Литературный форум "Ковдория": «Рояль в кустах» - новелла, реализм, острый сюжет, неожиданная развязка (до 30 000 знаков с пробелами) - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 4 Страниц +
  • « Первая
  • 2
  • 3
  • 4
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

«Рояль в кустах» - новелла, реализм, острый сюжет, неожиданная развязка (до 30 000 знаков с пробелами) ПРОИЗВЕДЕНИЯ СОИСКАТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТСЯ по 28 ФЕВРАЛЯ 2019 г

#31 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 084
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 27 февраля 2019 - 18:37

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

30

Голем

Юный Клаус Штейн вот уже битых шесть минут с остервенением нажимал и нажимал на кнопку взрывного устройства, но все было напрасно, оно не срабатывало. Клаус Штейн разрыдался. Через минуту он выскочил из укрытия и, что было сил, побежал вдоль старого еврейского кладбища по направлению к еще более старой синагоге. Когда до цели оставалось не более ста пятидесяти метров, Клаус Штейн нажал на курок автомата. Эта еврейская семейка вся легла у его ног. И отец, и мать, и две девчонки-близняшки, и этот розовощекий десятилетний мальчишка. Клаус Штейн сразу определил виновника своей неудачи, у мальчишки в кулаке был зажат кусок провода, того провода, который вел к взрывному устройству. Юный Клаус Штейн мог бы доказать этот факт, но кому это сейчас было интересно, когда не исполнен приказ. Оставалось только пнуть в досаде убитого мальчишку и бежать прочь, подальше от собственной смерти, которая приближалась на броне русского танка, выворачивающего на улицу Майзела с Широкой улицы.
Очень старый Клаус Штейн приехал в Прагу спустя семьдесят три года. Он никогда не думал о том, что вернется в этот город своего позора, но последние лет шесть ему бесконечно снились кошмары о невыполненном приказе. Клаус Штейн никому не рассказывал о своем проколе, даже жене. Может быть, он и поделился бы с ней этим в конце концов, но она уже двадцать лет была мертва, она умерла задолго до его навязчивых воспоминаний о сорванном задании.
Клаус Штейн не хотел обращаться к врачу, но несколько месяцев тому назад привокзальная цыганка неожиданно схватила его за руку и, глядя в глаза, тихо прошептала: «Ты должен туда поехать». Старик не стал ничего переспрашивать, он даже не удивился.
Клаус Штейн приехал в Прагу ровно в тот день, когда семьдесят три года тому назад в ярости нажимал и нажимал на кнопку взрывного устройства в надежде на отмщение тем, кто когда-то предал Христа. У него был приказ взорвать Староновую синагогу, в которой нашли убежище на излете свирепой войны несколько десятков еврейских семей, сумевших сохранить каким-то чудом свои жизни.
Клаус Штейн приехал в Прагу в надежде освободиться от тех видений, которые преследовали его последние годы и высасывали его драгоценное здоровье. Он вернулся в прошлое, чтобы обрести настоящее.
Опираясь на изящную трость Клаус Штейн медленно шел от Староместской площади по Парижской улице в сторону еврейского квартала Йозефов. Он не спешил. Вечерело. В какой-то момент старик свернул на улицу Червеную и оказался в еврейском предместье. Пройдя еще один квартал, Клаус Штейн устало опустился на скамейку, стоявшую напротив выхода из старой синагоги. Молитвенный дом был уже закрыт.
Клаус Штейн тяжело дышал, он был стар, и неблизкая дорога сильно утомила его. Старик опустил веки и стал ждать.
Так прошел час, потом другой. Улицы вокруг синагоги опустели, на город опустилась ночь. Клаус Штейн продолжал в глубокой задумчивости сидеть на скамейке, не ощущая майской ночной прохлады.
Ровно в полночь из синагоги вышел высокий мужчина крепкого телосложения. Он на минуту остановился, поднял воротник плаща, чуть сдвинул на лоб шляпу, вытащил из пачки сигарету и закурил. Бросив спичку в урну, незнакомец неспешно направился к скамейке Клауса Штейна.
Казалось, что Клаус Штейн уснул.
Мужчина положил свою тяжелую руку на плечо старика. Через мгновение все тело Клауса Штейна задергалось в конвульсиях, лицо в свете фонаря побледнело и покрылось потом. Еще миг, и Клаус Штейн в ужасе побежал по улице Майзела в сторону Широкой улицы. Там он резко свернул и помчался по направлению к Влтаве.
Клаус Штейн бежал. Это было удивительно. Бежал старик, бежал, как юный мальчишка, быстро и легко. Ничто в нем и близко не напоминало согбенного инвалида с тростью в руке. Куда-то исчезли одышка и хромота, куда-то исчезли девять десятков прожитых лет. Клаус Штейн бежал, как тогда, в мае сорок пятого, когда он удирал от русского танка, неожиданно выехавшего на улицу, что вела к не взорванной им синагоге. Клаус Штейн вновь стал молодым.
Штейн бежал во всю прыть, пока, споткнувшись, не упал навзничь, сильно ударившись обо что-то головой. Клаус Штейн потерял сознание.
Очнувшись через какое-то время, Клаус Штейн неожиданно для себя разрыдался. Он давно так не рыдал. Пожалуй с того случая, когда произошел этот досадный сбой с уничтожением синагоги. В течение получаса Штейн никак не мог успокоиться. Его трясло, как в лихорадочном ознобе. Но постепенно всхлипы затихли, и истерика прекратилась.
Клаус Штейн стал осматриваться кругом. И чем быстрее он понимал, куда занесло его необычное преследование, тем тяжелее становилось у него на сердце. Эта тяжесть усиливалась от ощущения движения сотен и сотен могильных надгробий, окружавших со всех сторон Штейна. Тяжесть в груди увеличивали и кладбищенские деревья-исполины, росшие тут с незапамятных времен. При свете луны, они, будто сказочные чудовища, размахивали своими ветвями, создавая иллюзию присутствия рядом со Штейном множества душ умерших евреев.
Клаус Штейн чувствовал, что теряет рассудок. Казалось, еще чуть-чуть, и он окончательно сойдет с ума. Сердце рвалось из груди.
И в этот момент метрах в восьми от Штейна из-за надгробных плит неожиданно появилась группа людей. Впереди шли мужчина и женщина, за ними две девочки одинакового роста, и, чуть приотстав, мальчишка лет десяти. Мальчик на секунду повернул голову в сторону Клауса. Штейна. Этого было достаточно, чтобы Клаус узнал его. Штейн убил этого мальчишку тогда, в мае сорок пятого. Убил его и всю его семью. Расстрелял в упор из шмайсера. Расстрелял и рассмеялся.
Клаус Штейн засмеялся и сейчас. Засмеялся, как смеялся только в юности, открыто и счастливо. Смех придал ему сил. Клаус Штейн встал и украдкой последовал за убитой семейкой. Покинув кладбище, он осторожно продолжал идти за ними, стараясь бесшумно ступать по брусчатке. Штейн выслеживал их, чтобы убить окончательно, раз и навсегда.
Улица Широкая сменилась менее широкой улицей, потом еще менее и еще, пока не сузилась до двухметровой ширины. В конце последней улицы в тусклом свете одинокого фонаря, в старом двухэтажном обветшалом здании, обнаружилась деревянная дверь, источенная жучком. Глава ненавистной семейки взялся за дверное кольцо и впустил жену с детьми внутрь.
Через минуту туда же проник и Клаус Штейн. Подойдя к лестнице, ведущей на второй этаж, Штейн вдруг резко обернулся. Позади него не было двери. Позади него была сплошная каменная стена.
У стены стоял давешний незнакомец. Он снял шляпу и широко улыбнулся: «Добро пожаловать в ад, юный Клаус Штейн, добро пожаловать в каменный ад, в ад вечного безмолвия.»
Юный Клаус Штейн узнал незнакомца. Он читал о нем в книге случайно попавшей в его руки, перед тем, как выполнить приказ по взрыву Староновой синагоги.
Это был Голем.

__________________________________________________________________________________________________________________________________________
*Голем — глиняный великан, которого, по легенде, создал праведный раввин Лёв для защиты еврейского народа. Лепится из красной глины в рост 10-летнего ребенка, имитируя, таким образом, действия Бога
0

#32 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 084
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 27 февраля 2019 - 18:55

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - ПЛЮС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


31


Виражи зимнего отдыха



Самолёт набрал высоту, и Артём, отстегнув привязные ремни, облегчённо вздохнул: «Оторвался…» Стюардесса проводила предполётный инструктаж, а он закрыл глаза и радовался, что вырвался из рутины будней, несмотря на множество препятствий.

Самая главная преграда — жена Наташа. Артём сто раз пожалел, что так рано женился на своей однокурснице, сразу после университета. Вернее, зарегистрировал брак перед рождением двойняшек через пять лет совместного проживания. «Говорили мне друзья, не торопись — локти будешь кусать. Не послушал. Теперь камни готов грызть, коленки в кровь обдирать, карабкаться по скале, чтобы выбраться из семейного ущелья. Наталья хороша: не посоветовалась со мной и заявила голосом робкой недотроги: «У нас будет ребёнок. Ты рад?»

Артём тогда не представлял, какие перемены за этим последуют, и, не задумываясь, ответил: «Я счастлив, дорогая». До рождения малышей жизнь с Наташей его вполне устраивала — текла как по равнине, не встречая порогов в виде сор и несогласий. Наташа не сковывала его свободу — он проводил время с друзьями по будням в развлекательных центрах, а по выходным — на пикниках. И после этого дома его ждали чистота и уют, запах неостывшего ужина и согретая женой постель. Если бы Наташа родила одного ребёнка, а не двойню, может, было бы иначе. Для Артёма тогда начался семейный ад: памперсы, горшки, но самое ужасное — пронзительный плач малышей Саши и Даши.

— Ну потерпи немного, — успокаивала его жена, — вот подрастут дети… до трёх лет трудно, а потом будет легче, они пойдут в садик…

«Как было хорошо без них — никаких забот!» — ностальгировал Артём. Раньше он каждую зиму ездил с друзьями в Альпы кататься на горных лыжах. И не ходил вокруг жены, неуверенно заводя разговор, что неплохо бы слетать отдохнуть. Наташа долго кормила его обещаниями, и не отпускала:

— Что я одна с ними буду делать? Вдруг что… помочь некому. Родители наши живут далеко…

Он, стиснув зубы, соглашался, и вскоре опять отпрашивался, а она давила на его совесть:

— Как ты можешь ехать? Дети маленькие…

Директор фирмы тоже с неохотой отпустил его, как будто без него остановится непрерывное производство:

— А работа? Закончить надо… — крутил в руках его заявление на отпуск.

На работе Артёма ценили, он занимался созданием и доработкой сайтов «под ключ», и уже руководил небольшим штатом программистов.



— Нашу работу невозможно закончить. Она напирает непрерывным потоком. Ребята в группе толковые, разберутся…

— Пару недель отдохнуть хватит?

— Чтобы вволю отдохнуть, надо отпуск немереный…. Но я рад и двум неделям...



Шереметьево и сгрудившиеся кубики высоток остались далеко позади под серым московским небом, скупым на зимнее солнце. А под крылом самолёта солнце щедро разливало между облаками сочные жёлто-оранжевые краски. Через несколько часов Артём прилетит в светлое ничем не ограниченное пространство.

После омлета и кофе он погрузился в сон: видел себя в ослепительно белоснежных Альпах на самой вершине Монблан. А вот он поднимается на другую вершину — четырёхтысячницу! Третью! Он перемещается по всей альпийской дуге: из Австрии во Францию, из Швейцарии в Италию, Германию. Входит на панорамные смотровые площадки и с гордостью любуется снежными великанами, которые смог покорить. С одной стороны ухоженные отутюженные ратраками горные склоны, с другой — среди скал и ёлок нетронутая целина, глубокая пушистая. Он мчится стремительно вниз по сложной «чёрной» трассе, желая испытать спектр ощущений… Но ратраки поработали на совесть, и за ночь трасса подмерзла, под ногами не склон, а стиральная доска. Он мчится и… налетает на ствол сосны!

Артём вскрикнул и проснулся. Его встряхнуло толчком от соприкосновения шасси самолёта с землёй в аэропорту Мюнхена. Раздались вразнобой хлопки в ладоши и радостные голоса пассажиров.

Ещё дома Артём зарезервировал напрокат автомобиль. В многоэтажной прокатной фирме его ждал чёрный Ford. На нём он добрался до отеля. Рассовал вещи по шкафам и, не расслабляясь, решил познакомиться с городом, заодно поужинать в каком-нибудь ресторане.

В вестибюле к нему подошла брюнетка с прямыми до плеч волосами, в расстёгнутой пушистой шубке.

— Раша? — спросила, улыбаясь и, не дожидаясь ответа, объяснила, — у меня особый нюх, я сразу поняла: была рядом, когда ты устраивался, хоть ты и хорошо говорил по-английски.

— Да. Не ошиблась, — сдержанно ответил Артём.

— Я Кэт. Или Катя, — она глянула томным взглядом из полуоткрытых глаз.

— Я Артём, — он посмотрел на неё, размышляя: «Кэт… Кошка? На домашнюю кошку она не похожа. Скорее тигрица, любящая свободу. И кофточка у неё под цвет. Клеится? Слышали мы про таких кошечек. Потом мужики удивляются, что у них вдруг дети оказываются в разных городах…» — он демонстративно похлопал себя по плечу рукой с обручальным кольцом.

Они вышли на улицу.

— Какими судьбами? Надолго? — спросила она.

— Здесь на четыре дня, потом в Австрию — покататься на лыжах. У меня отпуск. А ты? Учишься? Работаешь?

— А я немного развеяться от московской суеты, позаглядывать здесь в потаённые уголки… — сказала она игриво, — учусь в экономическом.

— Разве сейчас каникулы?

— Нет. А что мне до них! — она рассмеялась. — Учёба идёт — я гуляю. Отец платит — я жду диплом.

— Понятно, — неодобрительно ухмыльнулся Артём: ему известно о существовании такого способа обучения. Его родители тоже оплачивали его учёбу в университете, лезли из кожи в нелёгкое время кризисов в стране, но он сам учился, старательно и ответственно. Закончил математический факультет с красным дипломом в педагогическом, отработал по нему в общеобразовательной школе, а затем переквалифицировался на программиста. Английский без репетиторов вызубрил так, что не испытывает за границей языковых барьеров. Теперь он содержит семью, да и родителям денег подбрасывает.

— Я в город, — сказала Катя, — у меня есть машина, могу забросить тебя, куда надо.

— У меня тоже есть, — но подумав, что, возможно, в городе продегустирует спиртное и на обратном пути не сможет вести машину, согласился, — подбрось в знаменитую пивную планеты.

— А-а-а. — улыбнулась она, отъезжая, — для мужчин «Хофбройхаус» — самая главная в этом городе достопримечательность. А я как ребёнок люблю в сказке побывать. Сегодня любовалась замком, вдохновившим Чайковского написать «Лебединое озеро» и ставшим прообразом замка Спящей красавицы в Диснейленде… А что пивная? Пиво я не пью. Собиралась напоследок заглянуть туда для общего понятия, чтоб потом сказать: в ней был Ленин, Гитлер и я.

Навигатор подсказывал повороты, и машина петляла по нешироким улицам, а потом нашла место парковки.

У пивной стояли мужчины, курили. Артём открыл дверь перед Катей, и они попали в огромный зал, заставленный столами и наполненный туманом от сигаретного дыма. Играл духовой оркестр, исполняя баварские мелодии, а на его фон накладывался гул из тысячи выкриков, из которых невозможно было выделить ни единого слова.

— Мне здесь не нравится, — сморщилась Катя, — тут все пьяные и слюнявые.

— Пойдём наверх, — предложил Артём. И они поднялись на второй этаж. Но и там в других залах было так же.

Держа Катю за руку, он с трудом нашёл место, где сесть. Они прилепились к какой-то компании на краю длинного стола.

— Я посижу немного с тобой и пойду, — сказала Катя, скривив лицо, и было понятно, что ей здесь некомфортно.

Артём подозвал обслуживающую этот зал девушку в форменной одежде — белой блузе, облегающей синей жилетке и длинной пышной юбке, которая по традиции заканчивалась на высоте литровой кружки от земли. Сделал ей заказ. Вскоре она принесла им мюнхенские колбаски и две литровых кружки пива с символикой ресторана. Катя по чуть-чуть отпивала светлое пиво. Артём, опустошив свою кружку, заказал ещё. Развеселился, разговорился с соседями по столу. Все фотографировались с улыбчивой официанткой. Клиенты за столами поднимали-опускали кружки, вся публика перед глазами Артёма зашаталась, и казалось, что по залу движется, поднимается и опускается, многолюдная волна.

Он не заметил, когда ушла Катя, и дальше мало что помнил. Домой брёл, кутаясь от ветра. И добрался к утру. Завалился в постель и захрапел. Он вполне был доволен своим пивным отдыхом и надеялся спать крепким сном, но его мучили кошмары. Приснилось, что он в сугробе и не знает, как выбраться, задыхается...

Проснулся днём в поту: «Где я?» Его охватил испуг. Он огляделся. Вокруг белоснежная постель. В комнате светло, солнце проглядывает через штору. Все вещи разбросаны по комнате, и он не может понять почему: «Его раздели? Она?» Он всё собрал и принял душ, пытаясь вспомнить подробности, но в голове всё путалось: пиво, Кэт, сугробы, недовольная жена и капризные дети. Артём стал собираться в ресторан и не мог найти портмоне. На тумбочке лежала расстёгнутая сумочка, с которой он вчера ходил в пивную. А бумажника в ней нет! Он проверил сейф, карманы куртки, ящики шкафов, осмотрел пол — нет нигде. Он сел в кресло и, напрягая память, стал, восстанавливать последовательность событий. «Может, я нечаянно выронил его в пивной?.. А вдруг украли карманники?.. Я вполне мог потерять его по дороге… А если это Кэт меня обворовала? Сначала раздела и … Куда она потом делась?»

Артём разволновался и не мог придумать, что ему делать в первую очередь. Желудок давно пробудился и требовал еды. В бумажнике было тысяча евро и банковская карта Visa. Как быть? Ему нужны деньги на питание, прокат лыж, ботинок, подъёмников, а потом на бензин, который надо залить при сдаче машины, всё остальное оплачено ещё дома. Он пошарил в карманах и, к счастью, обнаружив сто евро, вздохнул: «Хотя бы на первый случай!» Решил их приберечь, пока не пополнит свой бюджет. Первая мысль подтолкнула его — позвонить жене и попросить её прислать денег, она поймёт. Вспомнил, что он забыл ей сообщить, как добрался, и поинтересоваться, как там они.

Позвонил ей, и, боясь, что дети могут ограничить время их разговора: отвлечь её, не дать выслушать до конца, протараторил:

— Наташа, пришли мне денег…

Она сразу заорала:

— Ага, денег тебе, бессовестный! На два дня не хватило?! Эгоист! Ты всегда думал только о себе! Не нагулялся! Мы для тебя — обуза!..

В такой истерике он жену не знал. Она никогда не повышала на него голос, а только просила и убеждала.

— Успокойся, я тебе всё объясню…

— Не надо мне объяснять! Не будет тебе денег! Не приезжай! Ищи там другую! Развод! — и после паузы упавшим голосом добавила, — дети заболели…

Сейчас её крик пронзил его до мозга костей, и известие о болезни детей всколыхнуло его совесть. «Может, стоит вернуться? — подумал он. — Да, именно так я и сделаю, как только раздобуду денег… Где, где их взять? У мамы!»

Он позвонил:

— Мама, это сын твой. Мне деньги нужны…

— Сыночек, денег тебе? — ироничный голос мамы оборвал его и заглушил словесной лавиной. — Мошенник! Развелось вас по свету! Нашёл маму! Знай мою материнскую ласку! — она резко отключилась, не дав ему вставить ни единого слова. Он повторил звонок, но она не отвечала. Он понял, что мама не узнала его, а приняла за вымогателя. Вспомнил, что в спешке не успел сказать ни родителям, ни друзьям, что уезжает. И горько засмеялся.

Не теряя надежды, он строчил друзьям электронные письма. Один друг без объяснений ответил:

— Не могу.

Другой:

— У меня кредитные обязательства, ты же знаешь.

Данила, коллега по работе, пообещал перевести денег через пару дней. От этих разговоров горечь растекалась по желудку Артёма и, смешиваясь с чувством голода, подкатывалась к горлу. В таком состоянии он пошёл в ближайшую полицию и заявил, что потерял в пивной коричневое портмоне. Они запротоколировали, но никакой надежды найти пропажу не дали. Да он и сам в это не верил.



Он вернулся в отель, и ноги вели его в ресторан на первом этаже. Тратить на еду свою единственную и очень дорогую для него купюру совсем не хотелось. Предполагая, что во время путешествий будет питаться в разных ресторанах, он заранее не оплачивал шведский стол в ресторане своего отеля — услугу «всё включено». А сейчас решил рискнуть: пообедать и не оплачивать.

Неуверенно открыл он дверь ресторана. Присмотрелся. «Откуда кто знает, оплатил я заранее или нет?» — к раздаточной линии прошёл, как побитая собака, глядя в пол. Набрал еды полный поднос и сел в угол зала за свободный столик. Ел быстро и без удовольствия, ему казалось, что за каждым его глотком наблюдают, и вот-вот кто-то подойдёт и остановит его. Всё съел и, не поднимая головы, выскочил из ресторана.

После ужина он слонялся по городу, решив машину не использовать, чтобы экономить бензин. Заходил в рестораны и магазины как на экскурсии — ничего не заказывал и не покупал.

Утром явился в ресторан своего отеля более уверенно. Никто не заподозрил, что он питается, не заплатив ни копейки. А на третий день он уже принимал пищу совершенно спокойно и смело, улыбаясь официантам.

За ужином к его столику подсела Катя:

— Привет! — окинула взглядом стол. — Знаменитые белые сардельки, выпечка и сыры здесь на уровне… Как отдыхаешь?

— Нормально, — ответил Артём недружелюбно, сдержанно, но не грубо, и, наклонившись над тарелкой, глянул на собеседницу, всё ещё не отказавшись от мысли, что возможно, она причастна к исчезновению его бумажника.

— Сегодня я посвятила себя шоппингу. Есть всё: от модных бутиков до магазинчиков с деликатесами со всего мира... А давай мы с тобой вина выпьем.

— Я не пью, — встрепенулся он, ища объяснение, — за рулём.

— Ну тогда возьми даме. Я сейчас выберу, — она открыла винную карту.

«Издевается, — подумал Артём, — наверное, знает, что я остался без копейки, и собирается надо мной посмеяться». Она сделала заказ, и ей тут же принесли бутылку красного вина и два бокала. Официант наполнил их до половины и откланялся.

— Я же сказал, что не пью, — колыхнув бордовую жидкость, Артём недовольно отодвинул от себя бокал.

— Это не важно. Зато я пью, — пока он ел, она опустошила свой бокал. — Я сейчас.. — она встала из-за стола и удалилась куда-то за его спиной.

Прошло десять, пятнадцать минут. Артём решил дождаться её, а потом уйти первым, чтобы не он платил, а она. Но она не появлялась и полчаса спустя, и час. Он нервничал и ждал. Занимая себя за столом после сытного ужина, одолел малыми глотками ещё две чашки чая и две плюшки. Кати всё не было. Артём допил оставшееся вино, встал и направился к выходу.

— Извините, должен напомнить, что вы не оплатили, — остановил его официант.

Артём сказал, что скоро подойдёт его жена и оплатит. Но тот настаивал, чтобы он сделал это именно сейчас. Артём объяснял официанту, что жена унесла его портмоне, и ему надо подняться в номер за деньгами. Все это выглядело неубедительно. Артёму было ужасно неловко выкручиваться, казалось, что на него со всех сторон смотрят видеокамеры, и его лживые речи уже слышит весь мир. Он достал купюру, которую берёг как неприкосновенный запас, и расплатился, получив сдачу в полсуммы.

В коридоре у лифта он столкнулся с Катей, но не остановился. Она была изрядно пьяна и последовала за ним в комнату:

— У тебя здесь хорошо…

— Ты где была? — выкрикнул он разъярённо. — Я ждал, ждал!..

— Не злись, милый. Я же сейчас с тобой, — она повалилась на кровать.

Во сне он обнимал женщину, гладил её волосы, представляя Наташу. Утром перекатился на другой край кровати, ища жену рукой. Открыл глаза, но рядом никого не было.

От Данилы Артём так и не получил ни сообщений, ни денег. Может, занять у Кати? Что делать? Мысли в его голове кружились как в миксере. Поменять дату обратного вылета на более ранние сроки? Но при сдаче билета пришлось бы нести финансовые расходы. И деньги за уже оплаченный отель в Австрии ему никто не вернёт.

Всё же Артём принял решение отправиться в Австрию. Он поднимался на машине в горы по дороге-серпантину выше и выше и приехал в небольшую деревню среди похожих друг на друга белых одно-двухэтажных домов с резными деревянными балконами и скатными крышами.

Хозяйка частного отеля приветливо распахнула дверь и провела его в комнату с самоткаными дорожками, вышитыми рушниками и кружевными оконными занавесками. Но Артёма убранство комнаты меньше всего интересовало. Ему хотелось есть. Он обратил внимание, что на столе лежала маленькая шоколадка — для гостя. Вскоре хозяйка поставила на стол чашечку горячего кофе и тарелку со свежей булкой, посыпанной сахарной пудрой:

— Из местной хлебопекарни. Поешьте с дороги.

Артём с удовольствием угостился.

Должен же друг ответить и прислать денег! Надежды Артём не терял. Но и на другой день ожидаемых известий не было.

Утром хозяйка вместе с ним вышла из дома:

— Вдоль курорта курсирует бесплатный ски-бас. Подъёмники крутятся с утра до ночи! К нам спускаются синие, красные, чёрные трассы. Надеюсь, вы будете довольны.

Быть довольным не получалось. С грустью Артём примерял ботинки, выбирал лыжи и тут же сдавал их обратно, уходил. Завистливо глядел на широкие длинные склоны, с которых съезжали счастливые лыжники и, садясь в кресельный подъёмник, спустив сверху крышу-колпак, вновь поднимались, чтобы ещё и ещё раз повторить спуск на лыжах с горы.

Набродившись, он зашёл в кафе, в котором собирались лыжники, чтобы перекусить, отдохнуть и погреться. Артём взял чай с бутербродом и присоседился к двоим молодым мужчинам за ближайшим столиком.

— Что делать будем? — мужчина с красным шарфом размешивал сахар в стакане. — Нам надо ещё одного инструктора для детей...

— Но кого? Ник заболел, — с сожалением сказал другой, в синем лыжном костюме.

— А группа увеличилась...

— Извините, я случайно услышал… — Артём вмешался в их разговор, — возьмите меня, я хорошо катаюсь на горных лыжах и очень люблю детей.

— Ты кто? Где окончил курсы для горнолыжных инструкторов? — заинтересовались они.

— Курсы не кончал, но я уверен, что справлюсь. Я из России, педагог по образованию, работал в школе...

— Нет-нет, не пойдёт. Необходимо знать методику обучения. Нужна лицензия… — возразили они.

— Я смогу, возьмите инструктором или помощником… — умолял Артём, видя в этом своё спасение.

Они переглянулись:

— В группе было двое русских, а сегодня ещё двоих привели из России. Давай возьмём русскоговорящего помощником инструктора — воспитателем, — предложил тот, что в синем костюме.

— За памперсы и носовые платки будет отвечать, — согласился другой и рассмеялся.

Они проверили его документы и способности катания, проинструктировали. Договорились, что платить ему будут ежедневно.

На следующий день началась его работа в детской лыжной школе. Он помогал инструктору негру по имени Джон.

— Вот хорошо, — обрадовалась Артёму мама пятилетнего мальчика Пети, — мы на сайте выбрали школу с русскоговорящим инструктором, а вчера вас не было. Мы даже думали больше не водить сюда ребёнка. Многих детей вгоняет в ступор, что их не понимает инструктор, и они плачут.

Петя испуганными глазами смотрел на Джона и держался за штанину своего папы. Артём взял мальчика за руку:

— Пойдём. Сегодня мы с тобой отправимся в путешествие, Смотри, сколько здесь зверей...

Детская территория с пологим склоном и широким выкатом была ограждена со всех сторон оранжевой защитной сеткой, украшена разноцветными флажками и плакатами с разными зверушками.

Пока воспитатель заинтересовывал мальчика, родители убежали. Петя кинулся в слёзы, но Артём взял его на руки и постепенно успокоил. Не только Петя, но и многие другие дети, отданные на лыжное воспитание, обнаружив исчезновение родителей, первое время плакали, падали в истерике и не хотели ничего делать. Артём прикладывал всё своё педагогическое умение, чтобы поскорее привести их в спокойное и работоспособное настроение, успокаивал, как мог на русском и английском — так начинался каждый рабочий день.

Вечером он проверял электронную почту, но ожидаемых сообщений не было. В который раз он писал Даниле письмо с похожим текстом: «Ты куда пропал? Я здесь еле выживаю. Домой не доеду. Жду денег!»

Занятия с детьми проходили в форме игры. В группе были дети из разных стран — с горнолыжным стажем и новички, не имеющие понятия даже о стойке горнолыжника. Труднее было новичкам — они познавали азы катания. Удивительно, что многие из детей не говорили ни по-английски, ни по-немецки, но смогли копировать движения инструктора. В жёлтых жилетках, они как маленькие утята за мамой-уткой, двигались за Джоном, поднимаясь в гору на ленточном транспортёре, а потом сверху по пологому склону медленно выкатывались на горизонтальную площадку, где лыжи сами останавливались.

На третий день Петя жутко напугал Артёма. Во время занятий мальчик не вспоминал о родителях, казалось, уже вполне освоился и подружился с ребятами. Но Петя вдруг исчез. Артём никуда не отлучался от детей, но не заметил, куда делся мальчик. Не мог он далеко уйти! Артём оставил ребят с Джоном, а сам побежал искать беглеца. Всюду толпы туристов в пёстрых костюмах, с лыжами, палками и без них, съезжающие с горы и спешившие на подъёмники. Артём метался по сторонам и спрашивал всех:

— Вы не видели мальчика в жёлтой жилетке?

К счастью, кто-то из лыжников подсказал, что где он. Петя сидел на корточках за углом кафе и палочкой царапал по снегу...

Переполненный волнениями от случившегося на работе, Артём писал Даниле: «Я влип! Работаю нянькой в детской лыжной школе. И подумать не мог, что пойду на такую работу. А сегодня поседел. Был бы я не лысым, ты б точно в этом убедился! Не знаю, как я дотяну до детских соревнований…» Он переживал, чтобы дети не потерялись, чтобы никто не получил травму. А когда они плакали, прощаясь с родителями, у него трепетало сердце.

Наконец он получил ответ от Данилы:

«Ха-ха. Жизнь — она учит… — и рядом жёлтый смеющийся смайлик, — видно, хорошо погулял, оторвался, если денег не хватило… Прости, что сразу не выслал, не до тебя было. Отправил через Western Union. Лови!»

Артёму ежедневно платили, и он уже несколько успокоился: заработанных денег ему должно хватить на выживание и дорогу домой. Связанный условиями договора, он не мог бросить работу, но не чаял, когда наступит день соревнований, а это означало, что срок его контракта истечёт.

В день соревнований гостей и участников развлекали ряженые аниматоры и громкая музыка. К этой дате все дети уже научились уверенно съезжать с небольшой горки. На их лицах светился восторг от победного спуска и никакого страха! Артём от души он радовался успехам воспитанников. Детям вручили медали, а родители громко аплодировали каждому ребёнку.

— Как хорошо, что мы отдали сына в эту школу! — сказала Артёму мама Пети.

— Результат превзошёл все ожидания! — испытывая удовлетворение, ответил Артём, а про себя добавил: «Своих детей я буду учить сам».

После соревнований он облегчённо вздохнул и отправился к кресельному подъёмнику. Сел, вытянул ноги, расслабился. Катался до ночи и решил это удовольствие продолжить завтра.

Оставался последний день перед отъездом. А утром из окна через густой туман не было видно ни соседних домов, ни ближайших гор. Не повезло! Из-за плохой видимости лыжные трассы закрыли. Но Артём всё же отправился к базе. Прошёлся по безлюдной улице до следующей подвесной дороги, сожалея и совершенно не надеясь, что там будет движение вверх.

На следующий день он, медленно двигаясь на автомобиле вниз по извилистой дороге, возвращался в Мюнхен, чтобы переночевать в отеле, в том самом, где останавливался по пути сюда, сдать машину и вылететь домой.

Его поселили в тот же номер, где он и проживал. Он сначала удивился такому совпадению. Нахлынувшее воспоминание напомнило ему о событиях, испортивших ему весь отпуск, и он даже хотел отказаться, вернуть ключ, попросить другой номер, но не сделал этого. Нехотя побрёл в комнату с мыслями, что весь отпуск пошёл кувырком.

Ему казалось, что в комнате всё лежит не так и не там. Он подвинул чайник, кофемашину, поправил гардину, бросил пульт от телевизора на кровать, немного повернул кресло. И даже кровать подтолкнул поближе к прикроватной тумбочке. Что-то между спинкой кровати и стеной шлёпнулось на пол. Он сначала подумал, что пульт от телевизора он забросил туда. Но пульт лежал на кровати. Он отодвинул тумбочку и заглянул под кровать. Коричневое портмоне! Это был тот самый злосчастный хранитель его купюр, которые могли бы обеспечить ему желанный отдых!

В аэропорту к Артёму в очередь на регистрацию пассажиров и багажа пристроилась Катя:

— Привет! Как отдохнул?

— Нормально, — выдавил из себя Артём.

— А я классно! Даже возвращаться не охота.

В самолёте она оказалась в соседнем кресле.

— Судьба нас сводит, — заговорила она, когда все определили по местам ручную кладь и расселись. — Надо продолжить знакомство в Москве. Я свободна. Без мужчины и детей. А ты?

Артём, вспомнив слова Наташи: «Не приезжай, ищи там себе другую!», сначала помолчал, а потом ответил:

— Не знаю.

Она улыбнулась и полезла в сумочку:

— Значит, свободен, если не знаешь. Держи мою визитку, звони, встретимся.

Артём неуверенно взял. Рядом с ним была свободная женщина, любительница путешествий, ничем не обременённая, легко владеющая английским языком, и он мог бы не раз с ней слетать в разные страны, но он не видел себя рядом с ней в завтрашнем дне. Он представил себя свободным. От понятия «свобода» веяло пустотой, безбрежной и холодной, а он, как оторванный листок, летел, гонимый ветром, по этой пустоте неизвестно куда.

Он закрыл глаза. Не знал, дремал или мечтал — он видел, как с двух сторон к нему тянутся маленькие пухленькие ручонки Саши и Даши.

В Шереметьево он выбросил Катину визитку.
0

#33 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 084
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 27 февраля 2019 - 19:31

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


32



Почти сестра




Дрожащими руками я набила старый бабушкин чемодан, не очень удобный. С ним меня привезли в детдом, а другого у меня не было. Просто хватала вещи с полок и утрамбовывала, еще даже не зная, куда поеду. В этом городе мне больше нечего было делать. Бежать, бежать отсюда, куда глаза глядят. Руки дрожали, слезы застилали глаза. Куда я задевала визитку такси… вот она. Я схватила мобильник. Пальцы не слушались, но я упрямо пыталась набрать номер. Взгляд случайно выхватил отражение в зеркале. Вырядилась как кукла: новое шелковое платье, которое сама сшила, шляпка, босоножки на высоком каблуке. И черный Сережкин зонт с тяжелой ручкой. Зачем? Не могла себе объяснить. В синем небе сияло солнце. Но так и потащила за собой этот дурацкий зонтик. Надо бы переодеться в брюки и футболку, да и обувь поудобнее не помешает, но сил на это не было. К тому же мои любимые джинсы были все в крови, Сережкиной крови. Ком в горле стоял всю дорогу до аэропорта. Зонтик мешал мне в такси. Хотела «забыть» зонт в машине, но таксист услужливо мне его вернул.

Я подбежала к окошечку кассы. И тут же отошла. Куда лететь? От себя не сбежать, не уехать. И такая тоска охватила, меня знобило. Наверное, поднялась температура. Ночью я не могла сомкнуть глаз. Мысли не отпускали. Я не знала, что делать. Чувствовала, что нахожусь в ловушке. Я, красивая молодая, еще недавно так сильно любимая, сейчас была одинокой маленькой букашкой, которую вот-вот раздавит колесо не сложившейся жизни. С одной стороны, была свидетелем убийства, с другой, – Сашка моя лучшая подруга, почти сестра. Как же быть? Перед глазами вновь возникла жуткая картина. Мой любимый Сережка лежит там, в кустах у ручья, истекая кровью. А я сбежала, струсила. Я любила его, но и подругу предать не могла. Надо было на что-то решаться.

Видимо, видок у меня был тот еще: расфуфыренная краля с лицом, опухшим от слез, всклокоченные волосы выбились из-под шляпки, и черный зонт-трость в одной руке, в другой – старый бабушкин чемоданчик. Бегала туда-сюда по зданию аэропорта, на меня уже начали оглядываться. Чтобы не привлекать внимание окружающих, я присела. И тут же мысленно вернулась туда, на берег ручья, чтобы еще раз пройти через этот ужас.

Погода была такая тихая. Луна светила холодно, но ласково, придавая вечеру фантастический флер. Полнолуние. Может, поэтому на душе такая тревожность поселилась? Мы брели с Сережкой, взявшись за руки. В парке уже никого не было. После развода мы встретились с ним в первый раз. Он хотел вернуться ко мне, начать все сначала.

- Шурочка, - говорил бывший муж, - как тебе еще доказать? Не было у меня никого. Я люблю тебя. Зачем мне кто-то еще?

- Сережа, не лги мне. Я ненавижу ложь, – меня начинало трясти. – Ты изменил мне с моей лучшей подругой, почти сестрой. Ты ее изнасиловал. Как я могу такое простить?

- Шур, да я даже не знаком с ней. Ну, скажи, с чего ты взяла этот бред?

- Бред, говоришь? – я была на грани истерики. - Она мне сама сказала. Она не хотела, а ты сильный. Зачем ты так с нами? – я уже злилась.

- Милая, поверь, я действительно не знаком с твоей подругой. Не знаю, зачем ей нужно было нас поссорить. Ей, наверное, не нравится, что ты вышла замуж, а она нет. Такое бывает у юных девушек. Она тебя приревновала. И все придумала. Давай вместе встретимся и выясним. Не будет же она врать мне в глаза.

- На что это ты намекаешь? Как ты можешь такое говорить! – я разрыдалась.

- Шурочка, я ни на что не намекаю, просто хочу понять, зачем ей понадобилось меня оговаривать.

- Не надо так, Сережа. Лучше сознайся. И попроси прощения.

- Хоть мне и не в чем признаваться, но пусть будет так: я прошу у тебя прощения. Не могу я без тебя, – он нежно провел рукой по моим волосам. – Как я люблю гладить твои шелковистые волосы, вдыхать их аромат…

- У Сашки тоже красивые волосы. Как я могу тебя простить? Разве такое прощают? - я плакала все сильнее, у меня даже началась икота. Истерика.

Сережка прижал меня к себе и стал шептать:

- Глупенькая моя, не думай ни о чем плохом, пожалуйста. Все у нас будет хорошо, вот увидишь, – кажется, я начала успокаиваться. Сережка нашарил мои губы, но его поцелуи меня снова вывели из себя. Сашку, наверное, тоже пытался целовать. Я резко рванулась в сторону.

- Не трогай меня, предатель!

Я хоть и высвободилась, но, пожалуй, готова была пойти на попятный. Взглянула на луну, задержала взгляд на звездах, как будто искала у них подсказку. А потом что-то произошло. Как вспышка какая-то. В призрачном лунном свете я увидела, как Сашка, схватив камень, со всей силы обрушила его на голову Сережи. Муж упал, а Сашка продолжала бить его по голове, по лицу, которое превращалось в кровавое месиво. Я стояла как парализованная. Потом пыталась вырвать камень из рук подруги. И, кажется, вырвала, но уже поздно. Отшвырнула окровавленный камень подальше. Он жег мне пальцы. Посмотрела, а Сашки уже нигде не было. Как внезапно она появилась, так и исчезла. И я тоже убежала. Оставила в кустах у ручья бездыханного Сережу. Надо было, наверное, сразу вызвать полицию. Но я не могла… Не могла, ведь они тогда поймают Сашку. И я останусь совсем одна.

Не помню, как попала домой. Очнулась под душем. С силой терла свое тело, пытаясь отмыть запекшуюся на руках кровь мужа. Потом забилась под одеяло. С тех пор меня и трясет. Может, мне приснилось все это? Пусть бы это было кошмарным сном. Но около кровати валялись мои джинсы с кровавыми подтеками. Зачем же Сашка так жестоко? Она всегда была неуправляемой, если что-то не по ней. Иногда я даже злилась на нее. Однако ведь она всегда защищала меня. Пусть грубая и резкая – это можно понять, ведь мы росли в детдоме, все равно - единственная подруга, почти сестра. Жестоко дралась, когда меня задевали, поэтому нас старались не трогать даже отъявленные детдомовские хулиганы. Но убить… Она же знала, что я люблю Сережу. А вдруг Сашка действительно все придумала, потому что ревновала меня к мужу? Она на такое способна, я точно знаю. Где вот она была, когда не появлялась месяцами? Наверное, злилась, что вынуждена скитаться непонятно где вместо нашей уютной квартиры. Если посмотреть с этой стороны, то Сережка – ее злейший враг. Я совсем запуталась.

Так и промаялась до утра. И решила сбежать. Куда-нибудь, все равно куда, где нет ни подруги, ни убитого мужа, ни воспоминаний. Не получилось. Бежать мне было некуда, ведь кроме мужа и подруги у меня на всем свете не было никого. Я вернулась в город и потащилась в ближайшее к дому отделение полиции как была – в шелковом платье, шляпке, с зонтиком и чемоданом.

Следователь, молодой мужчина с оттопыренными ушами, сначала посмотрел равнодушным взглядом, словно сквозь меня. Потом, видимо, мой вид его заинтересовал.

- Вы ко мне? – он представился, но от волнения я тут же забыла его имя.

- Я хочу сделать заявление, – еле выдавила из себя. Я собиралась совершить предательство. Ведь теперь мою Сашку поймают и посадят в тюрьму. Ей там будет плохо. Я читала и фильмы смотрела, как тяжело выживать в тюрьме. А она ведь и передачку от меня не возьмет, гордая. Раз я ее предала, значит, вычеркнет меня из своей жизни.

- Ваше имя, фамилия.

- Александра Шувалова, - с детства меня называли Шурочкой за кроткий нрав, покладистость, и было как-то необычно представляться полным именем. Подруга, наоборот, характер имела взрывной, ершистый – так ее только Сашкой и звали.

- О чем вы хотели заявить?

- Я была свидетелем убийства, – старалась говорить как можно спокойнее. Глаза следователя оживились и взглянули на меня с интересом. - Вчера вечером в Центральном парке у ручья был убит мой бывший муж Шувалов Сергей.

- Почему вы не заявили сразу?

- Потому что его убила моя закадычная подруга, почти сестра, - произнося эту фразу, я даже вспотела. Мне подумалось, что именно так пахнет предательство. - Камнем по голове. И лицо в кровавое месиво…

- Как зовут подругу?

- Сашка. Королева Сашка.

- Можете место показать, где произошло убийство?

- Да, - обреченно ответила я, возвращаться в парк мне совершенно не хотелось. Но, раз пришла сюда, значит, нести мне этот крест до конца.

После соблюдения всех формальностей Сережку с головой накрыли белой простыней и увезли. Я не могла прийти в себя. Чисто механически показывала, где стояла я, где Сережа, откуда выбежала Сашка. Камень со следами крови валялся тут же. Эксперт в резиновых перчатках осторожно положил его в пакет. Мы вернулись в отделение. С меня сняли отпечатки пальцев. И следователь продолжал меня пытать:

- Где сейчас находится ваша подруга?

- Я не знаю. После этой жуткой сцены я ее не видела. Она сразу убежала.

- У нее был мотив убить вашего мужа?

- Да. Она говорила, что Сережа ее изнасиловал. У нее вообще не в порядке с психикой, - сдавала я подругу по полной программе.

- Что вы имеете в виду?

- Когда что-то не по ней, она становится неуправляемой. У нее такой характер. Мы с ней как два полюса, ведь говорят же, что противоположности притягиваются. Если бы не я, она давно уже влипла бы в какую-нибудь неприятную историю.

- Она лечилась в психиатрической лечебнице?

- Кажется, да. Она не любила распространяться о своей болезни.

- Где живет ваша подруга?

- В моей квартире.

- То есть как это?

- После детдома нам на двоих дали квартиру. Она иногда исчезала, иногда появлялась. Вы не подумайте, мы не лесбиянки. Просто всегда были вместе как сестры.

- Как вы думаете, где ее искать?

- Я не знаю.

- Где она работает или учится?

- Нигде, кажется. Я работаю портнихой в ателье, нам денег хватает. Нас в детдоме учили шить, мне нравится, а у нее вечно что-то не получается.

- Где вы жили с мужем?

- В нашей квартире.

- А где была Королева?

- Не знаю. Я ее не видела давно, пока мы жили с мужем. Нам было хорошо с Сережей, ведь мы любили друг друга, вот она и ушла, чтобы не мешать. А недавно появилась и рассказала, будто пришла домой, а Сергей ее изнасиловал. И я подала на развод. Сергей утверждал, что даже не знает ее. Но я ему не верила.

Следователь взял трубку и кому-то велел проверить, когда Королева Александра лечилась в психбольнице. Потом ему позвонили.

- Хм… - следователь подергал себя за ухо, видимо, оттопыренные уши не давали ему покоя. - Королева действительно несколько раз проходила реабилитационный курс в психиатрической лечебнице. Последний раз – год назад. Обострения у нее случаются как раз в полнолуние, - следователь почесал за ухом, задумался. - Значит, вы не знаете, где она обреталась, пока вы в вашей квартире жили с мужем? И на какие средства она существовала?

- Нет, она мне ничего не рассказывала. Она отговаривала меня выходить замуж. Утверждала, что мужикам нельзя верить. И оказалась права. Она даже на свадьбу не пришла.

- Вы обиделись? – вновь раздался телефонный звонок, следователь выслушал и как-то подозрительно на меня посмотрел.

- А чего обижаться? Она все время пропадала, когда мне было хорошо.

- Интересно получается, Шувалова. На камне обнаружены ваши отпечатки.

- Конечно, ведь я пыталась вырвать у нее камень. И ведь отобрала. Но было поздно, Сережка уже не дышал, - я заплакала навзрыд.

- Странно, но на камне других отпечатков нет. Ваша подруга была в перчатках? – я пожала плечами. - Вот вам ручка, бумага. Пишите все, что мне рассказали. Я скоро приду, и мы подпишем протокол.

Я еще писала, когда в кабинет вошел следователь с низеньким лысым мужчиной в белом халате, показавшимся мне смутно знакомым. Он пристально посмотрел на меня и изрек:

- Да, это она, - потом повернулся ко мне. - А ты, Александра, становишься опасной для общества.

- Я? О чем вы, доктор? – странный какой-то. Я-то чем опасна. Сашка – да, она моего Сережу убила. Жестоко. – Лучше Сашку ищите. Вдруг она и меня решит убить? Я ведь все видела. Главный свидетель. А от свидетелей обычно избавляются. Я вот сюда пришла, значит, предала свою лучшую подругу. Она мне это не простит.

Следователь обернулся к доктору:

- Она что, действительно, так думает или это ход такой?

- Я же объяснял вам диагноз: классическое раздвоение личности, - странный доктор как будто лекцию читал, но я никак не могла понять, о чем это он. - В одном теле уживаются доктор Джекил и мистер Хайд. Читали Стивенсона?

- Не припомню, - помотал головой следователь.

- Шурочка, по мужу Шувалова, обычная девушка, с мягким характером, любящая мужа, - продолжал доктор, а мы со следователем его внимательно слушали. - Девичья фамилия Шурочки – Королева. Ее родители и младшая сестра погибли в автокатастрофе, когда девочке было одиннадцать лет. Так она попала в детдом. Ей там было жутко одиноко, - девочка-то домашняя. Ее обижали, и она себе придумала Сашку, почти сестру. «Пятерки» получала Шурочка, а «двойки» - Сашка. Дальше – больше. Вот и сейчас: она уверена, что мужа убила именно Саша. Когда она совершает что-то недозволенное, не осознает, что это она сама. Раньше Сашка была не так агрессивна. Шура попадала ко мне на реабилитацию, когда Сашка начинала доминировать. Я думал, замужество пойдет ей на пользу… Но все оказалось значительно хуже: она не смогла поделить мужа между двумя своими «я».

- Александра Шувалова, вы обвиняетесь в убийстве Сергея Шувалова, – произнес следователь. – Надо же, такая красивая, молодая, а вот поди ж ты. Чего только на свете не бывает.

Но я его не слушала. Надо же, какую ерунду придумали. Да я муху раздавить не могу, не то, что камнем любимого мужа…лицо в месиво. Что-то щелкнуло у меня в мозгу, и я увидела, как в кабинет ворвалась Сашка, схватила Сережкин черный зонтик и со всей силы обрушила его тяжелую ручку на лысый череп доктора. Тот пошатнулся, по лысине растекалась кровь. Сашка убежала, бросив зонт, а следователь подскочил ко мне и защелкнул наручники на запястьях.

- Что вы делаете? – истошно завопила я. – Лучше Сашку ловите, пока она всех не переубивала. Мне от нее и в тюрьме не спрятаться, она найдет и отомстит.

Следователь молчал, теребил ухо и лишь тяжело дышал. Потом схватил трубку, вызвал скорую. Посмотрел на меня.

-Думаю, Шувалова, вас отправят в клинику. Вас лечить нужно.

А я так и не могла понять, зачем на меня надели наручники. И лечить меня не надо вовсе. Я здорова. Странный какой этот лопоухий следователь. И доктор нес полный бред. Я-то в чем провинилась? Я ведь всего лишь свидетель. Нет, зря никуда не улетела. В полицию потащилась. Им, конечно, удобнее на меня все свалить, чем Сашку ловить. Но ничего, я найму адвоката и буду бороться за свою свободу. А потом я забуду весь этот ужас как страшный сон, и мы с Сашкой снова заживем вместе, ведь никого у меня нет, кроме моей почти сестры.
0

#34 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 084
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 27 февраля 2019 - 21:00

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА



33



Не родись красивой



Часть первая



В храме Пресвятой Богородицы закончилась служба. Прихожане выстроились в длинную цепочку к причастию. Людмила отстояла рано утром первую короткую службу, исповедалась, причастилась и вот уже три часа сидит у входа в церковь с кружкой для подаяния. Кто приходит на паперть за милостыней для себя, навязчиво встречает каждого входящего и выходящего пожеланиями здоровья, спасения, милости Господней. Им подают чаще. Людмилу сдерживает не монашеский сан: не может она лезть к людям. Подаяние собирает для монастыря. Пенсия у неё хорошая, детей вырастила. Около года назад выдала замуж младшенькую, Юлю. Зять Артём – успешный предприниматель. Квартиру свою Людмила отдала сыну и невестке. Теперь ждёт появления внуков, хотя уже давно бабушка. Её дочь от первого брака Софья в семнадцать лет вышла замуж, у неё пятеро детей, только Людмила их не видела: слишком далеко живут. Сердце, в заботах о своих младшеньких, давно и как-то незаметно отпустило старшую дочь. Муж у неё работящий, живут в деревне, значит, голодные не сидят, да и ладно.


Людмила очень устала, давит виски, болит всё тело. Она принимает лекарство, мысленно читает молитву. Нужно дождаться, пока все выйдут из храма – монет в кружке обязательно прибавится. Стыдно возвращаться в монастырь, не выполнив послушание усердно. Когда-то она вообще ни во что не верила. Сейчас за это просит прощения у Бога. Не оправдывается, но сожалеет, что тогда почти все её окружение было атеистами. У себя в келье ночами и в свободное от молитвы и послушаний время погружается своими мыслями в далёкую, похожую на драматический фильм, жизнь.<br style="mso-special-character: line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">


Часть вторая


– Людка, в этом году школу окончишь, работать нужно будет куда-то идти, – в который раз начинает разговор мать. – Ефим Николаевич совсем плох, здоровье-то всё война забрала у него. И так спасибо ему, не дал с голоду мне с вами умереть. Таську уж я как-нибудь доучу. А там с ней забот не будет, девка крепкая, не чета тебе, она и в колхозе, и на путях работать сможет. С тобой вот что делать, худоба? Глаза дакосывсё твоё богатство.
Людка молчит, потом где-нибудь в закутке плачет. Будь проклята война, что отняла у них с сестрой отца, детство, а у матери – женское счастье. У всех людей отняла что-то дорогое, очень важное. Люда родилась в сорок первом перед войной, отца совсем не помнит. У него была железнодорожная бронь. Призвали в сорок третьем. Он ушёл в свой первый рейс на санитарном поезде и не вернулся: эшелон разбомбили. Через пять месяцев родилась сестра Тася. Марию с двумя малыми детьми взял замуж комиссованный после нескольких ранений, потерявший всех близких Ефим Николаевич. Мать всегда так называла отчима: он был намного старше её.

Человек хороший, но не родной отец. Родной, наверное, не отпустил бы шестнадцатилетнюю девочку одну в город. Устроилась Люда в столовую мыть посуду. Работа тяжёлая, зато иногда получалось экономить на питании. Старательную девушку в коллективе заметили, полюбили. Через год начальство предложило ей поехать в областной центр учиться на повара. После окончания курсов она назад не вернулась. Набирали работников на Всесоюзную стройку, обещали приличные заработки. Так в своё совершеннолетие Людмила оказалась далеко от дома, в крошечном посёлке, преимущественно с мужским населением, ответственной за питание людей, а значит, и за успех всего дела.<br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">



<b style="mso-bidi-font-weight:normal">Часть третья <br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break"> </b>

Поезд замедлял ход. «Вот она, столица! Сколько будет времени до отправления на Красноярск? Успеет ли он побывать на Красной площади? Может, задержаться на денёк в Москве?» – с этими мыслями демобилизованный Константин Ястребов вышел на перрон. Для начала -отправился на вокзал посмотреть расписание. - Объявляли какую-то посадку. Навстречу двинулся людской поток. Группа парней на ходу что-то шумно обсуждала. «Если ты ещё вчера знал, что Стас остаётся, почему до сих пор молчал?.. Мы могли вместе заехать за ним, может, уговорили бы… Билет его сдать могли бы, в конце концов!» – сыпались возмущения товарищей в сторону кудрявого парня. Он выглядел угрюмо, шагал молча. Вдруг его лицо, словно солнце, озарила радость, он остановился и развёл руки в стороны: «Ястребок! Отслужил!». Солдат и кудрявый с маху соединили руки в дружеском пожатии.

– Петька!

– Костя! Они обнялись. Повернувшись корпусом вполоборота в сторону друзей, Пётр не без гордости

представил сослуживца.

Костя по призыву был на год младше, но «старики» относились к нему хорошо. Этому на первых порах поспособствовала дружба с Петей Самойловым, в гражданской жизни обладателем клички «Кудрявый». Когда отец-фронтовик рассказывал о боевых товарищах, особо выделяя сибиряка Афанасия, Пётр мечтал встретить в жизни такого же. Встретил в армии, сам явился инициатором дружеских отношений и сам же прервал их. Отслужив и вернувшись домой, получил несколько писем от Кости, но ни на одно не ответил. Сильные переживания, что любимая девушка – невеста другого, а его воспринимает только как приятеля, затмили всё. Позже написать армейскому другу мешал стыд или даже гордыня. Ведь Константин интересовался, как дела на личном фронте. Чем врать, решил, лучше вообще не отвечать.
Сейчас Пётр, забыв обо всём, искренне радовался встрече. Костя хотел было спросить, почему друг не писал, но кто-то из товарищей Кудрявого неожиданно предложил:
–Так, может, он с нами вместо Стаса?
– Точно! Всесоюзная стройка – это для настоящих парней. И билет есть, – поддержали остальные.
Друзья минуту молча смотрели друг другу в глаза. Их обступали товарищи, приводили аргументы:
– Думай быстрее, поезд стоит полчаса. Дело стоящее и

деньги хорошие!

Спешащие пассажиры огибали группу молодых ребят и косвенно тоже торопили принять решение.
– Я ещё дома не был, маму, отца, сестру не повидал, –

как бы оправдывался Константин.
Кудрявый, поддержанный всеми, пообещал:
– У нас своя бригада будет. Мы тебя до конца месяца

отпустим на недельку.

– Плюс дорога! – решительно добавил солдат и резко

повернул направление следования.

Снова застучали колёса. Позади оставалась Москва и мечта побывать на Красной площади. Но самое главное – в четырёхстах километрах от Красноярска, в маленьком сибирском городке, сейчас напрасно ждала его мама. По приезду на стройку Костя отправит ей телеграмму, ещё через полмесяца побывает дома. А сейчас он знакомился с членами бригады, вливался в новый, чисто мужской коллектив. Дома у него не было

девчонки. Будут ли девушки на стройке?<br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">



Часть четвёртая



– Эй, там! Уснули, что ли? – кричали в конце очереди.
– Они впервые нашу повариху увидели – остолбенели! – язвительно ответили басом в середине.

Пётр подтолкнул друга:

– Будем девочек рассматривать, когда станем лучшей бригадой. А сейчас быстро обедаем и пошли.
Костя с трудом оторвал взгляд от изящной девушки,

стоявшей у плиты.


После смены он отправился встречать прекрасную фею общепита. На крылечке столовой дымил папиросой какой-то тип. В позе, в манере курить было что-то отталкивающее.
– Ваши кони тихо ходят! – услышал Костя уже

знакомый бас.

«Не суетись, на ипподроме мои кони приходят первыми», – на ходу ответил он, прошёл мимо крыльца и завернул за угол здания.
Из служебного входа вышла «фея». В этот момент Константин получил удар в спину, по инерции пролетел пару шагов, но устоял. Резко развернулся, отбил следующий удар и нанёс серию своих, сбив нападающего с ног. Людмила, не обращая внимания на потасовку парней, быстро удалялась. «Девушка, постойте, я не хулиган!», – оставил поверженного типа Ястреб. Она побежала: не столько от испуга, сколько от нежелания разговаривать с очередным назойливым кавалером. Константин не стал её преследовать. Его соперник поднялся с земли, нервно передёргивая плечами, постоял в нерешительности, сплюнул и выругался, угрожая ещё разобраться. Они разошлись в разные стороны, каждый в свой барак.
Люда вместе с тремя девушками жила в вагончике, в одной его части. В другой жила семья кладовщика Ивана Петровича. Его жена Наталья Егоровна работала заведующей столовой. Жильцы вагончика, несмотря на разницу в возрасте, дружили.

«Что, от поклонников убегаешь?» – шутливо встретила её соседка. Людмиле было не до шуток. В её представлении встреча с мужчиной мечты должна быть романтичной, в какой-то особой обстановке. Это она должна заметить его, чем-то выделить среди других и пожелать познакомиться. На деле всё было прозаично. К ней на работе, на улице цеплялись какие-то похожие друг на друга молодые люди, почти одинаково пытались знакомиться, говорили похожие комплименты. Андрей же выделялся настойчивостью и дерзостью. Он вскоре «отшил» всех, но его наглость была противна Людмиле. Вот и сегодняшнее его нападение на Константина рассердило девушку. Поэтому, когда на следующий день Костя выбрал момент заговорить с ней, разрешила встретить её после работы. Андрей не помешал свиданию – он задумал следить за девушкой, в надежде подкараулить её одну, без свидетелей.
Люда и Константин договорились в выходной после обеда погулять, сходить в кино. С утра он отправился с удочкой на берег. Здешняя речка спокойно несла свои воды мимо наспех строящегося посёлка. Люда и соседки по комнате, как обычно, отсыпались за всю неделю. Но в этот раз она проснулась раньше девчат. Решила не мешать отдыхать подругам, накинула халатик и пошла на берег. Андрей случайно увидел, как она выходила из вагончика. Он догадался, куда именно она направляется. Пару раз Андрей видел Люду на лужайке вблизи ивняка. У неё на самом деле было местечко, где она любила побыть одна, походить босиком по траве, посмотреть на воду, вспоминая маму, сестру, дом.


Ловко перепрыгивая с камня на камень, Андрей подскочил к девушке, сграбастал в охапку и, роняя на клочок прибрежной травы, зачем-то прошипел условие:
– Выбирай, красавица, по согласию пойдёшь за меня

или мне тебя силой брать?

Он не оставлял ей выбора, но Люда всё же, быстро сообразив, решила схитрить и скомандовала:
– Пойдём и сейчас же распишемся!
Насильник опешил и ослабил хватку. Девушка вырвалась, но он тут же настиг её.
«Люди, на помощь! Отпусти, гад! Я посажу тебя! Помогите!» – кричала и отбивалась изо всех сил Людмила.
Этот крик услышал Константин. Он бросил удочку и побежал на голос, доносящийся со стороны прибрежных кустов. Двумя руками схватил Андрея, стараясь отбросить в сторону. Тот потащил его за собой. Они катались по траве, поочередно одерживая верх, а девушка словно онемела, стояла неподвижно. Вдруг она заметила двоих парней, направляющихся к реке. Из ступора Люду вывела догадка, что это друзья её обидчика.
– Костя, бросай его, бежим! Бежим! Или я не буду с тобой встречаться!

Она побежала первой. Константин оставил явно проигрывающего соперника, догнал её. Те двое, которых он тоже заметил, интересовались у своего бригадира, что произошло. Ястреб слышал обрывки их фраз, по которым понял, что Андрей опасается милиции: если девчонка заявит на него, то за попытку изнасилования можно «загреметь» в тюрьму.
Возле вагончика Люда дала волю эмоциям:
– Как я устала! Когда это всё закончится?!
Ястреб взял её руку:

– Закончится, как только станешь моей женой.
Она чуть не плакала, а он сиял.– Не бойся никого. Я люблю тебя. Выходи за меня замуж! – Костя целовал её пальчики.
Люда высвободила руку:– Я подумаю.


От свидания в этот день она отказалась, из вагончика никуда не выходила, а ночью долго не могла уснуть, решала, что же ей делать. Лучше Ястребка на этой стройке, пожалуй, никого нет. Но она не любит его и вообще о замужестве ещё не думала. Если отказать сейчас Косте, Андрей опять не будет давать прохода или ещё какой-нибудь нахал прилипнет. Значит, нужно или выходить за Константина, или бежать отсюда. Уезжать со Всесоюзной стройки не хотелось. Хорошая зарплата, московское снабжение, с работой всё в порядке, замечательные соседи по вагончику. Она стала представлять себя в красивом платье, мечтать о свадьбе, которую они с Костей отгуляют непременно в столовой, планировать, кто из гостей будет с её стороны. Мама и Тася не приедут: не прошло и месяца, как они похоронили Ефима Николаевича. Посажёнными родителями могут быть Иван Петрович и Наталья Егоровна – приняла она решение, засыпая.<br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">



Часть пятая


– Горько! – в очередной раз крикнули гости и начали отсчёт. Подвыпивший Иван Петрович, наверное, решив пошутить, закрыл собой молодых от всеобщего обозрения. В это самое время прогремел выстрел. Свадьба замерла, потом люди бросились кто к дяде Ване, кто на улицу. Наталья Егоровна заголосила. Стрелявший не убегал. Им оказался Андрей, он не меньше других был ошеломлён случившимся.
На суде Андрей объяснил, что целился в жениха, и сожалеет только о том, что убил не его, а Ивана Петровича. У Людмилы отношения на работе стали напряженными. Хорошо ещё, что им с Костей выделили комнату в бараке. Константин, каждый раз при встрече с бригадой осуждённого Андрея, ловил на себе тяжёлые взгляды его дружков – Виталика и Сашки (последнего назначили новым бригадиром).
Бригада Петра ещё обедала, а рабочие из бригады Сашки уже поднимались из-за столов. Виталик проходил за спиной Константина. Всё произошло молниеносно. Ястреб закрутил его руку так, что тот от боли закричал. На пол упало шило. Две группы парней встали друг против друга. Пётр аккуратно за остриё поднял шило и крикнул девчатам на кухне:
– Вызывайте участкового!
Сашка стал разруливать ситуацию:
– Девочки, не надо милиции. Все же знают, что Виталик с Андреем были не разлей вода. Ну, снесло парню крышу. Давайте забудем этот инцидент. Я ручаюсь, что больше ничего подобного не повторится.

Костя согласился разойтись мирно. Пётр попросил на кухне чистую тряпицу и завернул в неё шило со словами:
– Это останется у нас как гарант.
С другом он продолжил разговор один на один:
– Уезжать вам с Людмилой нужно. Эта троица уже мотала срок. Виталику ничего не стоит отправиться следом за Андреем.


Константин пасовать не собирался:
– Знаешь, я с четырнадцати лет с отцом по тайге ходил, разных людей видел. Судимость – это не показатель. И потом с Виталиком я в любой ситуации справлюсь.
– Ты-то справишься, а о жене подумал? Мне нелегко будет расстаться с тобой и в бригаде тебя заменить сложно, но уезжайте, – закончил разговор Пётр.<br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">



Часть шестая



Родители Кости приняли невестку тепло. У них был дом на два хозяина и общая с зятем усадьба. В одной половине со стариками стали жить молодые. В другой жила семья сестры Константина Татьяна. Она воспитывала детей, вела дом, управлялась вместе с матерью по хозяйству: они держали коров, свиней, кур, кроликов. Её муж был в этой большой семье главным добытчиком. Он работал экспедитором, имел связи во всех близлежащих совхозах, что позволяло без проблем обеспечивать животных кормом. Свёкор сильно болел, в хозяйственных делах семьи не участвовал, но получал пенсию по инвалидности, поэтому нахлебником не был. Людмила же не работала и чувствовала себя неловко. Повар нигде не требовался. Работать посудомойкой ей не разрешил муж. Она пыталась помогать женщинам на подворье, но её всячески ограждали. Тому была причина: в положенный срок у них с Костей родилась дочь. Их небольшие накопления ушли на переезд и зимнюю одежду. Здесь муж устроился электриком. Заработки, по сравнению со стройкой, были в разы меньше. Питалась семья, конечно, хорошо, на жизнь хватало, а вот откладывать не получалось. Очень

хотелось своё жильё.

Едва дочка выросла из пелёнок-распашонок, молодая чета Ястребовых отправилась на строительство дороги из Хакасии в Туву через Абазу. Участок, куда Людмилу распределили лаборанткой, а Константина электриком на асфальтовый завод, находился на реке Алаш. Для Ястреба, охотника и рыбака, эти места были просто раем. Люда такой красоты не видела ни на юге, где выросла, ни в центральной части России, где встретила свою судьбу.

Когда-то она думала, что не любит Костю, но очень быстро прикипела к нему всей душой. Она удивлялась, откуда в парне из простой семьи столько обходительности, ласки, внимания к ней и к дочурке. Счастью не было предела. В свободное время они вместе сидели у реки, ловили хариусов, любовались природой, её величием и загадочностью. Вдоль русла Алаша лежали огромные, совершенно гладкие валуны. В таких местах быстрая горная речка уходила под землю, но на поверхности продолжало слышаться её журчание. Ночью, особенно в полнолуние, находиться рядом с валунами было жутковато. Мир представлялся волшебным, даже потусторонним. Но если к камню прислониться спиной и закрыть глаза, то вместе с накопленным за день теплом он передавал спокойствие и наполнял силой. Зима в Сибири Людмиле тоже нравилась, правда, хотелось бы покороче. Но всё проходит. Вот уж отбурлила весна, снова зацвели жарки. Их поляны, как языки пламени, полыхали среди буйной зелени.<br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">


Часть седьмая



В тот день в очередной раз отключили электроэнергию. Рабочие разбрелись по участку по своим делам. А для электрика это самое время для проверки конвейера. Константин всегда в таких случаях отключал рубильник.


Что случилось в этот раз? Почему на рубильнике не оказалось таблички «Не включать!»? Почему двинулась лента, когда дали электричество? Может, Ястребов забыл о технике безопасности? Может, кто-то не знал, что электрик работает, и хотел проверить, включили электричество или нет? – этими вопросами занималась комиссия, разбиравшаяся в ЧП. Было установлено, что работник погиб по своей халатности. Константина мгновенно смял механизм конвейера, сломал грудную клетку, рёбра воткнулись в жизненно важные органы. За несчастный случай на производстве никто не был наказан.

Гроб с телом двадцатичетырехлетнего Константина Ястребова, обставленный вёдрами с жарками, доставили в родной городок к родителям. Начальник участка Григорий Степанович выделил машину, распорядился из листов железа сварить памятник, оказал материальную помощь. Вот так несправедливо стройка красивейшей и сложнейшей трассы на юге Сибири забрала Людмилино счастье. У неё больше не было мужа, а доченька, как когда-то Люда, осталась без отца.
Когда был жив муж, Людмила замечала, что начальник участка порой смотрел на неё «масляными глазками». Сейчас этого не было. Григорий Степанович проявлял заботу, но был тактичным, серьёзным, ни намёка, ни лишнего слова.


Работа, воспитание дочери, внимание людей помогали справляться с горем. Но строительство дороги завершалось, участок «сворачивался». Временный посёлок скоро опустеет, делать тут будет нечего. Начальник попросил Люду зайти к нему, но разговор пошел не о делах.


– Ты уже решила, куда будешь переезжать?
– На родину, к маме поедем с Сонечкой.
– Не жалко покидать Сибирь?
– А куда мне ещё с маленьким ребёнком? Это здесь я могла дочку всюду за собой таскать. Свекровь звала к себе, да мне стыдно её обременять. Она следом за сыном похоронила мужа. Устроиться там сложно, найти работу с хорошей зарплатой – тем более.
– Люда, я уже получил назначение в другое место. Предлагаю поехать со мной.
Людмилу кольнуло, сказанное начальником «со мной».
– В качестве кого Вы меня зовёте с собой?
– Я давно люблю тебя, с первого взгляда. Но ты была замужней женщиной. Теперь другое дело. Так как времени после смерти Константина прошло слишком мало, давай распишемся по-тихому, и отношения тут свои афишировать не будем. А на новое место приедем как семья.

Люда согласилась. При переводе на другой объект она получила повышение.<br style="mso-special-character: line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">


Часть восьмая



К церкви подъехала машина скорой помощи. В этот день Людмила не вернулась в монастырь. Её никто не разыскивал. «Как Ваше имя? У Вас есть родственники?» – услышала она, приходя в сознание. С трудом назвала номер телефона дочери. «Поспите, Вам нужен отдых», – сказала медсестра, убирая капельницу. Когда Людмила в следующий раз открыла глаза, у её постели сидела Юля.
– Мамочка, мама, всё будет хорошо, ты только поправляйся.
– С Божьей помощью… В монастырь сообщи… Спроси, где мои вещи, там милостыня собрана, отнеси.
Дочь еле удержалась, чтобы не заплакать:
– Зачем тебе это? У нас большой дом, у тебя отдельная, уютная комната. Я скажу настоятельнице, что ты к ним не вернешься.


Людмила попыталась отрицательно покачать головой, но от слабости и боли только сжала веки.
– Нет. Иди, – сказала она, не открывая глаз.
Юля отправилась выполнять поручение. Предварительно повязав платок, вошла, представилась, сообщила о состоянии мамы, деньги отдала свои. Дорогой она думала сразу сказать, что забирает маму из монастыря, но в его стенах ею овладела нерешительность. Настоятельница сама предложила ей забрать больную женщину домой:
– Понимаете, у нас некому ухаживать за лежачими.
По дороге домой Юля разбиралась в своих чувствах. Ей вроде стало спокойнее, что вопрос решён, но обижаться матери на неё не за что. И в то же время её возмущало, что беспомощный человек стал не нужен в монастыре.
Людмила чувствовала себя терпимо. За двадцать дней пребывания в больнице никто из монастыря её не навестил. Пару раз приходили сын с невесткой. Видно было, что им всё равно, вернётся она в свою «богадельню» или пойдёт к дочери, лишь бы не к ним. Юля приехала за ней вместе с мужем. Артём вначале шутил, что тёщу можно ещё на конкурс красоты отправлять, а потом сказал вполне серьезно:
– Людмила Семёновна, поживёте с нами, хотя бы пока окрепнете, а потом уж будете решать.
Она упрямилась. Юле ничего не оставалось, как рассказать матери о разговоре с настоятельницей.
– Только не расстраивайся, мама. Ведь ты сама говорила, что молиться везде можно.<br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">


Часть девятая


Хорошо в частном доме: ни сверху, ни сбоку ни стука, ни звука. Людмила закончила вечернюю молитву, лампадку гасить не стала. Маленький огонёк тускло освещал лики Спасителя, Богородицы, Пантелеймона Целителя. Приняла обезболивающее. Она давно живёт на сильных лекарствах, но к Богу у Людмилы одна просьба: «Дай мне, Господи, время отмолить грехи, свои и его».
Он, её второй муж, был строгим, требовательным, ревнивым. И вообще жить с молодым парнем, простым работягой, и со взрослым мужчиной, к тому же начальником, – две большие разницы. В начале Люда даже думала уйти от него. Но куда? И как жить одной? Григорий не пил, не бил, не изменял, хорошо зарабатывал. Она постепенно подстроилась под характер мужа. И он со временем стал менее ревнивым

и более мягким в обращении. Хуже было Сонечке. Ребёнок не понимал: почему всё вокруг изменилось? Почему с ними живёт какой-то чужой дяденька, которого мама заставляет называть папой? Где её папа? Она очень скучала, каждый день ждала его, долго-долго, а он всё не приходил.
Когда у неё появился братик, стало ещё хуже. Мама и Гриша (Соня называла отчима, как мать) люлюкались с малышом, носили на руках, любили. Соне не хватало внимания и любви. Пришла школьная пора, которая привнесла положительную новизну в жизнь девочки. Учительница относилась ко всем детям хорошо, Сонечку часто хвалила. Дома её успехам никто особо не радовался: в семье снова было прибавление. Родители называли младшую дочку самыми ласковыми и красивыми словами, в ней просто не чаяли души. Соню терзали ревность, зависть, обида. Её детство с появлением сестрёнки вообще закончилось. Нужно было помогать матери по дому, следить за младшими детьми, успевать делать уроки. На игры со сверстниками времени не оставалось.
Шли годы. Григорий Степанович получил назначение на новый объект. Из Абакана на Кызыл началось строительство обводной дороги. Людмилу при переводе снова повысили в должности – она теперь возглавляла полевую лабораторию. Семья получила квартиру с приусадебным участком -, на берегу быстрой речки с совершенно прозрачной водой, в постоянном посёлке, расположенном в красивейшем уголке подтаёжной зоны. Здесь Соня пошла в девятый класс. Она, как прежде, чувствовала прохладное отношение родителей к себе. Возможно, поэтому её сердечко рано стало мудрым. Сыновья соседей, погодки, оба стали оказывать ей знаки внимания. Она предпочла дружить не со смазливым легкомысленным одноклассником Витей, а с его старшим братом Олегом, мальчиком обыкновенной внешности, но очень добрым и трудолюбивым. Между ними возникло сильное чувство.
По окончании школы Софья ушла жить в семью Олега. Людмилу это привело в ярость. Она пришла за дочерью, при всех оскорбляла её. Хозяйка дома Ирина вступилась за детей:
– У них любовь, какая в книжках только бывает!
Люда накинулась на соседку:– Ты, значит, добрая! А не боишься, что твой сыночек вместо армии на зону отправится?
Её пыл немного остудил отец Олега:
– Ну, посадишь ты парня, а с дочкой-то что будешь делать?
«Не переживайте, я не посажу, но вокруг доброжелателей полно. Моя дочь до совершеннолетия будет жить дома. А потом, если хочет, пусть выходит замуж, но по-человечески: сначала ЗАГС и свадьба», - уже спокойнее сказала Людмила. «А ты смотри мне, чтобы ни-ни, а то я тебе что-нибудь отчикаю!» – пригрозила она несостоявшемуся зятю и подтолкнула дочь к двери.


Олег закрылся в своей комнате и уже третьи сутки отказывался от пищи, отвечал на всё: «Нет, не хочу, не буду». Витьке жалко брата.
– Олеж, может мне сходить до Соньки, узнать, что она думает?
– Я знаю, что она думает, только изменить сейчас что-либо мы не можем.
– Так ты доживи до лучших времён. Я тебе поесть

принёс, давай похавай.

Соню пожалеть некому. Она ждёт момента, когда у неё и у соседей не будет дома никого из взрослых. Такой момент наступает скоро. Всё проходит гладко. Но в следующий раз Людмила, вернувшись пораньше, не застаёт дочь дома и всё понимает.
«На цепь её не посадишь, будет бегать, пока не понесёт. Его призовут на службу, а она останется брюхатая. А может, уже? Что будет потом дома! Думать об этом не хочется. Нужно срочно отправлять Софью вместе с Олегом к бабушке: там, в особых случаях, с шестнадцати лет расписывают. К тому же, Таисия уехала жить на восток, мать одна», – рассуждала Людмила.<br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">



Часть десятая



Молодых собрали быстро. Людмила в письме всего не говорила, обставляла всё как заботу о матери. Писала, что Соня вышла замуж за хорошего парня, что Олег рукастый, подправит дом, что с внуками будут жить веселее и легче.
Наступала уборочная пора. В колхозе не хватало рабочих рук, а Олег после школы получил «корочки» шофера. Начальство костьми легло, чтобы военкомат дал парню отсрочку, и бабушка постаралась. Ездила в город со справками, что она вдова участника войны, плакалась, что старая и больная:
– Внучка – вся моя надежда. Но если мужика её сейчас заберёте, то погибель нам обеим будет. Она ведь в положении.
В сельсовете баба Маша в ноги кланялась:
– Распишите вы их, ради всего святого. Я сорок лет в колхозе отработала, вы всю мою судьбу знаете. Разве мало горя я хватила на своём веку?!
Софья предоставила справку о беременности. Их брак с Олегом зарегистрировали без шума: ни нарядов, ни застолья: только печать в паспорте. Пошли детки один за другим. Соня устроилась на овощную базу, но почти не работала: ненадолго выйдет и опять в декрет. Жили очень скромно, но дружно, счастливо.
А у Людмилы после того, как она отправила дочь подальше от себя, началась в жизни чёрная полоса. То ли она сама разрушила какую-то невидимую защиту, то ли всему виной была людская зависть.
Завидовали, что она жена начальника, что у них дом – полная чаша. Завидовали её красоте. Замечая, что Григорий Степанович ревнив, подливали масла в огонь:
– У вас жена красавица, хоть картины с неё пиши! Не боитесь одну в командировки отправлять?
Людмила резко пресекала подобные подстрекательства:
- За собой следи! Думаешь, не вижу, что ты моего мужа глазами сверлишь?

– Шуток не понимаете, Людмила Семёновна! Очень надо! У меня свой мужик есть, – обижалась начавшая щекотливый разговор и продолжала тайно завидовать.
Завидовали её здоровью. Людмила была выносливой, обладала силой, не соразмерной с её миниатюрной комплекцией.

Река, на одном берегу которой заканчивался посёлок, а на другом начиналась промышленная зона, была до колена, но несла в любую жару свой ледяной поток с огромной скоростью. Люда всё лето ходила от дома до работы по прямой, преодолевала речку вброд, иногда вместе с мужем, усадив его на плечи. На другом берегу мужчины встречали их восхищённо:
– Вот это женщина! Коня на скаку остановит…
Женщины смотрели на это по-разному. Одни язвили:
– Людмила Семёновна, устраивайтесь паромом, очень уж хорошо это у вас получается! Другие подтрунивали над ними:
– И кобылой не назовёшь, правда? Такая ладненькая, не чета некоторым… Тебе на этом пароме не кататься, не мечтай!
– Было бы о чём мечтать! Я и по мосту спокойно пройду, прогуляюсь после работы. Дома-то вторая смена ждёт с тазиками да кастрюльками.
Это была примиряющая, уравнивающая тема для разговоров всех женщин: красивых и не очень, замужних и разведёнок, конторских и простых работниц.<br style="mso-special-character:line-break"> <br style="mso-special-character:line-break">


Часть одиннадцатая


Людмила возвращалась из очередной командировки. В «Уазике», кроме неё и водителя, были ещё два человека: бухгалтер и главный инженер. Дорога неблизкая, больше шести часов. В пути то шутили и рассказывали анекдоты, смешные истории, то ехали молча. Инженер на переднем сиденье пробовал дремать. Люда, позади него у правой дверцы, и бухгалтер, за водителем у левой, смотрели в окна и любовались дорогой. Скоро строители проведут её в обход умопомрачительных петель. А пока машины то карабкались вверх, то осторожно катились по крутому, извилистому спуску вниз, то опять шли на подъём. Забирались по серпантину, который огромными причудливыми змеями лежал на спинах скал. Одну и ту же картину можно было наблюдать несколько раз, всё с новой и новой высоты. Вниз было лучше не смотреть: холодок страха сразу поселялся в груди. Водитель напряжённо следил за дорогой, уверенно преодолевая километр за километром. Вот уже самый сложный участок пути пройден: можно немного расслабиться. В салоне возобновились разговоры и смех. Шофёр на спуске пошёл на обгон груженого «КамАЗа», не заметив встречную машину. Деваться было некуда. Уходя от прямого столкновения, повернул в сторону, и «Уазик» занесло в кювет. Машина несколько раз перевернулась, брезентовый тент разорвало, инженер вылетел через верх. Люда вылетела через открывшуюся дверцу, ударилась спиной о камни.
Она не помнит, как их доставили в больницу посёлка Арадан. Водитель и бухгалтер сильно не пострадали. А за ней и инженером прилетел из Кызыла вертолёт. По дороге в отделение нейрохирургии республиканской больницы мужчина скончался. Людмиле предстояла многочасовая операция. Шейный отдел позвоночника был настолько разрушен, что голова практически была отделена от туловища. Хирург позже говорил своей пациентке, что собрали её буквально по кусочкам, и что Господь отмерил ей здоровья на три жизни. А тогда муж приехал за ней с гробом. Медперсонал извинился, но ничего утешительного ему не сказали:
– Может, и выживет, да только будет лежать, как овощ.
Вот уже восемь месяцев Людмила прикована к постели. Сегодня особенный день: она пробует встать на костыли. Врач с медсестрой помогли ей подняться. Людмила оперлась, и, собравшись с духом, осторожно сделала маленький долгожданный шаг. Костыли держали, но и ноги слушались. У неё получилось! Слёзы счастья и благодарности бежали по щекам. Медперсонал аплодировал хирургу и ей, победившей беду. Доктор сказал, что летит в Новосибирск защищать диссертацию, а Люду переводят в больницу города Абакан, поближе к дому.
Григорий устроился там на работу, обменял квартиру. Через три месяца Люду из больницы выписали, дали путёвку на курорт. После сероводородных ванн она оставила костыли, домой приехала с тросточкой. А дома ждала очередная беда: теперь в больницу попал муж, которому предстояла операция на сердце. Он сомневался, хотя врачи настаивали. Людмила верила в медицинское чудо, подбадривала Григория:
– Не бойся, прооперируют, и будешь жить ещё сто лет. А так, врачи говорят, в любой момент умереть можешь. Соглашайся. Я выкарабкалась, и ты выкарабкаешься. Детей будем поднимать вместе. Юлька-то только в школу пошла. Соглашайся.
– Тебя Бог наказал, но оставил жить, ты мать, да и вина твоя только отчасти. А мне, так или иначе, всё одно – смерть.
– Что ты собираешь?! Что за вина? Вот заладил: «Всё одно – смерть». А я говорю, что всё будет хорошо! Не бойся. Я попрошу доктора, чтобы после операции разрешил мне быть возле тебя. Всё обойдётся.

Григорий пришёл в сознание. Жена, как и обещала, сидела рядом с его постелью.
– Вот и все страхи позади. Ты только молчи, врач не разрешал разговаривать. Если что нужно будет, одним словом намекни, я пойму.
Он чуть опустил ресницы. Значит, услышал, понял. Она погладила его руку:
– Дома всё хорошо. Дети тебя очень ждут. Я с Соней разговаривала, она передаёт, чтобы ты поправлялся, говорит, что год молилась за меня, а теперь за тебя

будет молиться.

Григорий слабо застонал.

– Что? Что, Гриша? Медсестру может позвать? – заволновалась Людмила.

– Не надо, Люда, я не поправлюсь. Обещай, что ты будешь отмаливать мои грехи. Сколько будешь жить, столько проси прощения у Бога.
– Хорошо, хорошо. Ты только молчи. Я сейчас врача позову.
– Не надо. Я грешник, я должен умереть. Обещай, что будешь молиться.
– Тихо, тихо. Все мы грешники. И я за всю жизнь ни разу лоб не перекрестила.

–Это я убил Константина.

У Людмилы перехватило дыхание, стало сухо во рту, но она взяла себя в руки.
– Гришенька, что случилось, то случилось. Ты же не знал, что он в этом проклятом транспортёре. Полежи спокойно, я схожу за медсестрой.
– Знал. Это я снял табличку и включил рубильник, чтобы заполучить тебя.
Людмила была на грани обморока. Опираясь на трость, она направилась из палаты, чтобы позвать Григорию медсестру.
– Не уходи. Ты не пообещала…


Батюшка закончил отпевание и сказал прощаться. Людмила наклонилась к покойнику, но не поцеловала, лишь тихо произнесла: «Обещаю». Вместе с Григорием Степановичем схоронили эту тайну.
Людмила стала регулярно посещать храм. В сорок лет дважды вдова, она больше не вышла замуж, хотя на неё заглядывались, несмотря на хромоту. С Божьей помощью она вырастила своих детей. Сын, как Люда ни отговаривала, выбрал профессию электрика. Вместе с девушкой снимает квартиру, живут в гражданском браке. Дочь устроилась продавцом в бутик, где и познакомилась со своим будущим мужем. Артём поставил условие, что его жена должна быть домохозяйкой. Юля уволилась с работы. Отгуляли свадьбу. Следом узаконил семейные отношения сын, переехал с женой в квартиру матери. Людмила спокойно ушла жить в монастырь. Молилась искренне, усердно. Теперь молится дома и старается не пропускать церковные службы, а сил остаётся всё меньше и меньше. Но жизнь не стоит на месте. В семьях сына и младшей дочери почти одновременно появились малыши, у них всё хорошо. От старшей давно только нет известий. С братом и сестрой Софья не переписывается. Матери изредка приходят коротенькие письма. Людмила когда отпишет, а когда закажет телефонные переговоры в отделении связи.- Сейчас решила: если в ближайшие дни не придёт письмо, нужно будет позвонить. Через сутки пришла телеграмма. Олег сообщал, что их шестой ребёнок погиб при родах, а Соня умерла, не выходя из комы. После этого страшного известия Люду парализовало.


«Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день. Дай мне всецело предаться воле Твоей святой. На всякий час сего дня во всем наставь и поддержи меня. Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душою и твёрдым убеждением, что на все святая воля Твоя. Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами. Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобою. Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и не огорчая. Господи, дай мне силу перенести утомление наступающего дня и все события в течение дня. Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить. Аминь».

МОЛИТВА СВВ. ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

0

#35 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 084
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 01 марта 2019 - 00:07


Приём рассказов в номинацию завершён. После окончательного отсева объявлю работу жюри.
0

#36 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 084
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 02 марта 2019 - 09:28


Жюри может приступать к определению своих предпочтений.
До 15 марта всему составу жюри номинации надо прислать
шорт-листы Ивановой Наталье Владимировне или мне, это
кто приглашал в состав жюри, тому и шлёте, и лучше раньше.

Важное примечание.
Организатор конкурса вводит дополнение к Порядку определения победите номинаций конкурсов.
При подсчёте баллов организатор добавит соискателю по одному баллу за каждого члена жюри, присудившего ему баллы.
ДОПОЛНИТЕЛЬНО вводятся 3 (три) балла организатора конкурса в каждой номинации - используются по его усмотрению - как баллы коррекции у членов жюри в номинациях, но при окончательном подсчёте баллов.
Электронный ДИПЛОМ шорт-листера даётся 3 (трём) соискателям с лучшими баллами после Дипломантов номинации - это даёт возможность участия в альманахах в случае приглашения его составителя.

Кроме того:
Предварительный отсев произведений соискателей
в лонг-лист /длинный список/ конкурса определяет участников финала.

В шорт-лист /короткий список/ попадают 3 (три) работы соискателей,
набравших лучшие баллы после Дипломантов номинации конкурса.
0

#37 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 5 085
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 31 марта 2019 - 15:15

Объявляется состав жюри в номинации «Рояль в кустах»
конкурса малой прозы «Триумф короткого сюжета» серии Международных
литературных конкурсов «Большой финал» /2018 - 2019/.


Андрей Растворцев /г. Чебоксары, Россия/. Председатель жюри номинации. Член Союза писателей России. Многократный лауреат и призёр Международной серии литературных конкурсов «Большой финал» в номинациях малой прозы и поэзии. Редактор издательского проекта «Ковдория». Входит в состав Редакционного совета Литературно-художественного и общественно-политического журнала «Берега». Автор поэтических сборников: «За тех, кто в поле», «От любви до любви», «Свободное плаванье», «Там хлебом пахнет дым», «Полёт сквозь август», «Точка возврата», книги стихов для детей «Лунная дорога». Публиковался в литературно-художественных журналах «ЛИК» и «Таван Атал» /Чебоксары/, «Невский альманах» /Санкт-Петербург/, «Дальний Восток» и «Родное Приамурье» /Хабаровск/, местной периодической печати. Родился Андрей Васильевич в Амурской области в 1958 г.. В1978 году окончил Ленинградский топографический техникум, работал геодезистом в различных регионах России. Проживает в г. Чебоксары. Работает начальником топографо-геодезической партии Экспедиции № 138.


Юртаев Дмитрий /г.Минск, Республика Беларусь/. Родился в 1978 г. в Бóрне Сулинóво (Польша). Поэт, прозаик, публицист, художник, дизайнер, актёр. Член Международного союза писателей «Новый Современник», Белорусского литературного союза «Полоцкая ветвь», актёр и сценарист театрально-литературной мастерской «ЛитоСфера». Окончил Белорусский государственный экономический университет, факультет экономики и управления в торговле (2000); Белорусский государственный институт переподготовки кадров по сертификации, метрологии и управлению качеством, (2008); Институт Бизнес-Технологий («Таможенное дело и право», 2016 г.). Автор книг: «ЖГИ!» («Altaspera», Canada); «Ни секунды тишины!» (издательский дом «Звязда», Минск, 2018 г.). Победитель Литературного конкурса Амарии Рай «О любви к Родине 2014» – премия и золотой знак конкурса в номинации «Стихотворение о любви к Родине» (Москва, 2015); лауреат XI Международного литературного фестиваля «Под небом рязанским» в номинации «Литература для детей» (Рязань, 2014). Победитель Международного литературного фестиваля «Зарянка» в номинации «Литература для детей» и «Лучшая книга для детей» (Рязань, 2018). Дипломант Международного литературного конкурса «За далью – даль», посвящённого А.Т. Твардовскому в номинации «Поэзия» (Калининград, 2015). Номинант Национальной литературной премии «Поэт года» за 2015 год по версии интернет-портала Стихи.ру. Победитель и лауреат международного литературного конкурса в рамках Международного литературного форума «Славянская Лира», (Полоцк, Минск, 2014-2018). Лауреат Международного литературного конкурса «Русский Гофман» (Калининград, 2016-2017). Лауреат Международного творческого конкурса «Литературная Крона» в номинации «Малая проза» (Минск, 2016). Лауреат литературного конкурса «Интереальность» (Киев, 2017). Дипломант и победитель Фэста уличного искусства «На семи ветрах» в рамках Международного фестиваля искусств «Славянский Базар в Витебске», (Витебск, 2016 -2018). Лауреат Международного литературного конкурса «Большой финал» 2016-2017. Лауреат XXXI Открытого фестиваля авторской песни, поэзии и визуальных искусств «Витебский листопад – 2017». Победитель II Международного литературного фестиваля "Центр Европы" (Полоцк, 2018 г.).


Александр Морозов /Украина, г. Дебальцево/.
Родился в 1969 г. Автор 28 книг. Лауреат литературных премий им. Владимира Сосюры, Бориса Гринченко, «Свой вариант», «Серебряный стрелец», ряда региональных, республиканских и международных конкурсов и фестивалей в номинации «Поэзия». За вклад в развитие русской литературы в 2012 г. награжден медалью Михаила Шолохова; в 2018 г. «За успехи на литературной и культурной ниве» - медалью Евгения Замятина (Союз писателей России). Автор слов гимна г. Дебальцево. Член правлений Межрегионального Союза писателей, Всеукраинского творческого Союза «Конгресс литераторов Украины». Член Союза писателей России. Сейчас проживает в Беларуси. Руководит районным литобъединением «Островецкой земли голоса».


Анастасия Соболева /г. Владивосток, Приморский край, Россия/. Родилась в 1987 г. Состоит в объединении молодых литераторов Владивостока и Приморского края при Союзе Писателей России (СПР). По образованию – журналист, сейчас получает вторую специальность – художник-живописец. Рассказы публиковались в сборниках: «Стихотерапия» 2012 г., «Ступени» 2013г. Участник открытого городского конкурса молодых литераторов им. П. И. Гомзякова «Гул океанского прибоя».


Александр Раткевич /г. Полоцк, Республика Беларусь/. Родился в 1954 г. в Ивангороде. Писатель, переводчик, издатель. Член Союза писателей Беларуси, Европейского конгресса литераторов, Российского союза профессиональных литераторов. Состоит в Международном поэтическом сообществе «ДООС». Является сопредседателем Совета Писателей и читателей Международного союза «Ассамблея народов Евразии». Окончил филологический факультет Белорусского государственного университета. Автор двенадцати книг стихотворений. Стихи переводились на английский, чешский, черногорский и белорусский языки. Основатель литературного направления катарсизм. С 1996 года издаёт книжную серию «Библиотека "Полоцкой ветви». С 2006 по 2010 гг. – редактор литературно-публицистического журнала «Западная Двина». Победитель II Международного фестиваля литературы и культуры «Славянские традиции» в номинации «Литературный перевод». Награждён серебряной медалью II Евразийского литературного фестиваля фестивалей «ЛиФФт» и др. Член оргкомитета и жюри Международного литературного фестиваля «Центр Европы» в Полоцке.


Олег Куимов /Подмосковье, Россия/. Родился в семье офицера Советской армии в городе Кировакане (ныне Ванадзор) Арм. ССР в 1967 г. Обучался на кафедре гидрологии Томского университета, окончил Литературный институт. Лауреат Золотого диплома премии «Золотой витязь» и им. П. П. Ершова за книгу детских сказок на тему русских народных пословиц и поговорок, а также журнала «Сура» за 2016 г. Победитель серии международных конкурсов «Большой финал».


Наталья Суслова /г. Гомель, Республика Беларусь/. Кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и мировой литературы ГГУ им. Ф. Скорины.


Сколь бы ваш текст ни был гениален – всегда найдётся тысяча читателей, которые сочтут его бездарным. Как бы ваш текст ни был бездарен, всегда найдётся тысяча читателей, которые сочтут его гениальным. И вообще – каков бы ни был ваш текст – найдутся миллионы читателей, которых он не оставит равнодушными…
Найдено на просторах Интернета…

Моё напутствие тем, кто не вышел в финал. Не стоит отчаиваться, что первый блин пошёл комом. И опускать руки тоже не стоит. Каждый человек по-своему талантлив, но не каждый этот талант в себе развивает. Не отчаивайтесь. Взгляните на свои произведения и попробуйте понять, а что же не устроило нас, членов жюри? Если вы это поймёте сами, в следующий раз вы напишете так, как надо.
С уважением ко всем участникам конкурса Любовь Рябикина.

0

#38 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 5 085
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 31 марта 2019 - 20:55

Подведение итогов конкурса малой прозы "Триумф короткого сюжета" серии
Международных литературных конкурсов «Большой финал» /2018 – 2019/,
определение победителей в номинации «Рояль в кустах».



Оценки и комментарии жюри


Андрей Растворцев /г. Чебоксары, Россия/.

№ 6 - 1 место – 9 баллов + 1 балл коррекции = 10 – «Лёнчик»
№ 26 - 2 место – 7 баллов + 2 балла коррекции = 9 – «О чём пропела метель»
№ 30 - 3 место – 5 баллов – «Голем»
№ 28 - 4 место – 3 балла – «Ангел мой»
№ 1 - 5 место – 2 балла – «Раз на Масленицу»
№ 19 - 6 место – 1 балл – «Изгнанные из Рая»

Краткий комментарий:

№ 6 – «Лёнчик» – редко, особенно последнее время, испытываешь восторг при прочтении какого-либо произведения. В данном случае – посчастливилось! Читал, перечитывал – и наслаждался настоящей литературой. Многие при написании очередного опуса пытаются использовать местечковый говор или местные разговорные диалекты – и ничего хорошего у них из этого не получается – нарочитость так и прёт! Здесь же, автор так подаёт разговорную речь – что ты, читатель, при чтении, её не замечаешь – она органична – не режет ни глаз, ни слух! Прекрасная работа со словом! Просто физически ощущается мягкий южный говор – гремучая смесь русского, украинского, еврейского разговорного языка, и читатель воочию видит и слышит литературных героев! И как же радуется сердце, что в итоге у них, у героев рассказа, сложилось всё хорошо! Склоняю голову перед работой автора!

№ 26 – «О чём пропела метель» – какое бережное отношение автора к стилистическому построению разговорной речи народов Севера. Без перегибов с уходом в этнографию, без нарочитых «чё», «паря», «однако» - кочующих из рассказа в рассказ об охотниках и оленеводах. Манерой бережного отношения к своими литературным героям автор данного рассказа и предыдущего («Лёнчик») – неуловимо похожи. Они любят тех, о ком пишут! Ведь только при наличии любви можно так искренне и чисто написать о людях. Да, в рассказе есть небольшой налёт мистики, но без этого налёта нельзя писать о тайге и Севере! Север – это всегда тайна! И как же приятно хоть немного, хоть краешком к этой тайне прикоснуться! Я рад за автора – этот рассказ – работа Мастера! Спасибо!

№ 30 – «Голем» – короткий рассказ, но до чего же насыщен событийно! До краёв! Это, словно картина мастеровитого художника – когда лёгкими взмахами кисти, без детальной прорисовки образов, рождается большое цепляющее за душу полотно! Где главное – мысль! И в рассказе – мысль – за гнусность и подлость всегда приходит расплата. Пусть не сразу – но ВСЕГДА! Спасибо автору!

P.S. Благодарю всех участников за присланные работы и желаю новых побед в следующих конкурсах.


Юртаев Дмитрий /г.Минск, Республика Беларусь/.

№ 6 - 1 место – 9 баллов – «Лёнчик».
№ 5 - 2 место – 7 баллов – «Гаврош и волк».
№ 24 - 3 место – 5 баллов – «Доля».
№ 1 - 4 место – 3 балла – «Раз на масленицу».
№ 26 - 5 место – 2 балла – «О чём пропела метель».
№ 20 - 6 место – 1 балл + 1 балл = 2 балла – «Коготь Манараги». (+ 1 балл коррекции)
№ 29 - 7 место – 0 баллов - +1 балл = 1 баллов – «Заказ». (+ 1 балл коррекции).
№ 7 - 8 место – 0 баллов - +1 балл = 1 баллов – «Солнечный день в Славонии». (+ 1 балл коррекции).

Краткий комментарий:

Автор комментария, как член жюри, выражает только своё мнение, которое может не совпадать со мнением организаторов конкурса, других членов жюри, авторов поданных работ, остального человечества, а также гуманоидных и негуманоидных рас Вселенной.

Браво, авторы! Читал номинацию «Рояль в кустах» и наслаждался. Даже перечитывал некоторые рассказы. Очень часто попадались классные вещи. Потому (да простят авторы, набравшие от меня самые большие баллы), не мог сразу определиться ни с первым, ни со вторым, ни с третьим местом. Рационализм и бесстрастный подход был бессилен. Вот, вот какие работы нужно присылать на конкурсы! Чтобы жюри мучилось выбором, чтобы не хватало баллов и мест, и вместо шести приходилось добавлять ещё два места (да простят меня остальные члены жюри)!
Грамматические, синтаксические, лексические и прочие ошибки, помарки, опечатки меня мало интересовали. Снижать из-за них оценки классным работам — Пушкина не уважать (который, кстати, тоже писал не шибко грамотно). Не конкурс грамматики же. Ошибки — работа редактора. Не будем отбирать у него его хлеб.

№ 6 «Лёнчик».
Мой фаворит номинации (с минимальным отставанием). Простая история, рассказанная так, что больно цепляет и рвёт в тебе что-то живое. Автору — моё почтение. Талантливо написано, чувствуется, стиль, трепетное отношение и любовь к каждому слову. Умеет, умеет писать! И читателя держать в тонусе до самого конца.

№ 5 «Гаврош и волк».
Рассказ удостоился бы равного количества баллов (будь у меня их больше в запасе) и занял первое место. Круто закрученный узел повествования, нарастающее напряжение, версии и догадки читателя по ходу рассказа. Всё в точку! Но раз поставил второе место — обоснуй за что! Придерусь (надо же придраться) к сюжету. Отличный сюжет. Но добрый (совестливый?) злодей и наивный (отчасти) главный герой? Редкое совпадение. Но верю им обоим. Это заслуга автора!

№ 24 «Доля».
Какое многозначительное название рассказа! Это и имя главной героини, и её судьба, да и судьба близких ей людей. Читал с наслаждением, искренне переживал персонажам (что нечасто случается со мной). Но финал… Печальный! А мне хотелось, чтобы он был более оптимистичный. Так редко бывает, сам знаю. Третий претендент на победу в номинации. Не гневайся на меня, автор, уровень твоего рассказа очень высок, но есть и другие, такие же классные, так что лучше посочувствуй моей дилемме, пойми и прости. Будь моя воля, первого места достойны были бы три претендента. Надеюсь, остальные члены жюри будут менее чувствительны и поставят рассказу такие же высокие баллы.

№ 1 «Раз на масленицу».
Акунин и его Фандорин сразу приходят на ум после прочтения данного рассказа. И, знаете, уважаемый автор, Эраст Петрович в чём-то даже проигрывает Вашим персонажам! Отличная стилистика, юмор, чувство эпохи — читатель не останется равнодушным. Снять бы про это всё фильму, поелику шедевр, батенька, намечается!

№ 26 «О чём пропела метель».
Автор точно знает, о чём пишет. Пусть форма не очень обычна (чем меня и привлекла), сути того, что рассказ отличный, это не меняет. Сочно, вкусно и оставляет после себя приятное послевкусие. С литературной точки зрения всё отлично. Добавить чуточку разъяснений про судьбу героев - и было бы всё понятно до конца. Но это моё субъективное мнение. Автору видней.

№ 20 «Коготь Манараги».
В конце хотелось плакать. Птичку, ой, волка, жалко. Хоть и злодей, а тоже, душевный и наивный. Большая заслуга автора именно в этом, умении описать мировоззрение не только человека, но и зверя. Классный рассказ. Хочется снять по нему анимационный фильм для взрослых. В стиле Хэмингуэя и его рассказа «Старик и море». Кстати, Хемингуэй-то, наверно, тоже оценил бы!

№ 29 «Заказ».
Хорошая крепкая фантастика. Только вот стилистика рассказа от лица гражданина Швейцарии хромает. Через слово проглядывает его рязанское лицо, через слово московский говорок. Не проще ли было сделать привычную славянскую привязку к местности? Но рассказ хорош. Пойду в мастерскую к знакомому часовщику, может, что-то подобное найду.

№ 7 «Солнечный день в Славонии».
Военный сюжет в литературе всегда смотрится выигрышней, чем мирный, обыденный. Вот и здесь: убери войну — нет рассказа. Есть война — есть история. Только чувства, какие-то амбивалентные. Финал, точно, неожиданный. А вот сыграть главной героине так, чтобы ни читатель, ни другие персонажи рассказа до самого конца не заметили её игры, в настоящей жизни (на войне!) вряд ли возможно. Но автор ставит героев именно в такую ситуацию: играй или умри. Отказавшись от искренних чувств. Не верю. Но за идею и воплощение даю рассказу дополнительное место.

Также хочу отметить и другие работы авторов, которые мне тоже понравились. «Прощальный подарок» — современная трактовка извечной темы любви. Хорошо, но много сленга и субкультуры, соответственно возрастная аудитория ограничивается.
«Дед мороз на пороге» — на обиженных воду возят. Упрёк взрослым, урок детям.
«Всевидящее око» — с юморком, но от женского лица. Мужики не поверят, женщины поймут шутку юмора.
«Бабаха» — хорошая вещь. Житейская. Для старшего поколения. Ну а молодёжь найдёт пару смешных мест.
«Опоздать на тот свет» — один из самых длинных конкурсных рассказов. Но от этого не менее интересный. Чувствуются частички авторской автобиографии.
«Жажда славы» — не вошедший в лонг-лист рассказ. А рассказ ли? Скорее, стёб. Под кружку пива рассказать зачётно.
«Голем» — а ведь сейчас чувство вины за военные преступления всё чаще перекладывают на победителей! Хорошо, что подняли эту тему!

Дмитрий Юртаев


Александр Морозов /Украина, г. Дебальцево/.

№ 21 – 1 место - 9 баллов – «Опоздать на тот свет»
№ 23 – 2 место - 7 баллов – «Любовь моя полосатая»
№ 20 - 3 место – 5 баллов – «Коготь Манараги»
№ 30 – 4 место – 3 балла – «Голем»
№ 6 – 5 место – 2 балла – «Лёнчик»
№ 11 – 6 место – 1 балл – «Светлана и Николай»


Анастасия Соболева /г. Владивосток, Приморский край, Россия/.


№ 29 – 1 место - 9 баллов – «Заказ»
№ 18 – 2 место - 7 баллов – «Курортный роман»
№ 21 - 3 место – 5 +1 = 6 баллов (плюс 1 балл коррекции) – «Опоздать на тот свет»
№ 9 – 4 место – 3 + 1 = 4 балла (плюс 1 балл коррекции) – «Бабаха»
№ 26 – 5 место – 2 + 1 = 3 балла (плюс 1 балл коррекции) – «О чём пропела метель»
№ 6 – 6 место – 1 балл – «Лёнчик»


Александр Раткевич /г. Полоцк, Республика Беларусь/.

№ 6 – 1 место – 9 баллов – «Лёнчик»
№ 21 - 2 место – 7 баллов (плюс 1 балл коррекции) = 8 баллов – «Опоздать на тот свет»
№ 29 – 3 место - 5 баллов – «Заказ»
№ 1 – 4 место – 3 балла – «Раз на Масленицу»
№ 9 – 5 место – 2 балла – «Бабаха»
№ 18 – 6 место - 1 балл – «Курортный роман»


Олег Куимов /Подмосковье, Россия/.

№ 20 – 1 место - 9 баллов – «Коготь Манараги»
№ 30 – 2 место - 7 баллов – «Голем»
№ 28 – 3 место - 5 баллов – «Ангел мой»
№ 29 – 4 место - 3 балла – «Заказ»
№ 21 – 5 место - 2 балла – «Опоздать на тот свет»
№ 17 – 6 место - 1 балл – «А лето только начиналось»
№ 8 – «Всевидящее око» – 1 балл коррекции
№ 23 – «Любовь моя полосатая» – 1 балл коррекции
№ 26 – «О чём пропела метель» – 1 балл коррекции.


№ 20 «Коготь Манараги»
Мастерский, умный рассказ с хорошей интригой и языком. Вот только пара выражений выпадает из общего красивого узора из-за некоторой жаргонности уличного новояза, неуместного в контексте повествования: «жёсткий замес» - в описании природы и «отжать телёнка у лосихи». В профессиональном тексте любая шероховатость как на ладони и «бьёт» в глаз. А так всё прекрасно.

№ 30 «Голем»
Рассказ сам по себе невелик, однако его выигрышность в фантасмагоричности, создающей ощущение многомерности, плотности пространства текста; и это ощущение усиливается финалом, идеально соответствующим идее номинации неожиданной развязкой.

№ 28 «Ангел мой»
Самый правдивый рассказ из всех. И самый страшный в изображении этой правды военных лет, и главное – без соплей. И сколько любви! Такие работы могут остановить прививаемую телевидением антирусскую и антиукраинскую истерию, вернуть правильные жизненные ориентиры. Заканчивал чтение с просветлённой улыбкой на лице. А это ли не признак удачной работы?! Да ещё при таком плавном повествовании. Жаль только, что не оказалось номинационного рояля в кустах.

№ 29 «Заказ»
Работа выгодно выделяется текстуальной насыщенностью, причём без скучного натурализма; детали к месту и не грешат утомительностью описания. А вообще могла бы стать лучшей работой благодаря самой сложной в номинации сюжетной загадке, которую тянет отгадать или узнать решение. Наряду с работой под № 30 более всех соответствует принципу номинации. Но… финал… Караул устал. А ведь могла бы такая конфетка получиться!..

№ 21 «Опоздать на тот свет»
Замечательная авторская фантазия, красивая история, образцовый пример закольцованного сюжета – вроде всё прекрасно. Но! Нелегко перефразировать повесть в рассказ. Приходится сжимать, объяснять, и в итоге вместо изображения получается описание этого изображения. К тому же язык, призванный здесь к созданию романтически-трагичного фона, замедляет динамику действия. И в результате рассказ зависает и обнажает главный свой недостаток: даже понимая, что такое в жизни могло произойти, в правдивость истории всё равно не верится.

№ 17 «А лето только начиналось»
Существует композиционное правило: вступление не должно превышать треть текста. Здесь это правило нарушено и оправдано лишь частично – как необходимость изображения характера героини. А так, интрига налицо, последнее предложение – в десятку!


Наталья Суслова /г. Гомель, Республика Беларусь/.


№ 9 – 1 место – 9 баллов «Бабаха»
№ 30 – 2 место - 7 баллов - «Голем»
№ 1 – 3 место – 5 баллов – «Раз на Масленицу»
№ 6 – 4 место – 3 балла – «Лёнчик»
№ 7 – 5 место – 2 балла «Солнечный день в Славонии»
№ 20 – 6 место – 1 балл - «Коготь Манараги»


№ 1 – (2 + 3 + 3 + 5) + 4….... = 17 – Дериземля Евгения, 1984 г.р./г. Кременчуг, Украина
№ 2 – (0) ……………………………............................. = 0 – Свешников Алексей, 1964 г.р./г. Москва, Россия
№ 3 – (лонг-лист) ………………………... = 0 – Попова Татьяна, 1961 г.р./ Москва, Россия
№ 4 – (лонг-лист) …………............................ = 0 – Абиссин Татьяна, 1984 г.р./г. Северодвинск, Россия
№ 5 – (7) + 1 …………………............................. = 8 – Нетребо Леонид, 1957 г.р./ г. Санкт-Петербург, Росссия

№ 6 – (10 + 9 + 2 + 1 + 9 + 3) + 6 = 40 – Колмогорова Наталья, 1963 г.р./ ст. Клявлино, Россия
№ 7 – (1 + 2) + 2..……………...........= 5 – Макушина Екатерина, 1992 г.р./г. Воронеж, Россия
№ 8 – (1) + 1 ………………………................................= 2 – Резникова Елена, 1957 г.р./ г. Ветютнев, Россия

№ 9 – (4 + 2 + 9) + 3 ……………….......= 18 – Солонова Галина, 1948 г.р./г. Сельцо, Россия
№ 10 – (0) ……………………....................................= 0 – Нескоромных Вячеслав, 1958 г.р./г. Красноярск, Россия
№ 11 – (1) + 1 ……………...…………….......= 2 – Борисова Ольга, 1960 г.р./г. Самара, Россия
№ 12 – (0) лонг-лист ………………….......= 0 – Набережная Ольга, 1969 г.р./г. Якутск, Россия
№ 13 – (0)……………………... .................................= 0 – Мецгер Александр, 1956 г.р./ст. Кисляковская, Россия
№ 14 – (0) лонг-лист ..............= 0 – Богданова Лина, 1960 г.р./г. Гродно, Республика Беларусь
№ 15 – (0)………….. ......................................= 0 – Ткаченко Евгений, 1947 г.р./Колпино, Санкт-Петербург, Россия
№ 16 – (0) ……………………………………..............................= 0 – Гайсина Лана, 1951 г.р./г. Йонава, Литва
№ 17 – (1) + 1 ………………………...........= 2 – Кириллов Сергей, 1949 г.р./г.Советск, Россия
№ 18 – (7 + 1) + 2 ………………….............................= 10 – Виктория Данилова, 1964 г.р./г. Озерск, Россия
№ 19 – (1) + 1 ………………….............= 2 – Фролов Алексей, 1979 г.р./г. Сыктывкар, Россия
№ 20 – (2 + 5 + 9 + 1) + 4 ........= 21 – Квашнин Владимир, 1958 г.р./пос. Саранпауль, Россия
№ 21 – (9 + 6 + 8 + 2) + 4 ……….........................= 29 – Гакштетер Владимир, 1951 г.р./г. Сочи, Россия

№ 22 – (0) …………………………….................................= 0 – Еленин Николай, 1950 г.р./г. Кишинёв, Молдова
№ 23 – (7 + 1) + 2 ………………….........= 10 – Паршин Александр, 1957 г.р./г. Орск, Россия
№ 24 – (5) + 1 ………………………………........= 6 – Фламме, 1969 г.р./г. Баку, Азербайджан
№ 25 – (0) …………………………….................................= 0 – Басалаева Елена, 1987 г.р./г. Красноярск, Россия
№ 26 – (9 + 2 + 3 + 1) + 4 ........= 19 - Леопольд Валлберг, 1975 г.р./г. Бад Кройцнах, Германия
№ 27 – (0) …………………………….................................= 0 - Доброхотов Леонид, 1963 г.р./ г. Москва, Россия
№ 28 – (3 + 5) + 2 …………............= 10 - Лободина Галина , 1959 г.р./ст. Романовская, Ростовская обл., Россия/
№ 29 – (1 + 9 + 5 + 3) + 4 ……......= 22 - Дядюшка Гуан, 1956 г.р./Санкт-Петрбург, Россия
№ 30 – (5 + 3 + 7 + 7) + 4 ……….........................= 26 - Воронин Дмитрий, 1961 г.р./ п. Тишино, Россия

№ 31 – (0) ………………………………................................= 0 - Стеценко Галина, 1957 г.р./г. Москва, Россия
№ 32 – (0) ………………………...................................= 0 - Димитрова Галина, 1956 г.р./г. Калининград, Россия
№ 33 – (0) …………………………..................................= 0 - Тараканова Ольга, 1957 г.р./ г. Минусинск, Россия

Использован первоначальный отсев произведений соискателей после приёма на конкурс.
Произведения, прошедшие в финал после первоначального отсева, попадают в лонг-лист /длинный список/ номинации конкурса.

Победителями конкурса малой прозы «Триумф короткого сюжета»
серии международных литературных конкурсов "Большой финал" / 2018 – 2019 /
в номинации «Рояль в кустах» стали:


ЗОЛОТОЙ ЛАУРЕАТ

№ 6 – 40 баллов - Колмогорова Наталья, 1963 г.р./ ст. Клявлино, Россия/ «Лёнчик» -
http://igri-uma.ru/f...indpost&p=53761


СЕРЕБРЯНЫЙ ЛАУРЕАТ

№ 21 – 29 баллов - Гакштетер Владимир, 1951 г.р./г. Сочи, Россия/ – «Опоздать на тот свет» -

http://igri-uma.ru/f...indpost&p=54223


ЛАУРЕАТ

№ 30 - 26 баллов - Воронин Дмитрий, 1961 г.р./п. Тишино, Россия/ - «Голем» -

http://igri-uma.ru/f...indpost&p=54482



ДИПЛОМАНТЫ

№ 29 – 22 балла - Дядюшка Гуан, 1956 г.р./Санкт-Петрбург, Россия/ - «Заказ» -
http://igri-uma.ru/f...indpost&p=54468


№ 20 – 21 балл - Квашнин Владимир, 1958 г.р./пос. Саранпауль, Россия/ – «Коготь Манараги»
http://igri-uma.ru/f...indpost&p=54203


№ 26 – 19 баллов - Леопольд Валлберг, 1975 г.р./г. Бад Кройцнах, Германия/ - «О чём пропела метель» - http://igri-uma.ru/f...indpost&p=54413



ДИПЛОМ ШОРТ-ЛИСТЕРА


№ 9 - 18 баллов – Солонова Галина, 1948 г.р./г. Сельцо, Россия/ - «Бабаха»
http://igri-uma.ru/f...indpost&p=53942


№ 1 - 17 баллов – Дериземля Евгения, 1984 г.р./г. Кременчуг, Украина/ - «Раз на Масленицу»
http://igri-uma.ru/f...indpost&p=53598

№ 18 - 10 баллов - Виктория Данилова, 1964 г.р./г. Озерск, Россия/ - «Курортный роман»http://igri-uma.ru/f...indpost&p=54177

№ 28 - 10 баллов - Лободина Галина , 1959 г.р./ст. Романовская, Ростовская обл., Россия/ - «Ангел мой…»
http://igri-uma.ru/f...indpost&p=54447


№ 23 - 10 баллов – Паршин Александр, 1957 г.р./г. Орск, Россия/ - «Любовь моя полосатая»
http://igri-uma.ru/f...indpost&p=54254


Сердечно поздравляю всех победителей конкурса малой прозы
«Триумф короткого сюжета» серии международных литературных конкурсов
«Большой финал» / 2018 – 2019 / в номинации "Рояль в кустах"!

Лауреаты, дипломанты и шорт-листеры конкурса награждаются дипломами
и по выбору составителя изданий могут принять участие (без гонорара)
в издательских проектах «Ковдории» по авторскому договору с составителем
в конкурсном альманахе, в тематических или авторских альманахах и сборниках.


Желаем всем дальнейших творческих успехов!

Тема открыта для комментариев и пожеланий.

0

#39 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 5 085
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 01 апреля 2019 - 20:28

Представляю победителей номинации «Рояль в кустах»:


Золотым лауреатом стала:


Колмогорова Наталья, 1963 г.р./ ст. Клявлино, Россия/. О себе: лауреат нескольких международных и всероссийских конкурсов. Член Союза профессиональных литераторов (город Самара).


Серебряным лауреатом стал:


Гакштетер Владимир, 1951 г.р./г. Сочи, Россия/.
О себе: родился и живу в г. Сочи. Стихи и прозу пишу с 18 лет. Печатал свои произведения в газетах, журнале «Край городов», постоянно на сайтах stihi.ru, proza.ru. Изданы три книги: «Ты моя вселенная» - стихи; «Маленькая девочка, Нехочуня и другие» - рассказы для детей; «Короче! Я из Сочи» - повести и рассказы – в двух томах.


Лауреатом конкурса стал:


Воронин Дмитрий, 1961 г.р./п. Тишино, Россия/.О себе: сельский учитель. Автор трех сборников рассказов.


Дипломантами конкурса стали:


Дядюшка Гуан (Гатальский Сергей), 1956 г.р./Санкт-Петрбург, Россия/. О себе: бывший штурман, спортсмен и путешественник. Книгочей и сочинитель.

Квашнин Владимир, 1958 г.р./пос. Саранпауль, Россия/. О себе: литератор

Леопольд Валлберг (Андрей Хайлманн), 1975 г.р./г. Бад Кройцнах, Германия/. О себе: литератор


Шорт-листерами конкурса стали:

Солонова Галина, 1948 г.р./г. Сельцо, Россия/. О себе: родилась и проживаю на Брянщине. Писать начала в зрелом возрасте. Пишу для взрослых и детей. Автор шести сборников рассказов. Член международной общественной организации «Союз писателей и мастеров искусств».

Дериземля Евгения, 1984 г.р./г. Кременчуг, Украина/. О себе: увлекаюсь написанием рассказов, стихов, сказок для детей, статей для разных изданий. Рерайтер, копирайтер. Работаю на бирже статей «техт», являюсь автором мастерской статей «Моника», «Боника». Творчеством занимаюсь с мая 2014 года. Принимаю участие в разных литературных конкурсах. Имею достижения.

Лободина Галина , 1959 г.р./ст. Романовская, Ростовская обл.,Россия/. О себе: окончила Киевский государственный университет по специальности «Журналистика». В восьмидесятые годы переехала с семьёй на Дон, в Россию, г. Волгодонск Ростовской области, где занималась кинодокументалистикой, газетной и телевизионной журналистикой. Работала педагогом, научным сотрудником Волгодонского эколого-исторического музея. Сейчас работаю педагогом в школе г. Волгодонска. Автор книг прозы и публицистики: «История станицы Красный Яр», «Отчина», «Вражий стан», «Рать соборная», «Сим победиши». Пишу стихи. Публиковалась в «толстых» литературно-публицистических журналах России: «Дон», «Отчий край», «Воин России», Наш современник». Лауреат литературных региональных конкурсов им. В. В. Карпенко и М. А. Шолохова. Член Союза писателей России.

Виктория Данилова, 1964 г.р./г. Озерск, Челябинская обл., Россия/. О себе: Торопова Любовь Георгиевна. Литератор.

Паршин Александр, 1957 г.р./г. Орск, Россия/. О себе: литератор

Сердечно поздравляю победителей и желаю
всем авторам дальнейших творческих успехов!

0

Поделиться темой:


  • 4 Страниц +
  • « Первая
  • 2
  • 3
  • 4
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей