Литературный форум "Ковдория": Дедушкины байки от Н. Дик - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 2 Страниц +
  • 1
  • 2
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Дедушкины байки от Н. Дик Байки и легенды для младших подростков

#11 Пользователь офлайн   Николай Дик Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 1 720
  • Регистрация: 16 января 11

Отправлено 12 апреля 2012 - 15:32

Емшан казачий

Чудно нам, старикам, на молодежь нынешнюю засматриваться. Не успеют опереться, крылышки свои отрастить, а ужо норовят в дальние страны выпорхнуть из гнездышка своего родимого. Ох, уж эта молодежь! Чем не мил им край родимый, земля отечественная?! Знать, мало любви к родной сторонушке.

А что их осуждать, коли старики мало гутарят с ними по отцовски, да мало силу родного края рассказывают. Чего уж там говорить, коли и мы, старики, наши казачьи байки стали забывать. А кто их молодому поколению передаст, кроме нас-то?

Вот, помню, старики нам, сорванцам неоперившимся, не только байки старинные сказывали, но и секреты силы земли донской передавали. А силушки-то у земли Дона-батюшки множество, только любить надобно эту землю, чтобы поделилась она секретами своими.

Вот запомнилась мне одна байка казачья о травах наших степных. Почему запомнилась? А ты послухай, глядишь и тебя за душу заденет.

Давно это было. Так давно, что на берегах нашего Дона ешо и люди не селились. Да и название нынешнего река наша прославленная еще не обрела. На холмах во степи широкой стали травы разные расти. Чудные такие – то с цветками разноцветными, то с запахами одурманивающими, то с листочками причудливыми. Гуляет во чистом поле ветер бесшабашный, теребит головы травкам различным, а те друг о друга стебельками чешутся.

Налетит ветер на поля с цветочками, покружит над степями и холмами, да улетит в дальние страны. По всему свету носится непоседа вечный. А красоты трав степных и побережных все равно ему милее. Возвратиться в чисто поле и вновь от счастья гульбу радостную устраивает. Захотелось однажды ветру буйному сделать так, чтобы каждый, вступивший на полюбившиеся ему земли, так же, как и он, никогда не смог уйти с полей и степей этих. Собрал он запах и силу всех трав полевых воедино и вдохнул в одну единственную травку. Воспрянула та травка полевая, подняла голову и взглянула на солнце ясное. Да, видно, много сил и запахов ветер вдохнул в неё, что не смогла высоко вырасти от тяжести сил невиданных. Так стала расти она невысокой, с серебристыми листочками.

Летит время беспощадное, подгоняемое ветром буйным. Вот и появились на берегах реки широкой и на просторах степей наших первые племена кочевые. Разные племена, то охотники, то скотоводы, а то и просто любители просторы новые разведывать. Поставят шатры временные, нагуляются по берегам и степям бескрайним, и в свои края возвращаются. Но не живется теперь племенам тем на прежнем месте. Тянет их запах наш степной особлевый. Понять не могут – что их манит обратно в земли наши?

Вот некоторые племена и стали обратно в наши края возвращаться. Тюрские и половецкие племена все больше на земле донской оседать стали. Выйдет в поле добрый молодец, нанюхается запаху степному и закружится голова молодецкая. Ничто не сравниться с запахами степей наших! Вот старики тех племен и призадумались – в чем сила запахов трав донских? Много трав изучили, много секретов открыли, но больше всего именно та травка от ветра буйного приглянулась им. Разгадали старики половецкие и тюрские силушку полыни необыкновенной и прозвали её «емшаном».

Вот так и появилась у первых поселенцев своя любимая трава – емшан полынный. Бабки - знахарки из него мази приворожные стали делать. Помажет девица-красавица голову своему ненаглядному – никогда от неё не отстанет добрый молодец, ни в какие чужеземные страны не убежит от суженной. Секреты емшана и стали старики передавать по наследству свои детям и внукам.

А время-то летит быстро. Возникли на берегах Дона-батюшки племена особлевые – половецкие. Стали этими племенами ханы управлять. У одного хана Шарукана родилось однажды два сына – Атрак и Сырчан. Славные хлопцы! С мальства на конях скакали не хуже воина бывалого, луком и саблей вострой почище рубаки прославленного владеть научились. Вселила в них земля донская силушки неведомой. Выросли братья в богатырей – красавцев. Возбудил емшан в их мыслях молодецких страсти необузданные. Стали они набеги на племена другие совершать, да иноземцев в полон брать. А в те времена уже Русь святая свою силу заимела и славой своей разнеслась по всему свету необъятному. Русским князьям не по нраву пришлись деяния ханов половецких. Решили они отпор дать ханам на берегах Дона-батюшки. В битве неравной поселили страх русячи в сердцах двух братьев. Старший, Сырчан, не поддался страху неведомому и остался на земле родимой. Возглавил войско половецкое после смерти отца и стал готовиться к битвам новым с русичами. А младший, Атрак, в чужие страны подался. Там, в землях Кавказских, стал он ханом великим, объединил племена различные, разбогател постепенно и забыл про земли донские.

А тем временем ушел из жизни князь русский, что воли не давал половцам на берегах Тихого Дона. Изменились времена, нашли общий язык новые князья русские с ханом Сырчаном. Теперь вместе земли донские решили защищать от нового ворога кровожадного. Отправил Сырчан с Дона послов своих к брату с просьбой вернуться на родину, в степи донские. Да куда там! Атрак и слышать ничего не хочет, уж больно сладко живется ему на Кавказе.

Что делать, как брата на подмогу призвать? Мечется хан Сырчан, не находит выхода. А тут в окурат старики к нему с советом:
- Отправь к хану Атраку не миссию знатную, а старика обычного, песни донские знающего, да пучок емшана нашего преподнеси ему.

Диву дивится Сырчан стариковскому разуму – куда проще, ведь в емшане донском сила неведанная, запах особливый! Вот и отправил хан Сырчан к своему брату этого старца.

Прибыл старец к знатному кавказскому хану Атраку. Ничего не стал сказывать, а затянул песни половецкие старинные, что с детства знакомы были хану грозному. Удивился знатный хан, велел поближе старику подойти. А старик возьми, да и достань пучок емшана донского. Взял в руки грозный хан пучок полыни с земли детства, понюхал его, и закружилась головушка буйная запахом юности обворожительным. Защемило сердце Атрака тоской невиданной о краях своих родимых. Не удержался он перед запахом земли родины своей, тут же принял решение – вернуться обратно в кроя родимые.

Так пучок емшана степного вновь воссоединил двух братьев. Вот с тех пор, говорят, и пошла по Дону слава силы емшана – полыни степи Тихого Дона. Много лет прошло с тех пор. Обжились казаки донские на берегах реки могучей. Слава о подвигах донского казачества по всей Руси-матушке разнеслась. Гордый и свободолюбивый народ казачий издревле почитает законы и обычаи предков своих, преклоняют колени перед Христом всемогущим и безмерно любят свой край родимый. По-прежнему старики силу емшан-полыни изучают. Сколько рецептов лечебных знают! Емшан-трава от любой хвори исцелит, только знать надобно, как приготовить мазь или напиток против той или иной болячки.

Теперь ужо казак донской, отправляясь в походы заморские или в битвы со злыми ворогами обязательно под седло пучок емшана упрячет, чтобы напоминал он своим запахом о земле донской и курене родимом. А на могилы казаков, сложивших свои головы на чужбине, обязательно веточку горького емшана положат.

Емшан донской и поныне казачьей гордостью считается. Каждому казаку известны ее целебные свойства, но превыше всего почитает дончак полынь за то, что она является одним из старинных символом казачества, символом древним и благородным. Горький, ни с чем не сравнимый терпкий запах емшан-полыни символизирует тоску по родине, по родному Донскому краю. Возьмешь веточку емшан-полыни с собой в дальнюю поездку, хоть целый месяц пробудешь на чужбине, а запах донской степи останется.

Вот оно как бывает. Только знать надобно силу трав наших донских. Сколько целебных свойств таят они в себе! Но нет ничего милее на свете, чем запах родимой сторонки! Ни с чем несравним запах степи ковыльной или гор заснеженных, моря синего или леса таежного – того места, где родился и вырос любой из нас.

Цените и вечно помните, внуки мои родимые, запах своей сторонушки! Читайте побольше книг об истории своей Малой Родины, слушайте байки стариков разумных, прислушивайтесь к советам старожил мест ваших.

Без славного прошлого нет настоящего, без доброго настоящего не будет и светлого будущего!
***
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=384
0

#12 Пользователь офлайн   Николай Дик Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 1 720
  • Регистрация: 16 января 11

Отправлено 23 апреля 2012 - 05:50

Байки о Золотом коне

Вот ужо старики наши любителей баек казачьих! Столько понапридумывали, что хоть год целый слухай, не наслушаешься. Вот и я в малолетстве любитель был тех баек старинных. Столько их от свого деда наслухался, что и в голове нонче все перемешалось.

Да что я все о себе, вы вот, детки мои родимые, послухайте еще одну байку забавную. По разному её у нас на Дону сказывают. Как оно в заправду сказывалась, теперяче ужо никто и не знает. Да что там, я сам, мобудь, что-то запамятовал. Да не в этом-то суть, главное о чем она – байка та старинная.

Так вот, слухай суды. Говорят в самую старину, когда в низовье Дона крепость турецкая Азов еще стояла, наши казачки частенько на турка того на стругах вниз по Дону ходили. Уж больно выгодное мосто Азов тот занимал – от него и в море чистое рукой подать. А турок нашему брату проходу не давал. А чем же жить тогда нашим братьям, как не рыбой и походами за добром иноземным? Сговорились однажды, кажись, в 1641 году казачки донские, собрали войско свое в кулак единый, да и отбили у турок Азов. Сколько полегло славных казачков в тех битвах прославленных. Но не удержались турки, сбежали с крепости Азовской, только прихватили с собой все золото заморское, что купцы венецианские еще в Тану древнюю свозили. Говорят много золота из Азова утащили. Перешла на время крепость турецкая в руки казаков донских. Стали они восстанавливать крепость разрушенную, церкви православные поднимать, жилища мирному люду отстраивать.

Обида казаков взяла за добро азовское, что унесли турки поганые с собою. Решили они вернуть золото обратно в крепость. Да где искать-то золото азовское? Что иголку в стогу сена, то и добро-злато азовское.

Не спужались и не струсили азовские казачки. Решили тайный поход совершить в стольный град тех турок. Сказывали старики, что у ворот Сарай-Берки, главного города хана Мамая, стоят две золотые статуи крылатых коней, отлитых из злата русского, из слез материнских, из крови славянской. Уж сильно они были ненавистны донскому казачеству и русичам. Дед мой сказывал, что после поражения турок на поле Куликовом, раненый хан Мамай вернулся в Сарай-Берке, где и помер. Похоронили его со всеми языческими почестями под стенами столицы Золотой Орды и в знак признательности его боевых заслуг положили в могилу одного из золотых коней.

- А не из нашего-то золота азовского те ворота поганые? – призадумались казачки. Порешили меж собой и в путь дорогу дальнюю поспешили. Ночами темными галопом скачут по полям и степям пустынным, а днем в камышах прибрежных хоронятся от глаз посторонних. Так и добрались они тайком к стенам Сарай-Берке. Вокруг турок видимо-невидимо, не подобраться к стенам города. Но нет преград перед казачьей выдумкой и храбростью!

Ночью несколько казаков подобрались тайком к воротам и обомлели: перед самым входом на надломленном постаменте стоит золотой конь во весь свой рост. Выше роста человеческого! Видно было, что и вторая статуя когда-то стояла рядом. Диву дивятся казаки – это ж сколько золота надо было переплавить, чтобы такого коня вылить из чистого золота! Тут и всего золота азовского маловато. Знать, со всех уголков Руси-матушки воины Мамая натаскали добро награбленное.

Что делать? Охраны уйма, а статуя ненавистная стоит перед очами казачьими! Нет времени на размышление, действовать надобно! Вот и пригодилась казачья хитрость и смекалка. Никто не знает, как умудрились казачки азовские не только коня того свалить с постамента, но и утащить ношу неподъёмную из - под самого носа сотен турок вооруженных.

Мало дело сделать, надобно его до конца довести. Пустились этой же ночью казачки в обратный путь, а на утро за ними погоня началась. Казачий дозор на две части разделился: одни остались отбиваться и «заплетать следы», а другие отправились с Золотым конем в сторону Азова.

Вот тут-то и начинается самое главное и непонятное. Старики, что отбиваться остались, стали сказывать, что Золотого коня до стен Азова доставили. Среди азовцев до наших дней легенды ходят, что, когда пришлось казакам крепость снова туркам отдавать, схоронили они того коня в валах крепостных, да так, что и сами потом хода не нашли.

А вот старики, которые в отряде с Золотым конем были, совсем другие байки сказывать стали. Буд-то бы везли они того коня на телеге, но налетел ветер степной, поднял пыль, закружил головы и туркам, и казачкам донским. А в тот самый момент два пронырливых казачка случайно попали в проход тайный через Дон-батюшку и переправились в тайне в район Кобаково городища. Мол в тех местах, а не в Азове искать надобно Золотого коня.

Кто его знает, чьи байки слухать? Вот еще старики сказывают, что в Азов Золотой конь так и не прибыл. Да и вообще того коня не было, а был клад турецкий, который где-то до сих пор то ли в азовских крепостных валах запрятан, то ли на дне где-то реки Кагальник свое вечный покой нашел, посли гибели одной турецкой ладьи после отступления очередного турок из Азовской крепости.

Вот оно как запутано! Поди, и не поймешь, где байки старинные, а где сказки казачьи. Только до наших дней по берегам Тихого Дона ходят байки различные то о Золотом коне, то о кладе невиданном. Сколько лет клад тот ищут, но вот до сих пор не нашли.

А что, внучек, может именно тебе повезет? А что? Вырастешь, выучишься грамоте особливой, да и найдешь тот клад старинный. Без мечты в светлое и счастливое будущее и жить-то скучно! А нам, дончакам, скучать не приходится!
***
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=384
0

#13 Пользователь офлайн   Николай Дик Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 1 720
  • Регистрация: 16 января 11

Отправлено 28 апреля 2012 - 17:51

Как казак жениться собрался

Да, братцы мои, сколько баек донских мы с вами повспоминали, а вот об одном забыли. О чем же? О семье казачьей! О наших, донских казачьих семьях.

Лихо беда начало! И об этом погутарим. Антиресно, поди, стало? А как же не антиресно коли казачонок уже от мамкиной юбки отбился и сам на юбку молодую заглядываться начал.

Так вот, хлопцы – казачки, расскажу я вам пару баек наших старинных о казаках молоденьких. Слухайте внимательно, да на ум наматывайте.

В давние времена нашим казачкам некогда о семье думать было. Все в походах «за зипунами», да за приключениями новыми. Уж больно частенько они в дальние края хаживали. То на стругах по Дону – батюшке, то на скакунах во чистом поле. Но не только богатства различные примечали, но и девок красивых в разных странах. Особливо на турчанок заглядывались. Иногда и в полон их с собой захватывали. Но турчанки своенравными слыли. А казаку ничего не страшно – с лютым ворогом справился, а уж на молодицу непокорную управа всегда найдется.

Так вот оно это дело с турчанками казакам дышлом в бок и вышло. Решил однажды казак молоденький женку себе завести. Привез полоненную из заморских стран, да и поселил в своей хате. А сам другим днем снова в путь-дороженьку. Сотоварищи над казаком надсмехаются:
- Ой, казачок, намаешься ты с женкой молоденькой. Не пристало казаку за женской юбкой ухлестывать.

А казачок молоденький ответ держит:
- Удалому казаку любая жена к лицу. Чем косой краше, да бровью темнее, тем и казак в бою удалее.

Воротились казаки с походу. Казак на крыльцо, а в доме пусто. Упорхнула его молодушка голубкой быстрокрылой. Казаки бывалые опять казачку гутарят:
- Видать, не за косой гоняться надобно, а за сердцем девичьим.

Призадумался молодой казак:
- И то правду гутарити, атаманы бывалые. Не коса длинная нужна мне, а сердце доброе и руки женские.

Приглянулась ему и в своей станице девушка миловидная. Привел он её в дом и не нарадуется. Оказывается, хоть полсвета обойдешь, но лучше, чем у нас на Дону девиц молоденьких не найдешь. Вот с тех пор и повелась среди казаков поговорка крылатая – «Бери жену с Дону – не будешь иметь урону».

Отправился молодой казак в очередной военный поход, а жена верная дома осталась. Воюет добрый молодец в дальних странах, а сердце на берега Тихого Дона из груди вырывается. Воротились казаки на землю донскую хоть и израненные, зато во славе казачьей. Некому дома им раны полечить, никто не приголубит вечерами длинными. А казаченько молоденький женкой верной налюбоваться не может: и раны перевяжет, и за хозяйством успевает приглядеть, и стол такими яствами украсит, что глазки разбегутся.

Теперь старые казаки призадумались:
- Всю жизнь казак на шашке женат. Без шашки и коня нет казака. Да видно, без верной жены - пол казака.

Постепенно и донские казаки стали женами обзаводиться. Высмотрят девушку пригожую, сговорятся с её родителями и ведут молодицу в центр казачьего круга. Токмо на кругу и представляли всей общине станичной свою будущую женушку. Коли укладистая и домовитая попадалась, так во славу свою и жить продолжали. А коли сварливая, да ленивая – так тут же опять на круг. Только на общем казачьем сходе – на круге казачьем – расторгнуть брак свой можно было.

Балакают старики, что с тех пор и повелась на Дону еще одна поговорка - «Добрую жену взять – ни скуки, ни горя не знать». Да уж, с доброй казачкой и жизнь веселее. Недаром же старики гутарят: «Не нужен и клад, если в семье лад». Вот женатых казаков со временем и прибавляться стало. Уходит женатый казак в дальний военный поход, в доме за хозяина жена его остается. Тут глаз нужен вострый, ум смекалистый, да руки хозяйские. Только донская казачка все успеть может. Только её под силу и стариков ублажать, и деток малых обшивать и сытыми в люди выпущать, и за хозяйством приглядывать, и хату в чистоте содержать, и самой выглядеть не хуже красавицы заморской. Недаром именно за это её хозяюшкой привечают или по нашему, по донскому, гутарят: «Жены казачьи – и красавицы, и хозяюшки, и рукодельницы». А вернется муженек – казачок, так она ему прислуживать начнет – и раны перевяжет, и вылечит от недуга любого, и накормит донской ухой и пирогами вкусными. Вот и повелась еще одна пословица донская – «Казак служит – жена дома, казак дома – жена служит».

Правда, не всегда у нас на Дону гладко бывало. В лихую годину и семейным казакам тяжело жилось. Не всегда и рыба с настойкой казачьей на столе водилась, не каждый день и деньжат на житье хватало. Но про дружные семьи в среди казаков всегда молва ходила: «Муж с женой, как рыба с водой: есть что – вместе, чего нет – пополам».

Так – то вот, казачки молоденькие. Недаром одна из главных донских казачьих заповедей гласит: «Береги семью свою, служи ей примером». Коли малец еще – будь опорой деду с бабой, отцу с матерью. Повзрослел – стань опорой старшим и гордостью младших. Призадумался над женитьбой – вспомни вот эти байки наши старинные. А если семью создал – стань ей не только опорой, но и славой вечной.

Коли живешь на Дону, соблюдай и заповеди донские, и помни пословицы, поговорки, байки и сказки старинные донские. Уж так заведено на берегах Дона-батюшки.
***
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=384
0

#14 Пользователь офлайн   Николай Дик Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 1 720
  • Регистрация: 16 января 11

Отправлено 14 декабря 2012 - 18:30

Как Егорий Храбрый Змея приручил

Вот ужо наши казачки любят почитать своих предков! Любо казакам добрые дела их дедов и прадедов. О многих делах знатных казаков давно уже по Дону байки и легенды ходят.

А вот о чем мне нынче вспомнилось. Давеча подслухал разговор казачков молоденьких, которые собрались драку устроить. Не выдержал и гутарю им:
- А почему мы, братцы – казачки, сразу за кулаки решили браться? Не уж-то добрым словом нельзя в начале спробывать? Глядишь, и драки не понадобится.

А казачки гордо ответ держат:
- Да не пристало казакам мировую искать. Так предки наши никогда не поступали.

А я их пытаю:
- Мобудь вы, казачки молоденькие, про нашего Егория Храброго никогда не слыхивали. Вот он-то точно сначала словом, а потом и делом.

Диву дивится казачки, и ко мне с вопросами:
- А ты, диду, поведай нам про того самого Егория Храброго. Кто он таков есть и чему у него поучиться надобно?
«Ага, - думаю, - попалась рыбешка на крючок». А вслух молодежи и гутарю:
- Да вы что, казачки донские, ни одной легенды про знатного Егория Храброго не слыхивали? Да ладно уж, это мы, старики, виноваты, что мало вам про наше прошлое сказываем.

Так слухайте, братцы мои. Издавна мы, казаки донские, почитаем память о Григории Победоносце. Честь и слава божьему посланцу на землях наших. А пошло все это из былин и легенд донских наших. Только со временем они новыми байками обрастать стали. Вот и я не знаю, правильную, али не правильную байку мне мой дед в малолетстве сказывал? Но то, что он при этом приговаривал, до сих пор помню.

В давние времена поселился на берегах Дон – Ивановича Змей кровожадный. Столько бед натворил, стольких баб с детишками малыми перепугал, столько овец из овчарней перетаскал, что в станицах казакам житье не милость стало.

Стали они решать, как извести злого Змея. Решили войной на него идти, да только толку мало – Змей огнедышащий сразу все поле поджег, да заставил казачков храбрых отступить.

Вышел на круг один богатырь – казак удалой Егорий и стал речь держать:
- А что ж вы, казачки донские, спужались одного злюку подколодного? Али у вас ума маловато, али вы про храбрость и удаль свою казачью забыли? Там где силой не взять, умом поработать надобно. Там где силушки маловато, сноровка нужна особливая. Позвольте мне, братья – казаки, самому погутарить со Змеем коварным. Глядишь, что-нибудь и придумаю. Не бывать того, чтобы казак донской перед страхом глаза опускал.

Так и порешали казаки на круге казачьем. Отошли в верховье дона. А Егорий сплел из конского волоса нагайку особенную. Гривы трех коней и три хвоста лошадиных ушло на нагайку казачью. А в самый конец нагайки вплел казак маленький мешочек с землей из-под крыльца отчего. Мешочек совсем мал получился, в конце нагайки, поди, никто и не заметит. Но зато, как хлыстнет Егорий своей нагайкой новой – длинной предлинной, так свист на все поле поднимается.

Помолился Егорий Христу Господу, перекрестился и вышел в чисто поле. Увидел его Змей кровожадный и рычит на казака храброго:
- Да ты что, с ума выжил, казак недотеп? Голыми руками решил меня взять?

А Егорий ему ласково:
- А ты, Змеюшка, не кричи попусту, зря землю донскую не пужай. Давай силой мериться будем.
- Ну, уж точно, казаченько, у тебя в голове ума мало. Да мыслимо ли дело со мной тягаться? – расхохотался Змей окаянный.
- Давай делом свои слова доказывать. Коли за мной первенство окажется, пойдешь ко мне в прислужении. А коли ты силен окажешься, век тебе верой правдой служит стану.
- Идет, казак, по рукам. Только помни – договор дороже денег! С чего начнем?
- А давай, кто кого обгонит? – предложил вдруг Егорий.
- Как это так – кто кого? – возмутился глупый Змей.
- А ты за собой посмотри – ты толстый и неповоротливый, а я худой, да юркий. Кто быстрее вокруг себя волчком проскачет?

Завертелся Змей вокруг самого себя. Трава по всему полю полегла, вихрь столбом пыль степную до самого неба поднял. А казак – удалец меж ног его ловко шныряет, то на спину вскочит, то перед глазами проскочит. Уж слишком ловок был Егорий. В нем не только сила молодецкая имелась, а храбрость и вера казачья в правом деле, да дух святой – православный. А когда ты за правое дело в и умом, и сноровкой, и сердцем духовным – никто с тобой не справиться. Змей-то глупый только на силу свою немереную понадеялся.

Наконец, свалился с ног Змей и говорит, еле дух переводя:
- А давай поспорим, что я сильней тебя свистеть могу?
- Давай, Змеюшка любезный, свистом свои померимся, опять ласково и приветливо отвечает Змею Егорий.

Глупый Змей как засвистит на все поле, что ковыль к земле прилег сразу, а в Доне Ивановиче волны поднялись. Взмахнул Егорий своей нагайкой казачьей. От одного взмаха такой свист по всему Дону пошел, что никто еще такого свиста не слыхивал. Оказывается, земля от родного дома в маленьком мешочке с землей донской соединилась духом единым, поэтому и свист такой неповторимый получился.

Диву дивится Змей поганый. А казак ему ласково:
- А ты не гневайся, не буйствуй, Змеюшка родимый, никто тебя и обижать не станет.
- Да ты и свистом меня взял, и словом добрым мою сердце растопил, казак находчивый. Да и нагайка твоя добрая, с ней тоже не поспоришь. Нечего делать – договор дороже денег. Коли ты добром и умением ко мне, то я и с тобой водиться стану. Перед сердцем добрым и сноровкой казачьей, видать, даже Змеи всемогущие устоять не могут.

Вот с тех самых пор и пошла молва по всему Дону нашему, что Егорий Храбрый не токмо храбростью и силой богатырскою, но сердцем православным и умом смекалистым Змея непобедимого не только победил, но и заставил добру людскому служить. А о донской казачьей нагайке слава далеко за Дон перемахнула.

Вот она в чем сила наша донская – в силе разума и воли Господней. Коли с тобой милость Господня, да сердце чистое, то за правое дело не только силой бороться надо, но и разумом и сноровкой казачьей.

Так что, казачки молодые, прежде чем руки распускать и волю кулакам молодецким давать, вначале умом и сердцем подумать надобно. Вначале словом разумным, затем уговором верным. Ну, а если уж ума-разума не чтут соперники, тогда не грех силой и удалью казачьей. Именно так у нас на Дону издревле повелось.

Легенда про Егория Храброго и Змея поганого, казачки мои молодые, по-разному звучать стала. Частенько её сказывают, будто Егорий просто Змея победил. Но не так это. Не только Егорий победил зло но и зло сумел добру служить. А вот этого только самый мудрый казак донской сумеет добиться. Не только силой, но и умом, и сердцем, и сноровкой, и словом Божьим. Недаром у нас на Дону сказывают, что только тот казак настоящий, который духовную силу «Спаса» постиг полностью.

Что такое «Спас»? А про это, братцы мои любезные, уже совсем другая байка сказывается.
***
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=384
0

#15 Пользователь офлайн   Николай Дик Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 1 720
  • Регистрация: 16 января 11

Отправлено 01 мая 2014 - 15:41

От «Ваньки-телятника» до казачьего генерала

- Яка ж все же у нас на Гугнитской красотища под самую вечерю, - не выдержав восторга от багряного неба после захода солнца, воскликнул Ванька. – Уж скилько годов брожу здесь и все не надоедает. Мобудь, нигде такой красотыщи не встретишь…
Ванька облокотился на локти, распластался на траве и загляделся на вечернее небо и воды Тихого Дона. В голове парнишки всплыли самые невероятные воспоминания и фантазии, что мол он когда-нибудь все-таки докажет всем, каков он есть «Ванька-телятник».
Своего раннего детства этот крепкий паренек не помнил. Все проплывало, как в тумане – событие молниеносно менялись в голове одно за другим, и собрать их в логичные воспоминания ему не предоставлялось возможным. Даже точной даты своего дня рождения и то он не знал. Батька с матерью по-разному рассказывали. Вспомнить свое детство он мог только с десятилетнего возраста, когда в бедной казачьей семье Ефремовых вынужден был стать пастухом станичных телят и коров.
Теперь, когда Ваньке уже стукнуло тринадцать, и он за одно лето вымахал в здоровенного парня, выглядевшего на много старше своего возраста и способного приподнять с земли одной рукой своего ровесника, его заинтересовало, почему отец его выглядит совсем стариком, а мать – молодой, но молчаливой казачкой, вечно прячущей от станичников взгляд. Сколько не спрашивал он об этом своих родителей, толкового ответа так и не услышал.
Иногда, когда ввязывался в драку с ребятами их соседнего хутора Огибного и бил им носы, то они причитали: «А ешо наш, Огибинский, называется… А сам своих мутузит». А другие с ехидством дразнили «Ванькой – бастрюком». Почему они его своим считали, ведь жил-то Ванька в станице Гугнинской? И что означала та обидная кличка «Бастрюк»?
- Надо деда Тришку спытать. Он все знает, он уж не сбрешит, - проговорил вслух парнишка, выводя тем самым себя из нахлынувших на него воспоминаний.
Он быстро поднялся с земли, отряхнул рубашку и штаны, поднял с земли длинную плеть и поспешил за небольшим стадом коров с телятами, которые уже сами медленно направлялись к станице. Наступал обычный летний вечер августа 1787 года.
На следующее утро Ванька поднялся раньше обычного, тихо выскользнул из хаты и, зная, что сегодня пасти скот не надо, поспешил в соседний хутор Огибное, в котором давно проживал старый друг его отца – Ефрема Ефремова дед Тришка. Миновав быстрым шагом через густые кустарники пару оврагов, Ванька подкрался к крайней старенькой хате, крытой соломой и вросшей в землю покосившимися стенами. Солнце только начинало входить, а на маленьком деревянном крылечке, покуривая самокрутку, сидел седой старик и всматривался в розовеющее небо.
- Деда Трифон, к вам можно заглянуть на минутку? – почти шепотом произнес Ванька.
- Фу, нечистый, спужал старого! – вздрогнул старичок. – Чего тебя нелегкая принесла в таку рань? Аль чо случилась?
- Да, ни… Ничего не случилось… А спытать вас хочу давно об одном деле.
- О деле, гутаришь? Яко ще дело у хлопцев быть может?
- Да…по секрету только лишь, - таким же тихим голосом продолжил Иван, лихо перемахнул через почти развалившийся тын и подсел к старому казаку.
- Ну, уж по секрету, тоди сказывай, чего тебя нелегкая принесла?
- Деду, вы только не обижайтесь. У меня вопрос такой суръезный имеется. Вот хлопцы иногда меня вашим Огиднинским считают, да «Бастрюком» дразнят… С чего это?
- Да дурни они, хлопцы те. Не слухай ты никого, мелят дурни и сами не знамо что…
- А, ну все же, антиресно же мне. Деда Трифон, воведайте мне тайну, а ?
- Ох, внуче, не туды ты нос воротишь. Не твого ума це дило… Да и сам я тольком ничего не знаю.
- Диду, все равно же не отстану. Не малой я вже…
- Что не малой – вижу. Знать время пришло. Ну так слухай, что у нас на хуторе сказывали. Гутарили старики, что жил у нас на хуторе мужик ладный, работящий, но глухой совсем. Из бедных казаков родом. Ничего не слыхивал, но зато такой до работы горяч был, любая девка засматривалась. Так, сказывают, и полюбил он твою маманьку. А что тут странного? Мы казаки бедные, нам руки нужны в хате. Вот девка и положила на того парня взгляд. Да все у них и ладно было. Твой батька…, ну пусть будет батька, хотя это дед твой родненький Ефрем, Ивана сын, ужо и к свадьбе стал в тихоря готовиться. А тут несчастье случись… Прости, внуче, здоров ты уже стал, все понимаешь… Так вот, один из местных наших, из зажиточных, возьми и надругайся над твоей мамкой, значит, над Любкой Ефремовой… Да у нас такого на хуторе и не было никогда… Чего там гутарить, так это все тихо прошло, что и я ни чего не слыхивал. Вот только от других и слыхивал… Так вот этот глухой здоровенный казак враз и свернул шею обидчику. Тихо так все прошло, что ночью того парня и забрали с нашего хутора. Кажись, в Сибирь отправили, на каторгу.
Старик замолчал, покачал седой головой и смахнул с щеки выкатившуюся старческую слезу.
- Так вот оно як дело, сказывают, было. Люба дома заперлась, из хаты никуда и не выходила. А деду твому его брат помогал, да потом и тот кудысь исчез. Так и родился ты в тихоря. Дед тебе в честь свого отца и имя дал, знать Иваном, да фамилию свои в церкви приписал. Так что, все и стали считать тебя Иваном, сыном Ефрема Ефремова. Сказывают, так оно дело было. А там, одному Богу известно. Никто у нас на хуторе вслух об этом не балакал. Не болтливые у нас казачки. А вот у кого язык длинный, да полаяться захочется, так и пускают сплетни всякие. А ты, Ванька, не слухай их! Хоть и бедный Ефрем с Любой, да зато честные перед станичниками и трудяги настоящие, донские… Из казаков ты, Иван, Ефрема сын, из настоящих казаков, вот что главное…
Казак вновь замолчал и поднял высоко в небо глаза, как бы пытаясь спрятать от парнишки свои слезы. На минуту воцарилась тишина. Только где-то кричали петухи и ржали кони.
- Так я им всем докажу, что казак не по роду казаком родится, а делом своим доказать должен, что он казак, - тихо и задумчиво, наконец, нарушил тишину Иван. – Они еще узнают, кто таков Иван Ефремов, сын Ефрема и внук ана. Я им всем докажу, Богом клянусь вам, дед Трифон.
Эти слова, произнесенные тринадцатилетним парнишкой, прозвучали, как настоящая казачья клятва. Старый казак посмотрел в глаза парню, нежно потрепал его за вихры и таким же серьезным тоном ответил:
- Верю, Иван Ефремович, верю… Узнает еще Дон-батюшка имя Ивана Ефремова, узнает…
С этого дня Ваньку как подменили. Он замкнулся, стал молчаливым и малословным. На все вопросы родителей отговаривался скороговорками или просто отмахивался, мол, не приставайте попросту. Зато отношение к родителям сильно изменилось – теперь он старался их ни чем не подводить, стал более внимательным и заботливым, да и за работу сам первый брался. Одним словом, повзрослел моментально. Рассказ деда Тришки о родителях, который запал в душе Ивана и как старой казачьей байкой, и как хуторской сплетней, так повлиял на подростка, что он действительно решил делом доказать, что из него вырастит настоящий донской казак. Через полгода мать Ивана тихо умерла ночью во сне. Остался он один со своим и дедом, и отцом одновременно.
Теперь Иван уже не ввязывался в драки, а все свободное время проводил среди старых казаков – бывших вояк и стремился обучиться всему их мастерству. За год Иван научился прекрасно скакать на лошади, мастерски владеть казачьей саблей и освоил основы старинного казачьего спаса – обряда казачьего и кулачного боя. К шестнадцати годам он превратился в настоящего донского казака – широкоплечего и статного юношу, познавшего и все тяготы казачьей жизни, и законы и обычаи донского казачества. Да и выглядел он гораздо старше своих лет.
В 1791 году, когда Ивану Ефремову только стукнуло семнадцать, он сам решил заменить знакомого своего родственника-ровесника и напроситься в бригаду, которая как раз формировалась на Дону по инициативе знатного казака из Гугнинской станицы для гвардейского корпуса охраны императрицы Екатерины II. Статный, крепкий и молчаливый парень прекрасно подходил для службы элитного казачьего отряда в самой столице. Поселившись в доме своего земляка, Иван выполнял вначале самые обычные воинские обязанности рядовых казаков лейб-придворной казачьей команды. Получая самое мизерное государственное жалование, Иван устроился работать помощником сапожника и решил выучиться грамоте. У жившего по соседству бывшего военного сержанта-немца, владевшего молочной лавкой, подрядился разносить молоко и за это получал от него бесплатные уроки грамоты. Буквально за полгода Иван выучился неплохо читать и писать, но особенно легко давались ему арифметические действия, которые он запросто выполнял моментально в уме. У бывшего вояки немца Иван впервые ознакомился с картами и получил первый опыт чертежных работ, чтения карт и схем.
Год пролетел незаметно. Упорства, настойчивости и смекалки Ивана можно было только позавидовать. Он маршировал на плацу лучше всех казаков-пехотинцев, метко стрелял по мишеням, свободно владел саблей. Да и военная форма шла этому парню – среди остальных донских казаков он явно выделялся своей военной выправкой, сообразительностью и ловкостью.
В январе 1792 года Ивана Ефремовича переводят в основной состав лейб-придворной казачьей команды. Через два года его переводят в Гатчинский казачий эскадрон – личную гвардию наследника престола Павла Петровича. На одном из очередных военных парадах, которые любил устраивать в Гатчинском дворце под Санкт-Петербургом великий князь, Иван Ефремович впервые увидел самого Павла Петровича.
Будущий российский император обратил внимание на строевую выправку молодого казака, подошел к нему и громко произнес:
- Вот, братушки мои, как маршировать надобно. Учитесь!
Вряд ли Павел запомнил Ивана Ефремовича в лицо, но поинтересовался его фамилией. Для молодого дончака слова будущего императора стали пророческими – спустя всего несколько лет Ивана Ефремова действительно станут приводить в примеры солдатам, как образец казачьей смекалки и отваги. В 1796 году двадцатидвухлетнего Ивана Ефремова по личному распоряжению Павла Петровича возводят в вахмистры и переводят в лейб-гвардии Казачий полк Его императорского Величества, а 15 сентября 1798 года Ефремова производят в первый офицерский чин корнета.
С этого времени вся дальнейшая военная карьера Ивана Ефремова будет связана только с этим прославленным лейб-гвардии Казачьим полком. Спустя несколько лет Иван Ефремович в составе полка совершил несколько боевых походов, участвовал в военных сражениях, командовал отдельным казачьим взводом. В 1805 году в чине штабс-ротмистра он принимает участие в сражении под Аустерлицем, а через два года проявляет свое мужество и отвагу под Гуттштадтом - сражении между русской армией и корпусом французского маршала Нея в Восточной Пруссии; под Клейнфельдом; в сражении под Вольфсдорфом впервые встречается с Денисом Давыдовым. За верность служению отечеству и проявленное мужество Ефремов награждается орденом Святого Владимира 4-й степени и возводится в воинский чин полковника. В 1810 году Иван Ефремов становится командиром отдельного эскадрона лейб-гвардии Казачьего полка.
Незаметно подходил 1812 год. Весть о том, что французская армия под командованием Наполеона мечтает напасть на Россию, незаметно просочилась в русские войска. Генералы стали всерьез задумываться о крупномасштабных военных действиях. Лейб-гвардии Казачий полк возглавил прославленный земляк Ефремова – первый донской граф и один из первых казачьих генералов генерал-адъютант граф Василий Васильевич Орлов-Денисов. В середине апреля Ефремов прибыл вместе с полком под Вильну. В середине июня 1812 года, находясь при местечке Троки, Ефремову донесли, что по дороге от Жижморы движутся французский гусарский эскадрон. Медлить было нельзя.
- Ну что же, казачки донские, братушки мои верные! Вот и нам пришла пора защитить Матушку Россию! Аль посрамим мы себя?! – воскликнул отважный полковник и первым ринулся в бой. Шедшие за первым два последующих французских гусарских эскадрона попытались обойти Ефремова с фланга, но тут на подмогу дончаку ринулся штабс-ротмистр Попов со своими казаками. В решительной битве в течение двух часов атака казаков Ефремова и Попова заставила французов отступить, а казакам удалось взять первых семи французских пленных на русской земле.
Каждый последующий день проходил только в ожесточенных боях с французскими кавалеристами. Иван Ефремович потерял уже несколько своих казаков, даже ночами спал всего по три часа, а утром снова в бой. Граф Василий Орлов-Денисов не мог нахвалиться своими земляками - братьями Иловайскими и Ефремовым. Да и атаман Платов прослышал о подвигах казачьего полковника. Теперь уже слава донских казаков неслась над всей французской армией. Они и представить себе не могли, что вся трудность в начале лета 1812 года в их наступлении будет заключаться именно в бесстрашных вылазках донских казаков.
С начала августа отряд Ефремова, находясь в арьергарде русской армии, участвовал в ежедневных перестрелках с неприятельским авангардом. Запомнилась Ивану Ефремовичу битва под Давгелишками. В разгар сражения он с двумя казаками заметил прячущихся в кустах нескольких французов. По их парадной форме можно было догадаться, что это важные «птицы». Казаки решительно вступили в рукопашную схватку. Иван с товарищами рубили саблями на право и на лево. Вот упал с лошади один француз, затем второй, а трое стали отступать. Ефремов вырвался вперед, преградил им путь и рубанул по знатному французу. Тот схватился за плечо, не удержался на лошади и повалился на землю. Пока его друзья настигали двух конников, Иван быстро спешился и приблизился к раненому.
- Ну, что, брат, отвоевался? А ну поднимайся! Перед казаком сидишь, поднимайся!
Француз как будто понял русскую речь и быстро вскочил на ноги.
- Их бинт подполковник принца Лангенбурга фон Гогенлоэ-Кирхберга, - дрожащим голосом на ломанном русском языке промямлил француз.
- А по мне, хоть сам Наполеон, черт тебя побери! Если полез на Россию, значит и получай по-русски, - выругался Ефремов.
Спустя два часа он узнал, что действительно лично пленил подполковника французской армии – одного из первых французских офицеров, попавших в плен русской армии. Позже за этот подвиг и личное мужество Иван Ефремович был удостоен ордена Святой Анны 2-й степени с алмазами.
А вот знаменитое Бородинское сражение для Ефремова показалось обычной военной баталией. Состоя в 1-м кавалерийском корпусе генерал-лейтенанта Ф.П. Уварова, участвовал в нескольких атаках на левый фланг французов. Перемещаясь в составе лейб-гвардии Казачьего полка, постоянно менял дислокацию, получая распоряжения от Орлова-Денисова, то от Матвея Платова. Ему запомнился неутихающий протяжный гул от разрывов снарядов, крики людей и ржание лошадей, стоны и вопли раненых и умирающих. А глаза застилала сплошная пелена дыма, пыли и гари. Только под утро он вернулся в свою палатку, закрыл полог, опустил голову на колени, зажал её крепко руками, закрыл глаза и…беззвучно зарыдал. Но этого никто не увидел и не услышал.
Через два дня Михаил Кутузов принимает решение об открытие «второго фронта» - организации ополченческих отрядов и ведении партизанской войны против неприятеля. Его инициативу поддержали все командующие русской армии, в том числе и генералы В.В. Орлов-Денисов и Матвей Платов. 29 августа 1812 года принимает командование отдельной бригадой, состоящей из полков Денисова, Андрианова - 2, Жирова и Симферопольского-Татарского полка для проведения партизанской деятельности в тылу французов.
Так родилась еще одна легенда о донском казаке – первом казачьем командире партизанского отряда Отечественной войны 1812 года Иване Ефремове. Именно он, наряду с прославленными Денисом Давыдовым, А.С. Фигнером и А.Н. Сеславиным, возглавил первые конные партизанские отряды. К сентябрю полковник Ефремов вначале находился на Рязанской дороге, а затем перебазировался на Серпуховскую.
И опять ни одной спокойной ночи. Если и приходилось Ивану Ефремовичу прилечь на пару часиков, то спать ему не давали ноющие многочисленные раны, о которых он никому не рассказывал. Ежедневно в его полк направлялись все новые и новые отряды. В середине сентября отвечал полковнику Бабалабину 2-му: «Предписание вашего высокоблагородия от 13-го сего месяца № 1440 относительно следования моего с полками Донским казачьим Андреянова 2-го и Симферопольским конно-татарским на Серпуховскую дорогу и соединиться на оной с полком 1-м Башкирским я сейчас получил». И это один из десятков рапортов, написанных собственноручно Ефремовым.
14 сентября отряд Ивана Ефремовича, встретив три подразделения французов, шедших от Боровского перевоза к Подольску, у селения Вишневского вступил в бой и разбил превосходящего почти вдвое противника, взяв при этом в плен до 500 солдат и офицеров. За этот подвиг главнокомандующий князь Михаил Кутузов объявил благодарность донским казакам в своем приказе от 20 сентября 1812 года: «Войска Донского господин полковник Ефремов, быв отряжен от армии на Серпуховскую дорогу с полками Донским Андриянова 2-го, Симферопольским конно-татарским и с 1-м Башкирским, 14-го числа сентября при селении Вышневском, встретив неприятеля, нанес ему сильное поражение, при коем взято в плен 500 человек. Такой подвиг полковника Ефремова и бывших под командою его чинов, доказывающий рвение их к службе государя императора, не премину я довести до высочайшего сведения, изъявляя сим мою признательность г. полковнику Ефремову».
После разграбления и оставления Наполеоном Москвы партизанские отряды стали главными мстителями французских захватчиков, грабителей и мародёров. К концу 1812 и началу 1813 года слава Ивана Ефремова неслась по всей России и по берегам родного Тихого Дона. Сбылась его мечта юности – доказать всему миру, что не перевелись и в станице Гугнитской на Дону настоящие казаки. Не дожили до этих дней те, перед кем он когда-то в ранней юности давал клятву доказать, что не своим происхождением славен донской казак, а делами своими. Но Тихий Дон помнил, что Иван Ефремов, выходец из простой казачьей семьи, один из немногих сумел пройти свой славный героический путь от подростка-пастушка, до прославленного героя Отечественной войны 1812 года.
Ефремову довелось прославить свое имя и в заграничных походах русской армии. 15 сентября 1813 года полковник Иван Ефремович Ефремов становится командующим лейб-гвардии Казачьего полка в связи с временным нахождением генерал-адъютанта графа В.В. Орлова-Денисова вместе с атаманом Матвеем Платовым в свите императора Александра I. 4 октября сего же года под Лейпцигом Иван Ефремов явился инициатором и главным героем исторической атаки лейб-казаков, которая стала решающей в этой знаменитой «битве народов». За этот бессмертный подвиг 23 декабря 1813 года Ефремов удостаивается ордена Святого Георгия 3-й степени. А через три года возведен в чин генерала-майора – первого казачьего генерала из простых донских казаков.
Прославленный донской генерал еще более десяти лет прослужил честью и славой Российскому Отечеству. В 1828 году, участвуя в войне с турками, получил тяжелое ранение саблей в правую руку во время преследования турок, разбитых им на реке Камчик. За мужество и отвагу вновь удостоился высокой награды - золотой сабли с бриллиантами. 25 июня 1829 года прославленного дончака производят в генерал-лейтенанты и отпускают на Дон.
Так Иван Ефремов своим упорством, безмерной отвагой и мужеством, умом и смекалкой сумел доказать всему миру, что и простой казак может от «Ваньки-телятника» дослужиться до казачьего генерал – лейтенанта. Свой жизненный путь Иван Ефремович окончил 4 октября 1843 года в своей родной станице Гугнитской. Спустя многие годы его прах был торжественно перевезён в усыпальницу войскового кафедрального собора в Новочеркасске, где и поныне покоится с останками графа Матвея Ивановича Платова, графа Василия Васильевича Орлова-Денисова и генерала Якова Петровича Бакланова.
***

Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=384
0

#16 Пользователь офлайн   Николай Дик Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 1 720
  • Регистрация: 16 января 11

Отправлено 30 июля 2015 - 18:09

Святые покровители сидения казачьего

Да вот о чем, братцы мои, забыл я вам поведать. О святынях наших донских. Казаки православные издревле почитают иконы святые. Так ужо у нас на Дону водится.
Много на земле донской святынь, почитаемых казаками вольными. В верховьях одни святыни, в низовье другие. Помнится мне еще в малолетстве бабка мне сказывала об особых Азовских святынях. Антиресно так сказывала, что до сих пор помню. Вот и вам, детки мои родненькие, хочу поведать. Коли что не так расскажу, то ужо не обижайтесь – что-то и сам немного прибавил, что-то забыл малость. А что получится из этого – судить вам, братцы мои.
Так вот как оно то дело было. Сказывала бабка моя, что в давние времена в Азовской турецкой крепости не только турки проживали, но и торговцы венецианские, и люд православный. Давно это было. Выстроили они в той крепости и церковь православную в честь святого Иоанна Предтеча. Покровительствовал святой жителям православным. Но не любо было туркам мусульманским вера наша православная. Стали изживать они русских из стен крепостных. А казаки низовые не хотят мириться с волей хана турецкого. Порешили они отвоевать у турок ту крепость Азовскую.
Так вот что, сюда слухай. Кажись, то было в 1637 году. Собрали казаки донские с разных уголков Дона войско казачье, да и отвоевали у турка ненавистного Азовскую крепость. Обустроили на скорую руку быт свой и стали к обороне готовиться. Понимали казачки – не смирится хан турецкий, решит отбить свою крепость. Уж больно выгодное положение она занимала в низовье Дона, все пути в море Азовское только через неё пролегали.
Так вот, стали казаки стены крепостные укреплять и ежедневно молились в церкви Иоанна Предтеча о помощи Всевышнего. Укрепили стены, а тут и турок поганый со своим войском подоспел. Великое осадное сидение казаков донских началось. С обеих сторон пушки палят ежечасно. Жены казачьи на ровне с казаками осаду держат. Ни часа спокойного нет, ни минуты мирной. Стон стоит в крепости, гул и смрад нечеловеческий.
Обратились все жители православные с молитвами к небесам обетованным о помощи. Не от кого другой помощи ждать – никто из крепости выйти не может, чтобы весточку царю-батюшке отправить. Совсем туго защитникам крепости Азовской стало. Ночи целые в молитвах проводят. Престолы в церквах Иоанна Предтечи и Николы Угодника осквернены турецкими снарядами, подворье монастырское разрушено почти полностью, а служилые монастыря почти все пали от рук неприятельских. Воздух над крепостью гарью перемешался, жены мужей своих лишились, матеря сыновей ненаглядных. От плача вдовьего и рыдания великого вся земля христианская стонет. Отцы церкви успокаивают казаков:
- Не предавайтесь отчаянию, братья казаки, отгоните всякий страх от себя, не тронет вас никакой басурманский меч. Положите упование на Бога нашего, примите венец от Христа нетленный. А души ваши примет Бог в обители святом.
Так оно и случилось. Однажды утром перед стражами крепости картина открылась невероятная. Видят со стен казаки, как с небес спускается дева в одеяниях белоснежных. А от девы святой свет такой яркий исходит, что перепужались все турки, осадившие крепость. Кто лицом вниз на землю нашу упал, а кто вообще с поля брани сбежать поспешил.
Поняли азовские казаки, что пришла им на помощь Пресвятая Богородица. Вознесли они руки к небу и восславили Господа Бога. А хан турецкий, супостат мусульманский, пуще прежнего повелевает своим янычарам палить из пушек по осажденным. От разрывов снарядов и от голода сплошного совсем изнемогать казаки в крепости стали. Вновь с молитвами к Пресвятой Богородице обратили свои взоры. Смотрят сторожевые казаки со стен крепостных и глазам своим опять не верят: обращается дева святая к хану турецкому:
- До сель ты будешь измываться над душами православными? Убирайся с земли православной! Не отступишь от стен крепости, святое войско заступиться за души православные.
В тот самый час потекли на образе Ивана Предтечи в церкви полуразрушенной из очей его слезы обильные. Слезами Предтече оплакивал души казачьи. И увидели еще служилые церкви лампаду у его образа слезами наполненную. А через час появился на поле под стенами Азовской крепости воин в одеяниях белых и с мечом огненным. От меча святого полегло войско турецкое почти полностью. Неожиданностью стало для турок с крымцами да ногайцами появление посреди поля битвы мужа храброго и юного с мечом обнаженным и множество басурман поражавшего. А казаки и не сомневались, что теперь на помощь им пришел не кто иной, как сам святой Иоанн Предтечи.
Великая смута наступила в войсках турецких. В замешательстве турки и отступили от стен на несколько дней. За это время казаки в крепости успели раны перевязать раненным, да укрепить стены разрушенные. Так и держали казаки донские великую оборону крепости Азовской до самого 1642 года.
О подвиге том слава казаков донских разнеслась по всей Руси необъятной. Токмо не надобно было еще та крепость царю русскому. Вот и пришлось оставить казачкам азовским крепость и ждать, пока вновь к стенам Азова новый царь русский – Петр Алексеевич придет. И вновь, даже с первым русским флотом, родившимся именно под стенами Азова, пришлось царь-Петру дважды осаждать крепость турецкую.
Так тут, братцы мои, ешо одно чудо произошло. Это я уже от деда свого слыхивал. Так вот что он мне сказывал еще в малолетстве. Будто после взятия крепости Азов Петром Алексеевичем он лично осмотрел церковь разрушенную и увидел под руинами случайно икону ту святую, что слезами омывалась в пору осадного сидения. Как тут казакам не считать это святым предзнаменованием! По велению самого Петра и была написана вторая икона святая во имя Пресвятой Богородицы.
Вот оно как дело было старики сказывают. Вот с тех самых пор и стали в Азове две святыни самые почитаемые народом православным – иконы святого Иоанна Предтеча и Азовской Божьей Матери. До наших дней почитают православный люд донской святую помощь казакам азовским икон божьих.
Вот как чтят у нас на Дону святыни древние православные. А иначе и быть не должно – православные казаки и Богу славу воздают, и честь свою казачью оберегают.

***
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=384
0

Поделиться темой:


  • 2 Страниц +
  • 1
  • 2
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей