обойти скалу, найти другой вход не было никакой возможности.
«Да уж. Мы все погибнем, » — пронеслось в голове.
— Мы что-нибудь придумаем, — заверил нас Тай, будто услышал мои мысли.
Денни посмотрел на меня и подмигнул. Как бы ни было страшно, это было настолько неожиданно
в такой ситуации, что я не выдержала и засмеялась, зажав рот ладонью.
— Кому-то смешно? — вопрос Тая, произнесенный строгим голосом, еще больше развеселил
меня.
— А, да все будет нормально, не боись, — сказал Денни, обращаясь к Таю.
Надеюсь, ему Денни не подмигнул!
Мы решились и, не сговариваясь, пошли вперед. Запах от стражей, конечно, был ужасный,
даже в голове помутилось, а нос зажать я постеснялась, вдруг им это не понравилось бы, и
остались бы мы под каким-нибудь внушительным камушком, а может и не очень внушительным.
«И никто не узнает, где могилка моя, » — затянула я про себя слова песни.
— Кто? – зарычал один из стражей.
— Мы к господину колдуну,— сказал Денни.
— Нам очень надо, милые господа стражники, — слабеньким голоском выговорила я. Ноги
дрожали, а внутри меня разбирал какой-то истерический смех. Хоть бы стражи ничего не заметили
в моем голосе.
— Мы представители из селения тарийцев и кальширов Тай, Денни и Лиса, — добавил Тай.
— Господин колдун будет рад принять нас, — наобум сказала я.
— Ну, если рад, то, конечно, стоит пропустить их, — саркастично съязвил один из стражей,
обращаясь к другому.
— Да пусть идут на свою голову. Сигмарион сам с ними разберется.
— И то верно, — ответил второй и тут же зарычал на нас и даже притопнул ногой, — А ну бегом!
Мы кинулись в ворота мимо стражей, только нас и видели.
И вот перед нами предстал величественный замок Сигмариона. В три этажа, светлый, цвета
слоновой кости. Разнообразные глиняные фрески на стенах фасада.
Дорожка, ведущая к входу, посыпана белым песком
Высокие белые каменные колонны поддерживали свод над широкими ступенями.
Слева в двух окнах первого этажа виднелись по огромному льву в каждом. Невысокий, с
залысинами на голове, когда-то с темной кудрявой шевелюрой, а теперь ее остатками, тронутыми
сединой, человечек стоял за окном.
Справа от входа через стекло высокого окна находился третий лев.
Как только мы ступили на широкие ступени перед входом, дверь бесшумно отъехала в сторону,
пропуская нас. Только мы вошли, как она тут же вернулась на свое место.
Два льва оставались на своих местах у входа. Третий, вместе с колдуном, уже находился в одной
из ближайших комнат.
Колдун сидел, удобно расположившись на мягком диване. Вся уставленная склянками,
кастрюльками, комната больше походила на лабораторию какого-нибудь экспериментатора.
В кастрюльке на плите что-то кипело. «Наверно, зелье варит», подумала я.
Мы робко стояли у входа в его кабинет.
— А… проходите. С чем пожаловали? — громко спросил он.
— Господин колдун… — начал Тай.
— Сигмарион, — перебил его колдун.
— Господин Сигмарион, не будете ли вы так любезны, чтобы помочь нам. Видите ли, наши
жители болеют и умирают от укусов паучков. Мелких. Очень мелких.
Принесли?
— Что?
— Не что, а кого. Паучка вашего?
Тай не успел ответить.
— Это клещ. Таежный, — сказала я.
Сигмарион уставился на меня. Медленно отвел взгляд.
— И что же вы хотите?
— Лекарство. Мы пьем при укусах настой листьев ароша. Это помогает только, пока пьешь его
ежедневно несколько раз за день. Нам бы избавиться от этой болезни.
— Не знаю, чем помочь вам, — сухо ответил лысо-кудрявый человечек.
— Нам бы антибиотики, — тихо сказала я себе под нос.
Колдун прищурился и снова внимательно посмотрел на меня.
— Я подумаю, что можно сделать. Идите. А ты задержись, — кивнул мне.
— Ну, рассказывай, — сказал он, когда все вышли.
— Что рассказывать? — мое сердце ушло в пятки.
— Откуда ты? — нетерпеливо заговорил Сигмарион.
— Из селения тарийцев, — спокойно, как только могла, ответила я.
— Это я понял. Ты не кальширка. Я не видел тебя, когда жил у них. Как попала к тарийцам?
— Я издалека, ехала к родственникам. Заблудилась в лесу. Тарийцы приютили меня. Это все.
— Что было еще, когда ты заблудилась? — продолжал свой допрос колдун.
— Ничего. Это было вечером. Я уснула на траве, а утром пошла дальше и вышла к тарийцам.
— И тебя никто не хватился?
— Так ведь все думают, что я у родни.
— И где твоя родня?
— В Каци, — как хорошо, что я запомнила название города, о котором говорил Денни.
— Все?
— Да. Все.
— Ну, иди…пока.
Не знаю, почему я не сказала ему про дерево и молнию, но мне вовсе не хотелось рассказывать о
себе все этому человеку. Наверно уже тогда я не только заподозрила, но и обрела уверенность,
что никакой он не колдун. Он такой же, как я. Но это были просто мои размышления. Может, в
этом мире и правда возможны магия и колдовство, кто их знает.
Мои друзья стояли у входа снаружи. Ждали меня.
— Ну что, Лис? Спросили они в один голос.
— Идемте. Не здесь, — ответила я им.
Мы отошли на приличное расстояние, прежде чем я отважилась сказать;
— Он спрашивал, откуда я. Заподозрил, что не отсюда. Сомневается, что я сказала правду.
— А откуда ты? — спросил Денни.
— Ох, Денни… я издалека.
— Это я знаю. Но как далеко твой дом? — Денни смотрел на меня, ждал ответа.
— Ты не поверишь, но я скажу. Обещай никому не рассказывать, чтобы не было проблем.
— Хорошо. Обещаю, — немного торжественно произнес он.
— Я из другого мира, — быстро сказала я, будто хотела снять с себя тяжкую ношу.
Денни долго внимательно смотрел на меня. Потом медленно произнес:
— Я знал, что ты особенная, не как мы.
Он поверил? Ура!
— Но не до такой же степени, — продолжил Денни.
О, нет, не поверил, конечно. Не стоило рассчитывать на это.
— Это правда, — подтвердил мои слова Тай.
— Да ну вас. Не хотите — не говорите, — обиженно произнес Денни. — Значит, Тай знает, откуда
ты, а я — нет.
— Денни… — начала говорить я, но он оборвал меня словами:
— Эх вы.
И ушел. Я грустно смотрела ему вслед. Не поверил. Зря, наверно, сказала. Хотела, как лучше,
чтобы знал обо мне. А оно вот как все вышло.
Сигмарион пообещал через несколько дней сделать порошки, но взамен потребовал, чтобы один
из нас остался у него навсегда служить помощником. Он предоставил выбор нам, чтобы мы сами
решили, кто останется, хотя ясно дал понять, что ему нужна я.
Когда мы обсуждали это в комнатке во флигеле, Тай и Денни отказались от подобного решения.
Вместе пришли, вместе и уйдем — так было решено. Я предложила, что останусь, но и Тай, и
Денни так посмотрели на меня, что настаивать желание сразу исчезло.
— Мальчики, тогда нам нужен план, что делать дальше.
Мы долго пытались найти выход из ситуации, решили выкрасть лекарство у помощницы
Сигмариона. Мы разговаривали с ней, и она сказала, что порошки будут готовы через несколько
дней. Я сделала вывод из рассказа Гелии, что это антибиотик. Он похож на пенициллин, но,
немного другой, более усовершенствованный, что ли, как полусинтетический амоксициллин в
моем мире, что-то вроде того. О своей догадке я не стала ей говорить, как и о том, что мне
понятно ее «колдовство» под руководством «колдуна».
Во флигеле у нас с ребятами произошел разговор.
— Мы выкрадем лекарство и сразу сбежим, — предложил Тай.
— Как мы это сделаем? — только и вымолвила я.
— Ну, его же делает Гелия в своем кабинете, ты говорила.
— Да. Но как мы пройдем через охранников с лекарством? Они прихлопнут нас, как мошек.
— Мы не пойдем через них. Спустимся со скалы, — Тай победно смотрел на нас.
— Как? — выдохнула я.
— На веревках. В этом флигеле хранится много разных вещей в кладовой. И там есть веревка. Я
уже смотрел, она длинная.
— А если не хватит?
— Хватит, думаю. Но я это еще проверю.
Следующие несколько дней нам пришлось просто ждать. Как я понимала, ждать надо было,
пока созреет плесень, основная составляющая для лекарства. Наконец, нам сообщили, чтобы
завтра утром мы явились к Сигмариону. Мы должны были дать ответ, кто из нас останется в
замке. Значит, бежать нужно сегодня. Вечером мы отправились в замок. На ночной сон
рассчитывать не приходилось. В эту ночь спать не придется. Днем я долго объясняла, что для
успеха в побеге, нам нужно отдохнуть, чтобы были силы, и мы не были сонными. Удалось
немного отдохнуть днем, спать, конечно, мы не могли, волновались. Я заварила ромашковый чай с
мелиссой. Травы росли в саду замка. Мы там гуляли, пока коротали время в ожидании.
Лекарство
Попасть в замок мы смогли через черный ход. Привычно уже повозившись со шпилькой в замке,
как когда-то у Глена, я открыла его. Мы тихонько пробрались в противоположное крыло длинного
темного коридора. Притаились за колонной, но было плохо видно. Чтобы лучше разглядеть
происходящее, я тихонько прокралась к дверному проему кабинета Гелии. Дверь была открыта.
Портал в стене ее кабинета открылся внезапно. Я чуть не ойкнула от неожиданности. Словно
ураган, в комнату с шумом влетела Кошарка. Это тотемный робот-кошка Гелии с яркими
зелеными глазами, горевшими, будто елочные гирляндные огоньки в ночи и длинным
металлическим хвостом. Хвост наводил ужас.
Гелия сидела за столом в своей комнате. Она была довольно модной особой средних лет.
Одно ухо украшала пара серег с драгоценными камнями, сверкавшими, словно настоящие
бриллианты. А ведь они теперь почти не встречались на острове. Да, похоже, Гелия любит
роскошь.
Маленький золотой медальон в форме сердца свисал на длинной цепочке.
Кругом стояли колбы, бутыли и прочая посуда, предназначенная для опытов. Фонарь, похожий на
керосиновую лампу, освещал небольшую комнату. Маленькая модель солнечной системы на столе
на первый взгляд походила на что-то таинственное, с льющимся изнутри светом, будто это какой-
то магический кристалл.
Я стояла за стеной, затаив дыхание. В животе появилась тянущая тяжесть, руки стали холодными
и мелко тряслись. Кошарка, кажется, что-то заподозрила и дала понять Гелии, что за стеной у
открытой двери кто-то есть. Я всего лишь хотела убедиться, что лекарство в кабинете. Холодный
пот тоненько заструился по спине, уши словно заложило ватой, ноги налились тяжестью, в голове
стучало. Надо бежать. Но я стояла, будто приклеенная к полу. Какая-то сила все же заставила меня
повернуться и броситься за широкую колонну, где стояли Денни и Тай.
— Да ведь это мать Глена,— удивленно чуть слышно шепнул мне в ухо Денни, когда я юркнула за
колонну.
— Я отвлеку, — одними губами прошептала я и бросилась бежать по коридору в
противоположную сторону от выхода.Заскочила в первую попавшуюся дверь. Это оказалась
какая-то комната, посередине которой на постаменте стояла горгулья.
Пройдя вперед, я обнаружила лестницу, ведущую вверх. Она привела меня еще к одной комнате.
Я оказалась в широкой зале, где давно никого не было. Ужасно пахло плесенью, кругом крысиный
помет. Мимо двери в коридор кто-то пробежал. Должно быть Гелия.
В животе по-прежнему чувствовалась тяжесть, ладони снова стали холодными и мелко дрожали,
ноги вмиг отяжелели и приросли к земле. Я внутренне вся сжалась, и постаралась стать
незаметной, дышала через раз, рот зажала похолодевшей ладонью, чтобы нечаянно не вскрикнуть,
со мной такое часто случается от неожиданности. Но только не сейчас, чтобы не попасть в еще
большую передрягу. Хотя, куда уж больше, и так по самые уши. Но все же.
И что мне делать? Как я выберусь теперь отсюда? Что, если я напишу записку и брошу ее в окно?
Я пошарила по карманам. Ничего подходящего, вот же незадача. Только расческа, носовой платок,
старый билет в кино из прошлой жизни. Некстати вспомнила, что фильм был про косаток «Смерть
среди айсбергов». Вот тебе и погибель.
Чуть-чуть прокусила кожу у локтя с внешней стороны, чтобы было не так больно, и принялась
писать, периодически смачивая тоненькую палочку в сбежавшей струйке, стараясь не попадать в
ранку.
« Ребята, я на третьем этаже. На окнах решетки. Вы мои лучшие друзья. Тайну знает бабушка. Она
не виновата. Обнимаю. Л. » Когда кровь на бумаге высохла, я завернула билет в оторванный от
блузы кусочек ткани, приоткрыла створку окна и бросила вниз. Если Тай будет проходить здесь,
он обязательно увидит светлую ткань на зеленом подстриженном газоне.
Денни скорее всего уже успел выкрасть порошки. Должно быть, он уже бежит к тому месту, где
мы договорились встретиться после всей этой операции по захвату лекарства.
Оставалась надежда, что Тай пойдет на поиски.
— Лиса! — раздался внизу голос Тая.
— Тай, ты вовремя! Нашел записку?
— Какую записку, Лис? Нет.
—Я недавно сбросила.
— Нет здесь ничего. Давай выбираться. Иди на ту сторону замка через коридор, там окна без
решеток. Я нашел «коготь».
— Что это?
— Давай быстрее. Потом объясню.
Я вернулась к выходу в коридор из комнаты с горгульей. Осторожно выглянула за дверь и, никого
не обнаружила в коридоре. Отворила створки окна. Тай уже ждал меня внизу. Он бросил «коготь».
Это был металлический крюк, который прочно воткнулся в деревянный подоконник. По веревке,
привязанной к крюку, мне пришлось спускаться. Было очень страшно. Но еще страшнее попасть в
лапы ученого-безумца, которого все называли колдуном.
— А веревка? — спросила я, когда спустилась.
— Некогда, бежим, у Денни в заплечном мешке есть такая. Там во флигеле все, что не нужно,
хранилось.
И мы побежали. Вот когда мне пригодились мои занятия спортом в школе. При беге трава
нещадно хлестала наши лодыжки. Покинув территорию замка, мы изо всех сил неслись к скале.
Там нас ждал Денни.
Наконец мы остановились, дыхание перехватило, я еле могла вдохнуть, еще и живот скрутило.
Присела на секунду. Тут же встала и начала ходить.
Денни готовил спуск. Тай отдышался и принялся помогать ему. Когда все было готовы, мы
спустились по веревке вниз и припустили бегом, чтобы поскорее убраться подальше от этого
места.
Мне все же не нравилось, что мы сбежали с лекарством. Сигмарион помог нам, как ни крути. Но
как я или кто-то другой могли остаться в Дриаге навсегда? Как он мог это потребовать от нас?
Приходилось торопиться. Мы не смогли очень уж хорошо подготовиться. Тай ушел вперед. Шел
он гораздо быстрее, чем я. Да и надо было разделиться, чтобы погоня по нашему следу пришлась
на тех, кто шел медленнее и прикрывал более быстрое бегство Тая с порошками за спиной в
рюкзаке. Так что мы с Денни шли, зная, что Таю удалось оторваться и лекарство будет доставлено
так нуждающимся в нем людям.
Мучительный дневной зной и холод по ночам. Голод и жажда, изредка удавалось поесть, найти
воду.
По пути мы собирали, если встречались грибы или ягоды. На привале готовили грибы на вертеле
над костром. Нас нещадно кусали мошки. Ранки от укусов, разъедаемые потом , постепенно
воспалились, стали зудеть, что очень раздражало и выматывало. По утрам мы собирали росу.
Иногда встречались ручьи или небольшие речушки. Тогда мы могли искупаться и наполняли
бутыль водой.

Днем выматывал силы зной, и мы свернули южнее, чтобы выйти к морю. Нам нужна была
передышка, и я и Денни решили отдохнуть немного на пляже. Справа в скалистой части берега
располагался вход в пещеру. Не сговариваясь, мы направились к ней. Внутри сразу ощущалась
прохлада. Стены пещеры были такие странные, блестящие даже в полутьме. Сумрак обступил нас
со всех сторон, с каждым шагом становилось все темнее и холоднее. Мне это не нравилось.
— Денни, пойдем обратно, — предложила я.
— Похоже, что мы не успеем выйти из пещеры. Начался прилив, вода очень быстро прибывает, —
сказал Денни.
Я то не особо помнила про приливы–отливы. В моем краю нет моря. Реки, озера, рощи, перелески,
бор это все есть, а моря нет.
Пришлось бежать вперед, хотя в наступающей воде сделать это было трудно. Мы бежали, падали
в воде и снова бежали. Вода прибывала очень быстро. Пещера к счастью оказалась не такой уж
большой, и вскоре впереди замаячил свет. Сначала слабый. Но он усиливался с каждым нашим
шагом.
С трудом мы успели выбраться. Пришлось по камням карабкаться вверх, к спасительному выходу.
Перед нами простирался еще один пляж, защищенный от ветров скалами со всех сторон. Сюда не
проникали холодные воды во время прилива. Мы долго лежали в изнеможении, взявшись за руки,
на песке, нагретом солнцем.
— Искупаемся, Лис? — Денни вопросительно посмотрел мне в глаза.
От его серо-голубых глаз исходил голубоватый свет. Я наслаждалась этим моментом, четко
осознавала, что он никогда больше не повторится. Моя ладонь в его ладони, наши руки покрыты
маленькими теплыми светлыми песчинками. Вокруг белый песок и синее море рядом. Это мечта.
Моя детская мечта сбылась! У меня никогда не было брата, который бы заботился обо мне и
защищал. Я никогда не была на море. А сейчас у меня есть друзья, которые не дадут меня в
обиду. И вот оно море. Это здорово!
И я сразу вспомнила о доме. О своем родном доме. О том, что совсем недавно я купалась и
загорала на Чумыше. О том, что лучше, чем сочная, яркая, мягкая трава рядом с рекой в моем
родном городке нет ничего на свете. И никакое море, каким бы красивым оно ни было, не
сравнится с родными лесами, полями и всей моей родной землей.
Вода оказалась на удивление теплой из-за того, что сюда не проникали холодные воды во время
прилива. Мы купались, сделали навес от солнца из одежды, растянули ее на воткнутых в песок
тонких ветках, что смогли найти в окрестностях.
Постепенно начала одолевать жажда.
— Денни, когда начнется отлив?
—Часа через два должно быть, — ответил он.
— Похоже, мы здесь заперты, — я осмотрелась вокруг.
— Придется подождать, — улыбнулся Денни, — когда еще сможем насладиться отдыхом. Лови
момент, Лиса!
Погода сменилась незаметно. Солнце уже не палило нещадно. Набежали тучи. Пошел мелкий
дождь. Мы в спешке собрали одежду. Хорошо, что пляж был не таким уж широким. Одежду
спрятали под несколькими большими листьями лопуха, растущего там, где заканчивался песок и
начиналась темная земля , покрытая зеленой травой. Дождь тем временем все усиливался и в
конце концов перешел в ливень. Огромные капли падали на песок. Они били нам по голове,
плечам, и все мы стали мокрые и замерзшие. И это после недавнего зноя. Мы попытались
укрыться под невысоким деревцем, но оно было таким чахлым, что не особо помогало переждать
непогоду. Отлив еще не начался, и пещера по-прежнему была заполнена водой, поэтому Денни и я
оставались запертыми на этом диком пляже. Когда дождь закончился, мы оделись. Хорошо, что
удалось сохранить одежду сухой, можно согреться. Впрочем, солнце не заставило себя долго
ждать. Его робкие лучи уже скоро начали согревать остывший мокрый песок. Впереди нас ждал
путь домой.
0

#4 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 10 517
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 10 декабря 2023 - 14:06

3

ГЕРОИ ВОЛЖСКОЙ БУЛГАРИИ

Пролог
Шел 1223 год. Непобедимые войска монгольской орды после череды многочисленных завоеваний пошли на восток через земли волжских булгар. Предстояла кровопролитная война, в которой у булгар не было ни единого шанса на победу.
Кул Гали лежал в мокрой траве на поляне, окруженной темным лесом, смотрел на звезды и уже знал, как будет обороняться его родина.


Глава 1. Волжская Булгария


Волжская Булгария – удивительная страна. Страна контрастов, где мирно жили народы разных религий и профессий. Люди этих мест в основном занимались земледелием, скотоводством, рыболовством и охотой. Здесь были развиты различные ремесла, процветала внутренняя и внешняя торговля с другими царствами. Крупные города, входившие в состав Волжской Булгарии, обладали автономией и сами управляли своими делами. Главами городов являлись эмиры. В столице Булгарии – городе Булгар – мирно и дружно жили булгары (татары), сувары (чуваши), мари (марийцы), удмурты, кочевые племена башгурдов (башкиры) и мордовцы. Каждый народ уважал культуру соседей, и зачастую народы дружно встречались на всех праздниках за шумным столом.
В самое яркое время правил государством мудрый и справедливый царь Абдулла Чалбир Мустансир*, который вел мирную и дружественную политику по отношению к соседям. Он даже выдал свою сестру замуж за великого князя Владимиро-Суздальского княжества, что дало ему возможность подружиться со всеми русскими княжествами. При нем в Булгаре очень сильно развилась торговля, торговые корабли доходили на юго-западе до Испании и Португалии, на северо-западе – до Англии и Скандинавии, на юге – до Индии и Аравии, на востоке – до Китая, Кореи и Тибета.
На стыке веков, в 1203 году по христианскому летоисчислению (599 году по мусульманскому календарю) Волжская Булгария по праву считалась центром торговли стран Евразии. Территория Волжской Булгарии на востоке охватывала Уральские горы, на юге – низовья Волги, на западе доходила до Оки, а на севере – до Ледовитого океана.
Культура Волжской Булгарии все больше и больше начинала занимать господствующее положение на всём пространстве Евразии. И это не давало покоя ее многочисленным завистливым врагам.

*Абдулла Чалбир Мустансир – один из славных царей Волжской Булгарии царствовал с 1178 по 1225 годы.


Глава 2. Кул Гали

Одно за другим воспоминания выплывали в голове Кула Гали*, продираясь сквозь темноту и шум листвы на деревьях. Вот ему двадцать лет. Он живет веселой жизнью в Булгаре, охотится и рыбачит, гуляет на праздниках, выигрывает на конных бегах, побеждает на стрельбах из лука, ему прочат большое будущее, такое же, как у отца, советника царя при дворе. Его всегда сопровождает верная подруга Аиша. Они дружили с детства, Кул всячески оберегал простую девочку Аишу из семьи старого земледельца, у которой, как и у него, кроме отца никого не было. Они познакомились, когда обоим было по 7 лет. Отец Аишы приболел, попросил дочь сходить за лекарем, который жил на окраине. Но вдруг по пути начался ливень с громом и градом. В это же время Кул возвращался с рыбным уловом. Так они и встретились под большим дубом. Детям было очень страшно, их ладошки сами собой соединились, ведь так было легче пережить шум от сверкающих молний.
Кул, стараясь не показывать страх, улыбнулся и сказал:
– Не бойся, девочка, ты знаешь, что это за гул и грохот?
Взгляд голубых глаз Аишы остановился на мальчике. Он продолжил:
– Это боги танцуют на небесах от радости, что скоро наступит лето.
Девочка улыбнулась. Дождь тут же закончился, и лучи солнца начали переливаться по золотым волосам Аиши. Тогда Кул по–настоящему ощутил, как озябшее ливнем тело налилось теплом, от которого щеки стали розово–багряными. Он протянул Аише амулет – гладкий прозрачный камень.
–Что это? – спросила она.
Кул рассказал историю камня. Когда ему было пять лет, и он еще не умел плавать, он ловил рыбу на реке Итиль. Земля крутого берега обвалилась, и он вместе с огромной глыбой глиняной массы рухнул в омут, который быстро унес его на дно. Мальчик потерял сознание и очнулся уже на берегу, но ничего не помнил. Только в руке крепко сжимал этот странный камень.
– Так что возьми его. Это слезы Су Анасы (матери воды). Он принесет удачу и защитит тебя, девочка.
Она протянула руку, раскрыла ладошку и приняла его подарок. Камень был очень холодным, но в тоже время источал свет, отражаемый лучами солнца.


*Кул Гали́ – (1183–1236) – булгарский поэт, представитель средневековой волжско-булгарской литературы, предположительно погибший во время монгольского нашествия XIII века. Его наиболее известное произведение – «Кыйсса-и Йосыф» (Сказание о Иусуфе), имеющая несколько редакций.

С тех пор они ежедневно встречались под дубом и проводили время вместе. По мере того, как рос и креп дуб, также крепче становилась их дружба, перерастая в любовь.
Кул Гали исполнилось 22. Как будущему советнику царя при дворе, ему предстояло обучиться наукам, получить знания в Хорезме – государстве Центральной Азии с центром в низовьях реки Амударья в городе Ургенч.
Перед отъездом, во время самой последней их встречи, Кул впервые признался Аише в чувствах и пообещал, вернувшись, взять ее в жены. У Аишы заблестели глаза от слез. Тут начался ливень, они просидели вместе и так и заснули под дубом, держась за руки, как в детстве. Проснувшись, он не нашел рядом Аишы, лишь в ладони обнаружил тот самый амулет, который когда–то подарил ей. Таким его застал отец, который, конечно, знал, где его искать. Отец протянул сыну руку, похлопал по плечу с доброй улыбкой и сказал:
– В добрый путь, сын, время пришло.
Возле дороги Кула Гали уже ждали сопровождающие и повозка с такими же учениками, как он, а также лошади, снаряженные провизией.
Месяц пути на лошадях, и вот она – земля Хорезма. Она встретила Кула цветущими как разноцветный ковер полями и медленно качающимися на ветру высокими пальмами. Город Ургенч славился своими медресе и учебными центрами. Здесь были собраны все знания цивилизованного мира о медицине, религии, военном искусстве и даже магии. Здесь преподавали лучшие учителя своего времени.
Кула определили в группу из таких же, как он, учеников к старцу по имени Ибн Фатих. Поговаривали, что он – ученик самого Ибн Сины*.
Обучение начиналось с раннего утра. Сначала Кул Гали и его товарищи изучали естественные науки, после обеда обучались военному ремеслу. Их учили обращаться со всеми видами оружия, они изучали строение тела, слабые места противника и первые правила оказания помощи при ранениях. Им преподавали науку о выживании в лесу, поле, под водой, под землей. Но самое интересное и притягательное для Кула начиналось вечером: они погружались в основы магии, им рассказывали легенды и мифы о существах, обитающих в лесах, болотах, небе, горах и реках.
– Их бояться не стоит. Нужно относиться с уважением и почтением, – говорил учитель.
О многих из них Кул знал с детства. Еще бабушка рассказывала легенды о Су Анасы (матери воды), Шурале (лешем, защитнике леса), Саке и Соке, проклятых матерью непослушных детях, у которых вместо рук были крылья, о приключениях Камыр Батыра (герой богатырь из теста) и его команде.
Ночью он часто стоял у окна, держа в руке амулет Аишы, смотрел на звездное небо, окутывающее яркую луну, и представлял, как в это же время на луну смотрит его Аиша и они встречаются глазами. В такие мгновения на душе его становилось тепло.
После года обучения Кул по праву стал лучшим в группе. Ему легко давались все науки, он окреп физически и духовно. Он крепко подружился с ребятами из родной Булгарии, а также приобрел друзей из других сторон света, с которыми часто дискутировал за вечерним ужином.
Друг ЛиХо, прибывший из далекого Китая, часто сопоставлял медицину своего края в противовес медицине Хорезма и Булгара. Друг из Индии Раджи любил рассказывать про диковинных животных, которые обитают только в его стране. Друг из Персии Ибн Аднан был ценителем военного искусства. Кул каждого любил по–своему и с каждым любил беседовать в дружеской обстановке.
Но не все так гладко было в группе другого учителя Ибн Саида. Здесь собрались ученики на год старше и всячески демонстрировали превосходство над группой Кула. Заводилой и главным задирой там, как ни странно, был земляк Кула, сын главного конюха царя Булгарии, Джамбул. Этот здоровый, на голову выше всех ребят парень с огромными кулаками, шеей как у быка, на многих наводил ужас. Не раз Джамбул и Кул сцеплялись в драке, когда учителя не видели, и всегда Джамбул выходил победителем и издевательски смеялся, хлопая по голове Кула. Все это только подстегивало парня быть лучше и учиться усерднее. Отец еще с детства приучил его правилу: неважно, сколько раз ты был бит, важно, что ты сделал для победы в предстоящей битве.

*Ибн Сина, родился сентябре 960-го года в небольшом селении Афшана близ Бухары, Узбекистан. Больше известный как Авиценна, – средневековый ученый, врач и философ, который внес неизмеримый вклад в развитие мировой науки и философии.

Так что Кул каждый раз мысленно повторял драку, находил свои ошибки и готовился к следующей. Однажды это дало свои плоды. Все случилось после ужина. Студенты направлялись по длинному коридору в свои комнаты. Кул затылком почувствовал приближение Джамбула, который любил сзади наступать на пятку обуви и провоцировать парня. В этот раз Кул был начеку: успел поднять пятку и что есть силы надавил на пальцы ног Джамбула, у которого от неожиданности и боли перекосило лицо. Не дожидаясь, пока противник придет в себя, Кул резко откинул голову назад и ударил затылком по подбородку задире, который при этом прикусил язык. В ярости Джамбул хотел толкнуть впереди стоящего, но Кул нагнулся и с ловкостью перекинул через себя здоровяка. Крепыш с грохотом упал на каменный пол. Все вокруг рассмеялись и пошли по комнатам. Это была явная, всеми признанная победа. Один Джамбул продолжал лежать на полу в ярости, не понимая, как он попал в такую ситуацию. С той пор Джамбул старался не пересекаться с Кулом и его друзьями.
Так Кул Гали и его товарищи проучились еще год. Пока однажды не пришла страшная новость, которая изменила жизнь всего Хорезма.


Глава 3. Конец света
Утром, как обычно помолившись и позавтракав, Кул с товарищами направился в учебный зал, но учителя там не было. Выйдя в коридор, они заметили, что ни в одной группе нет учителя, а ученики предоставлены сами себе. Вскоре в коридоре появились учителя, которые очень бурно что–то обсуждали. Лица одних были хмурыми и растерянными, на других виднелась решительность. Собрав всех учеников в большом зале, слово взял главный старейшина школы Динмухамед. Минуту он смотрел в окно, не мигая, затем глаза его забегали, пытаясь ухватиться за какой–нибудь предмет, но все ускользало. Он не мог сосредоточится.
– Настали темные времена, – наконец, взял он себя в руки. – В двух днях пути от нас войска свирепых монголов. Их количество превышает наши войска в пять раз. Первым на пути их встретит наш Ургенч.
В зале повисла тишина. Все знали, кто такие монголы. Многие слышали об их бойцовских качествах. Их лошади скакали в три раза быстрее обычных, их воины шли в бой с рвением и дикими криками, что ввергало в оцепенение противников. Умереть на поле битвы для воина–монгола считалось более почтительным, чем вернуться живым, и он не испытывал ни чувства страха, ни чувства сострадания. Главнокомандующим войск был человек со шрамом.
Динмухамед продолжил свою речь:
– Всех учащихся решено поделить на две группы. Каждая группа будет сопровождать женщин, детей и стариков до безопасного места. Одна из групп пойдет в государство Волжская Булгария, которое считается одним из миролюбивых государств. Вторая группа пойдет в страну Русов, с которой у нас также есть договоренность.
Тут поднялся гул: каждый хотел остаться и биться в схватке с врагом, но учителя были непоколебимы в своем решении. Уходить нужно было уже на рассвете. Сегодня же предстояло собрать караваны, вещи, людей и подготовиться к дальней дороге. Кула с друзьями объединили в группу с Джамбулом, которого назначили старшим. Они должны были сопровождать простых горожан до Булгара.
Учитель Ибн Фатих собрал в узелок старые рукописи и вручил их Кулу:
– Сын мой! Тут знания всего мира со времен сотворения. Прошу сохрани их для потомков и передай старейшине Булгара. У вас будет преимущество в тридцать дней, мудрецы и старейшины говорят, что именно столько продержится наш город.
На северной окраине города собралась вереница плачущих женщин и детей, прощающихся с отцами, мужьями и братьями. Все понимали, что вряд ли когда-нибудь встретятся. Еще ни один город, ни одно государство не могло защититься от монголов и долго сопротивляться. Колонна людей двинулась в сторону Булгара. Впереди на лошадях, охраняя путь, передвигались друзья Кула и другие ученики, посередине на верблюдах и в повозках – женщины и дети, замыкали группу Джамбул и Кул. Вся группа двигалась медленно и могла стать легкой добычей, если бы монголы вздумали их преследовать. Главной надеждой на спасение была вера в долгое сопротивление Ургенча и всего Хорезма.
В Ургенче между тем полным ходом шло укрепление оборонных линий. Каждый квартал города был оборудован защитным заграждением, который состоял из копейщиков и лучников. Учителя, вооружившись мечами, также примкнули к войску.
На следующий после отъезда караванов день с противоположной стороны послышался шум, земля задрожала от топота табуна лошадей: армия монголов приближалась. Бесчисленными войсками монголов командовал полководец Субэдей* – соратник и доверенное лицо Чингисхана. Строгий и суровый воин, лицо которого украшал глубокий шрам, придерживался стратегии выжженной земли. Первыми в бой вступали лучники с горящими стрелами. Затем вместо горящих стрел применялись свистящие, при полете которых стоял режущий душу свист, от него душа уходила в пятки. И только потом в атаку шло конное войско, сносившее на своем пути все живое и неживое. Завершала нападение пехота, она добивала противника и грабила, собирая все ценное, что находила на пути.
Началась осада Ургенча. Улица за улицей вспыхивала от огня, словно яркие звезды в ночном небе. Всего этого уже не было видно Кулу и его команде, которая успела уйти с караваном на север в полутора днях пути от города. Они не знали и не видели, как загораются дома, как бьются воины, как гаснут жизни, как умирает Ургенч.
Во время привалов Кул открывал узелок со старыми рукописями учителя и читал многовековую мудрость. Первый лист начался с фразы: «Все это уже было, все это будет всегда». Рукописи пестрели рисунками, схемами и доказательствами законов математики, геометрии, гидравлики и медицины. На последней странице обнаружилась часть оборванной старинной карты с обозначением рек, городов и странных животных. Если по названиям рек Кул как–то еще мог сориентироваться, то многие города он видел впервые и не знал о них, хотя из рукописей выходило, будто находятся они в Булгаре, в его родном государстве. Как же так? На обратной стороне карты Кул Гали нашел описание на непонятном языке. Ни один из его друзей не смог расшифровать надпись на старинном пергаменте. В пути роль лекаря выполнял ЛиХо: он собирал травы, готовил зелья, лечил от лихорадки, снимал боль – народ с уважением относился к китайскому целителю. Раджи и Ибн Аднан были знатными охотниками. Они снабжали караван в пути едой, основу которой составляли зайцы, косули и птица. Джамбул всячески задирал Кула, пытаясь вывести его из себя, обида, полученная в коридоре школы, не давала покоя. Придирки начинались с утра: то Кул неправильно запрягает лошадь, то сидит и читает на привале вместо того, чтобы бдительно охранять отряд. Упреки сыпались один за другим, но Кул не реагировал, а лишь улыбался и этим еще сильнее дразнил Джамбула.

*Свирепый пёс Чингисхана – Субэдей-багатур. Эпоха Чингисхана дала миру целую плеяду талантливых полководцев. Среди них Субэдей–багатур занимает особое место. Он был единственным в истории военачальником, проделавшим свой ратный путь от реки Хуанхэ на востоке до Адриатического моря – на западе. Субэдей стоял у истоков двух великих степных держав – Империи Чингисхана и Золотой Орды.

Так прошли дни и недели. Через месяц пути на горизонте показались юрты, недалеко, преграждая путь каравану, стояли всадники, которые выстроились в ряд. Джамбул, как старший, отправил Кула Гали одного с разведкой: поприветствовать, узнать, кто это и чего от них ожидать. Молодой человек подъехав вплотную к всадникам, поднял подношение – связку убитых на охоте зайцев.
– Приветствую вас, уважаемые воины и жители племени. Мы едем с миром, примите наш дар и позвольте проехать.
Из толпы всадников на гнедой лошади вышел старик в меховой одежде и кожаной обуви. Он поднял раскрытую правую ладонь.
– Добро пожаловать, путники, мы не будем препятствовать вашему движению.
Это оказалось поселение кочевого племени башгурдов (башкиры). Кула и Джамбула принял староста поселения Асей в своей большой юрте. Многие башгурды жили в Булгарии, поэтому хозяева и гости легко общались между собой, языки их не сильно отличались. Кул и Джамбул рассказали про монголов и Хорезм и предложили представителям племени уходить вместе в Булгар. Староста Асей отметил, что у его племени свой путь и оно не будет от него отклоняться. Сейчас они идут на восток в сторону гор, где легко найти укрытие в пещерах. Асей предложил тем, кто хочет остаться в их общине, присоединиться и пойти с ними.
На рассвете караван беженцев из Хорезма снова отправился в путь, при этом часть семей осталась с башгурдами. Все тепло распрощались и разошлись в разные стороны.
Тем временем основная часть Ургенча пала. Воины-монголы с досадой обнаружили, что город оказался не так богат, как о нем утверждали. «Или же все самое ценное успели унести сбежавшие из города жители. И ушли они к земле булгар» – понял Субэдей. Не дожидаясь, пока Ургенч падет, полководец отправил своего сына Уран Кытая в разведку с небольшим войском по пятам группы Кула.

Глава 4. Перерождение
До родных земель оставалось три дня пути. Настроение Кула и товарищей стало приподнятым. Даже угрюмый Джамбул напевал что–то веселое под нос. Группа не без труда взобралась на гору. Впереди их ждал плавный легкий спуск, день пути вдоль берега и форсирование реки Итиль.
– Скоро будем дома, – помечтал Кул Гали.
Пока группа шла на спуск, Кул Гали осмотрелся вокруг – с горы открывались невообразимые красоты. Он обернулся назад и вдруг заметил вдалеке какой-то чёрный рой. Этот рой шел по той же дороге, что и караван. Кул Гали окликнул Джамбула и товарищей. Ибн Аднан, обладавший зорким зрением, без труда определил, что рой состоит из монголов на лошадях, посчитал, что в войске – не меньше тысячи воинов и оно в двух путях от каравана.
Нужно было что–то срочно придумать, чтобы обхитрить монголов. Внизу у реки старики, женщины и дети стали бы легкой мишенью для лучников врага. Река Итиль* славилась своей глубиной и шириной, но ученики знали места, где вода была по пояс и можно пройти вброд. Все знали также, что монголы не умеют плавать и всячески остерегаются широких и глубоких рек. Поэтому вечером во время привала шло жаркое обсуждение, как поступить дальше. Джамбул, который рвался в бой, хотел организовать всех мужчин, – их насчитали до двухсот человек, – и устроить засаду. Если придется погибнуть героями, то получится протянуть время, чтобы группа женщин и детей спаслась. Кул был против этой идеи: без них группа становилась легкой добычей и не было никаких гарантий, что люди найдут брод, смогут сами переплыть реку без их помощи. Вряд ли надолго получится удержать монголов, они быстро настигнут группу женщин и детей.
– Что же ты предлагаешь? – возмутился Джамбул. Тишина воцарилась у костра, где сидели когда–то ученики, а теперь воины, готовые отдать свои жизни ради спасения уцелевшего народа Хорезма.

*Итиль – тюркское название Волги. Исторически – это название нижнего течения Волги от устья до слияния с Камой, участка Камы до слияния с Белой и всего течения Белой.

Кул встал и начал свое объяснение издалека.
– На уроке истории и мифологии нам рассказывали историю Греции, про Трою и троянского коня. Мы тоже дадим монголам, но только не коня, а несколько повозок с конями.
Идея Кула заключалась в следующем. Группу с женщинами и детьми отправить дальше вдоль реки к броду. В сопровождение дать небольшую часть мужчин. При этом для отвлечения врага оставить с десяток повозок, установить их в один ряд на полукрутом берегу, там, где самое глубокое место. Но представить так, будто здесь переправа по мелководью. В этих повозках не будет ничего ценного и ни единой души. Враг, видя, что застал добычу врасплох, поспешит, последует за ней и тут глубокая река и омуты на этом участке сделают свое дело.
Все старики и сидевшие у костра поддержали идею Кула. Джамбул промолчал, понимая, что его никто не поддержит. Кул подозвал к себе молодого юношу по имени Юсуф, передал ему узелок с рукописями, просил сберечь их и передать в Булгаре старейшине, хранителю библиотеки. Юсуф кивнул и спрятал узелок за пазуху. В эту ночь никто не спал. Кул лежал, сжимая амулет, висящий на шее, и смотрел на звезды. Так он чувствовал себя ближе к дому и любимой. До них всего два дня пути, но шансов увидеться у них, возможно, не будет. Вероятнее всего, они все падут в бою с врагом.
Утром, перераспределив ценные вещи по повозкам, пересадив людей поплотнее и попрощавшись с ними, боевой защитный отряд мужчин во главе с Кулом и Джамбулом, остался отвлекать внимание монголов. Вооружились топорами, подготовили бревна из деревьев близлежащей рощи. Оставалось найти место установки «троянской повозки», желательно на пути следования монголов. Кул долго ходил вдоль берега, проводя нехитрый эксперимент: брал сухой березовый листок и отпускал его в воду, пытаясь найти подходящее подводное течение реки. Берег с высоты шел полого вниз и плавно входил в реку. Через некоторое время Кул подозвал к себе Джамбула и друзей. У самого берега он продемонстрировал сухой листок и сказал:
– Это будет наш монгол.
Он положил его в воду, желтый листок быстро поплыл к середине, закружился и утонул.
– Постой, – ухмыльнулся Раджи. – И мы, словно этот листок, тоже утонем?
– Не совсем.
Кул быстро добежал до верха крутого берега и с криком «Расступитесь!» столкнул большое бревно, лежащее перпендикулярно течению. Бревно стрелой пронеслось над гладью реки и исчезло в дымке, слышан был только глухой стук о другой берег.
– Видите? – крикнул с высоты Кул. – При хорошей скорости мы сможем долететь на бревне с высоты, монголы же будут на лошадях и постепенно войдут в реку, как лист.
Отряд определился с местом установки повозок. Их поставили в ряд одну за другой, подвязав снизу бревнами. Получалось, что лошади стояли между повозками на настиле из бревен. В реке же под весом конструкция должна была частично погрузиться под воду и со стороны это смотрелось бы, как будто кони с повозками переходят реку вброд. Первую повозку установили над обрывом, подперев бревнами с двух сторон. Эти бревна легко можно было выбить и пустить всю конструкцию под откос к реке, получился длинный плот, свисающий над обрывом. Первую тянущую повозку еще утяжелили дополнительными бревнами. На пути следования конструкции поперек в песок закопали еще бревна, чтобы повозки нигде не застряли и со скоростью прокатились бы к реке. На повозках из соломы и старого тряпья установили чучела людей, похожих на женщин и детей, будто бы сидящих и управляющих конями.
Когда все было готово ЛиХо спросил:
– Ты думаешь эта конструкция поплывет?
– Не знаю, – ответил Кул, – Знаю лишь, что так мы сможем выиграть время для отступающей группы.
Из дозора примчался на взмыленном коне Ибн Аднан:
– Монголы рядом, идут вдоль реки в нашу сторону, если не встанут на привал, то доберутся до нас, когда солнце сядет наполовину.
Этого нельзя было допустить, так как сумерки – лучшее время, когда можно застать монголов врасплох и подсунуть им троянскую повозку. Поэтому для привлечения внимания вражеских воинов на возвышенности быстро установили остатки веток и щепок от подготовленных бревен, и подожгли. Столб белого дыма устремился вверх. Кул со своей группой занял места, вооружившись луком и стрелами. Ожидая врага, Раджи сидел возле Кула, и глядя куда–то вдаль, вырезал перочинным ножиком странное животное из дерева, ноги его были похожи на столбы, у него были большие уши, а изо рта росли рога.
– Брат мой, – начал разговор Раджи, – если я всё-таки отдам сегодня душу, а ты выживешь, то прошу похорони меня по моим обычаям.
– Это как? – спросил Кул.
– Тело мое оберните белой тканью, сожгите на ложе, поставленном над большим костром, а пепел пустите по ветру над рекой. А то я не дам вам покоя, – с улыбкой, глядя на шокированное лицо Кула, закончил Раджи. Он протянул странную фигурку животного Кулу. Тот согласно кивнул.
Их разговор прервал крик Джамбула:
– Идут, приготовиться!
Вдали показалась конница. Она двигалась быстро, разрезая воздух боевыми криками, при этом воины на ходу стреляли стрелами. Стрелы кучно легли на последнюю повозку, которая хорошо виднелась и заманивала издалека. Тут и Кул с товарищами открыл огонь с трех сторон. Группа Джамбула располагалась за повозками, группа Кула сбоку от следования монголов, ближе к реке. Группа Ибн Аднана в небольшой роще тоже сбоку на пути следования врага, но на противоположной стороне от Кула. Получалась так называемая стратегия подковы: монголов заманивали в подкову и стрелы полетели в них с трех сторон. Предводитель монголов Уран Кытай приказал своим воинам переместиться в рощу, где засела группа Ибн Аднана. Завязалась битва, в которой у воинов Ибн Аднана не было шансов остаться в живых, сам он только успел крикнуть:
– Уходите, мы их задержим, уходите!
Джамбул уже стоял под первой повозкой, готовый выбить из–под нее опору.
– Все в повозку! – закричал он.
Отстреливаясь от врага, который отвлекся на группу Ибн Аднана, воины Кула и Джамбула под свистящими стрелами заняли укрепленные места на повозках, силач со всего размаху выбил опоры. Запряженные в повозки кони от резкого движения всей конструкции испуганно заржали. Затем повозки, словно быстрая стрела, помчались вниз, при этом Кул с ЛиХо успели схватить Джамбула и закинуть его огромное тело в движущуюся повозку.
В темнеющих сумерках монголы увидели, что повозки, движимые лошадьми, устремились вниз к реке. Казалось, караван спешит перейти реку вброд, а с ним уходят и все ценности Хорезма. Уран Кытай не стал дожидаться победы над воинами, укрывшимися в роще, приказал разделиться своему войску и группой в сотню конных и пеших воинов направился в сторону повозок. Дойдя до края обрыва, монголы увидели, как повозки медленно переходят реку, хотя на самом деле они плыли. При этом из повозок активно шла атака стрелами. Разгневанный ускользающей добычей Уран Кытай закричал, что тут брод, и повел воинов вниз в атаку. Первые воины монголов, вступившие на водную гладь вместе с предводителем, провалились в воду, не найдя опоры, и сразу ушли на дно. Следовавшие за ними монголы, хоть и видели это, но, подчиняясь силе инерции, не смогли вовремя остановиться и тоже камнем нырнули в омут. Те, кто успел остановиться у берега, стали нырять в воду, чтобы спасти Уран Кытая, так как возвращение без него означало бы смерть всему отряду. Наконец, один из наиболее молодых и ловких воинов обмотал себя веревкой и, поднырнув, сумел вытащить предводителя. Оставшиеся на берегу вытянули обоих на глинистый берег.
К этому времени повозки уже прибило к другому берегу. Кул отвязал уцелевших коней, те от пережитого стресса ускакали, куда глаза глядят. Этот берег был пустынным и до ближайшей рощи нужно было еще добежать. Несколько смельчаков сразу поплатились жизнью. Пришедшие в себя монголы открыли огонь: с их берега хорошо простреливалась пустошь, отделяющая повозки от рощи. Началась долгая перестрелка: стрелы летели над рекой, как рой комаров в летний вечер. Уран Кытай, понимая, что добыча упущена, приказал стрелять огненными стрелами по повозкам. Одна за другой повозки вспыхивали, освещая правый берег. Воины спасались за теми, что еще не охватил огонь. Во время одной такой перебежки стрела пронзила голову Раджи. Индиец упал замертво. Подожженные повозки догорали дотла, обнажая за собой лежащие тела, пораженные стрелами. На утро бой еще продолжался, оставалась одна повозка, за которой оборонялись Кул, Джамбул, ЛиХо и еще трое воинов. Но и этой повозке было суждено сгореть, огненные стрелы уже начали делать свое дело.
Тут Джамбул предложил:
– Я подниму повозку или то, что от нее осталось и, прикрываясь ею, мы пойдем в сторону рощи. Сил у меня хватит.
Джамбул приподнял горящую повозку, упер ее на спину и пошел. Группа воинов продолжала отстреливаться. Проходя десять шагов, Джамбул падал на колени, отдыхал и снова повторял свой трюк. Увидев такую смелость и наглость, Уран Кытай приказал принести ему именные лук и стрелы. Недавно их ему в знак почета подарил сам Чингисхан. Этот лук был больше обычного и стрелы к нему были изготовлены полностью из металла. Первым выстрелом он сразу пробил повозку и попал в шею одному из воинов группы Кула. До рощи оставалось шагов двадцать. Двумя выстрелами предводитель монголов убрал еще двух воинов. До рощи оставалось десять шагов, повозка уже догорала, все руки Джамбула были в ожогах, из левой ноги торчала стрела, которую он даже не замечал, за повозкой оставались трое: ЛиХо, Джамбул и Кул. Все трое понимали, что они спасли много невинных жизней. Джамбул вытер мокрый лоб и сказал:
– Приняв атаку на себя, мы отняли силы и время монголов. Я горжусь вами, братья, – Он крепко обнял Кула и ЛиХо: – Передайте моему отцу, что его сын пал смертью храбрых.
Великий силач встал во весь рост, поднял обоих воинов перед собой и шагнул вперед. Вся спина его была усеяна стрелами, но он шел, несмотря ни на что. Дойдя до деревьев, аккуратно отпустил друзей, мирно улыбнулся и привалился на бок. Кул и не заметил, как пущенная в Джамбула металлическая стрела, вонзилось в грудь ему самому. Уран Кытай предназначал ее Джамбулу, но, когда тот упал, стрела удачно попала прямо в Кула. Молодой воин на мгновенье споткнулся, недоуменно посмотрел на торчащую из груди стрелу и начал падать. ЛиХо успел подхватить друга и унести в заросли.
Кул лежал на спине, видел, как над ним возится ЛиХо. Тот расстегнул рубашку раненому и обнаружил, что стрела попала в амулет. Стрела пробила камень и, хотя сила ее удара уменьшилась, металл все же глубоко ранил Кула. Из камня вытекла какая-то прозрачная жидкость, которая смешалась с кровью. Ещё бьющееся сердце быстро разнесло эту субстанцию по всему телу. Кул потерял сознание, он как будто провалился в бездну. Видения одно за другим возникали перед его глазами.
Вот он, пятилетний, бултыхается на дне реки и вдруг видит, как к нему под водой плывет девочка и улыбается. Лицо очень знакомое. Где он мог видеть ее? Тут юноша понимает, что это Аиша хватает его за руку и выносит на берег, а он в панике хватается за ее амулет и теряет сознание.
Тут к Кулу на время возвращается сознание. Он видит, как ЛиХо что-то мажет на рану и бормочет:
– Держись, брат.
Кул снова теряет сознание и теперь видит все с высоты птичьего полета. Вот лежит его тело, над ним склонился друг китаец. Вот пустошь на берегу усеяна телами и тлеющими повозками. Вот монгольские воины, стоящие на берегу. А тут небольшое войско в одеждах воинов Волжской Булгарии (скорей всего, патруль), которые заметили белый дым и выдвинулись на разведку. Кул сверху видит, как из рощи войско булгар открывает стрельбу из луков по монголам, те разворачиваются и уходят прочь. Ненадолго Кул снова приходит в себя: его несут сквозь заросли на плаще, ветки хлещут по плечам, и тут он снова погружается в глубокое забытьё. Перед глазами возникают буквы, превращаясь в слова: "Все это уже было, все это будет всегда". Ему видится карта, которую он видел на старинной рукописи, где реки оживают, изображенные чудища начинают двигаться, он отчетливо видит их. Вот Су Анасы – мать воды – управляет водами, поворачивает реки вспять. Вот грозный Шурале-леший: ему подчиняются все звери и природа леса. Вот летят по небу Сак и Сок, оставляя огромные тени на земле. А вон Камыр Батыр, неуязвимый воин, в одиночку раскидывает орды врагов. Вдруг перед ним встает большое животное на четырех столбах с большими ушами, длинным гибким носом и рогами, растущими изо рта. На нем восседает его друг Раджи и произносит: «Брат мой, ты обещал мне. Обещал…»
Тут Кул сделал резкий глубокий вдох и открыл глаза.
0

#5 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 10 517
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 24 декабря 2023 - 22:48

4

АВГУСТОВСКАЯ СКАЗКА


– Нельзя ли как-то потише? – процедила сквозь зубы Алеся и прикрыла глаза. – Про ваш Августовский давно всем всё ясно. Сто раз бывали.
– Дурочка ты, Алеська! – шикнула на неё подружка Динка. – Следующий поворот как раз к главному шлюзу ведёт. А вдруг заедем? На Августовском ауфно: водопад зачётный, болотце премиленькое, байдарки, катамараны. Ну и праздники всякие. «Суседзи», праздник моря, Купалье…
Купалье… Алеся собралась было возразить Динкиным глупостям, но поленилась. Их экскурсия длилась уже два часа. Ранний подъём, мерное покачивание автобуса, прогулка по границе, масса информации неслабо утомили будущую девятиклассницу.

Алеся и в мыслях себе старалась не признаваться в главной причине поездки. Подумаешь, приснился! Можно подумать ей одной. Да в этого Алика половина школы влюблена. А тут только что приснился…
Но сном не обошлось! С тех пор ноги упорно вели её к кабинету физики, где обосновался десятый «А». И также упорно носили туда-сюда мимо заветной двери – до тех пор, пока на глаза не показывался герой злополучного сна, известный школьный красавец, спортсмен, сердцеед Алик Калашников.
При этом девичьи щёки, а заодно и уши заливал идиотский румянец, сердце затевало нервный канкан, а конечности охватывала неудержимая дрожь. В общим, целый комплект свидетельств о появлении очередной жертвы пресловутого калашниковского обаяния.
Самое обидное, что виновник Алесиных терзаний не подозревал о взрывах эмоциях и прочих миротрясениях девичьего организма. И не собирался подозревать. Потому как через год планировал отбыть в Питерскую военную академию.
Девочки занимали в жизни Алика определённое, далеко не подиумное место. Красивые, яркие, весёлые, успешные, они скрашивали будни и праздники своего избранника всевозможными чувствами, поступками, фантазиями. А вожделенный Питер имел в этих отношениях существенное преимущество. В пятимиллионном городе прелестные создания просто обязаны были попадаться на каждом шагу.
Так что не светило Алесе ну практически ничего в облюбованных пределах кабинета физики. Но она продолжала наворачивать круги в левом крыле третьего этажа родной школы. И совершенно растерялась, когда обнаружила, что учебный год закончился.
– Как же так? Дальше мне что с этим со всем делать? Под окнами у него сидеть? Или в подъезде дежурить? Так ведь заметит сразу. В момент вычислит.
К развитию событий она готова не была. Даже подумать боялась, в какую сторону они развиваться могут. Да ещё на фоне окружавших объект внимания прелестниц. Себя Алеся красивой не считала. Даже с натяжкой. Маловата. Угловата. К тому же рыжая. Да ещё с головы до ног. Тёмно-рыжая копна волос с трудом удерживалась тремя резинками. А с веснушками бороться она давно устала.
– Дурочка ты, моя дурочка, – ласково жалела её любимая бабушка Таня. – И сама не понимаешь, какое сокровище тебе досталось.
Да что могла понимать в красоте пожилая женщина?!
Однако на бабушкино предложение записаться в модельную студию Алеся согласилась. После собеседования с её руководителем. Та осмотрела девочку со всех сторон, кивнула одобрительно:
– Ты нам подойдёшь. Люблю нестандартных. На них сегодня все модельные агентства ставки делают. Ну-ну, не бойся, не съедим. В любом случае, станешь более раскованной, научишься пользоваться достоинствами и скрывать недостатки. А там и до подиума рукой подать…
В общем, уговорила. Правда, за два месяца прилично продвинуться в новом увлечении не успела – наступили каникулы.

Лето нарушило планы. Оставило несчастную скромницу если не у разбитого корыта, то, по меньшей мере, у основательно треснувшего цветочного горшка. Который она намеревалась заменить в тот день, когда узнала о поездке. Ну, и о том, что Алик Калашников тоже едет. Отменила поход в магазин за горшком, визит в библиотеку:
– Загорю немного, пофоткаюсь в Святске с девчонками. Ну и на Него посмотрю. Неделю не видела, соскучилась, – наконец призналась она себе, собирая вещи. – Просто полюбуюсь. Получу, так сказать, эстетическое удовольствие. Красивые места, красивые люди, красивые истории – нехилое начало лета…
О главном снова умолчала. Алеся себе цену знала. Вполне реальную. Понимала, что если и светит ей летний романчик, то точно не с Аликом. Где он, а где она, мелкая рыжая дурочка? На разных полюсах необъятной Вселенной.
За лето разве что с Ванечкой Никифоровым замутить успеется. Тот ещё с шестого класса за ней ухаживать пытается.
Но кто такой Ванечка? Милый дружок. Всем готов помочь, всех выслушать. Контрольную списать – даже просить не нужно, только ручки сложить – и нате вам, ловите свою девяточку! Подежурить или там на день открытых дверей в колледж сгонять за кого-то – всегда пожалуйста. Словом, добрый парень. Смешной, правда. Очкарик с белёсым хохолком на затылке. Зато умный. Отличник. Чемпион чего-то там по шахматам. На велике классно гоняет. Короче, пусть и элитный, но детский сад. До Алика ему примерно, как и самой Алесе.
– Но как запасной вариант вполне себе, если уж романтики захочется… – решила она.
– Братва, мы что, на Августовский завернули? – воскликнул кто-то с задних рядов.
– Ура! Ура! Ураааа!!!
– Потише, ребята, – повысила голос экскурсовод, – не то не будет вам канала…


Но канал был. Сверкал во всём своём неописуемом великолепии, отражая в стоячих водах и кроны старых лип, и облака, и приткнувшийся к пирсу миниатюрный теплоходик.
– Класс! Супер! Восторг! – четыре десятка подростков рассыпались в чувствах, их выражении и, естественно, в действиях. Кто-то изъявил желание прогуляться по палубе симпатичного кораблика, кто-то занял места в ближайшей кафешке, кто-то направился прямиком к шлюзу.
– Далеко не разбегаться! – терзала микрофон экскурсовод. – В девять общий сбор.
Пока учителя пытались провести инструктаж, народ устремился навстречу неожиданным радостям.
– Леська, смотри… – указала в сторону пёстрой компании Динка. – Что-то необычное там наклёвывается. Присоединимся? Некоторые наши уже там.
В некоторых Алеся углядела Алика и пару его одноклассниц. Хмыкнула – куда же принцу без свиты. Но не стала перечить подруге.
Они обошли плотину и вклинились в большой круг девушек в народных костюмах. Те предложили приезжим выбрать цветы для венков.
– На Купалье без веночка не одарит чудом ночка, – пропела красавица в шикарном венке. – Выбирайте, что иметь хотите. Барвинок, чтобы любили вас вечно, незабудки и ромашки, чтобы любовь чистой была, а парень верным, калину с васильками, чтобы красотой светиться, хмель, чтобы умными и гибкими в чувствах и поступках быть, тысячелистник для приворота любимого, полынь, чтобы от зла любовь свою защитить, мяту для богатства, бессмертник для здоровья крепкого, березу…
– Да кому оно надо, твоё здоровье в такой день! – прошипела Динка, выбирая из вороха зелени васильки да веточки тысячелистника. – Леська, не зевай, а то всё нужное другим достанется! Во, нам повезло, прямо на Купалье попали! Чует моё сердце, сейчас загудим…
Со стороны ближайшего перелеска послышались звуки баяна и дудки, затем звонкие девичьи голоса затянули песню:
«Ой, рана на Iвана...
Проць Iвана ночка мала.
Ой, рана на Iвана...
Ой, рана на Iвана...
Дзе Купала начавала?
Ой, рана на Iвана...»
– Классно поют, между прочим, – заметила Динка. – Садись сюда. Стоя плести не удобно. Эй, ты зачем папоротника набрала?
– Красивые листики, – улыбнулась Алеся. – И потом, символично. На Купалье же Папараць-кветку ищут. А вдруг повезёт?
– Дура ты наивная. Четырнадцать лет девке, а она в бабушкины сказки верит.
– Можно подумать, ты не веришь.
– И что с того? Эту самую кветку не вдвоём же с тобой нам искать! Тут кавалер приличный нужен. Чтобы нечисть разную отгонять. Ты в курсе, сколько в купальскую ночь по лесам шушеры всякой оживает? Крепко-накрепко стерегут они свои тайны. И потом, счастье-то делить с кем-то нужно. Одному счастливым быть скучно. А у меня даже на примете ничегошеньки подходящего. Эххх…
«Толку, что у нас на примете нечто вполне себе подходящее нарисовалось, – завозилось в Алесином сознании самолюбие, – кому скажи – засмеют. Высоконькую планочку выбрала: где сама, а где Алик. Ишь, замахнулась. Могла бы для начала на Ванечке потренироваться, да, как бабуля говорит, сердцу не прикажешь».

Между тем, музыканты перешли мосток над шлюзом и приблизились к плетущей венки компании:
«Ой, рана на Iвана...
Чым Купала запiвала?
Ой, рана на Iвана...
Ой, рана на Iвана...
Запiвала гарэлiцай.
Ой, рана на Iвана...»

– Ого, она ещё и горелкою праздник запивала! – удивилась Динка. – Только рано нам градус повышать. Тут так травами надышишься, до автобуса не дойдёшь. Не то что до той папараць-кветки. Лично у меня голова уже в космос улетела. Ты-то как?
– Непонятно… – вздохнула Алеся, примеряя венок.
– Старайтесь, девоньки, не ленитесь, милые! – скороговоркой зарокотал приятный мужской баритон. Широкоплечий парень в вышиванке, подпоясанной узорчатым пояском, вошёл в круг. – Как веночки лентами обвяжете, приходите на бережок. Лучшим рукодельницам по связке баранок да леденец на палочке. Ну и ещё какие-никакие приятности от наших лодочников.
– Класс! – обрадовалась Динка. – Обожаю конкурсы! Посмотри, как у меня венок получился. На суперприз потянет?
– Чуточку поправь вот тут. И ленточку голубую выбери, тебе пойдёт, – посоветовала Алеся. – А мой как?
– Нормуль. Сама рыжая, зелень кругом. Сказка! Пару ромашек по диаметру повтыкай для пущего эффекта. И губки подкрась. Возьми мой блеск.
– Вот ещё!
– Леська, не спорь! Будем сейчас пацанов привораживать. Или насчёт кветки ты уже передумала?
– Будто бы без косметики нельзя… – проворчала искательница приключений, но блеск всё-таки взяла…

Динкин венок взял второй приз.
– Эй, ты мне видео нормальное сделай! – кричала счастливая обладательница вязанки бубликов, усаживаясь в украшенную цветами лодку. – Общий план, а потом крупный.
Обещанный бонус, два круга по живописной затоке в компании с победительницей поднял её настроение до предела. Динка горланила «Купалинку», болтала ногами в тёплой воде, дурачилась.
Алесе взгрустнулось. И не победила, и Алика упустила. Даже не заметила, куда он пропал. Придётся Ванечку в лес вести. Запасной вариант душу не грел.

Да и сможет ли милый шахматист противостоять коварству ночных стражей? Разве что партию с лесовиком разыграть да багинку какую на велике прокатить с ветерком. Хотя где тут велик возьмёшь?
– Не грусти, красавица, – подсел к девушке баянист. – Сейчас новый конкурс будет. Тебе там точно подиум дадут. С такими-то косами.
– А что за конкурс?
– Ну как же? Прыгажунь по косам в наших местах выбирают. У тебя, вон, какущая. Ниже пояса, да цвет роскошный. Вот увидишь, следующей тебе на лодке кататься.
Он тронул инструмент, широко распахнул меха:
«На Купалье ярче краски,
Краса за душу берёт.
Расцветают наши девки,
В ярких звёздах небосвод».
Подмигнул Алесе и пошёл к музыкантам.
– Час да кадрили, каб усих закадрили! – объявил распорядитель праздника и, подхватив растерянную Алесю, повёл по кругу.
– Я не умею, пустите, – взмолилась та.
– Тссс… а мы не скажем никому, – шепнул парень, увлекая её дальше. – Тут ничего сложного, два приставных вперёд, один назад, поворотик и заново в другую сторону. Повторяй за мной, чуть что, подскажу.
– Ух ты, смотрите, и наша танцует! – послышался рядом знакомый голос. – И так ничего себе справляется.
Краем взгляда Алеся зацепила стоящего у самого берега Алика Калашникова. Услышала одобрение в его голосе. Мысленно поблагодарила преподавателя танцев в модельной студии.
– Слушай, а у тебя здорово получается! – шепнул ей партнёр. – Айда к нам! У нас танцовщиц не хватает. Да ещё таких колоритных.

– Ничего себе портрет! – ревниво смотрела на подругу вернувшаяся из победного «круиза» Динка. – Прям цветёшь и пахнешь. С какого перепугу?
– Это всё кадриль, – выдохнула Алеся. – Крутой танец. Ты не представляешь…
– Привет, – в диалог вмешался подошедший к девочкам Алик. – Слушай, ты классно прыгала. Где-то занимаешься?
– Ойййй… – опешила Динка. – Калашников…
А смущённая Алеся и слова вымолвить не могла. Надо же! Он заметил! Оценил! Снизошёл до комплимента…
– Может, научишь? – не обращая внимания на Динкины восторги, продолжил парень. – Мне бы вальс подошёл. Выпускной на носу. Танец общий на линейку – традиционно гвоздь программы. А наши девчонки в эту традицию с трудом вписываются. Ну и парней в параллели в полтора раза больше.
– Я подумаю…
– Океюшки. Условия обсудим позже. А пока продолжим знакомство.
Он потянул Алесю за руку в центр начавшего движение хоровода. Динка проводила подругу завистливым взглядом:
– Везёт же некоторым. Некоторые прям нарасхват. Да ещё на какой расхват! Ладно, не стоять же полной дурой посреди праздника.
Она вклинилась в хоровод, крепко уцепившись за руку симпатичного паренька.
За хороводом последовал «Ручеёк», потом полечка, потом весёлый танец с капелюшем. В общем, Динка увлеклась. И даже успела познакомиться с молоденьким гармонистом.
– Ну, что молодёжь, – вышел в круг распорядитель. – Успели за кадриль себе пару закадрить? Не все? Так чего ж вы медлите! Ну, так и быть, поможем хлопцам вочки расплюшчыць! Идём дальше.
Яко утро без росицы?
Яка девка без косицы?
Чем длиннее волосёнки,
Тем пригожее девчонки!
В круг, девчата, становитесь!
Красотою поделитесь!
Объявляю конкурс на самую лучшую девичью косу! На Купалье девушкам дозволено косы распускать, вот и вы распустите, чтобы судьям было сподручнее красоту их оценивать. Победительниц ожидает сюрприз от известной народной мастерицы бабушки Агаты. Ну и некоторые приятности от организаторов.
– Дерзай, подруга, – обратился к партнёрше по танцам Алик, – косу имеешь знатную. Кстати, как тебя? Я Алик, если ты не в курсе…
– В курсе, – прошептала девочка. – А я Алеся.
– Почти тёзки…
В движениях, голосе, выражении лица парня появилось нечто напоминающее восхищение. Возможно, даже влюблённость. В любом случае, определённо интерес и симпатия.
Но не только Алик, десятки участников праздника с восторгом следили за игрой солнечных лучей в темной меди колышущихся на ветерке прядей. И дружной овацией встретили решение судей признать королевой Купалья их обладательницу.
И было награждение. Подарки. Комплименты. И круг почёта по каналу в той самой лодке, в которой удалось прокатиться и Динке. Вот только все эти радости Алеся воспринимала в тумане воспалённых вниманием её избранника эмоций. Как Он смотрел! Как гордился ею!
«А я дурочка боялась, – всплыла на поверхность сознания только что родившаяся мысль, – Оказывается, могу!»
– Эй, девонька, можно тебя на минуточку?
Алеся оглянулась. Рядом стояла бабушка Агата, которая успела одарить победительниц чудесными льняными сумочками.
– Можно, – кивнула девочка, с лёгким оттенком недовольства. Как-то не вовремя окликнула её старушка. Однако отказать доброй женщине не посмела.
– Знаю, думаешь, что не вовремя я вмешиваюсь в счастье твоё, – улыбнулась та. – А я в обратном уверена. На-ко вот…
Собеседница протянула Алесе маленькую тканевую куклу.
– День сегодня особенный. А ночь и того более. Да к тому же душа у тебя сейчас нараспашку. Как тут без оберега обойтись. Обмотай-ка ленточкой запястье, чтобы куколка не потерялась, тогда обойдёт тебя лихо стороной. А спутнику обвяжешь запястье – и его защитишь…
– Спасибо, конечно, но я как-то не верю в подобные штучки.
– Зря. Увидишь, мой подарок сегодня пригодится. Праздник-то языческий. А по давним традициям язычников именно обереги помогали нечистые силы побеждать. К тому же подобная мелочь тебе в пути не помешает. А как замечательно с веночком твоим смотрится! Правда, недолго уж этой прелести на твоей головушке красоваться.
– Это ещё почему? – возмутилась Алеся. – Я свой венок никому отдавать не собираюсь. И потом, мне домой пора. У нас экскурсия заканчивается. Вон, смотрите, наши собираются…
Алеся указала на группу ребят у автобуса. Повернулась, чтобы отдать бабушке Агате куколку. Но старушка куда-то исчезла.
– Спасибо, конечно, – вздохнула девочка. – А куколка и вправду премиленькая. Может, её Алику отдать? Кстати, где он…
Рядом материализовался Прекрасный Принц. В руке он держал две порции мороженого:
– Держи, Купалинка! За победу! Всё справедливо. Но попробовали бы они первое место кому-то другому отдать…
Алик покровительственно приобнял победительницу:
– Ну что, двигаем дальше? Народ уже у водопада кучкуется. Что-то интересное там наклёвывается.
Алеся хотела было напомнить о времени, но волны счастья уже несли её в указанном парнем направлении. Под мостом, скрывавшим плотину с упомянутым Аликом водопадом, собралась толпа девушек. Самые смелые стояли в воде, остальные плотной цепью украсили берег.
Откуда-то полилась приятная музыка. Народный хор, прильнувший к перилам моста, затянул:
«Плывите, плывите, веночки
По речке в купальскую ночку.
Судьбу девичью предскажите.
Где счастье искать расскажите…»
Распорядитель включил микрофон:
– Девоньки, не зевайте! Кто судьбу свою узнать хочет, да чувств тайные пути, бросайте венки в воду. Чем дальше они поплывут, тем дольше любить вас суженые будут…
Девушки принялись опускать венки на воду, ставили в них свечи, подталкивали к стремнине. И вот уже десятки мягко светящихся островков потянулись вдаль, следуя капризам порожистой речушки.
– Класс! – прошептал очарованный картиной Алик. – А ты чего медлишь? Бросай отсюда! Твой дальше всех уплывёт.
– Откуда уверенность?
– Ну так посыл же сверху, полёт, ускорение свободного падения, инерция и все дела. Будто бы ты физику не учишь.
– Учу, – вздохнула Алеся. Сняла с головы венок, размахнулась посильнее и бросила вниз.
– Ух ты! – оценил полёт Алик. – Хорошо пошёл!
– Не каркай, – встряла появившаяся у перил Динка. – Теперь моя очередь.
– Ойййй… – вскрикнула Алеся.
– Ты чего? – заволновалась подружка.
– Венок мой застрял… Может, подтолкнуть его как-то? – она чуть не плакала, указывая в сторону старицы, куда течение вынесло все Алесины надежды и мечты. – Дин, что теперь делать?
– Плохая примета…
– Наверное не на ту лошадку ты сегодня поставила, девочка, – заметил распорядитель праздника. – Но время для исправления ошибки у тебя ещё есть. До заката. Пока папараць-кветка не зацветёт. Оглянись-ка вокруг, да приглядись получше к парням…
– А чего нам приглядываться? – заслонил девочку собой Алик. – Мы уже пригляделись. А это, – он махнул головой в сторону реки, – язычницкие предрассудки. Свечечки-веночки и прочие заманушки. Вы бы лучше за программой следили.
– Ну, как знаете, – развёл руками мужчина. – Моё дело предупредить. Но в чём-то и ты прав, кавалер. Пора к костру народ вести.
Эй, людцы милые, не время горевать да за венками наблюдать! Они свой путь и без нас отыщут. Ночь купальская долгая, всё по местам расставить успеет! А нам пора ловкость свою да чувств силу в животворном огне проверить. Прошу всех на поляну у запруды перейти.
Стукнул в бубен и пошёл к пристани. Динка рванула за ним и вскоре обогнала.
– Вот оглашенная! – пожаловался её спутник. – И вот так весь вечер.
– А ты другую себе подыщи, – посоветовал Алик. – Сегодня выбор богатый.
– Чего там подыскивать, когда мне эта нравится! – махнул рукой парнишка и поспешил вслед за избранницей.
– Любовь зла… – констатировал Калашников и обернулся к Алесе: – Идём искры страстей из хвороста высекать?
– Какие ещё искры? – Алеся с трудом оторвала взгляд от замершего у листа кувшинки венка. – Какие страсти?
– Да ерунда очередная, – парень потянул её в сторону костра, – Читал я где-то или слышал, что если паре удастся костёр, не разомкнув рук перепрыгнуть, выпадет ей любовь долгая и красивая. Где вода не сработала, там огонь поможет. Проверим, детка?
– Сам ты детка, – хмыкнула Алеся. Но за Аликом поспешила.

Тем временем Динка добежала до автобуса, где собирались ребята. Прошлась по толпе. Заглянула в салон:
– Ты где пропадал?
С места подскочил испуганный Ванечка:
– Я в шахматы играл. Вот, диплом получил для школы.
– Поздравляю победителя! – закатила глаза в потолок Динка. – Да пока ты очередную бумажку зарабатывал, Алеську твою сам Калашников к рукам прибрал!
– В смысле? – растерялся чемпион.
– В прямом! Венок они уже успели утопить. Теперь через костёр прыгать собрались. А там и до папараць-кветки рукой подать!
– И что?
– Не тупи, Никифоров. Там любовь-морковь наклёвывается, а тут ты со своими шахматами!
– Дин, что делать-то теперь, раз там любовь?
– Как это что? Ну ты, Никифоров, даёшь! Столько лет обхаживал, чтобы врагу отдать?! Мужик ты или нет?
– Нет пока… И потом, это же сам Калашников! Против него я точно не потяну.
– Ванька! Прекрати! Какой из тебя после этого чемпион?! Встрянь. Вмешайся. В морду ему, в конце концов, дай!
– В морду я не могу, – на негнущихся ногах Ванечка потянулся к выходу.
– Тогда придумай что-нибудь! Ты же умный! – разозлилась Динка, – Самой что ли на баррикады лезть? Инга Геннадьевна! Нам ехать пора, а Шульга с Калашниковым решили по полной программе здесь оттянуться!
– То есть как это, по полной программе? – возмутилась классная. – Ну-ка, зовите их сюда!
– Да мы звали. Не слушают!
– Калашников! – громко крикнула Инга Геннадьевна. – Через десять минут уезжаем.
– Океюшки! – подал голос Алик. – Нас не ждите. Мы чуть позже. На такси.
– Никаких такси, Калашников! Одних вас я тут не оставлю!
– Почему одних, Инга Геннадьевна? Ольга Викторовна с сыном у вас отпросились и физрук новенький. Так что мы все вместе доберёмся.
– Только с разрешения родителей!
– Не вопрос! Уже набираю… Мамуль, можно я на Августовском до десяти потусуюсь? С учителями и ребятами. Спасибо, ты у меня лучшая! Мама разрешила!
– Час от часу… Шульга, а что у тебя?
Маме звонить Алеся не решилась. Та вряд ли разрешит. Если только бабушку уговорить:
– Бабуль, мы на Августовском остановились. Можно задержаться? Тут праздник классный. Компания подобралась. Ребята, учителя. Домой такси возьмём. Ну, разреши мне, пожалуйста!
– Что-то ты настойчива чересчур. Купалье… Ты там часом не влюбилась?
– Ну, ба…
– Так и знала. С кем ты там закрутила, Алеська?
– Ой, ба! Это самый-самый лучший парень в нашей школе! Он такой умный, красивый, сильный. На гитаре лучше всех играет…
– Ну, тогда я за тебя спокойна. Не влюбилась, просто увлеклась.
– Это ещё почему?
– Потому. Влюбляются, если серьёзно влюбляются, не в достоинства. В самого человека. А если заслуги его заслоняют, это уже про фанатизм.
– Ой, ба! Много ты понимаешь…
– Да уж побольше некоторых. В общем, если хочешь остаться, дай трубку своей учительнице…
– Алеська! Наша очередь! – вмешался в диалог крик Алика.
– Ба, я сейчас… – Алеся отключила мобильный. – Инга Геннадьевна, езжайте! Бабушка вам позвонит. Позже…
И понеслась на голос своего Принца. Самого лучшего, самого смелого…

На прибрежной поляне уже вовсю полыхал костёр. В сгущающихся сумерках пламя казалось волшебным. Переливы красного, оранжевого, жёлтого, белого, голубого дополнялись яркими искрами, в восхитительном танце устремляясь в небо. Время от времени теряясь в потоках магической туманности дыма.
Хоровод ускорял темп ритуального танца. Распорядитель праздника следил за очередностью прыжков, подзадоривая влюблённых нескончаемыми прибаутками.
– Эй, красотка, готова? – потянул избранницу в круг Алик.
Алеся кивнула, с опаской поглядывая на пламя, через которое должна была прыгнуть. Вытянула из рюкзака оберег, перевила лентой запястье, потянулась к руке напарника.
И тут же полетела в украшенный крохотными звёздами-искринками космос.
– Вот уж молодцы, так молодцы! – похвалил распорядитель. – Через самую середину да втроём! Такого у нас ещё не бывало! Делить-то приз как будете?
– Молодцы то молодцы! – хихикнул кто-то из круга. – Да что ж первый кавалер девчонку не удержал. Кабы не второй, улетела бы красавица вслед за дымом костровым в дальние дали.
– Да нормально мы прыгнули, – отмахнулся от критики Алик. – Правда, красотка?
– Ага, – кивнула Алеся. Обернулась к эпицентру неприятного ощущения.
– Дурочка! Ты чего в огонь с распущенными волосами понеслась? – стоящий рядом Ванечка покрутил пальцем у виска и показал замотанную вокруг руки перевитую красной лентой Алесину косу.
– Сам дурак! – огрызнулась она. – Пусти же!
– Да пожалуйста! – обиженно фыркнул Ванечка. – Другая бы спасибо сказала…
– Спасибо, если ты настаиваешь. И нечего за мной попятам ходить. У меня уже спутник имеется.
– Иди ты… вместе со спутником! – одноклассник развернулся, собираясь уйти. И замер на месте. – Блин…
– Чего стопорнулся, Никифоров? Ревнуешь, что ли?
– Очень надо. Запутался просто. Кудри твои не отпускают. И лента ещё…
– Откуда лента взялась? – удивилась Алеся.
И прикусила язык: вспомнила про оберег. Растерялась. Выходило, что она не с Аликом в связке прыгала через этот злополучный костёр, а с Ванечкой!
«Ну и что? – девочка не собиралась идти на поводу допотопных языческих примет. – Подумаешь, прыгнули вместе. Перепрыгнули-то костёр втроём, значит, выбор за мной. Главное, с кем папараць-кветку отыщешь».
– Что застряла, красотка? – проявил нетерпение избранник.
«По ходу, он имя твоё забыл», – напомнило о себе самолюбие.
«Вот ещё! Красотка – это, между прочим, комплимент!» – парировала намёк Алеся.
«Уверена?»
«Естественно! Лишь бы с кем в купальскую ночь по лесу не бродят! С кем цветок волшебный найдёшь, с тем жизнь в любви и счастье проведёшь. Правда, насчёт «всю жизнь» я пока не готова. Но момент упускать не собираюсь!»
Девочка освободила руку приятеля. Сунула куколку в рукав и поспешила на зов своего принца.

Над лесом, отражаясь в водном зеркале канала, понялась луна. Мелодии и купальские напевы стали приглушённее, запахи, напротив, ярче. Ароматы трав, увядших цветов кружили головы расходящимся по извилистым тропинкам парам.
Месячык на неба ой да ўзышоў,
Самы час блукання, любыя, прыйшоў,
Кветачка цудоўная крыецца у бары,
Хочаш быць шчастливым, то яе бяры!
– Рулим, солнце! – подгонял Алесю парень. – Пока остальные подтянутся, мы пол леса прочешем. До берега первые долетим.
Если потеряемся, встречаемся у реки. Поняла? Чувствую, удача на нашей стороне. Чур, клад пополам разделить! По-честному.
– Найди его сначала, – прошептала Алеся, получив очередной укол в сердце.
«Ну что, получила очередное признание?» – съязвило неугомонное самолюбие. – Влюблённые так чётко личне интересы не обозначают».
«Не каркай, – вздохнула девочка. – Не любит сегодня, полюбит завтра».
«Скажите, пожалуйста, – включилась в спор интуиция. – Эдак мы этого индюка до пенсии ждать будем!»
«При чём тут индюк?»
«При том, что напыщен сверх меры. И себя больше всех на свете любит».
«А ты прямо так сразу все недостатки и рассмотрела!»
«Дело нехитрое…»
– Оййй… – Алеся остановилась и опасливо оглянулась.
Во мраке ночного леса слышались странные, приближающиеся к ней звуки. Шёпот, шорохи, всхлипы, стоны, мерзкое хихиканье.
– Алик! – протянутая рука наткнулась на острый сук, потом на колючую еловую лапу и зависла в прохладной пустоте. – Алииик!
– Алик… Алик… Алик… – со всех сторон вдруг послышались тоненькие голоса. – Он наш… наш… наш…
Что-то холодное и скользкое коснулось лодыжек. Затем плеч, лица.
– Ой, мамочки-мамочки-мамочки! – взвизгнула Алеся, метнувшись в сторону. Обожглась крапивой. Отскочила к ёлке.
«Ну и где же твой герой?» – напомнило о себе самолюбие.
– Да ну вас! Заговорили, отвлекли, а тем временем, Алика силы ночные утащили! Где теперь искать его?
«Ух ты, какая смелая! Самой бы теперь выбраться, а она о первом встречном печётся!»
– Ой, мамочки! – очередная порция невидимой пакости прикоснулась к плечу. Алеся выхватила из рукава оберег и принялась отмахиваться.
Шум крыльев разорвал воздух.
– Ага! Действует! – торжествовала искательница приключений. – Спасибо тебе, куколка! Защити меня от лесных духов! Приведи к свету!
Ноги сами собой повели Алесю сквозь чащу. Словно почувствовали во мху и игольнике леса твёрдую тропинку. По сторонам слышались шорохи и вздохи. Тонкие голоса причитали ей вслед:
– Куда… куда… куда…
Хвойные лапы пытались удержать беглянку.
– Куколка, лапонька, веди меня скорее! Не то упаду тут и умру! Сил не осталось совсем… А там, там люди… Близко совсем… рядом почти…
Вдруг тьму разрезало яркое свечение. Совсем рядом.
Девочка повернулась:
– Посмотрю, что там. Одним глазком, а вдруг…
«Эй, оно тебе надо?» – предупредила об опасности интуиция.
«Раньше надо было предупреждать!»
«Так ведь согласна с подружкой была, что в одиночку и счастье не счастье».
– Алик?! Аааалик!!!
Среди зарослей папоротника свечение становилось всё ярче, конкретнее. Приобретало запах и очертание. Очень напоминающее огромный цветок.
Полупрозрачные лепестки едва колыхались на теплом ветерке. Причудливо изогнутые тычинки покачивались, издавая тонкий звон. Полураскрытый бутон манил к себе переливами нежнейшей палитры.
– Это она… – прошептала Алеся, не в силах приблизиться к цели своего приключения. – Погоди… не гасни! Я сейчас…
Иду на огоньки… там река. Значит, Алик успел дойти до неё. Я приведу его… Мы же договаривались…
Впереди действительно была река. В маленькой заводи плавали освещённые огоньками кувшинки. Откуда-то доносился мелодичный смех.
Алеся подошла ближе. Хотела снова окликнуть Алика, но остановилась, услышав его голос:
– Какие же вы хорошенькие! Глаз не оторвать! А как насчёт потрогать?
– О! Какой смелый! Ну, коли хочешь потрогать, плыви сюда! Не пожалеешь…
– Плыви… плыви… плыви…
«Это же озерницы, – прошептала девочка. – Они его заманить в воду хотят».
– Алик! Алик, не смей! Они же утопят тебя! Идём скорей, там папараць-кветка зацвела…»
– О, явилась моя купальская напарница! – хмыкнул парень. – Я уж думал сама пошла клад искать.
– Наш клад… наш… наш… – заволновались обитательницы речушки.
– А это мы сейчас посмотрим! – Алик поднялся и пошёл навстречу Алесе.
– Погоди… не ходи… не ходи… – всполошились озерницы. – Останься с нами… с нами… с нами…
– Да вернусь я, никуда не денусь. От таких красоток не уходят. Только с подружкой одно дельце доделаю.
«Деловой, – оценила интуиция. – Смотри-ка, и этих красотками называет. Тебе-то теперь какая роль достанется?»
– Ну что, крошка, – напарник взял Алесю за руку. – Показывай, где что цветёт.
– Как ты мог оставить меня одну?! А сам… сам… – вырывалась из цепких пальцев девочка.
– Слушай, – Алик с силой потянул её к лесу, – давай сначала главную задачу решим, а потом разберёмся!
Алеся дёрнулась, ударившись обо что-то твёрдое. Всхлипнула от обиды.

И открыла глаза.
– Никифоров? Ты?
– Не узнаёшь? – хихикнул Ванечка. – Спать меньше надо! Народ уже разойтись успел, а тебя никак не добудишься. Водитель уж собрался в гараж везти.
– Не надо в гараж! – подскочила Алеся. – Мы что, с Августовского так скоро уехали? Там же Купалье в самом разгаре!
– Да мы туда и не заезжали. Девчонки разнылись, что устали, что есть хотят. И потом, до Купалья месяц ещё. Оно же в июле проходит. Захочешь, сгоняем туда на великах.
– Вань… Я…
Ни к чему Ванечке было знать о странном Алесином сне. А вдруг обидится? Всё-таки друг. А Алик…
«А кто такой Алик? – проснулось её самолюбие, – Пора бы оставить в покое не свойственные тебе фанатизм и восторженность. Заметь, об упущенной возможности и не вспомнила. Ох уж эти женщины!»
«Согласна. Какие-то мы, женщины неправильные. Мимолётностями дорожим, а важные ценности упускаем с незавидной лёгкостью».
«Какие уж там ценности, – вздохнула вечная оппонентка. – Сама же согласилась: не в кайф, когда счастье в одиночку получаешь. Или надеялась на что-то?»
– Вообще-то это был сон! – пробормотала Алеся, выбираясь из автобуса. – Так что нечего тут несовершённые подвиги ранжировать!
– Ты о чём? – удивился Ванечка.
«А сон ли?» – усомнилось самолюбие.
«Вот именно! – поддержала единомышленницу интуиция. – К тому же история ещё не закончилась…»
«Да ну вас!» – отмахнулась Алеся и ответила уже вполне реальному спутнику: – Так, обо всём понемножку. Оййй….
– Что на этот раз?
– Запуталась… Оййй…
– Да что ты ойкаешь на каждом шагу?
Алеся не ответила. Потому как и сама не знала причины своей неловкости. Нога вдруг запуталась в тонкой атласной ленточке красного цвета, тянувшейся из рюкзака.
– Так это, наверное, куколка развязалась.
– Какая ещё куколка? – фыркнула девочка, борясь с нахлынувшими противоречиями. Пытаясь понять, что в пережитой сказке сон, а что явь.
– Да вот эта же! – Ванечка нагнулся и вытянул из бокового кармашка Алисиной сумки куколку.
– Откуда…
– Я её в киоске возле канала купил. Прикольная, правда? Бабулька сказала, будто бы обереги продаёт. Ну я и подумал, что тебе бы такая штука не помешала – вечно в неприятности попадаешь.
– Слушай, Вань, ты такой милый! Особенно, когда с глупостями и рассуждениями не пристаёшь, – снизошла до комплимента Алеся. – Ладно, увидимся! Переключаю скорость: мой автобус подъехал. Бууусь!!!
Тряхнула переливающимися в предзакатных лучах золотыми локонами. Отработанной в студии элегантно-независимой модельной походкой прошла мимо ошеломлённого прекрасностью виденья Калашникова. И легко впрыгнула в салон «тройки».
«Жаль, что до принца Алик не дотянул, – с сожалением подумала она, усаживаясь на свободное сиденье. – Ну и до сокровищ так и не дошло. Зато Купалье от меня никуда не денется. Запросто можно съездить. На великах. Даже если с Ванечкой. В лесу меня он точно не бросит…»
На этот раз её самолюбие и интуиция сочли за благо промолчать. А может, просто утомились. Не каждый день случаются столь масштабные приключения. Пускай и во сне. Хотя во сне ли? Может, просто время так с ними пошутило? Или место…
0

#6 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 10 517
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 31 декабря 2023 - 00:51

5

ТРИ ЯБЛОКА ЖЕЛАНИЙ


Мишка Подсолнухов катался на своем новеньком велосипеде во дворе дома. Стоял август месяц, и через две недели заканчивались школьные каникулы. В этом году Мишка перешел в пятый класс, и по этому случаю уже были куплены новый портфель и школьная форма. Он нарезал круги по двору и поджидал своего друга Сашу Кораблева, чтобы вместе отправиться на речку. Во дворе, кроме соседского кота Васьки, никого не было, и Мишка скучал. Но тут из–за угла дома вышла старушка. В каждой руке у нее было по ведру яблок. «Наверное, идет на остановку, надо помочь донести ведра», – подумал мальчик и подъехал к пожилой женщине.
– Здравствуйте, бабушка,– улыбнулся мальчик. – Давайте я Вам помогу!
– Здравствуй, милок, – улыбнулась в ответ старушка. – Помоги, если не тяжело.
– Конечно, нет! – воскликнул Мишка. – Сейчас загружу все на велосипед и довезу – в лучшем виде!
Мальчик взял у женщины ведра: одно повесил на руль велосипеда, второе закрепил на багажнике, после чего они продолжили путь. Мишка всегда любил поболтать – за что в школе частенько получал замечания от учителей. И сейчас он не упустил возможность поговорить с незнакомым человеком.
– А как Вас зовут? А где вы живете? А с кем? – засыпал он старушку вопросами.
– Зовут меня Вера Васильевна,– пояснила бабушка. – Живу я в двух остановках от тебя. А вместе со мной живут собака Валет и две черные кошки –Маруся и Софья.
Так незаметно за разговором они подошли к остановке.
– Ну, вот и пришли,– сказала бабушка.– Спасибо тебе, Миша, за помощь. А за доброе твое сердце я дам тебе вот эти яблоки,– и старушка протянула ему три больших красных яблока. – Запомни – они непростые, это яблоки исполнения желаний. Загадай желание, съешь яблоко – желание и исполнится!
– Спасибо!– ответил Миша и спрятал яблоки за пазуху.
А про себя подумал, что бабуся, наверное, перегрелась на солнышке. Волшебных же яблок не бывает!
Вера Васильевна улыбнулась и села в подъехавший автобус.
«Надо и мне немного охладиться. Съезжу на речку, искупаюсь!» – решил мальчик и поехал к реке.
Добравшись до речки, Миша расположился на песке, с удовольствием потянулся и подумал: «Вот было бы здорово очутиться на острове в океане, где круглый год лето, и чтобы никакой школы, а сплошные развлечения и удовольствия!» Он протянул руку к яблоку, а затем с аппетитом откусил от него большой кусок.
В ту же минуту что-то произошло! Как будто небо с землей поменялись местами! Все завертелось и закружилось. И тут Мишка почувствовал, как отрывается от земли и летит в неизвестном направлении.
Он зажмурил глаза и в ту же минуту почувствовал, что упал, но не ударился. Мишка тряхнул головой и осмотрелся вокруг. Он сидел на песке под пальмой, а перед ним плескались морские волны. Мальчик встал, подошел к воде и попробовал ее на вкус.
– Соленая!– радостно воскликнул мальчуган. – Это же море! Ну как же я сюда попал?
И тут его осенило:
– Яблоки!– радовался мальчик. – Волшебные яблоки! Я загадал желание. Затем откусил от яблока. И вот результат – я на острове! Вот здорово!
Не думая больше ни о чем, Мишка бросился в морские волны и стал нырять и плавать. Вдоволь накупавшись, Мишка решил отдохнуть и осмотреться. Прогуливаясь, он заметил тропинку, которая вела вглубь острова. Он пошел по ней, надеясь кого–нибудь встретить.
Остров очень понравился Мишке. Кокосовые пальмы, манговые деревья с вечнозелеными листьями, диковинные цветы и папоротники произрастали повсюду. Мальчик любовался островом, и не заметил как на его плечо кто–то сел. Повернув голову, Миша увидел большого белого попугая. Он внимательно посмотрел на Мишку и отчетливо сказал:
– Привет!
– Привет! – ответил мальчик. – А ты кто?
– Я Кеша, попугай какаду. – А ты кто?
– А я Миша. – Я каким-то образомпопал на этот остров. Хочу найти его обитателей , чтобы подружиться и завести друзей. А ты станешь моим другом?
– Посмотрим, – уклончиво ответил попугай, но с плеча не слез.
– А ты поможешь мне найти друзей? – спросил Мишка.
– Я помогу тебе найти приключения! – пообещал попугай.
Затем уткнулся в свое крыло и уснул.
Мишка не стал будить попугая и пошел прямо по тропинке. Залюбовавшись красотой природы, Миша не заметил, как набрел на большие деревянные ворота. Вправо и влево от них высился забор. Мальчик подошел к воротам и постучал. На стук никто не ответил. Тогда он дернул за ручку, но ворота не поддались.
–Эй, кто-нибудь,– громко крикнул мальчик. – Можно пройти?
– Ты кто? – раздался в ответ грозный крик.– Как попал сюда? Отвечай!
И тут Мишка понял, что с ним разговаривают ворота.
– Я Миша Подсолнухов,– смело ответил мальчик. – Сегодня угостился яблоком желаний. И вот я здесь!
– Заходи!
И ворота открылись.
Мишка перешагнул порог, и в тот же миг ворота снова с грохотом закрылись. Попугай, до этого тихо спавший на плече мальчика, встрепенулся и улетел, не сказав ни слова.
Мальчик хотел позвать попугая, но передумал. Потому что непонятно откуда вдруг появился красный гоночный автомобиль. Дверь его приветливо открылась и мальчик, конечно же, в него сел не раздумывая. Как только Мишка уселся, автомобиль тронулся и помчал. Дорога заняла совсем немного времени. И перед мальчишкой открылось великолепное зрелище! Огромный, самый настоящий парк аттракционов! В самом его центре находились «Русские горки». Чуть дальше – картинговые трассы. А возле фонтана расположились качели и карусели. Вдали виднелись сказочные замки с подземельями и потайными шахтами. И кругом – прилавки со сладостями и напитками.
Все сверкало и переливалось тысячами огоньков, звучала приятная музыка. Повсюду слышались смех и радостные крики. Сотни мальчишек и девчонок развлекались на этих аттракционах. Это был самый настоящий нескончаемый праздник!
Мишка готов был любоваться этим зрелищем бесконечно. Но автомобиль неожиданно остановился у входа в один из замков. В туже минуту из него вышел странного вида старичок. На голове его красовался большой колпак с золотыми звездами, поверх его одежды был накинут серебристый плащ.
– Здравствуй, Миша,– поклонился старик.– А я тебя жду!
– Здравствуйте, – поздоровался мальчик. – А вы кто? И откуда меня знаете?
– Я Охотник за знаниями, Миша. И я все знаю. И про этот остров. И про тебя. Этот остров зовется Ленивия. Здесь живет много ребят. А ты хочешь к нам присоединиться? Тебе здесь нравится?
– Очень!– воскликнул Мишка.– У вас тут здорово и очень весело!
– А ты хочешь здесь остаться? – улыбнулся старик.
– Очень хочу! Очень! А что для этого нужно сделать?
– Да, вообще–то ничего,– тихо сказал старик. – Сущий пустяк. Мы с тобой обменяемся. Я дам тебе билет на все аттракционы, которые здесь есть. А ты отдашь мне свои знания, полученные в школе. Ну как, согласен ?
– Конечно!– засмеялся Мишка. – Конечно, согласен! Подумаешь, знания. Да кому они нужны! Мне в школе еще шесть лет учиться. Мучиться! Конечно, согласен!
– Ну, тогда заключим небольшой договор, – потер руки старикашка. И потом ты получишь свой билет.
С этими словами Охотник достал два экземпляра договора, ручку и передал их мальчику. Миша подписал договор и, получив свой билет, весело побежал развлекаться.
Первым делом мальчик, конечно же, направился к «Русским горкам». Огромная скорость и высота – все, о чем мечтают мальчишки! Вместе с остальными ребятами Мишка кричал и хохотал от восторга.
Вдоволь накатавшись на горках, мальчик пересел на аттракцион «Космические корабли». Теперь он стал командиром космического корабля. Как же здорово и весело вести свой корабль по космическим просторам! А после Миша перебрался на аттракцион «Пиратский корабль». Теперь мальчик стал капитаном морской шхуны. И здесь он героически преодолел все тяготы морского похода! За развлечениями день пролетел незаметно. Устав и решив подкрепиться, Миша решил прогуляться по парку и набрел на небольшое кафе. В этом кафе на прилавке были только одни сладости. Набрав конфет и пирожных, Миша подсел за столик к двум незнакомым мальчикам.
– К вам можно присесть?– вежливо поинтересовался Мишка.
– Присаживайся,– ответил черноглазый мальчик в белой футболке. – Меня Сережа зовут, а тебя как?
– Мишка.
– А меня Петя,– представился второй мальчик.
– А я тебя давно приметил, – сказал Сергей. – Ты здесь первый день?
– Да, – ответил Мишка. – И мне здесь очень нравится! – А вам?
– Нам, поначалу тоже нравилось, – грустно ответил Петя.
– А теперь? – удивился Миша. – Разве сейчас не нравится?
– Потом все сам узнаешь, – серьезно сказал Сережка и отвернулся.
– А ты, где собираешься ночевать? – спросил Мишку Петя.
– Можешь заселиться ко мне, – предложил Сергей.
– Спасибо! – обрадовался Мишка. – А далеко идти?
– Нет, здесь рядом, – ответил Сергей. Пойдем, покажу!
И Мишка с новыми друзьями отправился устраиваться на ночлег. Они пошли вдоль речки по тропинке. Загадочно блестела на небе луна, сверкали звезды. Но Мишка всего этого не замечал. Он весело болтал с новыми друзьями, рассказывал о себе и как он сюда попал. Дорога заняла минут пятнадцать и наконец, мальчики вышли к зарослям ливанского кедра. И тут Мишка увидел, что на каждом из деревьев был установлен деревянный домик.
– Вот здесь мы и живем! – показал на домики Сергей.
– Вы живете в домиках на деревьях! – обрадовался Миша.– Всегда мечтал так пожить!
– Тогда выбери себе дом и располагайся, – пригласил Петя.
Мишка выбрал самый большой дом. Внутри домик оказался очень уютным. Две кровати, шкаф, а главное – большой стол и компьютер на нем с выходом в интернет. А вдоль стены – стеллаж, на котором стопки дисков с компьютерными играми и фильмами. Мишка был в восторге. Не раздеваясь, он завалился на кровать, чтобы отдохнуть. Незаметно для себя Миша задремал. Но резко проснулся от громкого стука в окно.
– Это же попугай Кеша! – обрадовался Мишка и открыл окно.
– Привет! – сказал Кеша. – Как твои дела?
– Ой, что было! – воскликнул Кеша.– Я весь день катался на аттракционах! Гулял, угощался сладостями. А потом подружился с Сережей и Петей!
– И когда собираешься возвращаться? – поинтересовался Кеша.
– Ну, не знаю? – потер лоб Мишка. – Когда надоест! Вообще–то мне здесь все очень нравится. И я бы хотел здесь задержаться на недельку – другую.
– Видишь ли, в чем дело,– ответил попугай.– На недельку – другую не получится. Ты здесь останешься навсегда! Если только конечно не поторопишься.
– Как навсегда?– удивился Мишка. – Почему? Я мечтал побывать на таком сказочном острове! Но навсегда остаться здесь не хочу! Дома родители, друзья, школа!
– А школа тебе больше не понадобится!– серьезно сказал попугай.
– Почему?– опять удивился мальчик.
– Ты прочитал договор, который подписал? Тебе его вручил Охотник за знаниями.
– А что там читать!– усмехнулся Миша.– Мы поменялись: он мне билет на все аттракционы парка, а я ему школьные знания.
– Вот именно!– воскликнул Кеша. – А если бы читал, то знал, что ровно в двенадцать часов ночи ты потеряешь все знания, полученные в школе! А значит, разучишься читать ,писать считать. И уже никогда не сможешь прочесть, где найти яблоко желания! А ведь только с ним ты вернешься домой. Ты останешься здесь навсегда! И будешь развлекаться ,сколько захочешь!
И тут Мишка задумался! Конечно, остаться на острове и развлекаться целыми днями – это мечта любого мальчишки! Но не каждый же день! А вернуться домой помогут школьные знания, которые, как он думал, ему абсолютно не нужны.
– Это правда?– уточнил Мишка у Сергея.
– Абсолютная!– заверил Сережа. – Я так же, как и ты, не прочитал договор, а сразу помчался развлекаться. А утром обнаружил, что не умею ни читать, ни писать. Поэтому до сих пор не нашел своего яблока желаний, как впрочем, и все ребята на этом острове. На сегодня ты здесь единственный грамотей, не считая, конечно, Охотника за знаниями.
– И что же делать?– воскликнул Мишка.
– У тебя еще пятнадцать минут, чтобы помочь себе и своим друзьям,– ответил попугай. Через пятнадцать минут наступит полночь, и ты разучишься читать. Кстати, а где твой договор?
Мальчик испуганно стал шарить по карманам.
– Вот он, здесь, в самом дальнем кармане. – Как хорошо, что я его не выбросил!
Мишка стал внимательно читать и наконец, воскликнул:
– Смотрите! Здесь написано: «Для отмены действия договора вам необходимо вернуться на место своего прибытия к восходу солнца. С первым лучом солнца полить засохшее дерево яблони водой из ручья. Затем сорвать созревшее яблоко и съесть его, загадав желание».– В принципе, ничего сложного!
– Это тебе так кажется, – ответил попугай. – Волшебные ворота и забор тебя никогда не выпустят из парка. Нам нужен план!
И тут часы пробили полночь! Мишка еще раз взглянул на договор, но уже не смог прочитать ни строчки. Договор вступил в силу. Мальчик разучился читать.
– Да!– согласился Сергей. – Нам нужен план! – Давайте думать. Самый короткий путь выбраться отсюда – это перелезть через забор. Я знаю одно место, где это сделать удобнее: там небольшая земляная насыпь. У меня есть веревочная лестница и фонарь. Надо торопиться! До восхода солнца не так много времени.
– Хорошо! – поддержал товарища Миша.– Будем пробовать!
– Ну, что ж, посмотрим, – сказал на это попугай и полетел.
А Миша и Сергей отправились в путь. Идти оказалось не так далеко, и вскоре друзья были на месте. Сергей размахнулся и закинул на забор лестницу. Но в ту же секунду раздался вой сирены, и словно из–под земли появились двухметровые роботы-полицейские. Один из них подошел к ребятам:
– Вам необходимо вернуться в зону игры!– грозно сказал он. – На первый раз мы вам делаем предупреждение. В следующий раз вас ждет подземелье замка «Черных воронов».
Ребятам ничего не оставалась, как вернуться. Грустные, они уселись на лавочку рядом с игровым автоматом. Кеша подлетел к ним и опустился на плечо Миши.
– А я вас предупреждал! – назидательно сказал попугай. – Только время потеряли.
– Ты был прав,– Кеша,– сказал Мишка.
– Но если ты такой умный, может, подскажешь выход?– спросил Сергей.
– Может, и подскажу,– ответил Кеша. – Однажды я случайно услышал разговор Охотника с Магистром волшебства. Так вот, он сказал, что в одном из замков есть подземный ход, который ведет к берегу моря. Но в каком именно замке я запамятовал, а их здесь пять.
–Да, если каждый осматривать, к утру мы, конечно же, не успеем.
– Кеша, дорогой, вспомни, может, там какие–нибудь приметы были, – попросил Мишка. Фонтан, например. Или знак какой.
– А ведь точно,– воскликнул Кеша. – Охотник сказал , что замок охраняет орел! Значит это замок «Черных воронов» ! Но он самый опасный и страшный.
– Нужно идти ,–подытожил Сергей. – Другого пути нет!
И ребята поспешили к замку «Черных воронов».
– Далеко идти?– поинтересовался Мишка, когда друзья прошли парк.
– Дорога займет полчаса, – ответил Сергей.
– Сережа, расскажи о себе и об острове,– попросил Мишка.
– Я здесь уже третий год нахожусь,– начал рассказ Сережа. – Вдоволь накатался на каруселях и аттракционах! А попал сюда, съев яблоко, которое стащил у старушки в саду. Мы с ребятами решили немного похулиганить и забрались в чужой сад. Но соседский пес спугнул нас, а меня схватил за штаны и порвал их. И все же одно яблоко я успел схватить. Дома мне сильно влетело за штаны от мамы. Я пошел в свою комнату и подумал, что было бы здорово удрать от всех на необитаемый остров! Затем я откусил яблоко – и я на острове! Теперь очень хочу вернуться домой! Но с потерянными знаниями – это невозможно.
– Так тебя, наверное, ищут?– воскликнул Мишка.
– Нет,– ответил Сережка. – Когда оказываешься на острове – время останавливается. – И если мы вернемся, то домой попадем в тот же день и час.
– Так значит, никто не заметит, что меня нет дома?– удивился Мишка.
– Нет, не заметят, – подтвердил Сережа.
Они шли по дороге, а в парке все так же звучала музыка, и карусели вертелись не останавливаясь. На секунду Миша захотел вернуться в парк и продолжить веселье! Но взглянув на Сергея, он решительно двинулся вперед. Наконец, друзья добрались до места.
– Да,– подтвердил попугай. – Это замок «Черных воронов»! А на самой его верхушке сидит Белый орел. Это прислужник Охотника за знаниями. Он тщательно охраняет вход в замок. Нелегко будет пробраться внутрь. Но я вам помогу. Я отвлеку его. Как только увидите, что орел улетел, забегайте внутрь!
Попугай расправил крылья и поднялся вверх. Он стал кружить перед орлом, дразня его. Сначала орел невозмутимо сидел на своем месте, но в какой–то момент не выдержал и бросился за попугаем. Увидев это, Кеша направился в густые заросли магнолий. Орел полетел следом.
Вход в замок оказался свободен, и мальчишки помчались внутрь. Забежав ребята увидели, что оказались в длинном темном коридоре. Он освещался факелами. Вдали были слышны голоса.

– Давай посмотрим, кто там разговаривает?– предложил Сережа.
Миша в ответ кивнул головой, и друзья направились вперед. Они дошли до большого освещенного зала. В центе его за столом сидели двое. В одном из них ребята угадали Охотник за знаниями. Второй – неизвестный старичок в мантии. Они сидели за столом, играли в шахматы и разговаривали. Мальчишки же спрятались за колонну и стали слушать.
– Так что, уважаемый Магистр волшебства, – сказал Охотник старичку,– сегодня еще один глупый мальчишка обменял свои школьные знания на билет аттракционов.
– Так это он про меня!– зашептал Мишка.
– Тихо!– ответил Сережка.– Слушай!
–Сегодня в двенадцать ночи он разучился писать и читать, – продолжил между тем Охотник за знаниями. – А затем, с рассветом, потеряет и все оставшиеся знания. За то мой ларец знаний будет полон! И я смогу, наконец, исполнить свою главную мечту – стать королем страны Бездельников.
– Поздравляю Вас!– ответил магистр.– А не боитесь, что кто-нибудь похитит ваш ларец?
– Ларец находится в подземелье, его тщательно охраняют,– ответил Охотник. – И отдадут ларец только владельцу ключа. А ключ всегда со мной!
И он показал ключ, висевший на его шее, на цепи.
– Давайте заканчивать партию,– предложил Магистр. – Уже поздно.
– Хорошо,– согласился Охотник. – Партия ваша!
Игроки встали и пожали друг другу руки.
– Нам пора!– тихо сказал Сергей. – Нужно найти подземный ход, про котрый сказал Охотник.
– Вернемся назад,– предложил Миша. – Я видел лестницу, ведущую вниз. Может это и есть вход в подземелье.
Мальчишки развернулись и пошли обратно к выходу. На стене Мишка заметил висящий крючке плащ. «Нужно прихватить его с собой, в подвале, наверное, холодно»– подумал мальчик. Ребята вернулись к выходу и без труда нашли лестницу, про которую говорил Миша.
– Вот она !– обрадовался Мишка. – Я не ошибся!
Ребята осторожно спустились вниз и обнаружили большой холл. Там они увидели десять одинаковых дверей.
– И куда дальше?– спросил Мишка.
– Не знаю, – ответил Сережа. Но ошибаться нам нельзя! Можем попасть в тупик. Это подземные лабиринты, я слышал про них. Если ошибемся дверью, потеряем время и не успеем к рассвету.
– Кажется, я знаю!– вдруг воскликнул Миша. – Если за девятью дверьми тупик, то за одной дверью выход! А значит, если ее открыть, то получится сквозняк. А заметить сквозняк нам поможет пламя факела. Оно обязательно отклонится от дуновения ветра! Похоже, я еще не все свои знания растерял. Сергей, неси факел! Будем пробовать!
Ребята проверили семь дверей, и все оказалось напрасно. Но на восьмой им повезло! Как только они ее открыли и поднесли зажженный факел, пламя дрогнуло! Друзья поняли, что находятся на верном пути. Мальчишки смело вошли внутрь. Впереди их ждал длинный темный тоннель. Они шли как можно быстрее, но стараясь не шуметь. Дорога то шла прямо, то петляла кругами, но не терялась. Наконец они дошли до развилки.
– Куда дальше?– спросил Мишка. – Направо или налево?
– Мне кажется, влево,– сказал Сергей и решительно двинулся вперед.
Миша последовал за товарищем. «Что-то стало прохладно», – подумал Мишка и накинул на себя плащ. Но не прошли они и сотни шагов, как дорога резко оборвалась. Ребята не удержались и кубарем скатились вниз. Встав и отряхнувшись, они увидели, что попали в самое настоящее логово пиратов.
Вдоль реки, у костра сидели двенадцать разбойников самого угрожающего вида. Они жарили на костре мясо и пировали. Слышны были крики и брань. Пираты делили награбленные сокровища.
– Нужно бежать!– крикнул Сергей.
Но было поздно – их заметили. Один из пиратов поднялся и направился к Сергею.
– Кто это к нам пожаловал?– усмехнулся он.– Что, решил поживиться нашей добычей? Или ты шпион? Сейчас я с тобой разберусь! – и он сильно ткнул пистолетом в спину Сережи.
– Слышишь, Джон, – сказал другой бандит,– оставь его до утра. – Никуда он от нас не денется! А утром мы с ним разберемся!
–Эй, Пит, сегодня ты несешь караул?– спросил первый бандит. – Забирай его!
«Куда же делся Мишка? Неужели успел спрятаться, но куда? В любом случае, я его не выдам!» – решил про себя Сергей. А Мишка между тем стоял и недоумевал. На него решительно никто не обращал внимания, как будто его здесь и не было. «Может меня не заметили»,– подумал мальчик. Несмотря на страх, он решил не оставлять друга в беде и смело выступил вперед. Реакции не последовало, его по–прежнему не замечали.
«Невидимый я, что ли? Пойду к реке, посмотрю на свое отражение»,– решил Миша. Подойдя к реке, он с удивлением обнаружил, что его отражения в воде нет. «Так это, наверное, плащ – невидимка!»– догадался мальчик.
– Вот здорово! Теперь я смогу помочь Сереже! обрадовался Мишка.
Таким образом, никем не замеченный, он подошел к Сергею и стал ждать удобного случая для спасения друга. И такой случай вскоре представился! Пит, скучавший в своей будке в одиночестве, заметил, что из его доли награбленного Джон стянул три золотые монеты. Бросив Сергея, с криками и угрозами Пит побежал к обидчику и накинулся на него с кулаками. Завязалась драка!
В это время Миша пробрался к Сергею, приподнял плащ и накрыл его тоже.
– Тихо! – прижал палец к губам Миша. – Мы укрыты плащом – невидимкой. Пока разбойники дерутся, мы потихоньку отсюда выберемся.
Сережа кивнул в ответ, и друзья стали карабкаться наверх, чтобы вернуться назад к развилке.
Добравшись до места, в этот раз они свернули направо.
– До рассвета осталось совсем немного времени, нужно торопиться! – сказал Сергей.
– Придется бежать, иначе не успеть,– поддержал друга Мишка.
Они бежали довольно долго, пока не увидели перед собой подземное озеро. К берегу была привязана небольшая деревянная лодка. Не сговариваясь, ребята сели в нее и стали дружно грести к другому берегу. Но, как только они догребли до середины озера, подул сильный ветер, поднялась волна, а из глубин выплыл огромный кит.
– Ключ!– прокричал кит. – Я хранитель Ларца знаний. Ключ! Или вы навсегда останетесь в этом озере!
– Он требует от нас ключ,– понял Мишка. – Тот ключ, что висит на шее Охотника за знаниями. Нам его никогда не добыт! Мы навсегда останемся здесь. Все пропало!
– Мишка, смотри, кто там летит?– воскликнул Сережка.– Это же Кеша!
И тут прямо в руки Мишки упал ключ от ларца.
– Ай, да Кеша, молодец, выручил!– радовался Миша. – Как ты это провернул?
– Перехитрив Орла, я последовал за вами,– пояснил Кеша.– Я все время был рядом с вами и тоже слышал разговор волшебников. Когда они, закончив шахматную партию, разошлись, я последовал за Охотником. Я спрятался в его спальне и стал ждать когда Охотник уснет. И как только он задремал , я перекусил цепочку и забрал ключ.
– Молодец!– похвалил Кешу Сережка.
– Вот ключ!– прокричал Мишка.
Мальчик показал ключ киту, и тот выпустил струю воды. А вместе с ней в лодку упал красивый резной ларец. Мишка открыл ларец, и тут все озеро осветилось ярким золотистым светом. Это из ларца вылетели все собранные Охранником знания. Они разлетелись, чтобы вернуться к детям. Все залюбовались таким прекрасным зрелищем!
– Нам нужно спешить!– громко сказал попугай. – До рассвета осталось десять минут! А вам еще надо найти и полить засохшую яблоньку.
Ребята налегли на весла и через две минуты были на берегу. Они выскочили из лодки и дружно стали искать засохшее деревцо.
– Вот оно! – наконец то прокричал Сережка. – Спрятано за кустами. Миша, скорей, неси воду! Вон ручей.
Миша зачерпнул в ладони воды и побежал к деревцу. Сережка и попугай стали ему помогать. Но тут первый луч солнца коснулся земли и наступил рассвет.
– Успели!– радостно закричали мальчишки. – Мы успели!
Они встали рядом с яблонькой и стали наблюдать.
И вдруг деревце, напитавшись влагой, выбросило первые листочки. Затем еще и еще! И, наконец, на его верхушке появилось большое красное яблоко!
– Ну, давай, рви его!– торопил Сережка.
Мишка сорвал яблоко и посмотрел на друзей.
– Прежде чем загадать желание, хочу попрощаться с вами ! – сказал Мишка. – И поблагодарить! Мне вас будет очень не хватать.
Друзья обнялись, а попугай забрался Мишке на плечо.
– А теперь желание,– засмеялся Мишка.– Хочу , чтобы я и все дети с этого острова вернулись к себе домой!
Мишка откусил яблоко и в ту же секунду очутился на берегу реки, в том же месте, откуда начались его приключения.
Мальчик огляделся и не заметил ничего необычного. На песке лежал его велосипед и мальчишки плескались в реке. «Наверное, я немного вздремнул, и мне все это приснилось. Пора отправляться домой»,– подумал мальчик.
Но тут Мишка заметил яблоко. Оно лежало рядом с велосипедом.
– Но у меня, же было три яблока,– стал рассуждать мальчик. – Одно я съел, прежде чем уснуть. Значит, должно остаться два. А здесь всего одно? Наверное, укатилось куда-то. А может, все же, это был не сон! И я потратил свое второе яблоко на возвращение домой?!
Так ничего не поняв, Мишка собрался, захватил оставшееся яблоко и отправился к дому.
Там его уже ждал Сашка Кораблев. В руках мальчик держал маленького щенка.
– Саня, ты не поверишь, что сегодня со мной произошло!– воскликнул Миша.– Садись, а то упадешь!
И Мишка стал рассказывать все события сегодняшнего дня. Закончив, он спросил:
– Ну, как тебе? Как считаешь, мне все это приснилось?
– Не знаю,– пожал плечами Саша.– Со мной такого никогда такого не случалось. Но мне очень все понравилось!
– И мне тоже! А кто это у тебя?– заметив, наконец, щенка, спросил Мишка.
– Щенок! Я его нашел за гаражами. Все утро искал ему хозяина, поэтому и не пошел с тобой на речку. Но никто не хочет его брать.
– А почему ты сам его не возьмешь?– спросил Миша.
–Да что ты!– воскликнул Саня. – Мама никогда не разрешит завести собаку. Она говорит, что от них только грязь и антисанитария.
Саша отпустил щенка на землю. Тот радостно завилял хвостом.
– Смотри, чему я его научил!– похвастался Саша.– Дружок, дай лапу!
Щенок послушно протянул мальчишке лапку и громко тявкнул.
– Здорово! – восхитился Мишка.– Как в цирке! – И что же нам с ним делать?
Мальчик достал яблоко и разломив его пополам протянул другу:
– Хочешь?
– Давай,– согласился Сашка. – Как мне хочется найти этому щенку настоящего хозяина! Чтобы он любил его и ухаживал за ним.
– Да, – сказал Мишка.– Было бы здорово!
И ребята дружно стали жевать яблоко. В этот момент из подъезда дома вышла Сашина мама. Увидев ребят, она подошла к ним и спросила:
–Гуляете? А кто это у вас тут такой хорошенький? Да это щенок! Он чей?
– Мама, у него нет хозяина,– грустно ответил Саша. – Мы думаем, куда бы его пристроить.
– Как это нет хозяина! – весело возразила мама. – Уже есть! Веди его домой и накорми молоком. Но учти, что гулять и убирать за ним лужи будешь сам. Согласен?
– Согласен!– обрадовался Мишка. – Тысячу раз согласен! Спасибо, мама! Мишка, я домой! Встретимся вечером во дворе!
– Ладно, мне тоже надо домой,– ответил Миша, и побрел к своему подъезду.
« А все же, как интересно получилось со щенком! Это яблоко сработало или совпадение? Какой сегодня странный день!»– подумал мальчик.
Но войдя в квартиру, Мишка удивился еще больше. Встречать его вышел большой белый попугай какаду!
– Привет!– отчетливо сказал попугай.
– Привет!– растерянно ответил мальчик.
И тут в коридор вышел папа Миши.
– Нравится?– спросил он.
– Очень!– воскликнул Мишка. – Но откуда он?
– Сегодня зашел на птичий рынок и не смог устоять,– пояснил папа.– Вот решил купить. Продавец сказал, что он разговаривает. А зовут его Кеша.
– Кто бы сомневался,– усмехнулся Мишка. – Ну, что, будем друзьями?
– Посмотрим,– ответил попугай и важно зашагал в комнату.
0

#7 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 10 517
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 10 января 2024 - 23:56

6

ЗНАКОМСТВО


Здравствуйте, девочки и мальчики!
Сегодня я хочу рассказать о моих очень хороших знакомых. О двух котиках, которые живут в обычной квартире трёхэтажного дома.
Первой в квартире появилась кошечка. Она была похожа на серо-полосатый взъерошенный комочек с большими ушами и любопытным взглядом. Из-за больших чёрных глаз кошечку назвали Бусинкой. Впрочем, когда Бусинка ведёт себя очень плохо – к примеру, прыгает по столам и подоконникам, сбрасывая на пол тарелки и горшки с цветами – её ругают и называют Буськой.
Чуть позже, в квартиру принесли картонную коробку, поставили её на пол по самому центру зала. Бусинка осторожно приблизилась к тому непонятному предмету, дабы хорошенько его изучить, то есть, обнюхать. Тут-то из коробки вдруг высунулась ещё одна кошачья, полосатая мордочка.
– Бусинка, знакомься!.. – объявила хозяйка квартиры. – …Это Марсик! Теперь он будет жить вместе с нами!
Котята с настороженностью и любопытством обнюхали друг друга. Именно так кошечки знакомятся. То есть, получают информацию о том, с кем они нынче имеют дело. При этом Буся ощетинилась и громко зашипела на чужака. Марсик испуганно попятился назад. От страха на его хвостике волосы встали дыбом.
По окраске кошечки оказались очень схожи друг с другом. Единственное отличие заключалось лишь в том, что Бусинка выглядела несколько крупнее. И не мудрено, ведь на тот момент, она была старше Марсика, месяца на три, а то и четыре.
С этого самого момента в квартире началась новая жизнь.

Полюбовавшись на домашних животных, хозяева покинули комнату, оставив Марсика и Бусинку одних, чтобы котята узнали друг друга получше, познакомились, немного поиграли.
Оставшись наедине, кошечка тихо мяукнула, тем самым заговорив с котёнком на своём кошачьем языке.
– Откуда ты только взялся? Без тебя было гораздо тише и спокойней, вся квартира была в моём полном распоряжении!
– Меня принесли с птичьего рынка! – мяукнул в ответ Марсик.
– Если ж тебя оставят жить вместе с нами, тебе необходимо запомнить следующее. В этом доме я была и буду самой любимой кошечкой! Это моя квартира, потому ты и должен беспрекословно мне подчиняться!
Молча соглашаясь с Бусинкой, Марсик обречённо вздохнул. Он отошёл в сторону и прилёг на приготовленное ему одеялко.
– Эй, пройдоха! Ты куда это завалился?.. – Буся больно ударила котёнка своей когтистой лапой. – …Здесь моё место!
Чуть съёжившись, котёнок переместился на другую подстилку.
– Тут тоже моё место! – кошечка не унималась, она вновь сильно цапнула котёнка за ногу.
В конце концов, Марсик прилёг на коврик в прихожей, после чего закрыл свои глаза. Котёнку было сейчас очень грустно. Отчасти он жалел о том, что попал в эту квартиру, в которой его встретили совсем не дружелюбно.


О кошкиных хитростях

Как бы не хвалила себя Бусинка, как бы не считала себя всеобщей любимицей, чуть позже выяснилось, что хозяева больше любят вовсе не Бусинку, а Марсика. По крайней мере, именно он на протяжении всего дня переходил из одних рук в другие, его гладили, обнимали. В то время как на Бусю хозяева обращали внимание значительно меньше. Нет-нет, её вовсе не забыли, не отодвинули на второй план. Просто Марсик был поменьше, он выглядел каким-то более беззащитным. К тому же, котёнок оказался весьма податлив и спокоен, в отличие от непоседливой, чересчур эмоциональной и отчасти своенравной кошечки. В общем, сидеть на чужих руках Бусинка вовсе не хотела, она царапалась, кусалась, вырваться, потому Марсик оказался хозяевам более интересен.
Бусинка, привыкшая к всеобщему обожанию, по данному поводу очень сильно переживала. Обидевшись на своих хозяев, она спряталась за диван и долго оттуда не выходила. Ну, а утром выяснилось, что у кошечки поднялась температура, она заболела.
Хозяева отнесли Бусинку к ветеринарному врачу.
Когда Буся вернулась домой, она вновь оказалась в центр всеобщего внимания. Её укладывали на диван, укрывали тёплым одеялом, её жалели, от неё не отходили ни на шаг.
Невзирая на то, что хозяева с одинаковой любовью относились, как к Марсику, так и к Бусинке – тем не менее, каждому из котиков отчего-то казалось, будто бы, именно к нему хозяева относятся с меньшим трепетом. Особенно остро данную несправедливость по-прежнему переживала Буся. Ведь до появления в доме ещё одного котёнка, она была самой настоящей принцессой.
Впрочем, драться с Марсиком Бусинка вовсе не стала, к тому же, она не стала соревноваться с котёнком в преданности своим хозяевам. Буся оказалось достаточно умной кошечкой.
Однажды ночью, когда в доме все уснули, и наступила полная тишина, кошечка тихо подползла к дремавшему котику.
– Именно ты виноват в том, что я попала на приём к ветеринарному врачу!.. – злобно заурчала на Марсика Буся. – …По твоей милости, мне пришлось терпеть больнючие уколы!
– Так ведь ты заболела!.. – в недоумении мяукнул котёнок.
– Тебе-то откуда знать: заболела я или нет?.. – усмехнулась в ответ кошечка. – …Быть может, то была лишь маленькая женская хитрость?
Так Марсик впервые узнал о Бусином плутовстве и прочих хитростях.

Вредные советы Буси

Меж тем, жизнь в квартире шла своим чередом. Хозяева ходили на работу, занимались домашними делами. У кошек были свои игры и заботы.
Однажды заметив, как хозяева вновь играют лишь с Марсиком, в голове у Бусинки созрел хитроумный план, который кошечка предпочла реализовать тем же самым вечером. Когда хозяева отправились ужинать на кухню, она присела рядом с котёнком.
– Эй, дружище! Ты чего такой грустный?.. – весело обратилась она к Марсику. – …Давай-ка я попробую тебя развеселить!
Разбежавшись, Бусинка запрыгнула на оконные шторы. Взобралась по ним под самый потолок, после чего, так же стремительно она спустилась вниз, на пол.
– Ух, ты!.. – Марсик прибывал в полном недоумении. Ему очень понравилось, как ловко Буся проделала вышеозначенный трюк.
– Ну? Чего стоишь?.. – весело мяукнула Буся. – …Попробуй, пока в комнате никого нет!
Глупенький котик, совершенно не подозревая подвоха, разбежался и запрыгнул на ту же самую штору.
Быть может, Марсик попросту испугался высоты, на которую он запрыгнул или просто растерялся, совсем не зная, что ему делать дальше. В общем, когда хозяева, заслышав непонятный шум, бросились в комнату, они застали довольно-таки интересную картину. На полутораметровой высоте, зацепившись всеми своими лапами за штору, висел котёнок, который совершенно не знал, что ему делать дальше: подниматься наверх или спускаться вниз. Да, и как ему спускаться, вдруг он упадёт? При этом, Марсик жалобно мяукал, обращаясь к хозяевам за помощью.
Лишь после того, как котёнок был снят со шторы, хозяева обратили внимание на Бусинку, которая, свернувшись калачиком, спокойно спала на своём привычном месте. Её погладили, похвалили; в то время как Марсика наругали и натыкали мордочкой в штору, дескать, так делать нельзя.
Наказание котёнка показалось Бусинке слишком мягким. Потому, как только стихли страсти, кошечка нырнула за тумбочку, именно туда, где и прятался на тот момент перепуганный Марсик.
– Ну, получил? И поделом тебе!.. – тихо мяукнула Буся. – …Ты почему повис на шторе? Надо было, как я, быстренько спускаться вниз! Тогда б тебя никто не заметил!
В ответ Марсик опустил свою грустную мордочку на пол, положив её между своих передних лап. Он вновь пожалел о том, что попал в этот дом, где его наказывают за самую малую провинность.
«Подумаешь, запрыгнул на штору! Ведь Буська всегда так делает!..»
– Ладно, не отчаивайся!.. – продолжила мяукать Бусинка. – …Вот увидишь, пройдёт какое-то время, и хозяева будут играть с тобой, как и прежде!
– Скажи, что нужно сделать, чтоб они поскорее меня простили? – чуть оживился котёнок, поднявшись на лапки.
– Так и быть, помогу!.. – согласилась Буся. – …Посмотри, какие красивые обои наши хозяева наклеили в комнате! Правда, в одном месте они чуть отошли от стены. Если ты аккуратно оторвёшь торчащие наружу края, тебя обязательно похвалят!
Какой-либо дополнительной команды Марсику вовсе не потребовалось. Он с усердием принялся драть зубами и когтями те бумажные обои. Клочки обоев полетели в разные стороны.
– Эти кошки совсем обнаглели?.. – сквозь шорох падающей на пол бумажных огрызков, Марсик вдруг расслышал злобный окрик хозяйки. – …Вначале Буська изодрала всю стену!.. А теперь ещё и мелкий взялся за те же самые пакости!..
Пожалуй, автору вовсе не стоит объяснять, почему котёнок получил, что называется: по первое число; почему он забился под диван и не выползал оттуда до самого вечера. При этом Буся с удовольствием потягивалась на диване, когда хозяева гладили её по гладкой шёрстке.
Несколько позже, Бусинка предложила Марсику покушать домашние цветы, стоявшие в горшках на подоконнике: дескать, они очень вкусные. И если кошечка обжёвывала те листочки с регулярным постоянством, делая это незаметно, то наивный котёнок предпочёл покусать те же самые листики прямо на глазах у хозяев. За что, собственно, и получал котик сразу за двоих: за себя и за те самые оборванные ранее листочки, оставшиеся на подоконнике от Буськи.
Ну, а потом, по совету всё той же кошечки, глупенький котёнок перекусил провод интернета...
В общем Буся учила Марсика только плохому, при этом всегда оставалась, как бы, в сторонке от тех самых проделок.
Справедливости ради, следует сказать ещё и о том, что наказывали Марсика достаточно мягко. Как правило, его просто ругали.


Воспитание хозяев

С каждым днём котята взрослели, набираясь сил и жизненного опыта. Марсик уж успел перерасти Бусинку, как в росте, так и в весе, превратившись в крепкого и сильного кота. Тем не менее, он по-прежнему оставался наивным и доверчивым котиком, которого Буся легко обводила вокруг пальца.
Домашние питомцы со временем привыкнуть не только к своему новому дому, но и друг к другу. Отчасти, они стали настоящими друзьями. Стоило кому-то из котиков на какое-то время пропасть из вида, как второй питомец немедленно начинал его искать; ходил по комнатам, заглядывать в каждый уголок и громко мяукал, что на кошачьем языке означало примерно следующее: «Ты где; отзовись; ведь я волнуюсь и очень сильно за тебя переживаю!»
Ранее уже упоминалось о том, что, подрастая, Марсик успел превратиться в крупного и сильного кота. При этом Бусинка по-прежнему относилась к нему, как к маленькому котёнку, которому необходимо внимание и забота. Она вылизывала Марсика, как это обычно делают мамы-кошки. Она же начинала громко мяукать, призывая хозяев на помощь, когда жизни или здоровью Марсика что-либо угрожало. К примеру, кот мог запросто запрыгнуть на перила балкона, походить по ним или выйти за окно на уличный подоконник. Высота третьего этажа, в общем-то, не слишком велика; тем не менее, при случайном падении Марсик мог запросто получить серьёзную травму. Потому и переживала Бусинка за своего друга.
Меж тем, Марсик, как обычный мальчишка, своими рисковыми действиями и опрометчивыми поступками попросту пытался произвести на Бусю определённое впечатление, привлечь её внимание, дескать, вот я какой герой!
Котики частенько укладывались спать, прижавшись, друг к другу. Так было теплее. Более того, они спали, складывая друг на друга лапы или головы. Со стороны могло показаться, будто бы, между питомцами нет, и не может быть каких-либо ссор, разногласий, временной вражды. Однако та видимая идиллия подчас оказывалась весьма скоротечной. Нежные объятия очень скоро перерастали в самую настоящую кошачью драку, гонки по комнатам и сшибанием всего, что попадалось на их пути.
До излишней свирепости или жестокости дело, конечно же, не доходило – все кошачьи потасовки проходили на уровне забавы. Ну, разве что Марсик, слегка заигравшись, мог больно прикусить или царапнуть Бусинку. В этих случаях в кошачьи игры приходилось вмешиваться уже хозяевам. Люди с трудом разнимали своих домашних питомцев, успевших свернувшихся в один общий, скулящий и шипящий клубок.
Однажды, прибывая в сладкой послеобеденной дрёме, кошечки растянулись на коврике и немного размурлыкались.
– Дружище, ты почему съедаешь абсолютно всё, что положат тебе в миски? – с некоторым укором Буся обратилась к Марсику.
– Так ведь кушать хочется!.. – ответил кот. – …Я кое-как могу дотерпеть от одной кормёжки до другой!
– При этом ты умудряешься съесть ещё и то, что остаётся в моей миске!.. – недовольно мяукнула Бусинка. – …Из-за твоей исключительной прожорливости, хозяева нас и кормят всем подряд, всем чем угодно!
– Я бы так не сказал!.. – попытался возразить Марсик. – …По-моему, всё очень вкусно!
– Уж и не знаю, где ты раньше жил и чем тебя ранее кормили!.. – мечтательно потянувшись, кошечка продолжила. – …Однако, до твоего появления в доме, я питалась исключительно лакомствами, самыми вкусными блюдами. Если желаешь попробовать то, чем ранее меня кормили, предлагаю объявить небольшую голодовку. Поверь, если мы откажемся от нынешней, абсолютно безвкусной еды, нас наверняка начнут кормить теми самыми деликатесами, из которых целиком и полностью ранее состоял мой рацион. Ты сам посуди, не дадут же нам умереть с голоду. Ведь мы их любимцы, потому и будут наши хозяева покупать самые дорогие кошачьи продукты. Не они, а мы будет теперь определять, что нам кушать!
– Буся! Сдаётся мне, ты вновь пытаешься втянуть меня в какую-то сомнительную историю!.. – Марсик с подозрением покосился на кошку. – …При этом , как и прежде, ты останешься в стороне, в то время как я обязательно буду наказан!
– Больно надо!.. – фыркнула кошечка. – …Сам подумай, ведь я буду голодать вместе с тобой!..
На следующее утро обе кошки, понюхав приготовленную им еду, молчком покинули кухню. Бусинка так и вовсе, попыталась зарыть, оставшийся нетронутым завтрак.
До самого полудня кошки вовсе не притронулись к утренней пище. Очень сложно описать переживания Марсика по поводу испытываемого им чувства голода. Тем не менее, кот мужественно держался.
– Терпи-терпи!.. – успокаивала его Буся – …Совсем немного осталось!
Ну, а ближе к обеду, обнаружив полные кошачьи миски, забеспокоились уже хозяева домашних питомцев. Они принялись трогать носики кошек, мерить им температуру – быть может, их любимцы заболели или чем-то отравились.
– Скорее всего, нашим котам вовсе не понравился новый корм!.. – сокрушалась дама, суетившаяся на кухне. – …Подруга уверяла меня в том, что её котята с удовольствием уплетают данные пакетики! Якобы, её домашним питомцам просто без ума от этого корма! И я ей поверила. Что ж!.. Попробую-ка я побаловать наших котят деликатесом из баночки, которую в своё время очень любила Бусинка!
Из кухни вдруг донёсся долгожданный зов: «Ребята, кушать!»
– Ну, вот!.. – радостно мяукнула Буся, обращаясь к Марсику. – …А ты мне не верил!
В каких-то дополнительных приглашениях Марсик вовсе не нуждался, он уж давно мчался на кухню, на крутых поворотах царапая когтями под собой пол.
– Дикарь!.. – тяжело вздохнула Буся. – …Из-за этого балбеса и я совсем не в почёте!
В отличие от Марсика, кошка медленно поднялась с пригретого места и грациозно проследовала в сторону кухню, где кот уж уплетал за обе щёки кошачий корм.
– Ну, как? – тихо мяукнула кошка.
– Обалденно вкусно! – с полным ртом, кое-как сумел промурлыкать Марсик.
– А я тебе, чего говорила? – усмехнулась в ответ кошка.
– Буська, если у тебя нет особого аппетита, я запросто могу съесть твою порцию! – слизывая в своей миске последние крошки, на всякий случай поинтересовался кот.
– Нет-нет! С этой вкусняшкой, я сама как-нибудь справлюсь!

Вечером, когда питомцев позвали на ужин, Марсик вновь рванулся на кухню первым. Оказавшись у тарелки, он с наслаждением принялся уплетать поданную на ужин еду. Несколько позже к нему присоединилась и Бусинка. Едва попробовав содержимое своей миски, кошка тотчас отшатнулась.
– Немедленно прекрати есть эту гадость!.. – сквозь зубы мяукнула Буся. – …Разве не видишь, нас вновь решили накормить невкусной едой?
– Так ведь кушать очень хочется! – оправдываясь, пропищал кот.
– Я сказала: немедленно вернись в комнату!.. – грозно прорычала на кота кошка. – …Позже поговорим!
С огромным трудом Марсик заставил себя оторваться от миски. Растерянный и голодный котик поплёлся вслед за кошкой.
– Ты посмотри, что творят?.. – всплеснула руками хозяйка. – …Покупаю им дорогие корма, а они, гады, морду свою воротят! Что ж!.. Подождём до утра. К полуночи проголодаются и как миленькие, съедят всё, до последнего кусочка!
– Буська! Мы что ж, не будем кушать до самого утра? – в отчаянии мяукнул кот, вернувшийся в зал.
– Вспомни, как совсем недавно, буквально в обед, нам удалось своего добиться. Хочешь питаться вкусняшками каждый день, имей терпение. Людей нужно воспитывать, лишь тогда в наших мисках непременно будут самые изысканные блюда.
Марсик обречённо прилёг на коврик. В отличие от худощавой и стройной кошечки, он был крупным котом, потому и потребность в еде у него была значительно больше, потому и страдания котёнка оказались просто невыносимы. Марсик не мог уснуть: ни вечером, ни ночью. Его желудок беспрерывно урчал. Во время коротких погружений в тяжёлую дремоту, котику снились неприятные видения. Будто бы его, несчастного и голодного, выбросили на улицу. Он превратился в худого и облезлого кота, который слоняется по помойкам в поисках чего-то съестного. Сквозь неприятные видения, Марсик вдруг расслышал какой-то посторонний звук: ни то шорох, ни то стук. Открыл глаза. На мягких лапках он очень тихо вышел из комнаты и заглянул на кухню, откуда собственно и доносился непонятный, подозрительный шум. Тут-то и увидел котик невероятную картину. Припав к миске, Буся с вожделением уплетала оставленную с вечера еду...

Дом

Пришло время сказать несколько слов о доме, в котором с недавних пор проживают наши кошечки. Рассказать о том самом строении, которое автор, чуть ранее назвал обычным домом. На самом деле, этот дом был по-своему необыкновенным. Дело в том, что котята жили в старенькой (при этом, весьма прочной) трёхэтажке с высокими потолками, тёмным подвалом и таинственным чердаком.
Однажды хозяева оставили входную квартирную дверь открытой. Воспользовавшись данной оплошностью, любопытная Бусинка выскочила в подъезд на лестничную площадку. Перед ней открылся абсолютно иной, новый мир!..
Стоит напомнить о том, что на протяжении последних трёх зимних месяцев кошки жили в замкнутом пространстве своей квартиры. Во избежание всевозможных простуд и более серьёзных заболеваний, связанных с переохлаждением, домашних питомцев близко не подпускали к открытым форточкам и балкону. Из-за холодных сквозняков, кошкам так же не позволялось выходить на лестничную площадку.
Да, собственно, и не было у кошек необходимости покидать стены квартиры. Они вольготно чувствовали себя и без каких-либо дополнительных пространств. Кошки с удовольствием бегали друг за другом из комнаты в комнату; играли в прятки; развлекались верёвочками, бантиками, тряпочными мышками. Связь с внешним миром поддерживалась исключительно через закрытые квартирные окна. Кошки могли подолгу сидеть на подоконниках, наблюдая за внешним миром, за падающими снежинками или прохожими. Кроме того, тихо муркая, Марсик с Бусинкой мысленно охотились за птицами, дразнящими их через толстое оконное стекло.
Ну, а теперь пора вновь вернуться к Бусинке, случайно оказавшейся на лестничной площадке. Она будто бы окунулась в совершенно иной мир, полный неизвестности, новизны и таинственности. Невзирая на то, что провела Буся в подъезде не более минуты (после чего её вновь загнали в квартиру), полученных впечатлений её хватило надолго.
Оставшись с Марсиком наедине, Буся с увлечением принялась рассказывать коту о том, что удалось ей увидеть, что она узнала об удивительном мире, открывшемся ей за квартирной дверью.
– Ты даже не представляешь, какие там огромные пространства! Подъездная лестница уходят вниз на целых три этажа! А какие там запахи!.. Из подвала веет мышками и иными грызунами! С чердака исходит стойкий запах птиц!.. Тех самых птичек, которых мы безуспешно пытаемся поймать на подоконниках, непременно ударяясь своими носиками в оконные стекла. И самое главное!.. Насколько я поняла, мы в этом доме вовсе не одиноки! В подъезде я ощутила присутствие, как минимум ещё двух кошек!..
Полученная информация, да ещё и преподнесённая в столь эмоционально-восторженном тоне, вызвала у Марсика самый живой интерес. Наверно поэтому, при первом же удобном случае, он и пытался выскочить на лестничную площадку. Невзирая на то, что кошек быстренько загоняли обратно в квартиру, Марсик всё же успел вкусить и увидеть то, о чём ранее рассказывала ему Бусинка. Кошка оказалась права, за квартирной дверью, действительно скрывался совершенно иной мир.

Иной мир

Неоднократно замечая суету кошек в прихожей, ожидание Марсика и Бусинки того самого момента, когда откроется заветная входная дверь, хозяйка решила сжалиться над своими любимцами.
– Что, котята? Хотите погулять? Ну, так идите, побегайте немного в подъезде!
Перед кошачьими мордочками вдруг настежь отворилась заветная дверь. Это было как в сказке. Ситуация для кошек оказалась настолько неожиданной, что первой реакцией хвостато-полосатых была полнейшая растерянность. Они попросту отказывались поверить в увиденное. Лишь выждав некоторое время, коты осмелились переступить порог и осторожно выйти на лестничную площадку.
Непрерывно оглядываясь по сторонам и позади себя, как бы квартирная дверь, оставшаяся у котиков за спинами, внезапно не захлопнулась, домашние питомцы принялись ловить своими носиками подъездные запахи. Немного освоившись, четвероногие друзья немного прогулялись по площадке, по-прежнему не рискуя отдалиться от квартиры на почтительное расстояние...

С этого самого дня кошек начали выпускать на лестничную площадку едва ли не каждое утро. Причём, с каждым новым выходом, время их пребывания в подъезде становилось всё большим и большим. При этом контроль за питомцами со стороны хозяев становился всё меньшим и меньшим. Уже через неделю кошки были полностью предоставлены сами себе, они могли делать в подъезде всё, что им вздумается.
Стоило кому-то из котиков поскрестись во входную дверь, как эта самая дверь тотчас открывалась, кошки беспрепятственно выходили на лестничную площадку, покидая пределы квартиры. Причём, выходить из квартиры по утрам кошкам было гораздо интересней, нежели в дневное время суток. Потому как с утра в подъезде было ещё темно, потому и кошечки оставались малозаметными. Да, и людей по утра в подъезде было гораздо меньше чем днём.
Марсик осмелел до такой степени, что мог запросто позволить себе спуститься до самого низа, к подвальным дверям. Впрочем, стоило ему услышать какие-то шаги, хлопок двери, либо иной посторонний звук, как кот стремглав взбирался на третий этаж, врывался в свою квартиру и тотчас прятался под диваном. Лишь пара перепуганных глазёнок в ужасе смотрела из-под комнатной мебели на входную дверь, не гонится ли за котиком кто-то.
Как-то утром, Марсик вышел в подъезд и спустился на лестничную площадку этажом ниже. Именно там он и столкнулся с посторонним котом. Столкнулся, в буквальном смысле, нос к носу...
Казалось бы, Марсик с Бусинкой всегда были вместе, при этом других котов они вовсе не знали, никогда их не видели и не имели о них ни малейшего представления. А тут, совершенно иной кот! Да, ещё и, такой же, как и Марсик, кот!
Увидела постороннего кота и Бусинка. Она изящно потянулась, наглядно демонстрируя, какая у неё стройная, гибкая и изящная фигура. Пожалуй, именно сейчас Марсик впервые глянул на свою подружку несколько по-иному. Впрочем, любоваться Бусинкой у Марсика вовсе не осталось времени. Потому как на него в упор смотрели чёрные злые глаза соперника.
Поспешу сообщить о том, что любой представитель семейства кошачьих, будь то лев, пантера, тигр или обычный домашний кот – каждый из них непременно охраняет территорию, которую считает исключительно своей. Вот и для нашего Марсика, его квартира, его подъезд... Да, чего там подъезд? Весь дом, в котором он ныне жил – всё это Марсик считал исключительно своей территорией, на которую не имел права сунуть свой нос ни один посторонний кот.
Очевидно, о том же самом подумал и соседский кот, который волею случая оказался на одной лестничной площадке с Марсиком.
Недолго думая, оба кота бросились друг на друга в атаку. Никто из них не хотел уступать. Потому и драка, развернувшаяся на подъездной площадке второго этажа, никоим образом не могла сравниться с безобидными потасовками, частенько устраиваемыми между Марсиком и Бусинкой.
Коты всерьёз вцепились друг в друга – никаких шуток, никаких игр нынче не было; о какой-либо пощаде не могло быть и речи. Коты с остервенением пускали в ход свои мощные когти и острые клыки. В стороны разлетались клочья шерсти. Рычащий, шипящий и орущий клубок, собранный из двух неуступчивых, агрессивных котов, то скатывался по ступенькам вниз, то вновь взбирался на лестничную площадку. Марсик, как более крепкий кот, имел в той схватке некоторое преимущество... Впрочем, выяснить, кто из двух драчунов в итоге окажется более сильным, более сноровистым так и удалось. Выскочившие на шум драки хозяева котов очень скоро их разняли, заперев каждого из бойцов в своей квартире.
– Вот скажи, зачем ты полез в драку? – помогая зализывать Марсику раны, недовольно урчала Бусинка.
– Он первым начал!.. – поскуливая, оправдывался котик. – …И вообще, какого чёрта он бродит по моему подъезду?..


Домашний арест

После той злополучной потасовки, кошек в подъезд более не выпускали. Меж тем, четвероногие друзья по-прежнему продолжали дежурить у входных дверей, в надежде получить хоть кусочек былой свободы. При этом, у домашних питомцев пропал всякий интерес к игрушкам, птичкам, бантикам и тряпочным мышкам. С недавних пор Бусинка с Марсиком решительно повзрослели, их начали увлекать несколько иные интересы.
Периодически оказываясь в прихожей, обнюхивая порог квартиры, Марсик невольно ощущал присутствие в подъезде чужого кота. Его
фантазия тотчас принималась рисовать жуткие картины, в которых посторонний кот бродит по подъезду, всё обнюхивает, заглядывает в подвал, взбирается на чердак, стоит с обратной стороны входной запертой двери. В общем, тот чужак чувствует себя полным хозяином дома. Данные обстоятельства не давали Марсику ни сна, ни покоя.
Своими переживаниями котик однажды поделился с Бусинкой.
– Ты всё это выдумал!.. – равнодушно ответила кошка, тщательнейшим образом вылизывая свои лапки. – …Эх! Если б не та, затеянная тобой драка. Могли бы сейчас выйти на площадку. Своими собственными глазами увидеть: есть ли там посторонний кот или его вовсе нет!..
В один из дней Марсику всё же повезло. Хозяйка квартиры, открыв входную дверь, вдруг вспомнила о забытом телефоне. Пока она возвращалась в жилые помещения, кот умудрился прошмыгнуть сквозь узкую дверную щель и оказаться на лестничной площадке. При этом Марсик действительно застал там постороннего представителя семейства кошачьих. Правда, это был вовсе не вражеский кот со второго этажа. То была рыженькая кошечка из соседней квартиры.
– Здравствуйте!.. – растерянно промурлыкал Марсик. – …Я тут, это!.. Вышел на пару минут!..
– Живо домой!.. – заметив, выскочившего на лестничную площадку кота, хозяйка тотчас вернула его в квартиру. – …Не хватало, чтоб ты вновь устроил тут драку!
С этого самого момента Марсик потерял всякий покой. Он плохо ел, плохо спал. Перед его взором непременно стояла мордочка той самой рыженькой кошечки, которую котик видел лишь несколько секунд, и которая так крепко врезалась в его память.
Поджидая удобный случай, Марсик ещё несколько раз умудрялся выбегать на лестничную площадку, однако рыженькой кошечки там вовсе не было. Она действительно здесь гуляла, Марсик непременно ощущал её запах. Просто котики выходили на лестничной площадке в разное время, потому никак и не могли встретиться. Однажды уставившись на дверь соседней квартиры, Марсик в отчаянии мяукнул.
– Прекрасная незнакомка, выйди!.. Появись хоть на минутку!..
В ответ кот услышал приглушённый голос рыжей кошечки.
– Я бы с радостью!.. Но, увы!.. Кошки не умеют открывать замки!..
Оказывается, она так же дежурила у входных дверей своей квартиры, ожидая встречи именно с ним, с Марсиком.
Впрочем, однажды чудо свершилось.
Надо полагать, хозяйка заметила, как исхудал её питомец, потому и позволила она Марсику покинуть квартиру в тот самый момент, когда соседи выпустили на лестничную площадку рыженькую кошечку.
– Иди уж, горемычная!.. Погуляй! Как-никак, а на дворе весна!
Именно тогда носики Марсика и соседской Мурки соприкоснулись. В тот самый момент они были безгранично счастливы.
Пожалуй, автор несколько увлёкся рассказом о Марсике, совсем забыв о Бусинке. Меж тем, наша кошечка так же исхудала. Правда, её худоба оказалась менее заметной.
«Настоящая красавица непременно должна следить за своей фигурой, быть стройной, элегантной!.. – размышляла про себя Буся. – …Вовсе не понимаю, что наш Марсик нашёл в соседской толстухе? К тому же, она совсем не красивая. То ли дело Марс! Сильный, мускулистый, мужественный!.. Впрочем, имеются коты и покрасивей!»
Итак, воспользовавшись открытой дверью, Бусинка прошмыгнула на лестничную площадку. Очень тихо она прокралась мимо влюблённых: Марсика и Мурки, и так же тихо кошечка спустилась этажом ниже.
На втором этаже Бусинка едва не столкнулась с Васькой, с тем самым котом, который ранее подрался с Марсиком. Он и на этот раз мчался наверх, дабы поквитаться со своим недругом, живущим этажом выше. При помощи когтей и клыков Васька собирался немедленно разрешить прерванный ранее спор на тему: кто в доме хозяин?
Выпустив когти на всех четырёх лапах, Васька едва сумел притормозить, в самый последний момент, избежав столкновения с Бусинкой. Оторопев, Васька вмиг забыл о каком-либо соперничестве, о своих и чужих территориях. Потому как прямо перед ним оказалась самая обворожительная кошечка в мире.
Именно о ней, о Бусинке, Васька думал все последние дни, с того самого момента как он случайно увидел её в подъезде.
«Ох, как же изящно она тогда потянулась!»

Впрочем, ребята, это уже совсем иная история, о которой я расскажу вам несколько позже. Расскажу, когда вы подрастёте лет, этак, на десять-пятнадцать.


08 марта 2023 года

0

#8 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 10 517
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 28 января 2024 - 20:03

7


СТРАНА РАЗНОЦВЕТНЫХ ЗОНТИКОВ

(отрывки из книги «Фантастика для детей»)

На планете Золотая змея всегда ярко. Море отсвечивало солнечными зайчиками. Цветы веселились на полянках. Деревья шелестели листьями. Огромная планета была больше всего похожа на водяной шар, чем на планету в солнечной системе - Голубая звезда. Большую часть планеты занимали озера, океаны, моря и маленькие водоемы. Жители планеты размещались в огромных серебристых шарах-домах.
Планетой Золотая змея управляла женщина-карлик, и ее звали Телеостоми. Жители планеты часто посещали соседние и были всегда рады гостям. Но на планете Золотая змея всегда было лето. Они не знали, что такое зима, осень и весна. Вода искрилась под солнечными лучами. Не большие корабли сновали по акватории или, выпустив крылья, улетали в Галактику. Все жители планеты были карликового роста и очень красивы. Женщины-карлики не любили особей мужского пола. На планете часто проходили конференции и брифинги. Как построить жизнь всех обитателей планеты и как произвести на свет новых карликов женского пола. Целая бригада врачей - женщин проводила опыты в большой лаборатории над новыми видами жителей планеты и по местному квантовому экрану TVS давались советы, как вести себя на определенных островах, находящихся в океане, и как сохранить их вид, который был еще мало изучен и требовалось немало знаний, для того, чтобы жители-карлики могли жить здесь.
- Дорогие жители нашей планеты! Мне сегодня пришло сообщение, что на планете Голубая звезда происходят события, которые могут помешать нам, исполнять наши научные методы изучения жизни. Поэтому, всем, кто причастен к Совету нашего острова, необходимо прибыть в Головной шар.
Только жители планеты успели позавтракать, как они услышали голос своей любимой Телеостоми.
- Боже! Что могло случиться? - воскликнула Билонифомса. - Как нам может угрожать далекая звезда нашей Солнечной системы? И там к тому же живут жители других миров, деревянные человечки. Мы же недавно вернулись от них с праздника Солнца!
- Билонифомса, успокойся, - медленно промолвила ее подруга, самая красивая женщина-карлик по имени Ателеопи. - Ты прекрасно знаешь, что мы более развитые жители нашей планеты. Мы не имеем инфекций, как на других планетах. Нас постоянно спасают от заражения, и мы часто проходим осмотры, чтобы не выявить у нас болезни, которые поражают всех жителей в Галактике. Поэтому, что происходит на планете Голубая звезда, нас не должно волновать.
- Как не должно? Но они с нами на определенном расстоянии от нас и тоже в одной Солнечной системе. Звезды Млечного пути светят и им так же, как и нам. Мы должны поддерживать дружественные отношения со всеми, кто посещает нас, и кто живет в Галактике. Ведь недавно мы знакомились с жителями страны Деревянных человечков и там есть даже своя легенда, о которой они нам рассказывали.
- Да, легенда. Девушка, которая поет и которую украл грозный хозяин Баргузин. Но и у нас есть такие легенды. Билонифомса, ты помнишь, как наша старая Маркурифомса рассказывала, что когда-то на нашей планете были острова. Жили люди и купались в морях, ловили рыбу и выращивали различные фрукты и овощи. Но потом этого не стало. Старой тетушке Маркурифомса уже много лет. Она много летала в Галактику. Видела жителей Млечного пути, другие планеты. Изучала растительность и животный мир. Но также много лет назад в Галактике прошли метеоритные дожди и климат изменился. На других планетах произошло много изменений, выросли скальные стены. Люди стали грозными, появились чудовища. Помнишь на одной из планет жила Черная Фея. Она была колдуньей. Ее верный друг Черный Дракон всегда помогал ей. Терялись жители других планет. Дракомуха похищала людей. Но наступил прекрасный день, когда воины Желтой планеты и Серебристой смогли победить их. Планета Черной Феи исчезла. А вдруг она опять вернулась? Боже! Что могло случиться?
Две женщины-карлики сели в круглый шар космический корабль и полетели в Головной шар. Что их ожидало, они и не знали.
Уже подлетая к месту, где должно было проходить совещание великих врачей и ученых, они заметили, что вода, где они жили, стала темнеть, хотя был еще разгар дня.
- Билонифомса, смотри, а почему потемнела вода? Ведь такого еще никогда не было. Что могло повлиять на нее?
И только тут они увидели, что часть неба стало темнеть, и появилась огромное черное облако.
- Это Черная Фея! - закричали они, и все жители планеты испугались, и стали немедленно покидать место совещания правления главных сил.
Телеостоми вышла из здания Шара. Она была напугана тем, что начало происходить на ее планете. Яркое солнце было наполовину закрыто черным облаком. Над планетой на своем любимом космическом корабле кружилась Черная Фея и громко хохотала.
- Всем вооружиться!- скомандовала Телеостоми. И она села в корабль и полетела в Галактику, чтобы вместе со своими воинами - женщинами уничтожить Черную Фею.
- Вперед! - скомандовала Сигнатофомса, ее верный командир.
Воинам женщинам планеты Золотая змея долго приказывать не надо. Серебряные шары-корабли выстроились в геометрическую фигуру-пентаграмму и направились к черному облаку. Они разместили свои линии фронта по всему пространству, где могли воины Черной Феи проскользнуть к ним и помешать жителям планеты жить спокойно. Уже несколько стрел-молний скользнули по кораблям женщин - карликов. Но они сражались очень рьяно. Не давали себя победить. И тут увидели, что из-за потока астероидных скал, прикрываясь Млечным путем, к ним устремился Черный Дракон, сопровождаемый целым войском Дракомух. Грозно шипя и направляя на корабли женщин-карликов свои страшные и колючие щупальца-ножи, они бросались на них и уже почти смогли перебить их. Но в этот момент к ним на помощь пришли жители Планеты Желтая звезда. Царапаясь о стекла кабин кораблей, дракомухи бросались на них и, когда ничего получалось, ускользали в пространство. Черная Фея потеряла половину воинов и поспешила спрятаться на далекой планете, о которой знала только она. В Солнечной системе еще никто не летал так далеко, поэтому Черной Фее было, где укрыться.
- Все, мы спасены... Спасибо воинам планеты Желтая звезда! Вы вовремя подоспели к нам. Одни мы не смогли бы победить Черную Фею. Но как она воскресла?
- Да. Это было совсем недавно, когда мы сражались с ней. Она слишком жадная и злая. Старается занять все планеты, чтобы властвовать нами. Поэтому нам надо дружить. Спасибо вам, красивые женщины-карлики, что приняли нашу помощь. Но нам надо вернуться к тому пути, куда мы собрались, и выполнить задание нашего Командира.
Воины Желтой звезды улетели. Телеостоми вернулась к главному Шару с оставшимися воинов, и удалилась в свой кабинет и комнату отдыха.
Подруги Билонифомса и Ателеопи полетели отдохнуть от событий в Головном Шаре на другой остров и море. Море затихло. Солнце светило, как и прежде. Зайчики прыгали по поверхности волн, и было так спокойно, как никогда.
- Вот тебе и случилось сегодня? А мы были очевидцами этих событий. Спасибо нашей Телеостоми. Она всегда выбирает правильный путь и помогает нашим жителям планеты.

Прошло несколько дней. Вода в море была очень теплой. Билонифомса купалась, а ее подруга Ателеопи сидела на берегу и наслаждалась теплом от солнечных лучей. Вокруг была тишина, и иногда вечернее солнце окрашивало море в такие красивые краски, что оторвать свой взор они не могли. Жители огромной планеты Золотая змея опять жили спокойно.

Чучело-мучучело

Вода еще раз раскатилась и с большей силой шлепнулась о берег, и раздался громкий треск. На Байкале очень часто можно было увидеть, как Баргузин, несмотря на солнечную погоду, вдруг сердился и чтобы его еще больше боялись, он начинал разгонять воду, бросая крупные волны на чередующиеся или разбивая о берег. Серебристый цвет воды давно пропал. Кое-где оставшиеся белые барашки смеялись над его проказами и шустро ускользали в пучину волн. Маленький кораблик развернулся на середине озера и поплыл к берегу. И вот тут-то все увидели, как яркий солнечный свет вырвался из-за сосен и заскользил по всему берегу, как будто он что-то потерял. Люди еще раз оглянулись туда, где увидели светящийся луч и удивленно переговаривались между собой:
- Что это? Кто ещё видел? Как разыгрался ветер, - говорили одни, поглядывая на сопку, откуда появился луч и, рассыпаясь на мелкие искринки, прятался в ветках деревьев и волнах озера.
В это момент на небе появилось несколько облаков. Обычные облака, ничем не примечательные. Как вдруг из-за них начал рассыпаться цветной дождь, словно разноцветная радуга неожиданно появилась после сильного дождя и вдруг стала исчезать. Из-за не большого облака появился силуэт НЛО. Серый, вытянутый, чем-то похожий на корабль, который курсировал по озеру, остановился на одном месте и завис прямо над берегом, где находились люди. Так продолжалось несколько минут. Ослепительный свет из воздушного корабля прошелся над деревьями, покачался под облаками, скользнул по воде, подняв тысячу брызг и исчез.
Маленькие человечки, похожие на смешных карликов или гномиков спускались на парашютах - зонтиках. Разноцветные зонтики: синие, зеленые, красные, оранжевые окрасили воду озера и поглотили карликов в пучине. Люди зеваки на берегу стояли, раскрыв рты, и ничего не могли понять.
Мужчина, который находился на борту корабля вдруг отошел от оцепенения и заговорил:
- Вы видите, видите... Это кто к нам прилетел?
Он побежал по палубе, но поручень не дал ему двинуться дальше.
Вдруг на берег выдвинулся целый отряд из деревянных человечков, похожих на чучел. Их глаза были похожи на огромные белые шарики с черными зрачками. Волосы развевались под ветерком. Длинные руки были сложены на груди в поклоне. Глаза вращались и рассматривали берег. Солнце скрылось за сопками, и наступила темнота. Люди прижались к домам и со страхом наблюдали, что будет дальше.
Маленькие деревянные чучела пробежались по берегу и ступили на поверхность воды. Они шли по волнам, словно у них под ногами была земля и им ничто не угрожало. На небе появилось множество звезд. Одна из них метнулась вниз, и целая стая ее подружек закрутились по небесному пространству.
- Великая госпожа, мы рады, что вы прибыли к нам. Сегодня на нашей земле праздник. И мы будем рады, если вы сможете принять участие.
Главный вождь Чучело-мучучело стоял на поверхности воды в поклоне перед карликом женщиной. Она, одетая в полупрозрачный костюм, ответила хозяину страны Деревянных человечков.
- Мы знаем о вашей стране. Давно хотели прилететь к вам. Но обстоятельства не давали нам этого сделать. И вот теперь мы решились прибыть к вам. Но мы никак не можем понять, кто такие непонятные великаны вашей страны застыли в страхе на берегу? Ваша страна наполнена великанами?
- Да. Великаны, ары, живут здесь уже много лет. Но они нам не мешают. В нашей стране Деревянных человечков мы хозяева. Вы можете безбоязненно следовать в наши жилища и веселиться. Прошу.
- Хорошо.
Женщина - карлик с далекой планеты Разноцветных зонтиков поклонилась в ответ на слова главного Чучела-мучучела и прошла со свитой по тропе между волн. В еще более прозрачных костюмах инопланетян-карликов женщины планеты Разноцветные зонтики появлялись из воды и выстраивались в две шеренги, сопровождая свою Госпожу. Зонтики были сложены у них за спиной. Они немигающим взглядом смотрели вперед. Красивые, с белыми волосами и великолепными стройными фигурами она напоминали богинь моря. Воинствующая окраска на лбу и щеках в виде скорпиона или тарантула выдавала строгий настрой женщин планеты. Пока женщины-карлики проходили вдоль берега, многие люди успели разглядеть их. Ары стояли на берегу возле домов и не могли вымолвить ни слова. Они были поражены увиденным. Никто еще из них с планеты Земля не слышал ничего подобного на берегах озера Байкала. И вот только сейчас они поняли, что оказывается, на озере есть и другие страны и люди. Много лет они наблюдали в телескоп небо над Байкалом и никогда не думали, что чучело-мучучело перед входом в солнечную обсерваторию и есть главный хозяин страны Деревянных человечков, о которой они и не слышали. О ней не было написано ни в одной книге. Великаны на берегу начали перешептываться:
- А вы что-нибудь слышали о стране чудовищ на Байкале? А как она называется? А кто такие карлики с какой-то планеты Разноцветных зонтиков? Кто эти карлики, которые на зонтиках спустились на поверхность озера?
Страх стал закрадываться к ним, и они стали понемногу убегать в дома.
А в это время чучелы-мучучелы рассыпались по всему берегу и с женщинами - карликами начали танцевать, ведь праздник был на их земле. Праздник Солнца. Небо раскрасилось в разные цвета: от голубого до зеленого. Женщины - карлики бегали по берегу озера, летали над водой и кружились в небе на зонтиках. Вождь женщин-инопланетян сидела на главном троне в качестве гостьи. На ее голове красовалась серебряная корона, похожая на геометрическую фигуру. Она взглядом подозвала одну из своих охранниц и что-то прошептала ей на ухо. Та повернулась к своим воинам и громко сказала:
- Наша Госпожа желает, чтобы вы сегодня веселились и подружились с воинами страны Деревянных человечков. Ваша Госпожа очень рада была принять участие в праздновании великого Солнца. Вы знаете, что в Галактике солнце не достигает наших границ, и мы очень редко видим его. Э-ко...
Женщины разошлись по берегу озера и многих их видели с воинами чучел-мучучел. Вазы с фруктами стояли на деревянных столах и их бока блестели при очередном всплеске разноцветного огня. Красивая женщина карлик по имени Зо-о сидела возле воды и смотрела, как солнце тонет в гребешках волн. Чучел-мучучел деревянных человечков не мог насмелиться подойти к ней, так была ослепительно красива она. Он чуть слышно кашлянул и она оглянулась. Воин зажмурил глаза.
- Вы боитесь меня? - спросила Зо-о.- Не бойтесь. Я не сделаю вам ничего плохого. Расскажите мне о вашей стране?
- Наша страна появилась очень давно, - начал чуть ли не шепотом говорить До-о. - На этом месте было море, такое же, как и сейчас. Наши предки плавали и ловили рыбу. Но однажды грозный Хозяин Баргузин перевернул две лодки и мы больше не выходили на море. Они очень долго горевали и первую фигуру чучела-мучучела они поставили на сопке, высоко-высоко, чтобы солнце светило ему.
- Жалко ваших предков, погибших от хозяина Баргузина. Но у вас, почему то не видно женщин?
- Наши женщины всегда дома. Они занимаются домашними делами. А мужчины должны просить Солнце о тепле и силе.
- Смотри, серебряная рыбка... Как она красива!
И маленькая Зо-о встала и побежала по берегу, разбрызгивая воду. Она звонко смеялась и звала к себе До-о. Весь вечер они были вместе.
Другие жители планеты Деревянных человечков в этот момент собрались на огромном пространстве, на берегу в круг. Чучела-мучучела сидели и просили Солнце дать им тепла, силы и любви. На планете Деревянных человечков тысячу лет назад главный вождь чучел-мучучел увидел Солнце. Оно было необычно. Высоко в небе, между серебристыми звездами, которые начали таять и исчезать, огромный шар разлил яркий свет над горами. В море была синяя вода. До того синяя, что казалось всё, что находилось вокруг него, было таким же синим, как оно. Купаясь в волнах с белыми гребешками, плавали красивые рыбки. Когда главный вождь поплыл по морю, то увидел красивую девушку с серебристыми волосами. Она пела о море и ветре, солнце и звездах. У нее был очаровательный голос, который разливался по округе. Рыбки в море танцевали, кружась на воде вокруг нее. Морское чудовище приплыло издалека. Вдруг поднялся сильный ветер и... девушка исчезла. Исчез ее дивный голос. А морское чудовище уплыло в пучину волн, и больше его никто не видел. С тех пор главный вождь чучел-мучучел призывал Солнце отдать ему эту девушку, которую спрятали на большой глубине. Она так поразила его силой своего пения. Но она так больше и не появилась. Главный вождь чучел-мучучел Чу-у заболел и умер, но перед смертью он просил найти девушку, чтобы она украшала море своим голосом и красотой. Эта девушка была Богиня моря, любви и красоты. И сейчас, когда наступали самые теплые летние дни, главный вождь чучел мучучел собирал своих деревянных человечков, и они просили Солнце о тепле, силе и любви для всех жителей моря.
Ветер Баргузин прошелся над водой один раз, и все стало исчезать, словно ничего и никогда не было в этом месте Байкала. Люди-карлики покачались на зонтиках и улетели в небо. Корабль, вытянутый, словно акула, растворился в последних лучах утра. Небо покрылось солнечными лучами зари. Зеленые ветки берез и иголки сосен принимали мягкие струи ветра и прятались в красках восхода солнца. Главный Чучело-мучучело опять стоял на входе в солнечную обсерваторию и кланялся каждому входившему человеку, который заходил туда, чтобы посмотреть, что делается в небе, в Галактике.
Вода на озере успокоилась и, мягко расплескиваясь о берег, встречало утро следующего дня.
Маленький мальчик, сидевший с папой на камне на берегу еще долго смотрел туда, куда улетели маленькие тетеньки на зонтиках и только позже спросил:
- Папа, а это кто были? А почему все люди так сильно испугались их?
- Это был чудище Байкала и его друзья. Я давно, когда еще был таким, как ты, слышал, что на берегу Байкала есть чудище. Но вот, чтобы оно встречалось с жителями другой планеты, этого не знал. И вот теперь мы с тобой видели, что к нам из Галактики прилетают другие жители карлики и они также дружелюбны, как и мы. А бояться их и не надо. У них был праздник. А кому запрещены праздники? Никому. Давай помашем этим замечательным людям другой планеты?
- Давай, - и они с папой махали на берегу озера кому-то в небо.
Зонтики и корабль другой планеты давно скрылся и все люди уже больше никогда не видели их. А кто знает, правда ли это или нет. Но в Листвянке на берегу Байкала есть солнечная обсерватория, а на входе в нее есть чучело-мучучело, которое встречает каждого человека входившего на территорию.
Давайте и мы пожелаем этим людям добра. Пусть они радуются и встречаются с жителями другой планеты - друзьями.
0

#9 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 10 517
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 31 марта 2024 - 20:22

8

ЗЕЛЁНЫЕ. ДОМ ДЛЯ ПАМЯТИ


Елина проткнула снег иголкой и зашила дыру на животе снеговика:
– Вот так лучше!
Снеговик молчал и не двигался.
– Не могла снегом поправить?! – ухмыльнулся Шан и запустил снежок в голову снеговика. Дзинькнуло ведро – на железной стенке остался прилипший снег.
Елина покачала головой и убрала иголку в карман зелёного комбинезона. Мимо пролетала синичка и села на плечо девочке. Елина достала из кармана семечки и протянула ладонь птице.
– Трынь! – затрещал Шан старой большой шишкой – синичка встрепенулась и улетела.
– Зачем?! – слёзы появились на глазах Элины – но Шан уже не слышал, взбираясь на соседнюю гору и размахивая зелёной шапкой, – и девочка убрала оставшиеся семечки в карман.
– Зеленыё не плачут, – шептала Елина, отстукивая шаги по снежной тропе в сторону земляной избы. – Зелёные хранят слёзы для единственного момента в жизни.
Дух леса Фо – маленький, полупрозрачный, зеленоватый – летел следом, норовясь сесть на зелёную шапку Елины.
Елина резко остановилась и Фо врезался в неё.
– Залезай! – сказала Елина.
Фо подул на шапку, снежинки разлетелись и упали на смуглые щёки девочки. Фо затерялся в пушистой шапке и закрыл глаза.
Деревня Зелёных расположилась в лесной глуши, вдали от городов. Её сложно заприметить – избы-землянки легко принять за холмы, а смуглых людей с ног до головы одетых в зелёное, переливающееся от светло-салатового до тёмно-травяного, трудно заметить в лесной чаще. А зимой сюда не добраться – дороги заметает.
– Спасайся! Он бежит сюда! – Шан догнал Елину и схватил её за руку.
– Кто?
– Медведь! Я нечаянно в берлогу заехал.
Шан тащил младшую сестру, не разбирая дороги напрямик к дому. Фо ухватившись за шапку Елины, раскачивался из стороны в сторону.
– Р-р-р! – раздавалось сзади.
– Дедушка Трис! – дети забежали в избу и захлопнули дверь.
В теплой избе зелёные комбинезоны на детях изменили толщину и стали тонкими, как пижамы, а рыхлые зимние шапки превратились в домашние чепчики.
– Снова медведя разбудил? – дед сидел за столом, вытягивал из смолы нить и даже не повернулся в их сторону. – Ох, и получишь от него! И когда школу откроют? Дурачишься от безделья.
– Р-р-р! – послышался скрежет когтей по двери.
– Полно, иди спать, Медведюшка! А внука извини – наозорничал, – дед подошёл к двери и коснулся её руками.
– Р-р-р! – скрежет снаружи повторился.
Зазвучала колыбельная, мягкая, мелодичная. Дети стали зевать, глаза наполнились сном. Фо пел не останавливаясь. Медведь ещё раз зарычал и поплёлся в берлогу, качаясь из стороны в сторону. Фо летел следом и напевал на ухо.
– Если школу замело, Шан, и отменили занятие… – дед посмотрел мальчику в глаза.
Фо с медведем отошли далеко, и песни не было слышно. В зелёных глазах Шана уже исчезла сонливость, и появилось озорство. Дед замер, вспомнив что в десять лет тоже любил медведей переполошить, и махнул рукой. Всучил Шану катушку с нитью из смолы и отправил заделывать царапины во входной двери.
Школа Елины и Шана после суровой бури оказалась под снегом. Раскапывали школу всей деревушкой, и взрослые и дети. Через два дня показался второй этаж, где находился пятый класс Шана. Чтобы откапать первый класс Елины потребовался ещё день. Кто-то из двоечников приходил по ночам и обратно закапывал, мешая процессу, но у него ничего не вышло.
Елина достала иголку и стала зашивать самую большую царапину на двери.
– Отойди, я сам! – Шан толкнул плечом Елину и стал заделывать царапину смолой.
Елина присела на скамейку и обняла деда:
– От мамы с папой нет вестей?
Дед поцеловал внучку в тёмные кудри, нащупал в волосах шишку и вытащил. Елина ойкнула и положила шишку в карман.
– В такую погоду экспедиция затянется. Боюсь и к Новому году не вернутся, – дедушка погладил Елину по волосам.
Новый год без мамы с папой показался Елине ужасным, и она поморщилась. Но что делать, работа у родителей такая – исследовать жизнь леса.
Дедушка Трис был смоляным мастером. В его кармане всегда лежала катушка со смоляной нитью от всех бед – щель в окне заделать, дыру в заборе залатать, или пожевать, если зуб разболелся.
Шан заделал царапины и отдал катушку деду.
– Школу откопали, – крикнула за окном соседка с лопатой. – Завтра на занятия.
– Вот и славно, – дед подвинул скамейку поближе к столу, и дети в зелёных пижамах и чепчиках, уселись и открыли учебники.
Школа располагалась на столетнем дубе – на первом, втором и третьем ярусе ветвей, выше уже белки и вороны. На каждой ветке помещалось по классу. В зелёных толстых комбинезонах сидеть на твёрдой коре мягко и удобно как в поролоновом кресле.
Старейшина Зелёных Елий начал занятие. Фо летал над головами, задевая заснеженные сучьи. Снег падал на зелёные шапки и комбинезоны и тут же таял от тепла.
Елий вдохнул, и ученики услышали шум ветра и историю о Духе леса – одиноком бестелесном существе. Фо был молод и упрям, тратил время на беззвучную пустоту. Зелёных не было, лес молчал.
Елий выдохнул, и история повеселела: от травы – цвет, от солнца – блеск, от земли – тело. Так появились Зелёные. По желанию Духа леса.
Бах! – Шан попал старой шишкой в верхнюю ветку, и третий класс накрыло сугробом. Ребята отряхнулись, недовольно поглядывая по сторонам. Шан, сидящий выше, натянул шапку на лицо и беззвучно хихикал. Сквозь вязаный узор шапки Шан увидел грозный взгляд Елия, и замер. Фо недовольно сморщил нос.
– Зелёные одни в мире, – опустил голову Елий, – Нет ни Красных, ни Жёлтых, ни Синих в Лесном дрёме. Но Фо говорит, что есть Разноцветные. Он их не видит, но чувствует.
Ученики переглянулись, некоторые потёрли глаза в надежде разглядеть что-то вокруг – но кроме снежного леса не было ничего.
– Вот бы увидеть Разноцветного, – прошептал Шан. – Я бы и шишку за это отдал.
Фо запел песню. Она достигла ушей, и ученики не могли шелохнутся – тонкая песнь о других существах, не таких как Зелёные. Существа есть в этом мире. Фо чувствует их тяжелые шаги, когда они подходят к Лесному дрёму.
Фо пел, что Разноцветные были здесь, давно, летом. Трава поклонилась, а ветер почувствовал преграду. Так Фо и понял о присутствии. Песня закончилась.
Ученики потёрли уши – тишина, Фо молчал. Больше ему поведать нечего. На лицах учеников заметен испуг.
– Опасны ли Разноцветные? – сам себя спросил Елий. – Мы не знаем. Мы умеем защищаться только одним способом. Слёзы! Их слышит Дух леса. Когда Зёленый плачет, Дух леса появляется рядом. Спасает, но только раз в жизни. Слёзы ваше...
Шан дальше не слушал. Он усердно пришивал иголкой, которую стащил у сестры, комбинезоны Дилы и Вада друг к другу. Парочка сидела рядом как за одной партой.
Стежок, второй! Но комбинезоны не пришились. Где нить? В игле нет нити!
«Как же у сестры всё работало и без нити. Эх, эта Елинка, не объяснила, – подумал Шан. – Может и игла ненастоящая?»
Шан уколол палец и чуть не вскрикнул от боли. Взгляды Шана и Елия встретились и Шан закусил губу.
– ... Фо впустит, – Елий закончил рассказ и пригладил тёмную бороду.
Шан так и не понят, куда же Фо впустит.
– Занятие закончено. Зелёного Вам дня! – Елий прислонился к стволу дуба.
Ученики стали спускаться с ветвей. Шан поспешил положить Елине в карман иглу, пока она не обнаружила пропажу.
– Шан, нужна помощь, – послышался сверху голос Елия.
Шан полез обратно наверх, скрывая гримасу недовольства под высоким воротом комбинезона.
– Нужно найти жуков, – Елий оглядел непроходимые сугробы.
Шан хмыкнул под воротником и кивнул. Спрыгнув с дерева, он сделал вид, что ищет жуков в сугробах.
Елий прошептал что-то дубу и спустился. Увидев большую старую шишку, старик поднял её и положил в карман.
– Какие жуки зимой? – тихо ворчал Шан и, когда Елий ушёл, стал прыгать по сугробам. Через полчаса порядком устав он побрел к избе Елия.
Шан постучал в дверь и услышал голос старика:
– Много набрал?
Шан открыл дверь и переступил порог. Зелёная одежда Шана из зимней превратилась в домашнюю.
Изба Елия была самой старой в деревне. И даже если маленькая мышь пробегала по крыше, с потолка сыпалась земля. Но Елий не боялся в ней жить, Дух леса давал крепость Лесному дрёму и деревушке Зелёных.
Елий сидел за столом и писал в старинной книге зелёными чернилами. Схватив торчащую из комбинезона нить, он резко дёрнул. В руке оказался обрывок нити, и старик приклеил его на страницу книги. Нить выпрямилась как игла и застыла.
– Зачем такое наказание? – шмыгнул носом Шан. – Жуков собирать не время.
Елий оторвал взгляд от книги:
– О! Собирание жуков натолкнуло тебя на мысль, что всему своё время! Есть время для проказ и время для жуков на траве.
Шан смутился, извинился за поведение на уроке и уставился в пол.
– Вот и результат – жуков не нашёл, но всё обдумал, – старик вытащил из кармана старую шишку и бросил её Шану. Шан оттопырил карман, и шишка влетела в него.
Старик стал листать зелёную книгу и остановился на странице с нарисованной шишкой. Длинным, тонким, как ветка, пальцем он водил по тексту.
– Шишка – дом для памяти, – старик поднял глаза. – Так писали старейшины.
– А в книге есть на всё ответы? – Шан заглянул в книгу.
На рисунке шишка впитывала зелёное облако.
– Нет, – покачал головой Елий. – Мы и вопросы на всё не знаем.
Шан пожал плечами, попрощался и поспешил домой. Темнота спустилась на деревушку. Шан забежал в избу – темнота была и там.
– Дед! – позвал Шан. – Елина! Вы что спрятались?
В избе было тихо. Шан с силой потёр руками зелёную пижаму, и разлетающиеся искры озарили избу.
Никого. И ужина нет.
Шан расширил глаза, похлопал себя по щекам, тряхнул головой. Никто не появился.
– Дедушка, Елинка! Ну вы где? – Шан сел на пол и стал ползать по избе, заглядывая под стол, лавки и кровати.
Пусто.
Открыл трясущимися руками входную дверь и замер – в избу вели только его следы – тонкие как корни.
Шан заметался по снегу, из стороны в сторону, не понимая, что ищет. И просто побежал обратно по своим следам.
– Дедушка Ений! – Шан заколотил в дверь старика.
Дверь поддалась и Шан ввалился в избу.
Старик обернулся. Шана трясло от страха.
– Их нет! Деда и Елины! Ни следа…
Старик застыл и прислушался. Тишина. Но ощущения? Фо делился ощущениями. – Здесь Разноцветные, в деревне Зелёных! – старик выронил книгу.
– Но я их не вижу? – Шан развел руками и стал оглядываться по сторонам.
– Фо их чувствует. Они уходят, – старик послушал воздух. – У них Трис и Елинка.
– Как это? – Шан почувствовал слёзы в глазах.
Ений взял его за руку:
– Пойдем.
В темном небе светили белые точки. Елий посмотрел вверх:
– Разноцветные называли белых мух звёздами. Они сделали так, чтобы Трис с Елиной исчезали – разорвали их связь с Лесным дрёмом.
– Куда они идут? – Шан трясся на месте, на знаю, куда бежать.
Елий понюхал воздух.
– Нет. Не чувствую, – старик покрутил головой и положил руку на плечо Шану. Но Фо мчится следом, я знаю, он поможет. Елина должна заплакать. И Трис тоже. А ты не плачь – помешаешь!
Шан вытер первые слёзы и крепко до хруста сжал деревянные кулаки. Иголки на комбинезоне выстроились в ровные ряды как солдаты, а корни босых ног глубже ушли в землю.
Элина очнулась в тёплом и светлом пространстве. Это не лес. Хотела пойти, но не смогла ступить ни шагу – ноги не чувствовали землю, не пили воду и силу – не было корней. Зелёная еловая пижама слегка осыпалась, чепчик сполз набекрень.
«Игла, где моя игла?» – Елина достала из кармана иголку и стала вышивать невидимой нитью – появились тонкие корни на ногах.
– Пить! – закричала Елина и заплакала.
Маленькая Нина в костюме Феи подошла к ёлке, стоящей в кадке с землей, и полила её.
Гирлянда, шары, бахрома – Нина наряжала ёлку.
В комнату вошла мама:
– Какая красивая! Давно мы такой не видели. В лесу их столько!
– Как хорошо, что мы так далеко забрались! Чуть не потерялись, – крикнул папа из соседней комнаты.
Нина танцевала вокруг ёлки в разноцветной одежде – красное платье, жёлтые туфли, зелёные крылышки.
Фо летал по городу. Он чувствовал много слёз, но это были не слёзы Елины и Триса. Он делал второй круг над городом, как почувствовал слёзы.
– Плачь! Плачь! – просил Фо. – Я – здесь, я – рядом!
Фо влетел в квартиру и подхватил исчезающую память Елины. Память лежала на руках Фо немым зелёным облаком, обессилев.
– Потерпи, скоро будет легче. Вот и родители уже возвращаются, – Фо мчался в деревню Зелёных.
Память Элины посмотрела на небо, и белые мухи напомнили о дома. Память не сдавалась, держалась за саму себя – вспоминая родителей, Шана, деда, деревню.
Фо влетел в избу.
Шан протянул на трясущихся руках шишку, из неё показалось семя, и память Елина зелёным облаком скользнула к нему. Толстая оболочка семени не пропускала внутрь, стояла преградой. Фо прикоснулся к семени, и облако проскочило внутрь.
Шан прижал шишку к себе.
– Весной семя вспомнит, всё вспомнит! – сказал Елий.
– А дедушка? – Шан поднял глаза на Елия.
– Он не захотел плакать, – пропел Фо.
Высокая огромная ель стояла на главной городской площади. По стволу текла густая смола, но ни капли слёз. Вокруг украшенной ели веселились Разноцветные и кричали:
– С Новым годом!
0

#10 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 10 517
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 06 апреля 2024 - 17:51

9

СЛУЧАЙНОСТЬ ДОЛЖНА ОСТАВАТЬСЯ СЛУЧАЙНОЙ…


Глава I

Платон нервничал. А когда он нервничал, он мыл посуду. Тщательно и самозабвенно. Это был почти гипнотический ритуал. Задняя лапа ловко поддевала табурет, передняя – распахивала дверцу серванта. С верхней полки бережно извлекались чистые тарелки. Дважды пересчитав их, Платон доставал из холодильника батон вареной колбасы и нарезал из расчета два куска на одну тарелку. После всех этих утомительных манипуляций и начинался, собственно, процесс успокоения нервных клеток. Каждая тарелка щедро натиралась колбасной «губкой» и старательно вылизывалась по часовой стрелке. Затем следовало неторопливое поедание «инвентаря» и чистка лап.
Платон знал свою норму: после восьмой тарелки он превращался в обычного добродушного кота, а после двенадцатой достигал душевного равновесия. Сегодня он твердо решил не быть мягкотелым, так что пришлось ограничиться семью порциями спокойствия. Дальнейшие события показали, что это было весьма предусмотрительно.
– Опять колбасу трескаешь? – хозяйка неслышно появилась в комнате.
Платон весь вечер ждал этого визита, но оказался не готов: при первых же звуках знакомого голоса он все-таки нервно дернулся и свалился с табурета.
Хозяйка хихикнула. Кот отряхнулся, лизнул ушибленный бок и демонстративно уселся на стол. Передние лапы воинственно скрестились на полосатой груди:
– Я триста лет прошу тебя стучать прежде, чем объявляться. Это моя девятая жизнь, и я не хочу, чтобы она закончилась инфарктом!
– У котов не бывает инфарктов, – примирительно улыбнувшись, ответила хозяйка.
– У котов не бывает, а у ранимых философов – запросто, – парировал кот и хлопнул лапой по руке, тянувшейся к кусочку колбасы. – Никакой еды, пока не отчитаешься!
– Все по плану! – весело прощебетала девушка и, щелкнув пальцами, осыпала кота роем снежинок.
– Перестань мусорить! – Платон сдул с хвоста парочку белых мух и уточнил: – По какому плану?
– Они разминутся, но он найдет ее кошелек, – довольным тоном сообщила хозяйка.
Кот моментально сник. Он долго молча пялился в потолок, потом тихо спросил:
– Искушение деньгами?
Девушка кивнула. Платон сполз со стола и решительным шагом направился к выходу. Уткнувшись в замочную скважину, он вдруг передумал. Вернулся, схватил початый батон колбасы и, почти дотронувшись им до носа хозяйки, заявил:
– Ты для меня больше не Тыковка! Отныне ты – бессовестная рыжая дура! Я все сказал!
Кот сунул батон подмышку, круто развернулся и громко захлопнул за собой дверь.
Тыковка грустно улыбнулась, еще раз щелкнула пальцами и пообещала появившимся светлячкам: «Ничего, это не надолго. Он мудрый и отходчивый. К тому же, с ним колбаса…»

***
Самостоятельная жизнь обходилась дорого. В очередной раз давясь растворимой лапшой и сосиской со вкусом сои и студенческой нищеты, Марк вспоминал прощальные мамины слова: «Помни, что твоя комната всегда будет ждать тебя…» С одной стороны, в эту комнату трижды в день вносился поднос с вкусной домашней едой, с другой – вместе с подносом вносились предложения вроде: «Сыночек, ты бы умылся/побрился/заправил постель/нашел работу/девушку/смысл реальной, а не виртуальной жизни…»
Первые три месяца о возвращении под материнское крылышко Марк и не помышлял. Когда заканчивались продукты (а заканчивались они уже на вторую неделю после получения стипендии), парень шел проторенной дорогой Винни-Пуха: в непрошенные гости.
Собственно, вариантов было два: закадычный друг Пашка и девочки из общаги. Пашка понимал Марка, как никто другой, но идти к нему сегодня было бесполезно: третий день подряд встреча друзей начиналась с сакраментальной фразы «Есть что пожрать?». Девочек, способных накормить приличным ужином, было трое: Лора, Таня и Вера. Показываться Лоре было небезопасно (последний визит сопровождался настойчивыми расспросами о серьезности его, Марка, намерений), появляться у Тани – неприлично (она, конечно, славная, но даже у славных девушек заканчивается терпение, если два месяца не отдавать им долг). Вера встречала без лишних вопросов, всегда первая приглашала к столу, о себе никогда не болтала и была добра настолько, что Марка начинало подташнивать от осознания собственной ничтожности.
Размышления о тяжком выборе прервал визг городского телефона.
– Марк, это Софья Григорьевна…
– Софья Григорьевна, дорогая! Рад Вас слышать! Голос бодрый, я даже подумал, что однокурсница звонит… Надеюсь, Вам уже лучше?
Марк врал. Во-первых, он был совершенно не рад слышать старческий, но действительно бодрый голос хозяйки квартиры. Во-вторых, он втайне надеялся, что ей не лучше, и грипп даст ему еще как минимум неделю отсрочки.
– Спасибо, голубчик, за комплимент и любезность. Но, знаешь, я как экономика – лучше не становлюсь…
Намек на экономику Марк понял: хозяйке срочно нужны были деньги. Иначе она не звонила бы сама, а терпеливо ждала, когда парень подтвердит свою платежеспособность.
– Завтра я планирую поездку, надо пополнить кое-какие запасы… Мне подъехать на квартиру? – тактично спросила Софья Григорьевна.
В следующее мгновение в голове Марка всплыла пафосная фраза «Умирать лучше стоя», и он неожиданно для себя ответил:
– Ну зачем же Вам делать такой крюк? Вы ведь в центр едете? Я Вас встречу…
Положив трубку, Марк осознал, что до унизительного возвращения в родительский дом остается чуть более 16 часов. Если только «блудный сын» не найдет за это время человека, способного за две недели до Нового года одолжить ему двести долларов на (будем откровенны) весьма неопределенный срок. Ну, или деньги сами вдруг свалятся на голову. И еще не известно, какой из вариантов менее вероятен.
…Отчаянно придавливая ботинками падающий снег, Марк размышлял о том, что зря он все-таки поперся к Вере. Деньги у нее, может быть, и есть, но, как говорится, не про его честь. Наверняка полгода экономила, на чем можно и нельзя, чтобы сделать кому-то особенный подарок. Марк почти ничего не знал о сокурснице, но был уверен: на себя она тратить не станет – не такой человек. Должен быть кто-то очень дорогой и особенный. Может, парень, а может, мама… Или котенка бездомного озолотить решила… Хотя нет… С животными в общагу не пускают… Ну точно! Деньги нужны, чтобы вахтершу подкупить!
– Так, стоп! Ты что, кретин, делаешь? – Марк действительно произнес это вслух и остановился. Что бы там ни было, стоит только ему заикнуться Вере о своем бедственном положении – она отдаст все, что у нее есть, и еще спросит, достаточно ли этого.
«И тогда ты будешь презирать себя до конца твоих бессмысленных дней», – подумал Марк и так круто повернул назад, что почти потерял равновесие. Стараясь не упасть на скользкой дорожке, он резко вытянул руки, на секунду замер в нелепом положении и… распластался посреди вечерней аллеи.
– А мог бы и дурной башкой о лавочку! – язвительно заметил парень и покрутил головой, проверяя, не свернул ли шею.
Позвонки были на месте, а вот в глазах, кажется, начинало темнеть. Нет, не кажется… Точно темнеет! Марк поднялся, отряхнул колени от снега и подошел поближе к темному пятну. Им оказался миниатюрный мешочек из фиолетовой ткани, что-то вроде кисета. С одной стороны на нем красовалась странная эмблема: собачья лапа, прислоненная к человеческой ладони. С другой стороны на добротно пришитой петле болталась сломанная застежка-карабин. Марк потянул шнурок и открыл мешочек. Внутри лежали сложенные вчетверо две стодолларовые банкноты.
– Так не бывает, – прошептал Марк…

***
В этот вечер Марк не застал бы Веру. За час до того, как парень наткнулся (в буквальном смысле) на решение своих финансовых проблем, в комнате № 17 студенческого общежития Мединститута два будущих врача обсуждали крайне важный вопрос: бить или не бить?
– Эти придурки сперли кисть бедного Йорика! Знаешь, что они будут показывать фалангами его среднего пальца? – кипятилась Ася, любовно поглаживая пострадавший макет скелета.
– Догадываюсь, – улыбнулась Вера. – Но один из «этих придурков» уже год по тебе чахнет. И мне кажется, что каждая его выходка – это отчаянная попытка обратить на себя твое внимание.
– Отличный пример мужской логики! Значит, после всех пакостей я должна броситься ему на шею со словами: «Ваня, я Ваша на веки»?
Обе девушки прыснули со смеху.
– Ладно, Ася, мне пора бежать, сегодня Ванильку выписывают. Кстати, будешь пересчитывать кости своего Ромео – повтори заодно их название!
– Ага! Двойная польза… – хихикнула Ася и тут же, что-то вспомнив, нахмурила брови. – Слушай, Вера, насчет костей… Будь поосторожней в темных переулках! У Иры из пятнадцатой позавчера сумку прямо из рук выхватили. Может, мне с тобой пойти?
– Нет, Ась, не надо, правда! Спасибо, но я сама доберусь. А сумочку даже брать с собой не буду. Все самое ценное – в мешок и на пояс, – бодро объявила Вера и переложила содержимое кошелька в фиолетовый кисет.
– Откуда такая прелесть? – поинтересовалась Ася.
– Один из подарков волонтерам на пятилетие центра. В каждом таком мешочке был чип для питомца и символическая фигурка собаки. Мне очень кстати лабрадор достался…
– Так себе подарок, – хмыкнула девушка.
– Много ты понимаешь! – Вера показала соседке язык, махнула «пока» молчаливому Йорику и исчезла за дверью.

***
…Ванилька была четырехлетним желтым лабрадором. Вообще-то Вера с детства мечтала о щенке классического черного окраса. И в питомник всей семьей ехали именно за таким. Но когда увидели, как настойчиво эта девочка таскала за уши своих братцев, поняли, что выбора у них нет.
– Бойкая козявка, – заявил папа.
– Наверняка хулиганка и жулик, – согласилась мама.
– Значит, наша! – подытожила Вера.
Ванилька оправдала все ожидания. Самой частой командой хозяев была: «Марш в угол!» Отлично понимая, что за пожеванные туфли, разбитые горшки, сломанные ящики и съеденные отбивные не поощряют, Ванилька послушно плелась в угол, где вздыхала и печально обгрызала обои. Весь ее понурый вид говорил: «Видите, до чего вы меня довели?» Притворщицу тут же прощали, и в доме наступало всеобщее счастье.
Так длилось три года. Потом Вера уехала учиться в другой город, а Ванилька осталась слизывать слезы с родительских щек. Еще через полгода захандрила и она. В поисках лучшей клиники Вера подняла на уши ветперсонал обоих городов. Заменить больные суставы бионическим имплантатом смогли только в «Лапе помощи»…
Клиника центра работала круглосуточно и, несмотря на довольно поздний вечер, жизнь в ней бурлила, скулила и мяукала. Стоя на администраторском посту, женщина в свитере с надписью «Hellcat» невозмутимо дирижировала хаосом:
– Клиника «Лапа помощи». Если ваш питомец не нуждается в экстренной помощи, пожалуйста, подождите… Кот Бульдог… Что, серьезно?.. Простите… Вас и Вашего Бульдога ждут в первой смотровой… Спасибо, что подождали, что у вас случилось?.. Что проглотил? Кусок резиновой уточки? Большой? Ага… Как себя ведет? Просит добавки? Так… Понятно… Да, немного слабительного и наблюдайте… Всего доброго! Привет, Ванилька!
– Вера…
– Да-да! Помню-помню! С Ванилькой все в порядке. Она готова к выписке. Будешь забирать?
– Да, но сначала я хотела бы оплатить все услуги.
– Отлично! Сейчас посмотрим… Ага! Вторая операция за год… Будем надеяться, она же и последняя… МРТ… Имплантат… Гидротерапия… Проживание… Та-а-а-к… Страховка покрывает… а нет, не все…
– Я знаю, доплата двести долларов…
– Точнее, 198 по сегодняшнему курсу…
Вера кивнула, расстегнула куртку и ощупала пояс.
– Все в порядке?
Вера страшно побледнела и прошептала:
– На пояс, чтобы надежнее… Больше нет…
– Так, спокойно! Посмотри на меня! Все хорошо, сделай глубокий вдох…
– Больше нет… Больше нет… – глядя в одну точку, повторяла девушка. – Как же так? Где я их сейчас найду? У меня почти ничего не осталось… Так с машиной повезло! Если не сегодня, как Ванильку домой отправить?..
Вокруг Веры собралась толпа. На нее смотрели испуганные лица и сочувствующие морды.
– Что здесь? Разойдитесь, пожалуйста… – на шум в приемной выбежала Анна, директор центра. – Что случилось?
– Все потеряла, – медленно проговорила Вера и разревелась.
– Питомец умер? – тихо спросила Анна у администратора.
– Нет, выписываем уже. Кажется, она деньги потеряла. Это Ванилька, наш волонтер. Лабрадора из другого города везла – везде отказывали.
– Страховка есть?
– Частично покрывает.
– Ясно. Ванилька, послушай…
– Я Вера… – новая порция соленого водопада залила лицо девушки.
Анна нахмурилась:
– Прекрати реветь – ты нервируешь пациентов. Все расходы – за счет клиники. Катюша, пометь…
«Адская кошка» Катюша округлила глаза:
– Но Анна Валерьевна…
– Без «но». Дай девушке чаю. А мне кофе, пожалуйста. Я буду у себя…

***
–Ты не в себе! – Платон все еще злился, а потому не церемонился. – Ты должна создавать счастливые случайности, а не полосу препятствий! Когда я соглашался стать твоим напарником…
– Помощником, – многозначительно поправила Тыковка и провела тонким пальцем по пыльному комоду.
– …я представлял, – игнорируя намек, продолжил кот, – нет… я просто видел спокойную сытую пенсию, наполненную слезами умиления и светлым чувством причастности к человеческим судьбам!
Тыковка театрально закатила глаза и стала внимательно рассматривать паука, притворяющегося частью обойного рисунка.
– А что я получил? – гневно поблескивая глазами, спросил Платон и, не дожидаясь ответа, захватил передними лапами кончик длиннющего хвоста: – Я получил это!
– Это твое фигуральное выражение «шиш с маслом»? – хихикнула девушка.
– Нет, это вполне конкретная седина, до которой ты меня довела! – укоризненно (и почти обреченно) заявил Платон.
– Две седые шерстинки в твоем возрасте – это, дорогой мой, показатель спокойной сытой пенсии!
Тыковка слегка поддела кружево паутины и стала аккуратно его растягивать. Через несколько минут в комнате появился мерно раскачивающийся гамак.
Платон колебался. С одной стороны, он всю ночь готовил эту речь, а не произнес и четверти тирады. С другой стороны… С другой стороны висел гамак, обещающий роскошную лень и блаженную негу.
– Дешевое искушение! – Платон презрительно хмыкнул, гордо задрал голову и отвернулся.
– Я когда-нибудь проваливала задание? – руки Тыковки грозно уперлись в бока.
– На провокационные вопросы не отвечаю! – огрызнулся кот.
– Триста лет я лучшая в своем деле, и все эти триста лет ты во мне сомневаешься!
– Я сомневаюсь в твоих методах.
– Они эффективны!
– Они нервительны!
– Нет такого слова!
– А эффект такой есть! – Платон приложил лапу к сердцу и печально пожаловался:
– Нервы ни к черту! Аппетит слабый, сон прерывистый. Как узнал, какое у этих двоих могло быть восхитительное будущее (если б не твои методы, между прочим!), опять подсел на валерианку…
– Это как понимать? – строго спросила Тыковка.
– А что мне оставалось? Хлебать виски?
– Я не про валерианку. Что значит «как узнал, какое будущее»? Ты что, читал Большую Книгу Вероятностей? Ты же знаешь, что помощникам строго запрещено даже прикасаться к ней!
– Я требую, чтобы меня называли напарником и относились соответственно, – насупился кот.
– Ты смотришь слишком много детективов… Впрочем, мне это на руку. Сейчас я проверю тебя на детекторе лжи…
– Показания детектора в суде не учитываются! – авторитетно заявил Платон.
– Смотри мне в глаза! – приказала Тыковка. – Читал книгу?
– Нет!
– Лжец!
– Клянусь «Краковской» колбасой! Не читал!
– Когда ты врешь, у тебя дергается кончик хвоста…
– А я говорю – не читал! Так только… Взглянул… Одним глазком!
Тыковка бесцеремонно ухватила Платона за ухо.
– Оторву! – пообещала она.
Кот замер и тихо ойкнул. Не дождавшись сочувствия, ойкнул громче.
– Это произвол!
– Это справедливое наказание. За самовольство и неподчинение.
– Когда ты злишься, у тебя морщины на лбу проступают!
Платон знал, что малейший намек на уходящую молодость вводит 700-летнюю девушку в ступор. Воспользовавшись заминкой, он осторожно высвободил свое ухо и поспешил укрыться от праведного гнева в гамаке.
– А знаешь, напарник, ты прав! – голос Тыковки был подозрительно спокоен, но на всякий случай кот все-таки прикрыл уши лапами. – Мне действительно не помешает расслабляющая ванная. И пока я буду принимать ее, ты составишь подробный распорядок дня всех задействованных лиц, начиная с прошлой недели.
– Всех? – мрачно переспросил Платон.
– Всех! – мстительно подтвердила Тыковка и не спеша удалилась из комнаты.
– Лучше бы ухо оторвала, – буркнул себе под нос Платон. Распластав лапы, он покачивался в гамаке и размышлял о том, как тяжело и утомительно бывает устраивать чье-то счастье.
0

Поделиться темой:


  • 2 Страниц +
  • 1
  • 2
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей