Литературный форум "Ковдория": ПОЦЕЛУЙ СИНИЦЫ(окончание) Т. Бондарева - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

ПОЦЕЛУЙ СИНИЦЫ(окончание) Т. Бондарева Повесть

#1 Пользователь офлайн   Лекса Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 115
  • Регистрация: 03 ноября 08

Отправлено 16 июня 2010 - 22:53

А Степка мысленно говорил маме:
-Мамочка, мне так повезло, что я встретил дядю Сашу. Он такой добрый и сегодня вечером везет меня к бабуле. Но я к тебе обязательно буду приезжать. Ты же меня слышишь, правда? Тогда дай мне знать.

Степка напрягся весь и прислушался: где-то поблизости с еловой лапы упал снег.
- Значит, слышит,- решил Степка.
Первым заговорил Саша:
-Степа, а у вас тут похоронены еще какие-то родственники?
-Где-то здесь недалеко могила бабушки Вали, папиной мамы. Ей еще при маме памятник поставили, так, что мы должны ее найти.
Они походили еще по кладбищу, и нашли могилку. Место было приметное: рядом росла высокая береза. Недалеко от нее была похоронена и Сашина мама. Они и здесь положили цветы, постояли немного, и пошли к воротам.
-Надо обязательно летом сделать памятник на Наташиной могилке и ограду, а еще стол и скамеечку, чтобы было куда присесть,- сказал Саша, выходя из ворот кладбища, и Степка с благодарностью посмотрел на него и кивнул. Дома они собрали вещи, приготовили еды в дорогу и поспали немного.
Вторая половина дня была для Степки бесконечно долгой. Он не находил себе места: не мог смотреть телевизор, даже аппетит у него пропал. И видя, как извелся ребенок, Саша решил ехать на вокзал пораньше.
До отправления поезда было еще больше часа. Они ходили по перрону, поглядывая на вокзальные часы. Степе казалось, что часы остановились. Но вот по радио, наконец, объявили посадку на их поезд. Войдя в вагон, он забрался на вторую полку и стал смотреть в окно. Перед самым отправлением, когда локомотив дал сигнал, он увидел Ваньку с Жулькой. Они сиротливо стояли у дыры в заборе. Поезд дернулся и стал постепенно набирать ход. Степка выбежал в тамбур, и, высунув голову из-под руки проводницы, прокричал:
-Ванька, я вас обязательно найду!
Он вернулся в купе грустный, со слезами на глазах. Видя, как Степа переживает о судьбе друга, Саша стал его успокаивать:
-Степа я тебе обещаю, что позабочусь о Ване. Давай только до бабушки съездим…

Глава шестая
Гнездо старых ворон
Поезд в Ивантеевку приходит на следующий день утром, а потом, как объяснял Степа, если повезет, до их деревни можно будет добраться на попутных машинах, а если нет, то придется идти пешком километров десять.
-Ничего, Степка, осилим, или мы с тобой не мужики? Одежда у нас теплая, на дворе уже март, снегу мало, засветло дойдем, только еды подкупим, - успокаивал Саня Степку.
-Прибытие в Ивантеевку ожидается через полчаса, стоянка пять минут, - объявила заглянувшая в купе проводница, и мужчины начали продвигаться к выходу. Они стояли в тамбуре и смотрели в окно, ожидая остановки поезда. Вот и вокзал.
Выйдя на перрон, они стали озираться по сторонам. Степка заметил, что за год здесь многое изменилось. Здание вокзала отремонтировали и на перроне появились лавочки. Пройдя по перрону, они увидели кафе и решили позавтракать.
Пока Саша стоял в очереди, Степа занял столик у окна и стал наблюдать за прохожими. Вот идет старик, а рядом семенит рыжая собака с белыми пятнами, очень похожая на бабушкину Рыжуху. И в этот момент в голове у Степки вдруг мелькнула мысль:
-А вдруг это Рыжуха и есть?
-19-
Быстро сорвавшись с места, он опрометью бросился вслед за ними, крикнув Саше на ходу:
-Я сейчас!
Выбежав на улицу, он громко позвал:
-Рыжуха, Рыжуха!
Не успев скрыться за углом вокзала, собака остановилась и вильнула хвостом. Через секунду она уже пулей неслась по перрону и с разбегу радостно кинулась в руки присевшему на корточки мальчику. Собака визжала, приплясывала на задних лапах и лизала лицо любимого хозяина. Степка тоже не скрывал своей радости. Он гладил собаку по мягкой шерсти и прижимал к себе:
-Ах, ты моя хорошая, признала, Рыжулька!
Пока друзья обнимались, к ним подошел Саша, выбежавший из кафе вслед за сыном, и, прихрамывая, подошел старик. Степа внимательно посмотрел на него и спросил:
-Карпович, это Вы что ли? А я Вас сразу и не узнал в шапке и с бородой.
-Ну, слава богу, нашлась пропажа. А то почитай цельный год я сюды как на службу ездю, тебя все встречаю. Анна Антоновна приказала, вот я тебя вместе с Рыжухой и выглядаю. Собака ведь лучше меня видит и слышит. Вот ты ее признал, а она тебя. Чудеса, да и
только! Так давайте отправляться домой, Антоновну обрадуем, она только недавно после паралика ходить стала.
-После чего?- не понял Степа.
- Это когда руки или ноги отымаются, чего ж тут непонятного? Паралик он и есть паралик! Как тогда Наташу сховали, а потом ты сбег, вскоре ее паралик и разбил. Хорошо еще, что у нас фершал свой, лучше всякого врача будить, подняла таки Антоновну на ноги.
- Иван Карпович, познакомьтесь – это дядя Саша, школьный друг моей мамы.
Мужчины пожали друг другу руки.
-Так чего же мы стоим? Я тут на своем ероплане вас домчу до дому за милую душу, моя повозка здесь в улице стоить.
-Так может хоть пирожков взять в кафе на дорожку?
-Да на кой ляд они нужны, энти пирожки столовские. Мне Антоновна, как и положено, на службе, паек выдаеть, чтобы мы с Рыжухой не оголодали. У нас там сало имеется и пирожки.
Вся честная компания двинулась в сторону прилегающей к вокзалу улицы. Возле раскидистого дерева стояла привязанная к телеге лошадь и жевала сено. Карпович запряг
ее, потом полез вместе с Сашей и Степкой на повозку. Усевшись на душистое сено и старый тулупчик, все стали уплетать бабушкин сухой паек, а потом двинулись в путь.
-Чего же к вам автобус никакой не ходит?- спросил Саша у Карповича.
-Да к нам не проехать, не пройтить, когда дорогу развезеть. Правда, у нас там фермер один объявился в соседнем селе, дюже дельный мужик, тут его поля кругом може и намостить дорогу. Дай то бог! Как дорогу до нас вымостять, так може от нас люди бечь перестануть.
А так у нас самые стойкие старики остались, и даже прибавилось население: фершал с дочкой поселилась, и Антониды Соколовой сын приехал. Она уже года два как померла, а Иван Матвеевич в родительском доме теперича живеть. Дюже умный мужик, прохвесор одним словом. У него есть машина вездеходная и спутниковый телехвон, как у мово сына.
Приехал он до нас жить, из самой что ни наесть Москвы. Говорить, что не в моготу ему одному стало жить в московской квартире. Он там жил с внуком, а тот в горах погиб. Так видать ему больно тоскливо стало. Приехал он на родительский день, посидел у материной могилки и решил: остаюся у вас жить и баста. Квартиру свою сдаеть и ему на жизнь хватаить, да ишо сын присылаить. А он вченые труды пишеть про птиц.
20
Частенько я бываю у него в гостях. Интересно дюже: у него там чучелы всяких птиц, много книг и телевизор такой печатный.
- Компьютер что ли?
-Во-во! По ентому телевизиру я с сыном разговаривал, он до самой Америки достаеть.
-А как фельдшер у вас очутилась?- спросил Саша.
-Да это цельная история. Вот как Степкину бабушку прихватило, так я ее чуть живую в районную больницу отвез на повозке. Можно было и на машине Матвеича отвезть, да он, как назло, в Москву уехал, а скорая помочь до нас и доехать бы не смогла. Так вот я и говорю, эта Светлана в больнице работала. Так я ее и попросил, чтобы она за Антоновной ухаживала. За это мы ее снабжали продуктами. Аня мне рассказывала, что она о ней заботилась, как родная дочка. Да и то сказать, они с покойной Наташей ровесницы. Такая хорошая женщина, а в жизни не повезло. Сама она детдомовская. С мужиком жила, ребенка ему родила, а он паразит ее бросил, за богатством погнался. Вот она с дитем по чужим углам и скиталась.
Ну да ничего, такой товар не залежится. Я б на такой женился, тока иде мои семнадцать лет? - хитро прищурив озорные глаза, со смехом сказал Карпович и продолжал:
-Так вот, когда Анну Антоновну стали выписывать, она прошение написала главному врачу района от имени всех жителев нашего села, чтобы нам Светочку прислали, а жилья у нас навалом, вон скока хат пустых стоить! Дали Светлане ставку фершала на два села, на наше, да на Боровки. Так с ее приездом жизнь у нас и наладилась. Мы с ней скрозь вдвох поспеваем. И лекарства привозим и муку, и другие продукты. Ей тоже у нас нравится, только переживаить, как быть со школой, когда дочка подрастеть. А я так думаю, что ежели к нам еще кто с дитями приедить жить, мы миром школу отремонтируем, и опять наша жизня наладится.
Лошадка бойко бежала по асфальту, а Карпович не умолкая о чем -то рассказывал. Потом асфальт оборвался, и они поехали помедленней проселком.
Стоял легкий морозец, но во всем чувствовалось приближение весны. Воздух после города был настолько чистым, настоянным на березовых почках, талой воде, сосновых иголках, что хотелось выпить его, как родниковую воду.
Вот и указатель показался на дороге. Подъехав поближе, Саша со Степкой переглянулись, прочитав на перечеркнутом указателе кем-то написанную надпись: конец Веселой Жизни. Сидевшая на указателе ворона, взлетела на сосну и приветственно каркнула.
- А вот и наши погранишники. Чего, каркуша? Стоишь на границе своих владений? Вот гостей тебе привез: прошу любить и жаловать!- весело крикнул Карпович вороне.
Степка с Сашей заулыбались.
- Вы что же, Иван Карпович, всех ворон здешних знаете?- спросил Саня.
-А чего ж их не знать. Мы тута все друг дружку знаем, это ж вам не город, где никто никого не знаить… Да… А к воронам у мине особое стало отношение апосля того, как я с ними поближе столкнулся. Я их раньше ненавидел дюже. Считал их своими главными врагами. Тольки посажу чего, а эти паразиты тут как тут: то выклюють, то разгребуть, одна беда крестьянину от них. Как только я с ними ни боролся: и чучелы всякие ставил и погремушки развешивал, а им все едино.
Вот однажды иду я с рыбалки и смотрю: вороны стаей кружать над раскидистой липой. Подошел поближе и вижу, что они гнездо намостили, и корм туда носять. Ну,
думаю, счас залезу и разорю разбойничье гнездо. Насилу забрался на верхушку. Гляжу, а там вместо птенцов старые вороны с сединой в перьях сидять и на меня поглядають.
Оказалось, что вороны всей стаей кормять своих стариков. Значится это у них гнездо престарелых ворон. Я слыхал, что вороны подолгу живуть, почитай три века. А помирают, глядишь ты, в заботе и внимании. Насилу слез я с того дерева, руки ободрал,

21
ноги трусються. Присел я под деревом и призадумался: разве ж можно такую умную птицу обижать? У нее бы людям поучиться.
С тех пор у нас с ними перемирие, они мне не дюже вредять, а я их не трогаю. А
как же, каждой живой твари надо пропитание себе добыть.
Обогнув высокий холм, дорога вывела путников к реке, и перед ними, как на ладони расположилось село. Дома, окруженные садами, примостились вдоль реки и издалека казались игрушечными, а за полем виднелся еще темный лес.
-Вот и наше гнездо старых ворон, - засмеялся Карпович, придерживая вожжи на спуске.
-Я уже и не помню, когда за городом был. Вот это красота! – воскликнул Саша, оглядывая окрестности. Они со Степкой спрыгнули с телеги и, оставив сумку в повозке, решили идти пешком, чтобы размять затекшие ноги и оглядеться.
Пока Саня со Степкой шли пешком, любуясь красотами села, Карпович, горя желанием быстрее сообщить Анне Антоновне радостную весть, гнал лошадь во всю прыть к ее дому, распугивая птицу и другую живность.
Неладное первой заподозрила тетка Анфиса по прозвищу «Что, где, когда» и побежала вслед за повозкой. Все обитатели Веселой жизни, кто был способен передвигаться, увидев повозку Карповича, летящую на всех парах, а вслед за нею Анфису, на всякий случай тоже кинулись за ними.
Анна Антоновна, выглядывавшая Карповича у окна, увидела все это и поняла: пришла беда отворяй ворота. Сердце в груди сжалось, в глазах помутилось и перепуганная насмерть женщина, едва успев выйти на крыльцо, рухнула в обморок.
Карпович, не ожидая такого оборота дела, совсем растерялся, но потом решил, что надо полить водой на лицо, чтобы Антоновна пришла в чувство. Он быстро сбегал к колодцу, набрал ведро студеной воды и недолго думая, вылил его на Антоновну, захватив при этом и стоящих рядом женщин. Старушки дружно завизжали и стали ругаться:
-Ах ты, пенек старый, совсем из ума выжил! Это же тебе не май месяц водой купать. Вот счас поленом тебя перетянем, будешь знать!
-Ладно, бабоньки, не ругайтеся, это я с перепугу.
В это время Саня со Степкой были уже недалеко от дома Антоновны, и, увидев повозку Карповича и собравшихся людей, тоже испугались и побежали к ним.
Пробравшись сквозь толпу, Степка упал на колени у лежащей на крыльце бабушки, поднял ее голову, обнял и стал целовать в мокрое лицо, сквозь слезы приговаривая:
-Бабушка, миленькая, ты только не умирай, ты только не умирай, ты же у меня одна осталась!
Женщины дружно зашмыгали носами и достали платки.
Антоновна с трудом открыла глаза и чуть слышно прошептала:
-Степушка, внучок мой, нашелся!
Саня быстро подхватил Антоновну на руки и внес в дом. Тут и Светлана подоспела, сделала бабушке укол и всех кроме Степки выгнала из дома.
Повеселев, Карпович повернулся к женщинам и сказал:
-И что вы, бабы, за народ такой квелый: чуть, что сразу в омороки падаите?
-Это потому что мы чувствительные,- засмеялись те в ответ и стали расспрашивать Саню кто он, и как здесь очутился.
-Отвяжитесь от человека, сороки, лучше бы покормили людей с дороги, а то тольки приставать с расспросами и могете.
Женщины разошлись по домам и вскоре принесли, у кого что было:
квашеную капусту, кусок сала, домашний хлеб, картошку, пирожки. Они, молча, выставили еду на стол под деревом и ушли, чтобы не смущать мужчин. Те поели, встали из-за стола и закурили:
-Слухаются,- гордо сказал Карпович,- Я тут у них, Саня, единственный мужик на

22
усю деревню был, пока Матвеич не приехал. Но он человек вченый, к нему не пойдешь с
просьбой держак на лопату сделать. Он можить прошение написать или ишо че. Так что уся мужчинская работа на мине. Живем мы здеся комунией. Друг дружке помогаем, ведь дети у нас далеко. А как же? Вот у меня сын и внук в Америке живуть. Так куда мине
деваться? Я в енту ихнюю Америку сроду не поеду, хучь живьем меня пали! А на что она мине сдалася? Тут родился тут и на родной погост отнесут. Да и весь мой род тут похоронен, как я их оставлю.Вот ведь до чего дожили: родной унук по-ихнему лучше щебечет, чем по - русски.
Печь затопить не можить, грабли вверх зубцами тащить по земле. Одна срамота, да и тольки. Так ведь ежели подумать: зачем ему это в городе? А у сына там ентот, как его,
бизнес… вот. Он раз приехал в гости, я его на рыбалку узял, а у него телехфон с антенной без конца трезвонить. Усю рыбу распужал. Она же тут непривышная до такого шуму… Да…Вот такое значится дело…
Хотели они меня в дом престарелых определить, с полным, ядрена вошь, довольствием, но я от такой заботы отказался. Не хочу: лежи там, на усеем готовом, и смерти дожидайся. А одного сынок не пойметь, хоть и вченый, что мне надо знать, что я нужон кому- то. Вот тут в деревне во мне нуждаются и это даеть мине силы жить. Утром, бывалоча, еле-еле с постели подымаюся, но разхожусь и ничего. Пока хожу, буду здеся жить. Я нашим бабонькам помогу, а они мине, так и проживем.
А как захвораю, Саня, так натуральный конец света в деревне наступаить: усе бабы тут как тут и припарки, и примочки делають, как тут поболеешь? И не захошь, так вылечуть. А теперича вот и Светочка у нас появилася, у нее лечиться так одно вдовольствие: дышите не дышите, язык покажите. А я последний раз язык в детстве сеструхе показывал. Тольки вот портки скидать стыдно, да свою тощую задницу показывать, когда укол делаить… Да… Вопчим, живу, Саня, как сыр у масле катаюся! А я им тоже дюже помогаю, бабонькам моим, я у них и швец, и жнец и на дуде игрец. Хучь бы ты у нас остался, а, Саня? Мужик ты вроде справный, не пьющий, да и добрый по всему видать, раз нашего Степку в такую даль привез. Вот бы женить вас со Светланой! А что? Дело говорю! Ты не женатый, нет? Так и не тушуйся, приглядись, да и с богом! Детишков нам нарожаете побольше, а мы при вас будим. Чего молчишь?
Саня курил и посмеивался:
-Поживем отец, увидим, дай оглядеться!
-Так ты таво, приглядайся быстрей, а то делов тута дюже много. Так вот уся Расея приглядается: старики помирають, а детишков то рожать никто не собирается, так и вымрем усе. Одним словом далеко нам ишо до ворон, я тебе должон сказать.
На крыльцо вышла Светлана и позвала всех к столу. Иван Карпович, степенно сняв шапку, почесал бритый затылок и сказал, хитро улыбаясь:
-Это что ж, это мы магем оказать уважение, особливо ежели чего мокрого и крепкого нальете за встречу. Правда, Сашок?
Саша только улыбнулся и пошел в дом. Карпович шел следом, бурча себе под нос:
-Больно ты погутарить любишь, как я погляжу! Ну, прямо не переслухаишь! Вот так поживи с тобой и станешь глухонемым.
Из коридора они прошли в кухню, половина которой занимала русская печь с лежанкой.
За большим деревянным столом, покрытым скатертью сидела еще бледная, но радостная Анна Антоновна. Светлана накрывала на стол, и видно было, что здесь она чувствует себя, как дома.
-Здравствуйте, здравствуйте! Проходите гости дорогие, спасибо вам за Степушку!
Саня с Карповичем уселись напротив Антоновны. На столе появились соления и горячий борщ.
- А как насчет чарочки для сугреву?

23
-Да, Иван Карпович, по чарочке за встречу не грех выпить,- сказала Антоновна,- Давай, Светочка, нашу настоечку. Такую настойку даже мне можно глоток для расширения сосудов.
Иван Карпович по-молодецки подскочил, взял бутылку настойки и стал всех обходить.Саня пить отказался. Никто его уговаривать не стал и все взрослые выпили. После обеда Анна Антоновна разрешила Степке погулять, а Саню начала расспрашивать:
-А теперь расскажите мне, Саша, где вы нашли Степку и вообще все что знаете. Да и на билеты вы потратились, я Вам обязательно отдам деньги. Погостите у нас, пожалуйста, мы будем очень рады.
Светлана, убирая со стола посуду, за спиной Антоновны делала знаки, приложив палец ко рту, чтобы он не сболтнул лишнего.
Саша посмотрел на Анну Антоновну и понял, что она его не узнала. Да и не мудрено, столько лет прошло. Он побоялся ее волновать и решил главную новость оставить до лучших времен. Рассказывая ей вкратце про Степкины скитания, он все время обходил острые углы, стараясь не волновать больную женщину. Антоновна поняла это и больше не приставала с расспросами. Только сказала:
-Вечером соберутся все наши односельчане. Вы уж уважьте стариков. Посидите с нами. Они здесь любому новому человеку рады. Ведь дети не могут их часто навещать у всех семьи и свои заботы. Так что вы отдыхайте с дороги, а мы будем ужин готовить. Только вот плохо света нет, видно сегодня ночью где-то ветром оборвало провод.

Глава седьмая

Поцелуй синицы


Антоновна на ужин ждала всю деревню. Она знала, что все женщины в своих домах сейчас стоят у плиты и готовят, кто что может. Да и придут не столько за угощением, сколько погреться у чужого счастья, скрасить свое одиночество.
В это время Саша с Карповичем решили починить проводку. Вернее взялся чинить Саша, а Карпович присоединился к нему за компанию.
Походив вокруг дома, Саша увидел, что провод оборвался на фронтоне соседнего дома, откуда провода тянулись к дому Антоновны.
-Сам бог велел итить до Светочки,- как бы про себя сказал Карпович и они пошли к соседке.
На зов Карповича на крыльцо вышла Светлана, в синем спортивном костюме и наскоро наброшенной на плечи телогрейке. Только сейчас Саня рассмотрел девушку и хмыкнул про себя:
-Да, старик, у тебя губа не дура, я бы тоже на такой женился.
Это была молодая худощавая женщина среднего роста. Возраст ее было трудно определить. О таких женщинах говорят, что ей всегда между двадцатью и тридцатью. Голова ее была покрыта белой косынкой, из-под которой выбились пряди светло – русых волос. В этой косыночке и цветастом фартуке Светлана была очень домашней и уютной. Заметив Сашин пристальный взгляд, она смутилась, потупила свои большие, полные грусти глаза и, зарделась румянцем. Вытирая мокрые руки о фартук, она пригласила их в дом, но Саша сказал, что хочет починить проводку пока светло, и попросил лестницу.
Лестница была старой и расшатанной. Они с Карповичем ее сначала починили, а потом уже Саша занялся проводкой. Карпович покрутился рядом и пошел домой кормить хозяйство. Пока Саша на фронтоне изолировал провода, в окошке между горшками с геранью появилась светловолосая голова девчонки лет шести-семи с двумя мышиными косичками. Через некоторое время она уже одетая в куртку стояла у лестницы:
24
-Дяденька, а ты кто?
-Человек.
- По-ня-т-но,- нараспев сказала она,- я тоже человек. А зовут тебя как?
-Дядя Саша.
-А чего ты делаешь?
-Проводку чиню.
-Про какую лодку?
Саша засмеялся и чуть не свалился с лестницы:
- Я тут проводки соединю, и у всех будет свет и у вас, и у Антоновны. А тебя как зовут, острячка?
-Я не острячка, я Маруся Вишнякова.
-Приятно познакомиться, а ты, Маруся, сбегай к маме и спроси большой гвоздик, чтобы провод закрепить.
Маруся быстро сбегала и уже через минуту держала в руке большой гвоздь:
-Вот возьми гвоздик, мама много купила, чтобы сарай чинить. А ты умеешь чинить сараи?
-Я все умею.
- Здорово! Нам бы такого папу!
-А где же твой папа?
- Потерялся где-то.
-По-ня-т-но!
-А ты не согласишься папой моим стать?
- Я то соглашусь! Ты вон, какая хорошая и смешная. Только маму мы твою еще не спросили. А что, тебе папа нужен?
-Еще как! А мама согласится, ты не думай, я с ней договорюсь. Нам бы жить лучшее стало и мурчина, хозяин нам нужен, так бабушки говорят. Ведь у нас все поломатое и сарайчик, и нога у меня совсем отвалилась.
Саша опять захохотал и едва удержался на лестнице:
-Как это? Ты же вроде бы на двух ногах стоишь?
-Да не моя нога, а на кровати моей нога. Ты бы все полемонтировал, а мама бы тебе за это пироги испекла. Она очень вкусные пироги печет, а еще она добрая и ласковая. Вы бы с мамой вместе денежки зарабатывать стали и телевизор новый купили, а то наш только трещит, и мультики не видно. Еще без пап детей не бывает. Мне очень хочется братика, или сестричку, а то мне играть не с кем. А здесь только бабульков и дедульков много. Я тут один разодин ребенок. Скучно мне очень. Хорошо хоть Степа нашелся. Он ведь тоже ребенок, хоть и большой, может играть со мной станет. А еще знаешь, дядя Саша, у моих кукол мебели нет. Ты умеешь кроватки делать?
- Не знаю, никогда не делал. Можно попробовать. Сейчас свет сделаем и что-нибудь придумаем. Беги к маме пусть она проверит, горит свет или нет.
Маруся понеслась в дом, и вскоре он услышал ее звонкий голосок:
-Горит, горит!
Саша отнес лестницу, и, взяв девочку за руку, вошел в дом. Маруся, переступив порог, радостно объявила:
-Мамочка, мамочка, а я папу нашла! Честно, честно, мамочка, дядя Саша согласился папой моим быть. Ладно, мамочка? А если ему твои пироги понравятся, он на тебе женится. Соглашайся, бабушка Анфиса говорила, что мужуки на дороге не валяются!
Переглянувшись, Светлана и Саша расхохотались!
-Маруся, угомонись, сладу с тобой нет! Сейчас чай пить будем.
-У нас тут еще с Марусей работа есть, мы кровать лечить будем. Пойдем Маруся, показывай, где твоя безногая лошадка.


25
Несмотря на скромное убранство дома, которое видно стащили Светлане со всего села, у них было чисто и уютно. Дом был просторным и даже великоват для них двоих. Тут было, где порезвиться не одному ребенку!
Маруся, крепко держа Сашу за руку, привела его к себе в комнату и показала на металлическую кровать:
-Вот, полюбуйся, совсем моя лошадка сломалась.
Саша долго возился с кроватью: что-то подкручивал, выравнивал погнутый уголок, подтягивал обвисшую металлическую сетку, а, закончив, сказал Марусе:
-Принимай хозяйка работу, кровать еще тебе послужит!
Маруся с серьезным видом осмотрела ее и спросила:
- Я теперь что ли и падать с нее не буду?
-Нет, не будешь!
- Ой, большое пребольшое тебе спасибо! Только ты же просто так сделал? А то денег у нас с мамой мало. Они у нас в банке, в красненькой в белый горошек. Только на еду.
- Я согласен на чай, больно пирогов маминых отведать хочется. А потом пойдем к Карповичу и кроватку смастерим для твоей куклы. Только куклу ты с собой бери, для примерки.
Тут в комнату вошла Светлана и, увидев отремонтированную кровать Маруси, заулыбалась и сказала:
- Спасибо Вам, Саша. Вы уж извините нас с Марусей, что досаждаем просьбами. Пойдемте чай пить.
-Все это пустяки. Мне приятно быть вам полезным. Да и с Марусей не соскучишься.
-Мама, а пироги у тебя хорошие получились?
-Да вроде бы хорошие!
-Ура! Теперь дядя Саша на тебе точно женится!
Попив чаю, Саша и Маруся, зашли за Степкой, и вместе отправились к Карповичу.
Старик жил неподалеку в еще крепком, украшенном резными наличниками доме.
-Вот это красота, - подумал Саша, - разглядывая замысловатые узоры.
Он открыл калитку, и небольшая собачонка заливистым лаем известила хозяина, о том, что во дворе кто-то чужой. Тот час из сарая выглянул Карпович:
-Проходите, проходите, собака у меня безвредная, заместо звонка. Я счас овса лошади задам и поговорим.
Саша с детьми присели на бревно, лежащее возле дома. Рядом росла вишня, а на ней висело две кормушки для птиц. Они были в форме домиков с изразцами. Пока Саша с детьми ждал Карповича, в кормушку залетели три синицы и стали клевать корм. Видно было, что птицы совсем не боятся людей и чувствуют себя здесь в безопасности. Маруся и Степка, затаив дыхание, смотрели на них, боясь спугнуть.
Вскоре освободился хозяин, и они вошли в дом.
Просторный дом Ивана Карповича, видно, когда-то строился для большой семьи, но жизнь распорядилась так, что он остался один. Чувствовалось, что в доме отсутствует женская рука, но порядок Карпович поддерживал, как мог. Первая комната была разделена большой русской печью на две части. Слева от печи у окна стоял обеденный стол, здесь была кухня. А по правую руку стоял широкий прочный верстак, на нем лежали инструменты и какие-то заготовки. В доме было тепло и приятно пахло древесиной. Степка сразу заметил висевшую над столом птицу счастья, сделанную из щепы, и с восторгом стал ее разглядывать. А, Саша, подойдя к верстаку, увидел деревянные скульптуры и сказал:
-Так Вы, Карпович, настоящий скульптор по дереву, какой у Вас инструмент хороший. Давно занимаетесь резьбой?


26
-Давно, это у меня еще от батьки струмент остался. Тут штихеля разные. Ночи зимой длинные вот я и занимаюсь, чтоб ни так тоскливо было. Будет у нас школа, отдам все хвигурки, пущай детишки радуются. Только вот эту себе оставлю, это Аксинья, жена моя
покойная.
Он подошел к стоящей у окна скульптуре женщины в косынке и нежно обнял.
-Уже три года как ее не стало, а я все жду ее, выглядаю. Плохо мне без нее, холодно душе, а ее печкой не согреешь. Первый год, почти каждый день на кладбище ходил. Совсем себя извел. А потом она мне приснилась и говорит:
-Ты Ванечка, не убивайся так за мной, а то моей душе покоя нет. Тебе надо еще пожить, дела там у тебя еще есть, для людей ты сильно нужен. А потом и встретимся, когда твой час придет, терпи. Вот я и терплю.
-А я тоже когда –то занимался резьбой по дереву.
-Это хорошо, останешься у нас жить, отдам струмент тебе. Будешь дело наше продолжать и Степку подучишь. А сейчас давайте чай с конхветами пить! У меня твои любимые мармаладки, Машутка, садись.
-Карпович, нас Света уже пирогами кормила, спасибо, сколько ж можно есть. Я тут пообещал Маше кроватку для ее куклы сделать, у вас не найдется куска прессованной фанеры или доски подходящей?
-Отчего ж не найдется, такого добра у меня много. Посмотри под верстаком.
Саша стал мастерить кроватку, а Карпович с детьми уселись чаевничать.
-Дедушка Ваня, а где моя чашка и блюдечко? Я люблю чай по-купецки пить!
-Это как?- спросил Степка.
-А вот так.
Машутка, с важным видом откусила кусочек мармелада, сложила губки трубочкой и потянула чай из блюдца. Получилось шумно, но очень весело.
Степка рассмеялся:
-Маш, да ты у нас настоящая купчиха!
Они пили чай и поглядывали в окно, день подходил к концу. Снег под вечер казался голубым. Степке в окно было видно, как синицы снова прилетели к кормушкам, и он спросил:
-Дедушка, Ваня, а ты мне кормушку сделаешь? Мне тоже хочется, чтобы птицы ко мне прилетали.
-Это мы магем, внучок! Вот и Машутке тоже хочется кормушку, так мы с тобой вместе и смастырим… Я люблю за птахами наблюдать, дюже им голодно зимой, обязательно нужно их подкармливать. А они потом по весне из сада не улетають, червячков клюють, деревья лечуть и пением своим душу греють.
Как-то я прихворал и забыл им корма насыпать. Лежу, и чую ктой-то в окно стукаить. Поглядел, а там синичка в окно клювом стучить, есть просить. Насилу я поднялся и отнес им корма. Они, бедняги, оголодали, налетели со всех сторон и клюють, клюють. В тот день у мине щепа кончилась, кое-как я ее наколол и присел передохнуть, а мне на плечо синица села и в щеку легонько клюнула, поцеловала значится, вот какое дело…
Саша доделал кроватку и протянул Маше. Она радостно схватила ее, уложила куклу, а потом подошла к Саше уткнула свою светловолосую голову в его руку, схватилась за нее обеими ручонками и со слезами в голосе тихо попросила:
- Пожалуйста, не потеряйся, ладно?
У Саши к горлу подкатил горячий ком. Он поднял Марусю на руки, прижал к себе, а она поцеловала его сладкими от мармелада губами и тихо сказала:
-Спасибо тебе за кроватку!
Саша погладил девчонку по спине и тихо сказал:

27
-Ты не переживай, малыш, раз Степка меня нашел, я уже сам себя не потеряю. Да и ты мне больно понравилась: такая красивая, смешная, да еще и сладкая! Вот только дела кое-какие улажу и приеду. Нужно, мне Маруся съездить и привезти еще замерших, голодных синиц…
-А пироги тебе мамины точно понравились?
-Еще как!
Иван Карпович ухмыльнулся в бороду и сказал:
-Ну вот, Сашок, и тебя синица поцеловала. Дети, они же как пичуги зимой, такие же беззащитные.
В сумерках к Антоновне на посиделки собралась вся деревня. Женщины принесли угощение. Иван Матвеевич принес в одной руке баян, а в другой пакет с банкой
домашнего вина и сладости. Стол накрывали дружно и весело. После своего одиночества и многолетнего бесцельного существования Саша не верил в возможность таких человеческих отношений.
-Неужели люди могут быть так добры и заботливы?- думал он. Все это казалось ему сном, но просыпаться совсем не хотелось. Ему было удивительно тепло и радостно на душе среди этих людей, как будто он встретился с давно не видевшей его родней.
Не захотев покидать родные гнезда, эти старики смогли выжить, поддерживая друг друга. Кто-то был одинок, но у многих из них были хорошие заботливые дети, они звали их к себе жить. Но старикам было жаль бросать добро, нажитое тяжким трудом за всю их нелегкую жизнь. Они не хотели быть обузой для своих детей. А больше всего им не хотелось признаваться в своей беспомощности и ненужности, предавать родные могилы. Здесь они были равны. С трудом несли они тяготы неустроенного деревенского быта, заботились о своем небольшом хозяйстве. Здесь все было привычно и понятно: козочки прогуливали своих хозяек, заставляя превозмогать старческую немощь и шевелиться, а значить жить. Они собирали лекарственные травы, делись рецептами пирогов, волшебных снадобий и растирок, вязали носки своим детям и внукам. Делали для них заготовки на зиму и тешили себя мыслью, что кормят их. Они жили в созданном ими крохотном мире и были больше чем родственниками, они были единомышленниками. Анна Антоновна смогла сплотить вокруг себя эту горстку одиноких людей. Так они и выжили все это время, деля радости и печали.
Сегодня Антоновну было не узнать, она помолодела, выпрямилась, как будто сбросила с себя страшную ношу. Она вся светилась от радости и хлопотала на кухне насколько позволяло здоровье.
Когда стол накрыли, все чинно расселись, уступив место рядом с Сашей Светлане, а Маруся сразу забралась ему на колени, чтобы он не, дай бог, не потерялся. Степка сидел по другую сторону рядом с Антоновной и снисходительно поглядывал на Марусю:
-Малявка еще, что с нее возьмешь!
После ужина Иван Матвеевич растянул меха и, сбросив с десяток лет, женщины пустились в пляс.
Тетка Наталья, павой пройдясь по кругу, запела по-девичьи звонким голосом перед своей подругой:
Выходи подружка, Маша.
Нынче наша череда,
Мы споем с тобой споем и спляшем,
Как в старинные года.
Подруга вышла, сделала широкую проходку по кругу, чуть расставив руки, и ответила на вызов подруги:
Выхожу и начинаю
Самую начальную,
Надо мне развеселить головушку печальную
28
И пошло своим чередом. Баян Ивана Матвеевича заливался на все лады, а женщины, плюнув на годы, и позабыв про болячки, сначала плавной проходкой проходили по кругу, потом отбивали дроби на одном месте и выдавали очередную частушку:
Хороша я, хороша,
Да плохо одета,
Никто замуж не берет девушку за ета.
Подойдя к Ивану Карповичу, тетка Наталья спела:
У маво Ванюшки да на лбу завитушки,
На лбу завитушки до самой до макушки
Кудри вьются до лица, люблю Ваню молодца!
Собравшиеся сельчане, дружно засмеялись, глядя на лысину Ивана Карповича.
Чтобы не остаться в долгу, Карпович решил отыграться. Он, пританцовывая, вышел в круг, обнял Наталью Федоровну за талию и спел:
Я свою Наталию узнаю по талии
Как широка талия, так моя Наталия!
Последние слова утонули в дружном хохоте.
Вечер пролетел не заметно, у всех было тепло и радостно на душе. Потом Саша со Степкой пошли провожать довольных бабушек домой. Уходя, Иван Матвеевич пригласил Сашу:
-Ты заходи завтра, Саша, поговорим.
На следующий день ни свет, ни заря на пороге появилась Маруся с плюшевым мишкой в руках:
-Ты не уехал, нет?
-Нет, Маруся, ты не бойся, сегодня я еще здесь буду. Иди домой покушай, поиграй, а я к тебе обязательно приду.
Саша выпил наскоро чаю и пошел к Ивану Матвеевичу. Он не знал, зачем тот его пригласил, но понял, что именно с ним он может посоветоваться, как ему быть дальше.
Иван Матвеевич встретил его на крыльце и пригласил в дом. С виду его дом мало, чем отличался от других, разве что спутниковая антенна свидетельствовала о достатке хозяина, но, войдя, Саша увидел, что это обустроенное комфортное жилье.
-Что нравится? Да это сын приезжал летом ко мне и привез мастеров. Теперь у меня все удобства в доме.
-Да, хорошо у вас. И деревенский колорит не нарушен и удобно.
Они прошли в кабинет хозяина. Это была просторная светлая комната. Здесь все было заставлено стеллажами с книгами. У окна стояли чучела разных птиц. На письменном столе стоял компьютер.
Жестом Иван Матвеевич пригласил Сашу присесть на диван. Видя, как гость с интересом разглядывает чучела птиц, хозяин сказал не понятно кому:
-Варя, чтобы без глупостей!
Саша оглянулся по сторонам: никакой Вари и близко не было.
А хозяин продолжал:
-Я орнитолог, вот привожу в порядок свои труды, подвожу итоги.
-Карпович говорил, что Вы профессор.
-Да я профессор, доктор биологических наук. Тебя удивляет, что я бросил Москву и приехал в глубинку?
-Значит, на то были свои причины. Жизнь еще и не такие крендели выделывает.
-Да уж. Именно так со мной и случилось. Сначала в горах погиб внук, а через месяц жена умерла, сердце ее не вынесло свалившегося на нас горя, она ведь внука вырастила, и он был для нас единственной отрадой в жизни. Сын живет отдельно, у него большой бизнес и ничего кроме работы для него не существует. Он только изредка ко мне заезжал. Вот остался я один, как перст. И такая меня депрессия одолела, что хоть в петлю. А тут как раз
29
родительский день поминальный. Приехал я в родное село к матери на могилку. Посидел, поплакал, и стало легче на душе, как будто очистилась она, словно небо после дождя. И так мне захотелось остаться в родном краю! Вот я и бросил суету городскую, привел в порядок родительский дом и живу в мире с собой и богом. Пишу книги, статьи в журналы, а для разминки занимаюсь огородом. Квартиру сдаю, и на жизнь мне хватает, даже накопил кое-что. Здесь только понял, что человеку для жизни много не нужно.
Саша внимательно слушал собеседника, в это время одно из чучел птиц вдруг ожило и вспорхнуло. Это была ворона. Она сделала круг по комнате и уселась, на спинку стула, стоящего напротив.
Саше опешил от неожиданности, и, глядя на него, хозяин, с улыбкой сказал:
-Знакомьтесь, это Варя, ученая ворона. Она у меня на даче в Подмосковье появилась, вот с тех пор мы вместе. Особа с характером, но я к ней уже привык, она как член семьи. А ко мне она вообще относится, как ревнивая жена. Никого близко не подпускает, начинает клеваться, дергать за одежду. А когда чиню автомобиль, то если чуть зазеваюсь, половина
болтиков и гаек утащит. Покойной жене за пятьдесят лет совместной жизни не удалось приучить меня класть вещи на место, а ворона в два счета научила. Если не хочешь остаться без очков, или каких- либо других мелочей, не раскидывай!
Варя опять взлетела и села на пол рядом с диваном.
Саша с опаской посмотрел по сторонам:
- Куда эта пройдоха подевалась?
И тут он чуть не подпрыгнул от неожиданности: кто-то больно ущипнул его, а потом залаял по-собачьи. Саша отдернул ногу, заглянул под диван: черными бусинками глаз на него внимательно смотрела ворона.
-Так, Варя, ты исчерпала на сегодня запас моего терпения, сейчас отправишься в кладовую. Посидишь там, в темноте и подумаешь над своим поведением.
Иван Матвеевич взял ворону на руки и вынес из комнаты. Она что-то ворчала тихо, но не сопротивлялась.
-А что вороны умеют лаять по-собачьи?- спросил Саша Ивана Матвеевича, вернувшегося в комнату.
-Легко! Лаем это не назовешь, но подражать они мастера. Что они только не умеют! И с баснописцем Крыловым я не согласен, что ворона каркнула во все воронье горло и сыр выпал. Плохо он знал повадки этих премудрых птиц! Если бы вороне нужно было каркнуть, она бы на лету переложила сыр из клюва в лапу, обругала весь белый свет и полетела бы дальше.
Ладно, о птицах я могу говорить бесконечно, А позвал я тебя вот зачем. Вижу, человек ты стоящий, оставайся здесь, я помогу тебе встать на ноги. Антоновна говорила, что ты не женат. Так здесь и жизнь свою устроишь: вон Светлана, чем не пара. Она человек верный: не предаст, не продаст. Да к тому же умная и красивая. Поверь мне, я жизнь прожил. А в деревне все на виду.
Надо обязательно воскресить эту деревню, если ты сам не устроен, лучше места не найти. Работать можешь пока пойти к фермеру местному и обживешься потихоньку. Ты видел здание рядом с заброшенной церковью? Так вот я уговорил сына заняться восстановлением церкви в память о внуке, а в здании этом хочу детский дом и воскресную школу для сирот открыть. С епархией я уже договорился, сын берет на себя денежные и бумажные дела, да и мы скинемся, кто сколько сможет. Я пойду преподавать. А что? Я химию, биологию возьму на себя и еще учителей пригласим. Хватит моим знаниям на полке лежать, есть еще порох в пороховницах. И еще, ты не хочешь усыновить Степку? По-моему ты к нему привязался, да и он к тебе.
-Хочу, Иван Матвеевич, очень хочу, ведь это… мой сын. Только узнал я это случайно. Он сам меня нашел. Я сидел в кафе у вокзала, а он у меня есть попросил. Весь грязный, оборванный. Так жалко мне его стало, будто сердце перевернулось. Так я домой его к себе
30
забрал, отмыл, покормил. Он мне потом фотографию из куртки достал и показал маму. Так я узнал, что он сын Наташи Светловой. Мы ведь с ней были близки и собирались пожениться, но меня за аварию осудили, думал, чтобы не портить ей жизнь солгу, что люблю другую. Так мы расстались. Не знал я тогда, что она от меня ребенка ждет. Нашел мужа Наташиного в психушке, вот он мне и поведал, что незадолго до смерти она ему призналась, что Степа мой сын. Вот такие дела… А теперь я не знаю как мне все это Анне Антоновне рассказать. Ведь столько лет прошло…
Степка скитался с тремя ребятами, одного из них Ванькой зовут, прозвище у него смешное Бублик, а фамилия Прозапас. Мальчишке лет тринадцать и еще двое близнецов лет по десять. Обещал я сыну, что позабочусь о них, а как это лучше сделать сам не знаю.
Дети не простые, не доверчивые, жизнь и родители лишили их детства, они много лиха в жизни повидали. Оставлять их там нельзя, пропадут, а в детский дом не хотят. Они мне снятся каждую ночь, есть просят.
Иван Матвеевич долго молчал, курил трубку, думал и, наконец, спросил:
-Что ж, Саша, тебе здорово повезло: судьба преподнесла тебе подарок, теперь у тебя есть сын, значит, есть ради чего жить. Так Ванька говоришь по фамилии Прозапас? Это хорошо, мы с Карповичем два старых Ивана, а маленький Ванька будет про запас, логично. Когда тебе нужно на работу?
-Завтра мне нужно выезжать.
- Я предлагаю тебе поехать на моей машине. Заберем детей и привезем сюда, всем селом отмоем и отогреем твоих пичуг. А все юридические дела поручим сыну. Хватит ему штаны просиживать в Москве, через неделю вызову его сюда, если сам не сможет, пришлет кого-нибудь из помощников, а с Антоновной поговоришь потом, как все уляжется. Вот и договорились, тогда будем собираться в дорогу.
В это время Иван Матвеевич и Саша услышали какой-то стук и лай собаки. Они выглянули в окно и расхохотались: Маруся где-то нашла палку длиной больше своего роста и колотила ею по калитке. Саша быстро схватил куртку и на ходу бросил:
-Извините, Иван Матвеевич, надо бежать, а то моя дама сердца разнесет Вам весь забор,-
на пороге он на минуту остановился, и сказал, улыбаясь,- Я тут у вас прямо нарасхват! Теперь я точно знаю, что в жизни больше не потеряюсь.
Саша вышел на крыльцо и крикнул Машутке:
-Иду, иду, Маша, не стучи, а то калитку профессору сломаешь!
-Я тебя жду, жду, а ты все не идешь и не идешь. Мама тебя на завтрак зовет. Она блинчиков моих любимых напекла. Ты любишь блинчики? Я тоже, особенно с творогом и изюмом! Нам Карпович дал большую-пребольшую банку меду, так что мы будем блины, с медом есть и молоком запивать!
- Вот это жизнь! Каждый день пироги, да блины, я же так стану очень толстым и в дверь не войду!
- Так ты же работать станешь, вот и не потолстеешь. Да и худой ты, как я. Дедушка Карпович говорит про меня: не в коня корм! А еще, что я только продукты перевожу и не поправляюсь. Вот дедушкина лошадка хорошо кушает и после овса справная, поэтому меня мама тоже овсянкой кормит, но я все такая же худосочная.
-Ничего, поправишься! Ты же только недавно приехала сюда из города, поживешь на свежем воздухе и будешь как румяное яблочко!
Саша подхватил Машу на руки и подкинул. Девочка сначала испугалась, а потом радостно взвизгнула и крикнула:
-Подкинь меня еще!
Саша подкинул ее еще раз, а потом усадил на плечи и они пошли домой:
-Ничего себе как высоко я сижу! Мне отсюда все видно! Я как великан в сказке!


31
Светлана встретила их на крыльце, радостно улыбаясь. Саша чувствовал, что пришелся ей по душе. Да видно еще и Машутка не последнюю роль сыграла, привязавшись к Саше и желая видеть в нем отца.
Они прошли на кухню и стали завтракать. На столе красовались румяные блинчики, вазочка с медом и кувшин с молоком.
-Какие блины чудесные! Вы замечательная хозяйка, Светочка. Так вкусно умела готовить только моя мама. Вот поселюсь у Вас в деревне, в гости ходить стану и буду толстяком на блинах и пирогах!
-А вы собираетесь поселиться в нашей деревне?- осторожно спросила Света.
-Конечно, на то есть много причин,- он замолчал и многозначительно посмотрел на Светлану.Саша старался как можно медленнее пить чай и все время поглядывал на Машеньку, уплетавшую блины с медом, ожидая, когда они со Светланой останутся наедине.
-Все, сейчас лопну,- сказала Маша, допив молоко из чашки. Она вытерла белые усы от молока и тяжело вздохнула.
Она еще посидела немного и пошла в соседнюю комнату, играть с куклами.
Саше хотелось наговорить Светлане комплиментов, но язык не поворачивался, ведь знакомы всего ничего. Он решил не торопить события и заговорил о деле:
- Света, Степка бродяжничал с ребятами. Родители их спились и не от хорошей жизни они ушли из дому. Мы хотим с Иваном Тимофеевичем забрать их сюда, они нуждаются в заботе и материнской ласке. Не могли бы Вы помочь в этом деле? Профессор затевает реконструкцию церкви в память о погибшем внуке и при ней хочет открыть детский дом и воскресную школу. У вас будет работа и очень много забот. Мы можем рассчитывать на Вашу поддержку и помощь?
- Дело это очень не простое, но дорогу осилит идущий. Я сама детдомовская, поэтому знаю, каково быть сиротой. У меня родители погибли, а эти дети сироты при живых непутевых родителях, мне кажется это еще труднее пережить. Я с удовольствием буду помогать Вам во всем, можете на меня положиться.
- Спасибо, Вы просто золотой человек, вы мне очень нравитесь, хотя я не завидный жених. Мне ведь нечем хвалиться в своей непутевой жизни. Знаете, я далеко не ангел: и на зоне сидел, правда, за аварию и пил беспробудно, но выбрался из всего этого. А сейчас появилась возможность жить ради кого-то. Спасибо Вам за понимание, у меня как камень с души спал.
- А вы когда уезжаете?
- Завтра рано утром.
- А когда вернетесь?
- Я думаю, что в течение недели мы обернемся. Вот только когда приеду не знаю, где жить буду.
Светлана улыбнулась и сказала:
-Боюсь Вам от моей Машутки не отделаться так легко. Раз уж она к Вам так сразу привязалась, то выбор у вас небольшой, будете жить у нас. Дом просторный, всем места хватит, да и Степа рядом будет, я смотрю, Вы к нему привязались. А, жизнь сама подскажет Вам, что к чему.
- Спасибо Вам, Светочка, за поддержку. А давайте перейдем на «ты» и выпьем чаю на брудершафт?
-Давай!
Светлана с Сашей стукнулись чашками с чаем и чмокнули друг друга в щеку. В этот самый момент в дверях появилась Машенька с горящими от восторга глазами:
-Вы что ли поженились? И дядя Саша что ли никуда не уедет?
-Я, Маша, только поеду с работы уволюсь и приеду. Ты не думай, я обязательно приеду, даю тебе честное слово.
32
- Честно, честно? Я буду тебя очень ждать, и мама тоже, правда, мама?
Света смущенно улыбнулась и ничего не сказала, только глаза ее засветились давно забытым светом ожидания любви.

Глава восьмая

Ну почему я не дрозд?

Саша с Иваном Тимофеевичем, выехав рано утром, приехали на место к ночи, когда уже стало смеркаться. Саша отправился домой, а Иван Тимофеевич поехал к своему давнему другу, живущему в этом городе, чтобы отдохнуть с дороги.
Они условились встретиться на следующий день в десять часов утра на привокзальной площади, чтобы найти ребят. Проснувшись пораньше, Саша успел съездить на завод, а потом отправился на вокзал. Саша знал, что ребята с утра вылезут из своих нор и обязательно появятся здесь в поисках еды. Он присел в сквере на скамейку и стал внимательном наблюдать. Так он просидел с полчаса и уже стал волноваться: уж не забрали ли ребят в милицию?
Но тут Саша увидел, что из дыры в ограде появилась голова Бублика. Ванька огляделся, и только потом следом за ним вылезли близнецы. Саша пошел к ним навстречу. Увидев Сашу, ребята остановились.
-Привет, братва!- сказал, подходя к ним, Саша.
-Здрасьте!- хмуро ответили мальчишки.
- Я Вам привез привет от Степки и гостинцы от его бабушки. Вы тут на глаза милиции не попадайтесь, идите где-то поешьте, только скажите где вас можно найти. Со мной один человек приехал поговорить с вами хочет.
-Зачем мы ему сдались?
-Разговор у него к вам есть очень важный.
-Ну, разговор так разговор. Мы будем в парке, вы когда приедете я к вам сам выйду, -сказал Ванька и взял сумку с едой,- Айда, ребята, сегодня мы пируем!
Ребята ушли, а Саша стал ждать Ивана Тимофеевича. Вскоре он увидел машину профессора, подъезжающую к площади.
-Иван Тимофеевич, я видел ребят, передал им гостинцы и мы договорились, что встретимся в парке. Пусть они поедят, а мы пока в сквере посидим. Мужчины посидели в сквере немного и поехали к заброшенному парку.
По накатанной колее они проехали вглубь леса и остановились, озираясь по сторонам. Вокруг было тихо, и Иван Тимофеевич с сомнением спросил:
-Не видно никого. Может быть, мы не туда приехали?
- Да нет Иван Тимофеевич, надо подождать. Что вы хотите, конспирация! Давайте присядем и подождем, они нас сами найдут.
Прошло минут пять, и как будто из-под земли перед ними вырос Ванька со щенком за пазухой. Он прошел и сел на поваленное дерево, процедив сквозь зубы свое:
- Здрасьте!
-Знакомьтесь, это Иван Тимофеевич Соколов профессор, доктор биологических наук. А это наш Ваня Прозапас по прозвищу Бублик.
Иван Тимофеевич встал, подошел к Ваньке и подал ему руку. Опешив, Ванька тоже встал, вытащил из кармана куртки грязную руку, потер ее о штанину и протянул профессору.
-Рад знакомству тезка. Много о тебе слышал. Дядя Саша говорил, что ты человек серьезный и деловой, поэтому давай перейдем к делу. Только мне хотелось бы поговорить
со всеми членами твоего подполья.
Ванька помялся, но потом крикнул:
-Пацаны, можете выходить!
-33-
Тот час из кустов вышли близнецы, и подошли к ним.
-Все?
- Все.
-Тогда давайте поговорим. Сначала я вам, ребята, кратко расскажу о себе. Жил в Москве с женой и внуком. Преподавал в университете, потом погиб внук в горах, а вскоре умерла жена. Не смог больше жить в квартире один и вернулся в родную деревню. Занимаюсь научными трудами. Живу один с ученой вороной Варей, она очень умная. Хочу восстановить церковь и при ней построить детский дом. Вот я и приехал пригласить вас в нашу деревню, потому что вы Степкины товарищи и он очень переживает, да и одиноко ему там без вас. Ребята, у вас будет возможность учиться и поработать на восстановлении церкви и детского дома.
-А зачем Вам это надо, хотите поиграть и выбросить или рабсила нужна? Мы уже это проходили. Я больше никому не верю, все взрослые продажные и никому мы не нужны.
- Вижу, Ваня, жизнь тебя побила серьезно, но постарайся поверить моим сединам. Мне тоже очень одиноко после смерти дорогих мне людей, и хочется, чтобы кто-то дедом назвал и простого человеческого счастья хочется. А вам не надоело жить в голоде и холоде?
-Лучше так жить, чем терпеть издевательства, - зло сказал Ванька и сплюнул сквозь зубы.
Он демонстративно достал из кармана окурок от сигареты и чиркнул спичку. Затянувшись
пару раз, он пустил кольцо дыма, явно давая понять, что говорить больше не о чем.
Но Иван Тимофеевич не желал сдаваться:
-Я, конечно, не собираюсь вас силком забирать, вы должны решить для себя сами, что вы хотите: стать бродягами и ворами, или получить образование и хорошую специальность.
Школа у нас будет непростая, с углубленным изучением биологии. Про тебя Ваня мне Степа рассказывал, что ты очень любишь животных. Так вот мы и будем изучать мир растений и животных. Будем сами себя обеспечивать пропитанием в подсобном хозяйстве, пасеку заведем, огород. Можно рыбачить, собирать грибы. Но это все в свободное от учебы время. Я уговорил одного чудесного человека преподавать основы различных ремесел. Главная задача нашего учебного заведения будет дать вам среднее образование и специальность, ремесло. Хочу обязательно лошадей завести, они нам нужны будут и для занятия спортом и по хозяйству. Так что будет интересно и учиться и жить. А главное у вас есть возможность участвовать в строительстве, стать первопроходцами.
-А может, Вы специально нам сказки рассказываете, а сами никакой и ни профессор?- уже не так агрессивно спросил Ванька,- чем докажете?
- Ничего я тебе доказывать, Ванюша, не стану. Зачем? Я орнитолог, изучаю птиц, и о каждой птахе могу книгу написать, да о многих уже написал.
-Целую книгу?- несмело спросил один из близнецов.
-Конечно, а и не одну.
-Здорово! Дедушка профессор, а Вы нам расскажите что-нибудь,- попросил другой близнец.
-А вас ребята как зовут?
-Тишка и Мишка, - хором ответили ребята.
-А кто из вас кто?
-Я Тишка,- сказал тот, что сидел ближе.
-А я Мишка,- ответил другой
Ваня, и вы Миша и Тимофей, садитесь поближе, я расскажу вам, как птицы защищают свои гнезда.
Ребята охотно подсели к нему поближе. Видно было, что старик им понравился, в нем чувствовалась надежность и сила.
И Тимофеевич начал свой рассказ:
-Достойно восхищения усердие, с которым большинство птиц защищают свои гнезда с яйцами и птенцами. Ведь полакомиться птенцами много желающих: вороны, сороки,
-34-
лисицы, волки, кошки, собаки. Птенцы рождаются голыми, глухими и слепыми, если такого птенца не защитить, то и вид вымрет.
Большинство птиц выбирают наиболее укромное место для постройки гнезда и стараются делать его как можно незаметнее. Птицы прекрасные строители и умеют маскировать свои гнезда.
Зяблики прикрепляют к своему гнезду кусочки лишайника. Мелкие воробьиные, синицы например, прямые родственники воробьев, стараются посещать и кормить своих птиц с большой оглядкой, незаметно, наблюдая за своими врагами и прислушиваясь ко всем сигналам, что раздаются в лесу. Ни одна из этих птиц не подлетит к своему гнезду в присутствии вороны, сороки или сойки. Те же сидят тихо в засаде и наблюдают за поведением мелких птиц, пытаясь установить местоположение гнезд. Птенцы, сидящие в гнездах, писклявыми звуками дают знать родителям, что проголодались, чем могут выдать себя и привлечь хищника. Но стоит только родителям подать сигнал тревоги, как птенцы замолкают, пока те не подадут им сигнал «отбой тревоги».
-Здорово!- восхищенно сказал Миша.
-Так вот, продолжал Иван Тимофеевич,- когда враг приближается к гнезду, то у разных видов птиц есть свои способы защиты: особенно активными в защите своих гнезд являются птицы живущие колониями, например дрозд – рябинник. Хоть и располагаются их гнезда на сотни метров друг от друга, но при опасности птицы ведут себя как единое целое. Достаточно одному дрозду заметить хищника и издать тревожный крик, как вся колония слетается к нему на выручку. Даже такие крупные хищники как ястребы не рискуют нападать на колонию дроздов-рябинников, они тучей нападут на обидчика и заклюют, вот что значит дружно браться за дело!
При колонии дроздов- рябинников строят свои гнезда зяблики и другие птицы, не защищающие своих птенцов. Так и живут эти птицы под защитой колонии, пока колониальные птицы не разлетятся на другие угодья. Лишившись прикрытия колонии, примыкающие к ней птицы, становятся особенно осторожными.
А вот как защищают свои гнезда птицы, гнездящиеся в травянистых зарослях на земле: они близко подпускают проходящего хищника или человека и, взлетая, сразу же начинают отводить их от гнезда, подражая раненной птице, подлетая и падая на землю. Хищник бросается в погоню за якобы раненой птицей, а она играет с ним до тех пор, пока не уведет на достаточное расстояние от гнезда. Так она отводит опасность от своих птенцов.
Ванька сидел и понуро слушал рассказ профессора. Обида снежным комом нарастала в его душе, и он подумал:
-Птицы и те заботятся о своих птенцах, а мы кроме тумаков и унижения ничего не видели от своих родителей.
У него перед глазами встал отчим с кулаками и пьяное лицо матери. Слезы покатились из глаз и чтобы их не заметили, он отвернулся спиной к рассказчику.
-Об этом можно много рассказывать,- продолжал профессор.- У меня есть замечательные книги о природе, о птицах, о животных, и если захотите вы сами их прочтете. Ну, что, пичуги? Хотите жить в семье дроздов-рябинников?
-Хотим, дедушка Ваня, только без Ваньки мы не поедим, он у нас главный.
-А ты что решил, Ваня?
Ванька сидел, молча, отвернувшись к лесу. Он только шмыгал носом и ничего не говорил. Крупные горошины слез катились по его грязным щекам. Мальчишки первый раз увидели, что Ванька умеет плакать. Иван Тимофеевич подошел к нему и присев на корточки положил руку на его плечо:
-Ну что ты, сынок?
Ванька, всегда колючий как еж, вдруг уткнулся Ивану Тимофеевичу в плечо и тихо сквозь слезы тихо спросил:
-Ну почему я не родился дроздом?
-Эх, ты пичуга, устал быть сильным? Я верну тебе детство, вытри слезы сынок, нас ждет мужская работа. Где твой верный пес? Мы друзей не бросаем, у нас всем места хватит. Собирайтесь, ребята, нам пора в дорогу.

Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=275
0

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей