Литературный форум "Ковдория": «Сестра таланта» - короткий рассказ не лишённый смысла - яркий эпизод, наблюдение, проишествие или событие, лёгкий юмор приветствуется (5000 зн с пр) - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 5 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Последняя »
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

«Сестра таланта» - короткий рассказ не лишённый смысла - яркий эпизод, наблюдение, проишествие или событие, лёгкий юмор приветствуется (5000 зн с пр) ПРОИЗВЕДЕНИЯ СОИСКАТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТСЯ по 28 ФЕВРАЛЯ 2019 г

#11 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 01 декабря 2018 - 22:10

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

10

ПОГОНЯ


Светлана, пытаясь оторваться от погони, мчалась по трассе с огромной скоростью. Стрелка спидометра, слегка подрагивая, приближалась к отметке 220. Встречные машины, как испуганные голуби, разлетались в разные стороны. Она понимала, что только скорость ее спасет.
Светлане казалось, что она чувствует у себя за спиной дыхание бандитов, гнавшихся за ней. Впереди показался опасный поворот. Навигатор показывал, что в этом месте дорога поворачивает налево практически под углом девяносто градусов. Надо все точно рассчитать, чтобы полностью вписаться в поворот. Иначе…. Но уж лучше попасть на тот свет, чем в руки к разъяренным бандитам!
Рана на левой руке саднила. На рукаве блузки проступила кровь. Поворот неминуемо приближался. « Все. Пора!» - подумала Светлана и до упора надавила на педаль газа……
- Иванова!!!!!! – как гром среди ясного неба, раздался голос инструктора по вождению. – Когда же ты, тудыт растудыт тебя, престанешь путать педали газа и тормоза!!!
- Я…Я.. я больше не буду, - залепетала Светлана.
- Не буду, не буду…. - передразнил ее инструктор. - Скажи спасибо, что сидишь за монитором, а не за рулем настоящей машины! А то бы уже в шестой раз расквасила бы свой красивый носик. И не какие бы пластические операции уже не понадобились!
- Я…..Я, - пыталась оправдаться девушка.
- Ты, Иванова, конечно, ты. Вот тебе листок с рисунком расположения педалей. Иди домой и учи. И пока не выучишь – на глаза мне не попадайся!
Инструктор тяжело вздохнул, перезагрузил тренировочный монитор, и потом громко произнес:
- Петрова, садись – твоя очередь «рулить».
0

#12 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 03 декабря 2018 - 23:05

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

11

ПО ЛЫЖНЕ ИДТИ ЛЕГКО


— Ты ничтожество! Господи, с кем я связалась?! Алкоголик, тряпка, недоумок!— Глубокое контральто разносилось по двору, заставляя людей с любопытством оглядываться.
«Опять Любка на мужа кричит», — подняла Ася глаза от учебника. Хоть бы уже развелись, что ли… Надоело их вопли слушать». Девочка поднялась со скамейки и быстро направилась в подъезд: соседи приближались, а ей не хотелось видеть жалкое лицо Леонида.
Чета Парфёновых поселилась в доме год назад. Рядом с рослой, румяной, пышногрудой Любой невысокий и худощавый Лёня смотрелся её младшим братишкой. Глядя на них, в голову приходила мысль: «Связался же чёрт с младенцем!»
Любке не нравилось в муже всё: и хрупкая внешность, и мягкий характер, и способность пьянеть от двух рюмок водки, и абсолютное неумение принести в дом что-то «толковое». Сама она работала судомойкой в кафе, ежедневно притаскивая с работы пухлые сумки с отвоёванными у товарок продуктами и недоеденными деликатесами, так что по вечерам из окон Парфёновых разносились пряные ресторанные запахи.
По сравнению с женой Лёня выглядел слабым и никчёмным, а его должность киномеханика во Дворце культуры совершенно не соответствовала Любиным представлениям о муже-добытчике.
Ася поднялась на свой этаж, зашла в квартиру и села на кухне у окна, безуспешно пытаясь запомнить неправильные глаголы. Соседи не выходили из головы. Она глянула вниз. Любка, взяв мужа за воротник рубашки, трясла его, одновременно что-то выкрикивая. Да не рассчитала, видно, свою богатырскую силу — так пихнула его, что он, бедолага, не удержался на ногах и плюхнулся на землю. Ася охнула и закрыла глаза — ей до боли в сердце стало жаль Лёню…
Через несколько месяцев Парфёновы куда-то уехали, но в подъезде ещё долго вспоминали в разговорах Любу («Бой-баба была!») и Леонида («Хороший парень, но тюфяк»). Постепенно память о них стёрлась, а рассказы перешли в разряд дворовых баек.
***
Прошло два года. Ася закончила школу, поступила в институт. Однажды вечером они с подружкой Женькой на остановке ожидали автобус, рассеянно разглядывая прохожих.
— Смотри, какая красотка идёт! — с долей зависти сказала Женя. — Я тоже такую юбочку хочу! Да и парень у неё симпатичный…
Ася взглянула туда, куда смотрела подруга. Действительно, тоненькая большеглазая брюнеточка и стройный блондин в кожаной куртке смотрелись вместе превосходно. Девушка преданно заглядывала своему спутнику в глаза, а он, улыбаясь, рассказывал ей что-то забавное. Вот они одновременно рассмеялись, и у Аси от изумления расширились глаза: она узнала в молодом мужчине… Лёню!
— Вот это да! Чудеса в решете! — воскликнула она. — Да как же ему удалось от Любки-то избавиться?..
— От какой Любки? Ты что, знаешь его? — Заинтересованная Женя даже подпрыгнула.
— Да это сосед наш бывший, — объяснила Ася. — Погоди, дай переварить… Надо же, казался мне таким мелким, невзрачным, а он совсем даже ничего… Или так изменился за два года?..
— Ещё как ничего! — поддержала подруга.
Парочка прошла мимо, а Ася рассказала Женьке Лёнину историю. Девушки так радовались за Леонида, который нашёл себе подходящую невесту, что прозевали свой автобус. Следующий пришёл только через двадцать минут.
Придя домой, Ася чуть ли не с порога принялась рассказывать бабушке о том,
как повстречала бывшего соседа, как он прекрасно выглядел и с какой чудесной
девушкой шёл.
— А как ты думала? — сказала баба Вера. — От женщины в семье очень многое зависит. Я так считаю: если мужем недовольна, или уходи от него, или уж терпи. А хаять да бранить не дело. Если так плох, чего ж замуж за него шла?
***
Пролетело ещё несколько лет. Ася закончила институт, вышла замуж, а через месяц
ей предстояло впервые выйти на работу. Греясь под редкими лучами сентябрьского солнца, она шла по улице и думала обо всём и ни о чём. Вдруг послышались голоса.
— Что за наказанье! Когда я только от тебя избавлюсь! — визгливо причитали позади.
— Шурочка, не кричи… Ну, не мог я сказать Димке, чтобы он мне долг вернул! — виновато бормотал смутно знакомый голос. — Что мы, последний кусок доедаем,
что ли?
— Мямля ты, Лёнька! Недоумок! Чего с тобой живу, сама не знаю! — Эти выкрики заставили Асю вздрогнуть и осторожно обернуться.
Совсем рядом она увидела крупную рыжеволосую женщину лет тридцати пяти в ярко-жёлтом плаще. Позади плёлся её спутник, и девушка почти сразу узнала в нём бывшего соседа.
«Как же так?.. Почему?! А где же та милая брюнеточка? Ведь эта Шурочка — прямо копия Любки! Он что, рехнулся? — недоумевала Ася. — А может… Ему так проще жить? По накатанной колее. Правду говорят, что душа человека — потёмки»
Да, по лыжне идти легко!..
0

#13 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 08 декабря 2018 - 22:55

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

12

ФОТООХОТА

(Письмо подруге)

Привет, моя дорогая подружка!
С тех пор, как ты уехала к детям, мне так не хватает общения с тобой. Междугороднюю связь в целях экономии я отключила. По сотовому тоже не наговоришься. Так что пишу тебе, как в старые добрые времена письмо, и никто не скажет: «Извините, связь прервалась».
Внуки выросли, в моей помощи не нуждаются. А я со своим жизненным стажем принадлежу сама себе и по-прежнему молода душой. Утром сплю, сколько хочу, неспешно встаю, масочку на лицо, шейку, грудь набросаю, кашкой овсяной позавтракаю, наряды свои пересмотрю, продумаю, что мне надеть на послеобеденную или вечернюю прогулку.
Теперь о самом главном. Три недели назад вышла, как всегда, из дому прогуляться. Оделась по погоде: середина августа, дело к вечеру, но тепло, как на юге. Я в белом костюмчике. Ну, ты помнишь: юбка – клёш, по подолу ришелье выбито. Да мы с тобой вместе и покупали его десять лет назад. Кудряшки взбила по типу причёски Эдиты Пьехи – ты знаешь, как мне это идёт. Соответственно макияжик – и прямым ходом в сквер.
Сидят там, как обычно, мужички шестидесяти – семидесяти лет. Лица постные, глаза пустые – никакого живого интереса в них нет, пивко из дешёвой бутылки, как младенцы через соску, потягивают. Тьфу, на них! Не на ком глаз остановить. Новоявленные пенсионерки в бабулек затрапезных себя превратили. Кто-то с внуками приходит в сквер – они хоть делом полезным заняты. Другие скучатся на одной скамейке, как стая старых ворон, и сплетничают взахлёб. Мимо них прохожу, притихают, а за спиной слышу ехидный шепоток. Да я не обращаю внимания, у меня другая жизненная сущность.
Одна отрада в нашем сквере – это новый фонтан. Загляденье, душа радуется! Ну, так вот: я прямиком к этому красавцу-фонтану. Солнце ещё светит, а подсветка уже всеми цветами радуги купает струи, капли, брызги в лучах солнца. Так радостно на душе! Забыла про возраст, не сдержала своих эмоций – подошла поближе, подняла голову навстречу влаге, руки распахнула, глаза закрыла и в полной мере ощутила животворный шум струй. Вдруг слышу щелчок фотоаппарата. Приоткрыла слегка один глаз: вижу, мужчина меня фотографирует. Виду не подаю, но позы как на фотосессии меняю. Марку держу, по-прежнему делаю вид, что фотографа не замечаю и неожиданно быстро удаляюсь от фонтана. Но того, кто фотографировал, вроде как ненароком окинула взглядом. Заметила, что он не здешний, с благородной сединой, в общем – импозантной внешности мужчина.
На следующий день, надеясь, что опять встречу интересного незнакомца, продумала новый наряд. Надела голубого цвета платье, длинное, как сейчас говорят – в пол. Дешёвенькое, всего пятьсот р. Жаль, что не видишь, как мне оно идёт. Шляпку с полями из белой соломки отыскала в своём гардеробе. Стразами голубыми её обновила. Туфельки белые надела, и опять в сквер.
Осмотрелась вокруг. Вижу: вдалеке появился тот вчерашний мужчина. Вышагивает по асфальтированной дорожке, фотоаппарат в руке, а сам явно высматривает кого-то. Чувствую: сейчас заметит меня. Не могу же пропустить этот интересный момент! Усаживаюсь на свободную скамейку, нога на ногу.
Лёгкий ветерок эффектно драпирует мою широкую юбку платья, из-под которой изящно, чуть-чуть, выставила ножку. Подняла голову к солнцу, чтобы лицо ему было видно в полупрофиль. Левой рукой дотронулась до полей шляпки, якобы придерживаю, чтобы не снесло её ветерком, правую в сторону отвела и оперлась на скамейку – голубой рукавчик заманчиво затрепетал. Снова он меня сфотографировал – я не противилась, но и виду не показывала, что это меня интересует. Догадалась, что сейчас объект моего интереса направится ко мне. Решила заинтриговать его ещё больше – быстро ускользнула из сквера. Вприпрыжку, естественно он за мной не побежал, а хотелось бы, чтобы, как в юности...
Был и третий день нашей «игры».
В сквер явилась в тёмно-синем платье. Думаю, что ты его помнишь. Фасончик староватый. Но рукава укоротила до длины три четверти, сделала белую оторочку, вместо воротника «стойка» пришила белый круглый, соответственно белым ремешком подпоясалась. Современный фасон «школьница» получился. (Недавно подобное платье видела на телеведущей). Присела снова на скамейку, жду. Вижу, идёт он. Остановился невдалеке, смотрит в мою сторону. И я на него взглянула, взгляд свой тёплый на нём задержала. Из сумочки вынула небольшую книжку. «Крылья любви» называется, нашей местной любительницы литературного творчества. Открыла, сделала вид, что солнце мешает. Тогда встала, перешла асфальтированную дорожку, перешагнула через бордюр и по травке направилась к ближайшему с роскошной кроной клёну. Оперлась о ствол и стала читать. Незаметно поглядываю на интересующий меня объект. Он сел на ту скамейку, где сидела я, и направил объектив фотоаппарата на меня.
Стояла под клёном минут десять. Думаю: «Не переборщить бы. Пора идти на контакт». Книжку закрыла и пошла обратно к тротуару. Мужчина поторопился навстречу. Одарила его улыбкой. Ты знаешь, что этой улыбкой сражала многих. «Помогите мне взобраться на дорожку», – попросила ангельским голоском.
Он подал мне руку.
Ты не представляешь, какую надёжность почувствовала, когда моя ладонь оказалась в его горячей крепкой руке – сердце даже замерло, а потом тепло разлилось по всему телу.
Познакомились мы. Он, как пела Алла Пугачёва, настоящий полковник, только в отставке. Дети его выросли. Он вдовец. Приехал погостить к сестре… Короче, подали мы с ним заявление в ЗАГС. А чего тянуть? Спешить нам надо. Всю жизнь ждала, может быть, такого мужчину!
Да, фотографию он мне подарил. На ней я у фонтана, окутана сверкающими брызгами, как принцесса бриллиантами. Просто сказочно красиво! Сказал, что это его лучшая работа. Портрет собирается ко дню свадьбы сделать. Обо всём остальном напишу в следующем письме. А пока спешу на свидание.
Целую. Твоя, как ты говоришь, взбалмошная подруга, любящая жизнь во всех её лучших проявлениях.
0

#14 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 12 декабря 2018 - 20:17

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

13

ОНА СТОЯЛА ПЕРЕДО МНОЙ НА КОЛЕНЯХ!


Как сказал классик – каждая счастливая семья похожа на всякую другую счастливую, а каждая несчастливая семья несчастна по-своему.
Конечно счастье – костюмчик индивидуального кроя, а вот история, которая кое-что и как-то объясняет примером из жизни.
Миха крепко «зашибал», за что был изгнан из стаи водителей железных коней и оказался в бригаде по заготовке леса. Рубил теперь сучья и часто повторял, напившись:
– Сучья рублю – сукой не стал!
Марина, жена Михи, некогда жгучая яркая брюнетка, теперь крупная и статная дама, – воспитатель детского сада, старалась держать Мишку в жестких руках, ведь негодяй, – как разойдется, пьет с «опережающим графиком», то есть пропивает деньги быстрее, чем зарабатывает. Что греха утаивать, – поколачивала Марина Миху при возвращении домой скалкой. Тот не отвечал, лениво и вяло отмахивался и прятался в чулане, в котором на топчане заботливо была постелена старая доха, а рядом стояли такие же старые пимы – бегать во двор по нужде.
На работе Миха появлялся частенько побитый, со следами очередной расправы и приходилось терпеть подначки сотоварищей, которые непрерывно шутили над Мишкой.
– Мужик, ты или кто? Как дошел до жизни такой? – подначивали Мишку собутыльники.
Правда, посмеиваясь над Мишкой, друзья сами побаивались женщину, которая если встречала собутыльника на улице, или в сельмаге, то могла врезать по уху любому, если еще не остыла после последнего загула Михи.
И вот конец рабочего дня, сработали хорошо, дружно. Бригадир уехал в контору хлопотать о квартальной премии, а мужики сели тут же у костра и, как водится, разговелись до потери горестного состояния души и ощущения бренности собственного тела.
На работу поутру все прибыли изрядно мятыми, а Мишка с огромной шишкой на лбу и синяком под глазом.
–Дуплет – от борта в лузу! – съехидничал бригадир, критически осматривая Мишкину физиономию, имея в виду двойной эффект от удара по лбу – появление шишки и синяка.
Обида полоснула Мишкину душу.
– Она стояла передо мной на коленях! – заведясь с пол-оборота, выпалил Миха.
В публике наступила тишина и немой вопрос, в виде крючковатого облака из дыма от папирос, повис в воздухе.
– Да! Марина стояла передо мной на коленях! – повторил Миха, отрезая себе путь к отступлению.
– Ну?– спросило общество.
Далее рассказ Михи следует разделить на две параллельные ветви, одна из которых соответствует рассказу героя, а вторая действительному развитию событий в Мишкиной с Мариной хате.

Рассказ Мишки.
– Захожу я в хату, а Марина уже на изготовку со скалкой. А я ей говорю:
– Марина ….,
Сань, скажи, ну я же был вчера почти трезвый?...... завтра будет большая премия,…..
Михалыч,…, – обратившись к бригадиру – …ты же говорил? ……детям пошлем денег, купим дочери Любе пальто новое.
А Марина спрашивает, откуда, мол, так много денег-то.
Так я говорю:
– Премия обломилась крутая, вот мы с ребятами и отметили. А что? И как я без коллектива? План сделали и имеем право отметить.
В Мишкином голосе появились твердые нотки и уверенность в истинности своих тезисов.
–Так Марина меня в дом под руки…, – продолжил Мишка – …на кровать усадила, передо мной на колени опустилась, сапоги снимает и говорит:
– Прости, мол, Миша, что я тебя обижала, век больше не повторится.
И в глаза нежно так смотрит. Потом за стол повела, щей наваристых подала, пироги там, капустка.
– И хрен с редькой, – вставил в Мишкин рассказ Михалыч.


Как оно было на самом деле

Заходит Мишка в сени, а там уже Марина его поджидает со скалкой в одной руке и письмом от дочери Любы. Люба училась в городе и написала на днях, что надо бы купить пальто к осенним холодам, а то не в чем ходить – из старого выросла совсем.
Удар скалки и речь Марины о том, что пьяница-идиот отец совсем не думает о детях, – отправил в город учиться, а позаботиться о них не в состоянии, как-то совпали и нанесли сокрушительный удар значительной физической и моральной силы.
Сразу сдав редуты обороны, Мишка рванул в хату, так как путь в чулан на этот раз Марина ему преградила своим крепким телом. В хате Мишка юркнул под кровать барских размеров, стоявшую у стены, в пыльный спасительный полумрак.
Марина разошлась не на шутку.
Став на колени перед кроватью Марина яростно шуровала скалкой, стараясь достать Миху. Но Миха, прижавшись к стенке, был практически недосягаем. Тогда Марина, заметив скалку шваброй, нанесла Мишке сокрушившие его оборону удары.
Только поздно ночью Мишка осмелился выбраться из-под кровати и проструился в чулан, а рано утром, не хлебавши, отправился на работу.

Невнятный гул – то ли недоверия, то ли одобрения прошёл среди мужиков.
Михалыч, же – собранный и жесткий, взял слово:
– Ваши пьянки всех достали. Из-за них можете без премии остаться. А вот вчера ушли, не погасили костра, а его раздуло, и погорели развешанные робы, топоры и пилы. Чуток еще, и деляна бы выгорела дотла вместе с заготовленным лесом! Идите, получайте новый инвентарь на склад, а за всё сожженное вычту из зарплаты.
– Погуляли короче! – закончил бригадир.
– Эх! Сон в руку! – добавил кто-то.
- Накаркал, придурок! – донеслось, сказанное третьим вполголоса.

Красноярск, 2018 г.

0

#15 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 12 декабря 2018 - 22:42

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

14

СТАРЫЙ ДОМ

– Галчонок, нам квартиру дали! – в комнату влетел запыхавшейся Виктор, размахивая только что полученным ордером.
Галя присела на диван:
– Не может быть! – прижав фартук к груди, удивлённо посмотрела на мужа.
– Двушку на Дерябинской! В новом доме, на втором этаже!
Вот уже двадцать лет они живут в центре города, в деревянном, покосившемся от времени доме, доставшемся по наследству от бабушки. Пять лет назад его признали ава-рийным, и вот долгожданная радостная весть.
– Нам две недели дают на оформление документов и переезд. Так что, приступай к сбору вещей! – добавил Виктор.
– А что с домом будет? – с тревогой в голосе спросила Галя.
– Да какая разница! Отжил он своё…
Ночью Гале не спалось. Она ворочалась с боку на бок, но сон не шёл. Радость и грусть одновременно переполняли сердце. Она мысленно представляла, как обставит новую квартиру, размышляла над цветом кухонного гарнитура, о занавесках на окнах…
«Кому подарить старую мебель?» – подумала Галина. И вдруг ей стало нестерпимо жаль расставаться с домом, где прошла половина жизни…
Каждый день перед работой родители по очереди приводили Галочку в дом на улицу Вилоновская, к дедушке и бабушке. Здесь прошло её детство. Тогда дом, таинствен-ный и большой, казался ей сказочным дворцом, с живущими в нём принцами, принцессами и злыми волшебниками. Последние приходили в дом через большое зеркало в чёрной деревянной узорной раме. Галя не любила это зеркало и, проходя мимо, всегда корчила ему рожицы. Принцы и принцессы обитали в большом шкафу. Иногда девочка приоткрывала скрипучие дверцы и заглядывала внутрь, где висели кружевные и шифоновые платья – «Вырасту и буду носить такие же!» Её внимание привлекал сундук в спальне, запертый на большой навесной замок. Ключ от замка бабушка куда-то прятала. «Наверное, в сундуке томится баба Яга», – решила Галя. Когда бабушка уходила во двор, девочка на цыпочках подходила к сундуку и, постучав по крышке, убегала в другую комнату.
Галя подрастала, а дом старел. Однажды из него навсегда исчез дедушка. На его фотографии, висящей на стене, появилась чёрная ленточка.
Быстро пролетели школьные годы, юность. Дом по-прежнему встречал её радостным скрипом тяжелых дверей, ароматами свежеиспеченных пирожков и наваристых щей. Но теперь он не казался большим и таинственным и, словно старичок, все ниже приседал на правый бок, а в непогоду кряхтел и поскрипывал. Вместе с домом старела и бабушка. Она всё чаще хваталась рукой за сердце и пила какие-то капли. Однажды не стало и её. Галя тогда училась на третьем курсе Педагогического института и хорошо помнила, как всё случилось. Через неделю после похорон они с мамой разбирали бабушкины вещи. Нашёлся ключ от сундука, открывший его секреты. В сундуке лежали фотографии, документы и старые письма, перевязанные голубой ленточкой. Галя взяла одно из них. Это было письмо дедушки с фронта.
Дом осиротел, склонился на бок. В окнах всё чаще посвистывал ветер.
– Фундамент просел, – как-то сказал папа. – Грунтовые воды его подточили.
– Что делать? – спросила мама.
– Ничего, он ещё крепкий. Простоит не один год!
На пятом курсе Галя вышла замуж, и они с Виктором поселились в пустующем доме на Вилоновской. Здесь снова зазвучал детский смех, и, казалось, дом снова по-молодел.
«Вот и дети наши здесь выросли. А ведь дом держится из последних сил», – ей вспомнились когда-то прочитанные стихи одной самарской поэтессы:
Старинный дом присел на правый бок.
Он в землю врос, печален и убог.
Просела дверь… железом бьет карниз…
И флагом белым тюль в окне повис…

«Словно про наш дом написано», – снова подумала она. – Видно, и он устал. Ждёт, когда мы съедем. Всему приходит конец!»
– Отжил он своё, – уже вслух произнесла она.
За окном светало.
0

#16 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 15 декабря 2018 - 00:06

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

15

ЯИЧНИЦА

Будильник тихонько подал голос. Утро. Точнее, для меня еще не утро. Чуть-чуть в окно тянет разбавленная рассветом дымка тумана. Тепло и томно в пушисто-пледовой постели… Я почти проснулась, но осознавать это не хочется. Так, и чего у нас сегодня? А сегодня у нас то же, что и вчера. И завтра. И послезавтра. Ладно, раз-два – встали! Дежурный стакан воды, свет во всех комнатах. Я не люблю утром сумрак. Полагаю, потому что организм изо всех сил требует нормального утреннего света. А где я его возьму в декабре у нас?! Не одобряющий раннюю побудку, но привычно орущий кот, типа, разбудили – кормите, механическое «чпик» кнопочкой чайника. Жду кофе. Ну вот, проснулась уже, можно и о завтраке подумать. Яичница? Выбора нет – яичница. Чайник уютно сопит, и я начинаю временно примиряться с миром. Не, ну надо – значит, надо. Приду с работы, наверну вчерашних голубцов и завалюсь спать! Кстати, смешно. Мечта, которая еще ни разу не осуществилась…
Ну, это лирика. Сковородку на плиту, масло с готовностью заскворчало, приглашая остальные ингредиенты присоединиться побыстрее. Время - восемь тридцать. Нормальное время. Вся страна в это время, наверно, ест яичницу. Традиция, что ли, у нас такая? Блиин, думы мои о бытии прервал характерный запах, который преследует иногда мечтателей и склеротиков. Жизнерадостно-желтая яичница скромно скукожилась и завернулась коричневыми кружевными неаппетитными краями. Но я ее спасла. Успела. Унылый завтрак унылого холостяка в унылое туманное утро…
Нет, я не жалуюсь на одиночество. Я его даже полюбила, как начинаешь любить родинку на лице, от которой нет возможности избавиться. И все не так плохо. Это я так себя убеждаю. И довольно успешно.
Жую, запиваю растворимым «Нескафе». Все-таки, надо купить кофе-машину. Нет, ну у всех же приличных людей есть кофе-машина. А на фига она мне? Вставать раньше придется, проблемы с добыванием хороших зерен, и потом – чистить ее же надо! Лишние хлопоты… Настроение практически хорошее – я же объяснила мирозданью вполне доходчиво, что мне не нужна кофе-машина. Тушь на ресницы, нейтральная помада, вспрыск духов. Почти готова. О! Я забыла. Сигарета. Единственная сигарета до вечера, благодаря нашему федеральному закону, который думает о ком угодно, только не о человеке. Хотя, согласна – курить вредно. А сейчас еще и дорого.
На прощанье – взгляд в зеркало. А вполне еще! Чего унывать-то? А если презентация сегодня пройдет сносно, так вообще - жизнь удалась.
0

#17 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 20 декабря 2018 - 22:34

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

16

МУЗЫКА В МЕТРО


…да, что ты? ... а куда ты ездила за платьем? ...он ни черта не смыслит… масло то…

Многоножка ползет вперед и вперед, причем задние ноги все время норовят обогнать передние, в крайнем случае, она хочет наступить на пятки или укусить саму себя. Удивительное единство, постоянство формы и злобности при разнообразии наполнения. Неужели так и выглядит человечество, неужели так и выглядит коллективный разум? Мы все едины, объединены одной целью и движемся к ней, невзирая на препятствия. Мы – целое существо с ярко выраженной волей к победе и, если вдруг кто-то к ней не идет или идет не так, он будет уничтожен. Когда идешь к цели, некогда глазеть ввысь - надо смотреть под ноги. Да и нет ее тут, выси, одна зловредная фантазия. Не потому, что кто-то так хочет, а просто иначе невозможно, не получится и бесполезно сожалеть. Не приведи, высшая сила, споткнуться на этом пути.

…почем брали… туса пустая какая-то, летом мы зажигали, а теперь…приезжай тогда ко мне на дачу, у меня и хамам… вы выходите на следующей… место инвалиду… а сколько еще остановок осталось…

Почему же мы теряем по пути части одежды, тела и души? Куда уходит все это, отмирает, как клетки кожи, отслаивается, смывается, как в канализацию бани? Откуда у них берутся свои цели и задачи? Куда уходит общность или, правильнее спросить, как она возникает у частей, которые вынуждены стать целым? Как определить, где граница между «я» и «они», когда нет возможности найти, где зацепилась твоя рука и в какое место уперлась нога? Где предел твоей самости? Есть ли она? Наверное, я – плод коллективного бреда политтехнологов, ошалевших от размера собственной зарплаты.

…а, она что? ...извините, что я к вам обращаюсь…не клюет… не, бесполезно, надо ехать…мне скучно, ты мне телефон дашь свой?..

Собственно, куда же я? Это же не моя сторона! Меня опять подвела проклятая рассеянность. Мне же в другую сторону. Ох! Теперь уже ничего не исправишь, придется терять время. Почему такие вещи случаются именно тогда, когда отчаянно опаздываешь. Сколько же я потеряю? Не вычислишь. Надо успокоиться и это время плыть по потоку, все равно уже не приблизишь время исправления ошибки, так хоть себя не изводить.

…на, на! возьми, зануда, только не разбей… вот я и говорю, что совесть надо… хороший врач… мне проще заплатить за этот зачет, чем с придурком… всегда бы так… мы так смеялись, так смеялись… мать твою! а ты думаешь ей это надо?..

И только змеятся кабели, стремясь прочь от толпы: не нравится им эта биомасса. Усталые, хмурые лица сливаются в пятно, в коллективного некто. Я иду по переходу метро, вернувшись после ошибочной петли в пути, когда меня настигает звук фальшивой скрипки бездарного музыканта, калымящего в метро, ради хлеба насущного. Почему же эта фальшивая нота, заставляет вернуться к себе, улететь в несуществующие облака навстречу пообещавшей сбыться мечте?

…да, да я выхожу, постарайтесь не оторвать мне голову! ...
0

#18 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 26 декабря 2018 - 21:53

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

17

ПАМЯТНИК


Грусть тихонько скреблась в душе старой одинокой кошкой. Сколько таких вот кошек скребется в душах сюда приходящих! Да если бы только скреблись. И если бы только кошки…
Кладбище мирно улеглось на залитом солнцем пригорке в трех километрах от города. Удобно – можно и пешочком пройтись, если не хочешь в автобусе толкаться. И на машине за пару минут долететь. И таксисты за милую душу сюда стариков возили.
– Только бы успеть, – вздохнула о своем Ольга Петровна, присаживаясь на скамеечку у могилки подруги. – Повезло тебе, Сонюшка! Такое местечко заняла – всем на зависть. А года через два закроют наше кладбище. Поговаривают, что расчищают уже поляну для тех, кто дольше на этом свете задержится. В Петушках. Почитай двадцать кэ-мэ отсюда. Плюс болото рядом. Боюсь, лежать нам далеконько друг от друга.
Она снова вздохнула и поправила цветочки на надгробной плите. Огляделась.
Захаживала она к Сонюшке не часто, все больше в церкви за упокой родных молилась. Да, кое-что изменилось. Могилок прибавилось. И дорожку плиткой Сонин сынок выложить, наконец, сподобился. Как ни крути, а молодец парень.
– Везет тебе, подруга! Такую красоту получила! Уж расстарался твой Максим, любо-дорого посмотреть. Эххх… мне бы кто такой же заказал… – Ольга Петровна снова принялась рассматривать памятник.
И всем он был хорош: и материалом (такого гранита поискать), и цветом (серенький и черными и белыми вкраплениями – любимая Сонечкина пестрота), и размером. Подрядчик попался совестливый, надгробие аккуратное изготовил, две вазочки из того же гранита, скамейка опять же.
В общем, загорелась Ольга Петровна мечтой. Захотелось ей на такой же памятник насобирать. Потому как от детей не дождешься, а пора бы о вечном задуматься.
– Пришло мое время, подруженька, – прошептала она, смахивая со щеки – надо же, как расчувствовалась – скупую слезинку. – Отгуляла. Отпраздновала все, что могла. Детей и внуков вырастила. Мужа не нажила, да что уж об этом теперь. С работы еще в прошлом году попросили. На курорт врачи ехать не рекомендуют. Что мне теперь остается?
Она помолчала, прислушиваясь к звукам, издаваемым внутренней своей кошкой. Промокнула еще одну слезинку платочком. И продолжила уже решительно:
– Ничего не остается. Буду на памятник собирать. Попробую подработку найти. Хотя бы на полставки. А что? Немного с пенсии, зарплата – за пару лет соберу. Спрошу у твоего Максима, где он памятник заказывал – и все дела. Соберу и рядом лягу. Хорошо тут у вас – тихо, спокойно. Птички поют. Березы шумят. Почти что рай. Успеть бы только… На Петушки боязно ехать. От тебя далеко. От мамы с папой. Да и сыро там. А я с суставами маюсь…

Решила Ольга Петровна и не стала свое решение в долгий ящик откладывать. Нашла себе подработку. Не Бог весть что – кассиршей в общественном туалете. Но и не самый плохой вариант: на голову не капает, в спину не дует. И график удобный. И конкуренции никакой.
После первой зарплаты упросила Максима на фирму съездить, к памятникам прицениться. Приценилась. Немножко испугалась: красота оказалась раза в два дороже предположительной цены.
– А вы захаживайте почаще, – улыбнулся пожилой мастер-каменотес. – У нас приличная некондиция случается. Можно выбрать камень по доступной цене. Один раз плиту для креста, другой – для самого памятника. А надгробие можно и сборное сделать.
Ольга Петровна взяла у мастера визитку. Обещала звонить.
И позвонила недели через две.
– Не было пока ничего интересного, – отрапортовал мастер. – Но будет. А хотите, я сам позвоню? Чтобы Вам лишний раз не беспокоиться. Мне-то виднее.
Клиентка согласилась. И правильно сделала. Потому что нужный материал попался лишь через два месяца.
– Думаю, для крестика вполне подойдет, – сообщил Павел Викентьевич, с которым они успели познакомиться. А как иначе? По телефону без имени особо не пообщаешься. – Не хотите взглянуть?
Взглянуть Ольга Петровна захотела. Давно никуда не выбиралась, сновала старым заезженным челноком туда-сюда: дом-работа-магазин-дом. Пальто свое новое (с первой получки не удержалась, купила себе обновку) следовало выгулять. И вообще…
Гранит для креста подошел. И сколы небольшие. И цвет подходящий.
– Супруг одобрит, – улыбнулся в усы мастер.
– Я не для супруга, – поджала губки клиентка, – я для себя стараюсь.
– Не рановато ли? – весело прищурился Павел Викентьевич. – Женщина Вы в самом соку. Какие тут кресты с памятниками?
– Пока денег соберу, пока сделаете, – пожала плечами Ольга Петровна. – Получится в самый раз. Помочь мне некому. Дочь двух детей растит и кредит выплачивает. Сын недавно работу потерял. А мужа у меня и не было никогда.
– Выходит, одна с ветряными мельницами сражаетесь?
Про мельницы Ольга Петровна не поняла, а на приглашение отметить удачу в кафе согласилась. Павел Викентьевич оказался не только добрым человеком, но и интересным собеседником. Был аккуратен и равнодушен к спиртному.
За первой приятной беседой последовала вторая, потом поездка за город. Две милые прогулки по городу. К концу зимы нашлась плита на памятник.
– Даже не знаю, что делать, – жаловалась Ольга Петровна подруге, – Павел в санаторий зовет. Путевки нынче дорогие. Опять же весна на носу, шапку пора снимать. Значит, стрижку делать. А там лето. Он на Азовское море каждый июль ездит. К родне. В этот раз со мной собирается. Выходит, опять затраты. Хоть и на машине, но все остальное… Я, как ты знаешь, за чужой счет жить не привыкла. И выглядеть задрипанкой не хочу. Ну никак у меня не получается на памятник собрать, хоть плачь! Ты ведь меня не осуждаешь, Софочка? Ты мне всегда счастья желала…
Милое подружкино лицо глядело с серой гранитной плиты так ласково, что Ольга Петровна расчувствовалась. Всплакнула. Погладила Сонечкины щеки шершавой ладошкой. Протерла от пыли чистой, специально припасенной салфеткой. Полюбовалась на памятник:
– Но до чего же хорош! С какой стороны не взгляни. Нет, все неправильно я делаю. Глупо так…

На кладбище было по-осеннему торжественно и тихо. По сторонам могилки аккуратными рядочками выстроились миниатюрные туи. Золотистые косы берез роняли листочки на глянцевую гранитную поверхность надгробия. Добавляли солнечного цвета стоящим в каменных вазах цветам.
На скамейке, взявшись за руки, седели двое. Немолодая пара. Симпатичный мужчина в белой сорочке с модным галстуком в цвет элегантного костюма. Искрящаяся счастьем женщина в нарядном платье, с легкомысленной хризантемой в прическе.
– И как он тебе? – она кивнула на памятник.
– Совсем неплох, – кивнул он. – Вот только не стоит торопиться.
– А если уведут мою некондицию твои сотрудники?
– И на здоровье! У нас все еще впереди. Сначала медовый месяц у тетушки в деревне. Потом рождественский тур по Европе. Потом переезд ко мне. Да пока мы со своими планами разберемся, на складах куча некондиции накопится. Или ты прямо сейчас умирать собралась? Не хотелось бы, вон, гости нервничают. Через полчаса нас в кафе ждут.
– Ой, не собралась, Павлик! Разве можно невесте умирать? Она только-только жить по-настоящему начинает. Правда, Сонюшка? Не осуждаешь?
Портрет на гранитной плите, казалось, заискрился нежностью. Ольга Петровна послала подруге воздушный поцелуй и поспешила вслед за мужем к стоящему у края дороги автобусу.

17.08.2017

0

#19 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 30 декабря 2018 - 01:08

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - МИНУС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

18

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН


За время обучения в школе в моей памяти осталось не больше десяти учителей, и среди них, конечно, самый незабываемый учитель — учитель первый. Для меня это Мария Григорьевна. Вспоминается она, как заботливая мама, с великим терпением и любовью нянчившаяся с нами — несмышлеными и суетными. Научила она самому необходимому — читать, писать и считать.
В дальнейшем учили меня многие, и интересно, что основная часть учителей вспоминаются совсем не потому, что были хорошими педагогами, а потому, что были странными или оригинальными людьми.
Бедные, бедные учителя, сколько же они от нас вытерпели! Ведь детьми мы были послевоенными, уличными и, для того, чтобы развеселить класс, готовы были пойти на многое, несмотря на то, что в то время был мощный сдерживающий фактор — уважение народа к профессии учителя. Учителей тогда в стране не хватало, многие из них были людьми случайными и в школу попали, перейдя туда из обычных гражданских профессий.
Первая встреча с таким учителем произошла у меня в седьмом классе. Преподавал он у нас черчение и носил кличку «Kвазимодо». Описание его внешнего вида есть в книге Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери», поэтому повторяться не буду. Особой любви к нам, таким хулиганистым детям, он не испытывал и на уроках ходил между рядами парт, вооруженный деревянной линейкой длиной метра два. Шеи у него не было, голова плотно и неподвижно сидела между двумя горбами на груди и спине, но он замечал в классе любую шалость и очень ловко бил нас, мальчишек, причем доставал своей длинной линейкой через ряд.
Однажды пришел «Kвазимодо» на урок в плохом настроении и бил нас линейкой с особой злостью. Пошли мы на конфликт и первый раз вывели учителя из себя. Подбежал он к своему столу, развернулся к классу, рванул рубаху на груди, только пуговицы полетели, и закричал громовым голосом:
— Я в войну собак ел!… Немцам не сдался и вам не сдамся!
На мгновение все от неожиданности прижухли, в классе полная тишина и в этой тишине голос Толи Белоногова:
— Одна вон застряла. Так и не проглотил.
В девятом классе появился у нас новый преподаватель английского языка, маленький плотненький старичок. Был он очень забавным, хотя и ходил все время в черном пиджаке с орденом Красного Знамени на лацкане. Нос у него был картошкой, и если мысленно одеть ему красный колпак, а рост сильно уменьшить, то получится гном, а если рост не уменьшать, то клоун. Конечно, он нас заинтересовал, и через пару занятий мы знали о нем все. Узнали, что в Мурманске, в войну, служил он переводчиком при приемке грузов с английских кораблей. Узнали, что из-за контузии плохо слышит и что у него больные ноги, на севере он их обморозил. Где-то мы своего «англичанина» любили, но отказать себе в удовольствии повеселиться на его уроках никак не могли. В наше оправдание можно сказать, что шутки наши злыми не были, да и научить нас он ничему не мог, поскольку не имел опыта работы с детьми, и была у него плохая дикция.
Обычно урок начинался так: открывается дверь класса, и семенит в своих валеночках «англичанин» к учительскому столу. Садится, раскрывает журнал, а все мальчишки в относительной классной тишине мычат себе под нос на разные лады, веселя хрюканьями девчонок, которые время от времени прыскают себе в рукав.
И вот начинается представление. Учитель свои тугим ухом улавливает-таки посторонние звуки, степенно откладывает журнал, прикладывает руку к уху и некоторое время слушает, смотря в потолок и складывая от усердия губы трубочкой. Потом вдруг резво вскакивает и бежит вдоль ряда, останавливаясь у каждого мальчишки, опять прикладывает руку к уху и каждого слушает персонально. На соседних рядах все рыдают от смеха. Добегает он до конца ряда и, возвращаясь на свое место, с хитрой улыбкой вкрадчивым голосом говорит:
— Поймаю я, поймаю того, кто издает эти лебяжьи звуки.
К счастью, среди учителей-оригиналов оказался удивительный талант, благодаря которому многие из нас смогли получить высшее образование. Преподавал он математику, и звали его как Чапаева – Василий Иванович.
Имел он привычку, увлекшись уроком, стирать с доски рукавом, вместо тряпки. Костюмы носил темные, и его вечно измазанный мелом костюм воспринимался всеми естественно.
Влетает в класс этаким взъерошенным чучелом, бросает журнал на стол, недоуменным взглядом смотрит на нас. В классе гробовая тишина. Говорок у Василия Ивановича, окающий, волжский. Выдержав паузу, изрекает:
- Сущее болото. … Опять двадцать двойок.
Каждого своего ученика он тонко чувствовал и видел в нем, в первую очередь, личность. Выученные «на зубок» правила на него не производили никакого впечатления, во всем он требовал понимания и особенно ценил тех, кто мог нестандартно мыслить. Дурачиться и шутить на его уроках никому и в голову не приходило.
Основная же масса учителей учили нас точно в соответствии с программой, и это было очень скучно, поэтому они совсем не запомнились.
Тому, что из нас что-то дельное получилось в это жизни, мы обязаны именно Василию Ивановичу.
0

#20 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 993
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 11 января 2019 - 23:45

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - МИНУС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

19

ЛУЖА


У подъезда, после дождя, осталась большая лужа. Возле неё, в новых резиновых сапожках, наблюдался четырёхлетний Ромка, внук бабки Нестерихи. Сама Нестериха восседала на скамейке и приглядывала, чтобы «Хрюн» в воду не лез. Бабка с удовольствием раздавала прозвища своим и чужим, внука она любовно звала «Хрюном». Ромка справедливо возмущался, что зачем сапоги, если в лужу нельзя? На что Нестериха посоветовала: « Вон камушки в палисаде поотколупывай, да в воду покидай». «Хрюн» радостно понёсся за остатками кирпича, когда-то изображавшими клумбу. Из подъезда вышел пенсионер Степаныч, присел на скамью, воздухом подышать. Ромка с размаху швырнул в лужу пару камней и счастливо завопил: «Ба-бах!» Подкатила машина. «Пельмень приехал» - констатировала Нестериха. Белобрысый Валерий, дверцу в машине открыл, с народом поздоровался. Брюки на нём белые, лужа грязная. Валера деловито бросил в воду квадрат пенопласта, и аккуратно наступив на него, перепрыгнул на асфальт. «Пельмень» в подъезд, а Ромка за пенопласт. Хряскал он пенопласт с наслаждением. К тому времени, когда Валерий вернулся, вокруг машины плавали мелкие огрызки. Пришлось встать ногой в лужу, замочить белую брючину. « Мать честная! Лужа… она, как жизнь, - глубокомысленно изрёк Степаныч, глядя вслед отъезжающей машине. – Никто чистым не останется. Жить, не посуху ходить, где-нибудь да замараешься!» Появилась из подъезда Ольга, подружка Ленки Битюговой, прозванная бабкой Нестерихой «Лохнесей». Она остановилась возле лужи, развернулась и завопила: «Битюгова! Скинь ключи, я их на столе забыла!» На пятом этаже из окна высунулась Ленка, и в лужу полетела связка ключей. «Вот, гадство!» - рассердилась «Лохнеся» и полезла в лужу ногами и руками одновременно. «Битюгова! Скинь веник!» - заголосила она через десять минут полоскания. «Веника нет. Только швабра» - Ленка со шваброй вынеслась из дома со скоростью, будто сама на ней летела. Через полчаса, к всеобщему удовольствию, разметав шваброй половину лужи, подруги выгребли ключи и подались домой отмываться. «Вот я и говорю, что лужа, как жизнь, никого чистым не оставит» - вернулся к своим размышлениям Степаныч, но вдруг замолчал. К «природному водоёму», в туфлях на высоких каблуках подбиралась Светка. «Светка – статуэтка» - окрестила её Нестериха. Никаких подходов к подъезду, кроме тонкого бордюра тротуара не было. Светка влезла на бордюр и, покачиваясь, пошла, как по канату. «Цирк...» - выдохнул Ромка и требовательно добавил: «Ба-бах!» Светка спрыгнула на сухой асфальт, поздоровалась, и процокала каблуками в подъезд. «Яко посуху…- усмехнулась Нестериха, - а ты говоришь жизнь… не вляпаешься, так и не замараешься!» «И всё же есть у них сходство, - не унимался Степаныч, - широкая, мрачная и дна не видать». С той стороны лужи, с хозяйственной сумкой в руках, остановилась Ермилова, прозванная Нестерихой почему-то «Кулебякой». «Обходи и лезь через забор в палисад»- сочувственно посоветовала Нестериха. «Можно, конечно, по бордюру» - вслух подумал Степаныч. «Навернётся…» - прошептала Нестериха. Ермилова нерешительно влезла на бордюр, сделала пару шагов, увидела огрызок пенопласта, шагнула, и… «Ба-бах!» - радостно завопил Ромка. Все дружно ахнули. «Кулебяка» неторопливо поднималась с колен, - всё равно уж вымокла, - а к середине лужи, словно крупные бусины уплывали из её сумки красные яблоки. «Ромка, не лезь, на них сплошь теперь микроба одна!» - сорвалась со скамейки бабка. Но было поздно. То ли место он выбрал неудачное, то ли попал под сапог огрызок пенопласта, но «Хрюн», двинув перёд, плюхнулся в лужу всем животом. Яблоко уплыло. Нестериха влезла в лужу, подхватила, разобиженного на весь белый свет, внука, и поволокла домой. Степаныч остался на скамейке в одиночестве. К вечеру весь подъезд знал, что лужа только кажется широкой, да глубокой, а потому и мрачной. На самом же деле «Кулебяка» - Ермилова всю её вдоль и поперёк излазила, пока яблоки собирала, и никакой глубины не обнаружила. «Вот так и в жизни всё кажется, что одно, а на поверку выходит, так и вовсе другое! – решил Степаныч. – Высохнет лужа, следа не оставит, а человек и при жизни так наследить умудряется, что потомки только руками разводят: «Мать честная!»
0

Поделиться темой:


  • 5 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Последняя »
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей