Литературный форум "Ковдория": «Рояль в кустах» - новелла, реализм, острый сюжет, неожиданная развязка (до 30 000 знаков с пробелами). - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 6 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Последняя »
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

«Рояль в кустах» - новелла, реализм, острый сюжет, неожиданная развязка (до 30 000 знаков с пробелами). ПРОИЗВЕДЕНИЯ СОИСКАТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТСЯ по 28 ФЕВРАЛЯ 2018 г

#11 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 25 Ноябрь 2017 - 19:48

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


10

СЛУЧАЙ ИЗ ЖИЗНИ


- А что, вы начали верить предопределению?
- Верю, только не понимаю теперь, отчего
мне казалось, будто Вы непременно должны
нынче умереть.
Этот же человек, который так недавно
метил себе преспокойно в лоб, теперь вдруг
вспыхнул:
-Однако ж довольно! -…пари наше закончилось,
и теперь Ваши замечания, мне кажется,
неуместны…
Фаталист, М. Ю Лермонтов



Дело было душной июньской ночью в Москве, где-то в районе Медведково. Компания молодых людей, гулявшая третьи сутки к ряду, не замечала никаких признаков духоты. Праздновали освобождение хозяина квартиры от армии и, как следствие, отправки на чеченскую войну. Анатолий, так звали освобожденного от Чечни, и, считайте, заново родившегося, уже не первый раз поднимал тост за своих родителей, которые не пожалели сил в борьбе за сына. Вдруг, в его смущенном алкоголем сознании пронеслась мысль, что его место в цепи солдат в Чечне займет какой-нибудь другой парень. И он, задумчиво и с некоторым оттенком грусти произнес толи тост, толи просто озвучил неожиданно посетившую его мысль:
- Теперь туда поедет кто-нибудь другой. Что делать, судьба. За то, что бы она была к нам благосклонна!
Все, восприняв сказанное как тост, выпили.
- Однако, пора ко сну, друзья. А завтра, сразу же на пляж.
На том и порешили счастливые участники попойки в Медведково.
Как может догадаться прозорливый читатель, это была далеко не единственная компания молодых людей, веселившихся в ту ночь в большом городе. Были среди них и те, кто предавался дурманящим парам Бахуса беспричинно. Николай, Сергей, Даша и Людмила угомонились лишь под самое утро. Во избежание ночных приключений все остались ночевать там, где и происходила тусовка. Кроме того, решено было на завтра без всяких промедлений ехать купаться за город. Это предложение озвучил Николай, тоном не оставлявшим и малейшего сомнения в великой значимости произносимого: «друзья, с утра все едем на пляж!». Сказав это, он, с ощущением человека, покоряющего Джамалунгму, опрокинул последний бокал спиртного и, более не медля, отправился спать. Его примеру последовали все остальные.
-Что они отмечали? Спросит сторонний наблюдатель, особенно, если он почтенного возраста.
-Да так, ничего. Избыток энергии молодости рвался наружу, и, не находя выхода в других, может быть и более полезных сферах применения, находил его в дружеском общении, сдобренным изрядным количеством спиртного. В общем, было здорово.
Проснувшись по утру, наши друзья, легко позавтракав, как и было уговорено, отправились на пляж. Николай вел машину с большим трудом. Но все же вскоре целыми и невредимыми они достигли дачи, отстоявшей от Москвы каких-нибудь пять-шесть километров на запад, и где обосновалась на то лето Людмила.

В этом чудном месте, Москва-река, еще не замутненная городскими нечистотами, щедро предлагала свои живописные изгибы берегов желающим купаться, либо просто ищущим умиротворения на природе. В прочем, уединение, привилегия избранных, было доступно не многим. День выдался особенно жарким, и весь берег поблизости от дачи Людмилы был усыпан телами, страждущих до купания людей. Даша и Люда, сославшись на головную боль, остались на даче, в тени свежих лип. Наши друзья, все еще слегка хмельные, стояли на берегу, выбирая подходящее место для красивого прыжка в воду. По ходу дела они обсуждали какие-то мало значительные вещи. Николай говорил о том, что еще один бокал вина, и он не смог бы вести машину. Тут Сергей, как-то неуверенно и, видимо, оттого неторопливо заметил:
-Смотри, там кто-то тонет.
Сама фраза, своим драматизмом столь контрастирующая с окружающей обстановкой полного благоденствия воскресного утра, солнца, ласково манящей голубой воды, просто не могла быть сразу же воспринята сознанием. И потому Николай продолжал начатое:
-да еще бы стаканчик, и не купаться нам сегодня…
-там кто-то тонет, оборвал его приятель, чуть более уверенно, и кивнул головой.
-что за бред, кто тонет, где? Спокойно произнес Николай, оглядывая берег, полный людей, ни один из которых не проявлял и признака хоть малейшего беспокойства. Напротив, Николай лишь увидел картину все того же всеобщего благоденствия и безмятежного спокойствия, приятно заполнявшего его сердце. Люди загорали, читали газеты, плескались в прибрежной воде, пили воду и пиво. И тут Николай явственно услышал слабый, но полный отчаяния женский крик, доносившийся из далека: Да помогите же, помогите, тонет, тонет, кто-нибудь, помогите!
-да вон же, на другом берегу! Сказал Сергей и толкнул его в бок.
Николай посмотрел на достаточно безлюдный противоположный берег, находившийся на изрядном расстоянии. Можно было различить, как какие-то люди перемещались вдоль берега. В воде никого не было видно.
-Это какая-то шутка? Немного растерянно спросил Николай. И потом, глядя на приятеля, промолвил: Поплыли.
Тот кивнул головой, и оба прыгнули в воду.
Несмотря на царившую жару, в первое мгновение, вода обожгла Николая. Когда они отплыли еще немного, его посетила мысль: Черт возьми, не утонуть бы самому. Потом он подумал о том, что ему хотелось бы еще раз увидеть Людмилу.
Оба, однако, будучи хорошими пловцами, вскоре достигли противоположного берега. Николая до последнего момента не оставляла мысль, что это чей-то дурацкий розыгрыш. Когда он, наконец, перестал грести руками и, почти упершись в кусты противоположного берега, поднял голову из воды, стало очевидно, что случилось самое худшее. Какая-то девушка рыдала, беспомощно глядя с берега на воду.
-Ныряйте, ныряйте, говорил мужчина, находившийся в воде, но, видимо, тоже запоздало пришедший на помощь тонувшему. Они принялись нырять, но все было напрасно. Мутная вода после недавних дождей и изрядное течение не оставляли практически никаких шансов. Все было кончено. Николай посмотрел назад. Весь пляж их берега сейчас стоял и в молчании наблюдал за финалом трагедии. Обессилев, друзья поплыли назад.
После крепкого полуденного сна, который был им столь необходим в тот день, все собрались к ужину. Последней в комнату вошла Людмила и, сев за стол, обмолвилась:
- Хозяйка дачи сказала, будто на пляже сегодня утонул какой-то парень.
-Да, ответил Сергей, на том берегу, на наших глазах. Мы плавали его спасать, но не успели. Сами еле доплыли после вчерашнего.
-Обычно, это происходит очень быстро, добавил Николай. Он утонул буквально в двух метрах от берега. Там, как назло, довольно глубоко.
-Говорят, они отмечали его счастливое избавление от Чечни, пересказала Людмила услышанное от хозяйки дома. Подобного рода новости распространяются на удивление быстро.
-Судьба, промолвил кто-то.
После ужина, компания засобиралась и отправилась в город. Надо было выспаться перед новой трудовой неделей.
Жизнь продолжалась своим чередом.

Август, 2004
0

#12 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 03 Декабрь 2017 - 02:51

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


11

СЕЛЬСКИЙ ОБОРОТЕНЬ

- Ну, что там? Долго еще? - раздраженно спросил следственный пристав сыскного управления, сидя в санях.
Мужчина поглубже закутался в форменную шинель, таким образом, пытаясь хоть немного спрятаться от морозного ветра и сильного снегопада. Уже четыре часа чиновник со своим помощником трясся по разбитым проселочным дорогам, пытаясь добраться до места назначения. Возможно, спустя каких-нибудь пару часов он бы уже сидел в новом теплом уютном кабинете, попивая чай с плюшками, но непогода внесла свои коррективы. В считанные минуты снега выпало столько, что сани застряли в большом сугробе и мохнатая рыжая кобыла, запряженная в них, никак не могла сдвинуть их с места.
- Все, барин, приехали! - охрипшим от стужи голосом пробасил возница. - Дальше не пройдет. Намертво застряли! - с этими словами мужик спрыгнул на землю и стал отвязывать фыркающую лошадь. Огорошенный таким поворотом событий молодой барин осторожно заозирался по сторонам. Сани стояли посреди заснеженного поля, уже даже и дороги видно не было, все вокруг будто накрыло белым одеялом.
- Помилуй, голубчик, - растерянно пробормотал сыщик, глядя, как Степан выпряг из подводы уставшую лошадку, - то есть, как это приехали? А ночевать где? - Одна мысль о том, что придется заночевать под открытым небом в такой мороз, нагоняла на седока ужас. Где-то, невдалеке, послышался волчий вой. На землю спускались сумерки.
- Да вы не бойтесь, Михаил Петрович, здесь недалече хутор есть, - Степан махнул рукой куда-то вдаль. - Там и заночуем.
- А как мы туда доберемся? - полюбопытствовал Панас Остапович. - Дорогу-то замело! - все это время помощник Михаила Петровича молчал, даже складывалось впечатление, что мужчина просто задремал во время долгой поездки. Степан лихо обернулся к своим попутчикам, тряхнул косматой бородой, только хлопья снега разлетелись в разные стороны.
- Я, Панас Остапович, эти места хорошо знаю, частенько тут бываю, - мужичок весело улыбнулся, нахлобучив шапку на самые брови. - Я родом из этих краев, каждая кочка мне тут знакома, - возница указал пальцем в сторону одиноко стоящего посреди поля тополя. - Там, как раз за этим деревом, недалече, хутор и находится, - мужик, не теряя времени, взял рыжую кобылу под уздцы и направился туда, куда минуту назад указывал коротким толстым пальцем.
Господа переглянулись. Первым с подводы спрыгнул молодой барин. Сразу было заметно, что Михаил Петрович находится в отменной физической форме, чего нельзя было сказать про его помощника. Кряхтя и охая, следом за начальством с саней слез и Панас Остапович. Поверх форменной шинели он умудрился натянуть заячий тулуп, чтоб не замерзнуть во время пути, ведь дорога-то долгая. В этом одеянии и без того полный мужчина казался еще более неуклюжим и неповоротливым. Тулуп от резких движений затрещал по швам, но Панас Остапович даже и не подумал его снять. Он завязал шапку под самым подбородком и переваливаясь с ноги на ногу, словно большой косолапый медведь, двинулся следом за Михаилом Петровичем, стараясь не упустить начальника из виду. Прошло совсем немного времени, и на горизонте показался тусклый огонек, за ним еще один и еще. Это светились масляные лампы в окошках небольших мазаных домиков.
- Уже почти пришли! - радостно прокричал Степан, обернувшись на ходу к своим попутчикам. - Я тут, Михаил Петрович, казачку одну знаю, - продолжил все тем же веселым тоном мужичок, - хорошая баба. К ней на постой и пойдем. Она и накормит сытно.
Услышав про еду, загрустивший было Панас Остапович, заметно оживился. Он подбежал поближе к Степану и встал рядом с мужиком, тем самым спрятавшись от пронизывающего до костей ветра и снега за спиной рыжей лошадки.
- Я, знаете ли, люблю хорошо поесть! - облизнув толстые губы, Панас Остапович продолжил. - А какая кухня в здешних краях? - он с любопытством посмотрел на бородатого мужика, но увидя в глазах собеседника недоумение уточнил: - Ну, в смысле, готовят тут что?
- А-а-а! - наконец-то дошло до непонятливого возницы. - Ну, знамо что готовят: борщ, вареники, товченики. Эх, знали бы вы, барин, какой знатный борщец с пампушками Горпина готовит.
У помощника пристава слюни потекли.
- А Горпина - это та казачка, к которой мы на постой попросимся? - не ради праздного любопытства поинтересовался мужчина, ведь пироги которые он на дорожку взял закончились еще в самом начале пути.
- Угу! - утвердительно кивнул головой Степан. - А вареники у нее такие пышные! - глаза мужичка лукаво заблестели. - Да и сама она тетка видная, пышная. Есть на что посмотреть! - подмигнул возница обернувшись к Михаилу Петровичу. Следственный пристав от этих слов покраснел как рак. "Ну, это уже слишком!" - подумал молодой барин. "По-моему последнее замечание относительно пышных форм казачки было неуместным". Чиновник сокрушенно покачал головой.
Уже спустя совсем немного времени путники сидели в просторной светелке. В печке потрескивал огонь, согревая все помещение своим теплом. Продрогшие от зимней стужи господа устроились поближе к горячему очагу.
- Ох, ну и погодка разгулялась нынче, Михаил Петрович, - сказал раскрасневшийся возле печи Панас Остапович. Он поднялся с лавки, подошел к окошку и выглянул во двор. Там, за окном, разбушевалась вьюга.

- Да, в такую погоду хороший хозяин собаку на улицу не выгонит! - мужчина обернулся к своему начальнику. - И угораздило же нас с вами в такую глухомань заехать! - Панас Остапович почесал кудрявую голову и брезгливо огляделся по сторонам. Светелка была просторной, чисто-выбеленные стены, дубовый стол, лавки, икона в красном углу, украшенная вышитыми рушниками, а возле образа свечка горит.
- Ну и халупа, - грустно вздохнул помощник, глядя на начальство.
- Не занудствуйте, Панас Остапович, вам по должности не положено таким привередливым быть! - молодой барин, наконец-то согревшись, снял форменную шинель.
- Не пойму, что вам не нравится. Обычная сельская хата, вокруг все чисто, - Михаил Петрович осмотрел незамысловатую обстановку. - Ну, а то, что просто, так и вы чай не в царских палатах живете. Да и вообще, простота - не грех! - резюмировал чиновник.
В это самое мгновенье дверь со скрипом распахнулась, на пороге появилась хозяйка. Теперь, при свете масляной лампы, можно было хорошо разглядеть молодую казачку, про которую с таким восхищением рассказывал Степан. Горпина и вправду оказалась женщиной видной, высокой, статной, да и формами Бог ее не обделил. Длинная густая черная коса была аккуратно уложена на ее голове колечком. В руках женщина держала миски с разной снедью.
- Вот, ваше благородие, я вам колбаски домашней принесла и сала с луком. Наше, домашнее, - казачка приветливо улыбалась гостям. Она поставила угощение на стол. - Вот, попробуйте, барин. Такого сала вы больше нигде не найдете. Сама солила, вот этими ручками, - Горпина подняла руки ладонями кверху. - Сейчас я вам еще нашего первача принесу. А как выпьете по чарке, так и вареники доспеют.
Не успели гости и глазом моргнуть как тут же, посреди дубового стола, рядом с бочковыми огурцами и квашеной капустой, появился большой бутыль и две чарки. Аромат в хате стоял такой, что слюной изойдешь.
- А что, Михаил Петрович, родненький, пожалуй, я с вами соглашусь, - глядя на шкварчащюю колбасу, сказал Панас Остапович. - Что-то все-таки есть в этом сельском колорите! - помощник чиновника радостно потер руки в предвкушении вкусного ужина и прокричал вслед хозяйке, глядя на входную дверь, за которой минуту назад скрылась казачка. - А что, Горпина, Степан-то где? - заерзав на жесткой лавке от нетерпения ,спросил протеже Михаила Петровича.
Из сеней донесся мелодичный женский голос:
- В хлеву, барин. Кобылку устраивает! - следом за голосом из сеней появилась и сама хозяйка с полной миской вареников. - Лошаденка-то ваша притомилась в дороге, ее и накормить, и напоить нужно! - казачка лукаво посмотрела на приезжих, в ее больших карих глазах заплясали озорные искорки. - Так что вы, господа, угощайтесь. Степана еще долго не будет, да и я ему в сенях накрою, чай не гоже мужику с важными чиновниками за одним столом сидеть!
Услышав, что его назвали важным, Панас Остапович приосанился, не часто он слышал в свой адрес такие лестные слова, ведь как говорится, всегда считался сошкой мелкой.
- Ну, Михаил Петрович, - поднял полную до краев чарку помощник, - выпьем с вами с дорожки. Как говорится, для сугреву.
- Если только для сугреву! – пристав поднял свой стакан, но он это сделал скорее из вежливости, не хотелось радушную хозяйку обижать. А так Михаил Петрович был совсем не любителем выпить.
Не успели гости поднести чарки ко рту, как услышали душераздирающий женский крик, доносившийся из соседнего дома. Мужчины не задумываясь, опрометью бросились на помощь. На улице в лицо барина ударил сильный холодный ветер со снегом.
Пробираясь сквозь снежные заносы, молодой мужчина мысленно выругался. Мокрые лопатые хлопья снега с большой скоростью летели ему прямо в глаза, застилая их пеленой. Подбежав к соседнему дому Михаил Петрович резко рванул на себя дверь. Оказавшись в темных сенях мужчина на мгновенье замер, нервно вслушиваясь в звенящую тишину. Ничего не указывало на то, что именно в этой хате кричала женщина. Вдруг, в глубине дома, послышался звук бьющегося стекла, будто кто посуду на пол опрокинул. Не медля ни минуты, Михаил Петрович резко толкнул дверь и влетел в светелку. Следом за ним в помещение вбежал и Панас Остапович.
В тусклом свете лампы взорам пришедших открылась ужасная картина. В комнате царил хаос. Стол и стулья были перевернуты, под ногами валялись разбитые миски и горшки. Сделав еще несколько шагов, молодой чиновник замер, как вкопанный. За перевернутым столом лежала женщина, с виду - селянка. Темные волосы растрепаны, большие голубые глаза смотрят в побеленный потолок. И если бы не залитый кровью пол, то можно было бы подумать, что селянка просто упала, перецепившись о разбросанные по всей светлице вещи. Окровавленная шея, с двумя глубокими проколами говорила о том, что здесь произошло убийство. Из-за спины следователя высунулось одутловатое лицо Панаса Остаповича. Мужчина, при виде луж крови, стал мелко креститься.
- Господи, помилуй! Да что же это такое? - причитал помощник, отступая к входным дверям. Сделав еще один шаг назад, Панас Остапович наткнулся на что-то упругое. От неожиданности он взвизгнул и резко повернулся лицом к выходу. На пороге стоял Степан.
Похоже, мужичок, тоже услышав женский крик, побежал следом за господами, и теперь с любопытством озирался по сторонам. Очевидно, возница так спешил, что даже позабыл набросить на себя тулуп и это в такую-то стужу. Он медленно подошел к чиновнику.
- Мертва? - спокойным голосом спросил возница.
- Что вы здесь делаете? - сверкнув глазами недовольно спросил Михаил Петрович, глядя на мужика. - Это место преступления, - не дав сказать ни слова в свое оправдание Степану, резко заявил чиновник. - А вы нам сейчас все следы затопчите! Подите прочь! - молодой мужчина указал пришедшему на дверь.
- Какое преступление, ваше благородие? Тут и так все ясно! - заявил мужик, почесав косматую бороду. На лице чиновника появилось недоумение.
- Что вам ясно? - Михаила Петровича уже порядком начала раздражать эта мужицкая самоуверенность. - Может, вы, Степан, знаете что-то, чего не знаю я? – чиновник сыскного управления покрутил залихватски подкрученные черные усики.
- А то как же, ваше благородие! - все тем же спокойным тоном сказал возница. - Как не знать? Это опять оборотень озорничает!
- Какой еще оборотень? - недовольно нахмурил высокий лоб барин. - Что за чушь?
- Нет, ваше благородие, не чушь! - замотал головой Степан и чтоб до непонятливых гостей из города лучше дошло решил пояснить. - Оборотень - это такой большой волк, который на двух ногах ходит и страху на всю округу нагоняет. Говорят, он в человека превращаться может! - мужик зловеще посмотрел на господ. И без того напуганный Панас Остапович затрясся мелкой дрожью.
- Он у нас, в этих краях, давно уже появился... - продолжил свой рассказ возница, - только до теперь он сумирным был. Ну, курей воровал. А недавно, пару недель назад, я слышал, что Маньку он, паразит, задрал.
- Маньку? - заинтересовался Михаил Петрович.
- Ну да, Маньку - козу бабки Галины! - грустно вздохнул возница. - Хорошая коза была. А тепереча стало быть зверюга этот на людей перешел. Вон, бедной Соломие шею разодрал пастью своей поганой, кровушки ее напился! - мужик пустил скупую слезу, глядя на окровавленное горло жертвы.
- Пойдите прочь со своими глупостями! - окончательно разозлился чиновник. - А мы с вами, Панас Остапович, хорошенько здесь все осмотрим, - Михаил Петрович оглянулся на своего протеже. - Ну, что скажите, милейший, про картину преступления?
Панас Остапович молчал. Он был бледен как привидение.
- Да возьмите вы наконец себя в руки! - раздраженно сказал молодой сыщик. - Оборотней не бывает. Это дело рук человеческих.
Панас Остапович нервно сглотнул слюну и, стараясь близко к телу не приближаться, робко начал:
- Ну, по всему видно, что через окно злодей проник.
Чиновник бросил взгляд на разбитое окошко и грустно покачал головой:

- Лучше б вы, Панас Остапович, в сыскном деле так разбирались, как в гастрономических изысках, - вздохнул он. "Послал же Бог помощника!" - с грустью подумал чиновник.
- Посмотрите повнимательней, Панас Остапович! - сыщик указал пальцем на дощатый пол. - Битого стекла в доме нет, а значит, преступник не влез через окно, а ушел. Проник он соответственно через дверь, ведь другого хода в дом нет.
- А почему же он выйти, как и вошел не смог? - немного оживился помощник пристава, с интересом рассматривая разбитое окошко.
- Хороший вопрос! - одобрительно кивнул Михаил Петрович. - Давайте рассуждать логически, - барин резко повернулся на каблуках к Панасу Остаповичу. - Мы с вами выбежали сразу же, как услышали пронзительный крик. Этот дом находится совсем рядом с домом Горпины. А значит... - сыщик замолчал.
- А значит? - переспросил его помощник.
- Это значит, что когда мы добежали сюда, убийца все еще был в доме...
- И у него не оставалось другого выхода как выпрыгнуть в окно! - продолжил мысль начальника осмелевший Панас.
- Правильно! Мы и звук бьющегося стекла слышали! - одобрительно похлопал по плечу своего протеже Михаил Петрович. Он тоже как и его подчиненный подошел к окошку и выглянул на улицу.
- Странно, - пробормотал он.
Панас Остапович вслед за начальником высунул на мороз свой любопытный нос, но ничего странного не увидел.
- В чем странность, ваше благородие? - он недоуменно пожал плечами.
- Следы, - без лишних объяснений сказал чиновник.
Панас Остапович еще раз выглянул наружу. Действительно, под окном виднелись припорошенные снегом мужские следы. Странность заключалась в том, что вели они не от дома, а к входной двери.
- Ну и что здесь странного? - почесал за ухом непонятливый Панас. - По-моему все ясно! Просто, перед тем как войти в дом убийца в окошко заглянул.
- Может вы и правы, - задумчиво протянул молодой сыщик, но его внимание уже было переключено на тело жертвы. Он встал на корточки и наклонился к самому горлу, рассматривая два аккуратных прокола, из которых все еще сочилась кровь. - Проколота сонная артерия, - констатировал сыщик. - Мгновенная смерть! Нужно найти орудие убийства. Это должно быть что-то острое и длинное, навроде спицы, - мужчина заозирался по сторонам.
- Или веретено, - услышал позади себя Михаил Петрович. Он обернулся на голос своего помощника, в руках тот держал окровавленное веретено. - Там, - указал Панас Остапович в угол комнаты, - я его там нашел!

Чиновник вскользь посмотрел на орудие убийства, но задерживать взгляд на нем не стал. Его гораздо больше заинтересовало место, где было найдено орудие преступления:
- А что... - поинтересовался он, - хозяйка этого дома была неверующей?
Этот, казалось бы, не касающийся дела вопрос сильно удивил Панаса Остаповича. В ответ тот пожал плечами. Чиновник снова склонился над телом убиенной.
- А вот это уже интересно... - мужчина поднял с груди жертвы длинный рыжий волос.
- Это явно не ее, - удивился помощник, - она же темноволосая.
- Какой вы догадливый, Панас Остапович. Этот волос принадлежит нашему убийце! - улыбнулся сыщик. - А это значит... - чиновник замолчал, пристально глядя на своего протеже.
- Что нам нужно искать казачку с длинными рыжими волосами! - заключил помощник сыщика. В ответ на это предположение Михаил Петрович удивленно приподнял брови.
- Помилуйте, голубчик, с чего вы взяли, что убийца именно женщина? - молодой барин немигающим взглядом посмотрел на Панаса Остаповича. - Вы же сами видели под окном мужские следы, - сыщик все еще не мог поверить, что его помощник настолько глуп.
Но не очень сообразительный Панас не растерялся и тут же поправился с простодушной улыбкой.
- Значит, искать будем мужика с рыжими волосами или бородой, а не бабу! - с видом самого настоящего гения сделал вывод Панас Остапович. - Осталось определить мотив преступления, - довольно потирая руки, Панас приблизился к шефу. Чиновник не спеша поднялся с пола и обернулся к своему собеседнику.
- Ваши версии? - обратился он к Панасу Остаповичу.
- Наживу я бы исключил, - осматривая бедное убранство дома, заключил помощник сыщика. - Что здесь брать? Это должно быть что-то личное, так сказать на бытовой почве. Может, ревность? - мужчина вопросительно взглянул на своего шефа.
- Ну, гадать не будем. Лучше займемся опросом местных жителей, - направляясь к выходу, бросил Михаил Петрович. - А наживу я как мотив не стал бы исключать! - не оборачиваясь, на ходу, сказал пристав.
Выйдя из хаты, мужчины разошлись в разные стороны, чтоб поскорее опросить всех хуторян. Уже спустя час Михаил Петрович встретился со своим протеже. Стоя над телом несчастной Соломии, чиновник сыскного управления со своим помощником разбирали полученные ими свидетельские показания.
- Ну что? Дело ясное. Все понятно! - заключил в конце рассказа об опросе местных Панас Остапович.
- Ну и что вам, милейший, ясно? - с любопытством сыщик взглянул на своего собеседника. "Неужто, и от него толк будет?" Михаил Петрович устроился на лавке, возле печи и приготовился слушать.
- В общем местные - народ дикий! - начал свой рассказ Панас Остапович. - Они мне все в один голос про оборотня твердили, - он наморщил курносый нос. - Про то, как тварь мохнатая домашнюю птицу ворует... - Панас хохотнул, - ну и само собой разумеется про Маньку. Тьху! - помощник чиновника сплюнул на пол. - Но все же, кой чего добиться мне удалось! - хитро прищурившись, он продолжил. – В общем, был у этой Солохи хахаль - кузнец местный. Жуть до чего ревнивый. Я к нему наведался - здоровеный бугай, такой забьет и глазом не моргнет, - Панас Остапович улыбнулся, это впервые он сам такое запутанное дело раскрыл. - И мотивец у ревнивца был - бросила его Солоха. А самое главное. Угадайте что? - важно поднял указательный палец Панас и, не дожидаясь ответа, прокричал. - Бородища-то у кузнеца рыжая, ну совсем как тот волос, что вы на теле нашли. Вот и все дело! У-у-у я его! - затряс кулаком Панас Остапович.
Михаил Петрович понуро опустил голову. Он внимательно выслушал рассказ своего непутевого протеже, но чуда так и не произошло, помощник не смог удивить своего шефа.
- А вот у меня другая версия, - вздохнул барин, - кузнец твой здесь совсем не причем.
- Как? - ахнул Панас, ведь он был абсолютно уверен в своей правоте.
- А вот так, - чиновник внимательно посмотрел в удивленное лицо собеседника. - Ты же сам сказал, что кузнец - мужик здоровый. Он бы голыми руками ее убил, зачем ему веретено? К тому же вы, милейший, не потрудились у него алиби проверить, - Михаил Петрович на мгновенье замолчал. - Ваш кузнец, во время убийства, товчениками ужинал у бабы Галины. Она сама мне сказала.
- А кто ж тогда убийца? Как все по-вашему было? - поинтересовался, расстроенный своей неудачей помощник.
Молодой барин, важно подбоченившись, начал свой рассказ поучительным тоном:
- Значит, из свидетельских показаний следует, что незадолго до убийства Солоха вышла к соседке Мотре за солью, а немного времени спустя, после того, как она пошла домой, Мотря услышала истошный вопль подруги, - следователь запнулся на полуслове, будто что-то соображая. Затем продолжил. - Это значит, что убийца наблюдал за домом погибшей и ждал, когда та уйдет - отсюда следует, что убивать несчастную в планы выродка не входило! - сделал вывод Михаил Петрович. – Очевидно, он рассчитывал, что Соломия задержится у подруги, но этого не произошло. Женщина слишком рано вернулась домой и застала вора на горячем.
- Вора? - переспросил удивленный Панас Остапович. - Да помилуйте, батюшка, что ж в этой халупе брать?

- Для своей профессии, милейший Панас Остапович, вы крайне ненаблюдательны, - заключил чиновник. - В этом доме не достает иконы, - указал в угол дома молодой барин. Действительно, там, где должен был находиться святой образ, висел один рушник.
- Какой еще иконы? - недоуменно захлопал глазами протеже сыщика.
- Стариной! - прозвучал короткий лаконичный ответ. - У Соломии образ святой Богородицы был. Свидетели показали, что икона в этом доме из поколения в поколение передается, почитай уже три столетия.
- И что? - прервал шефа Панас.
- А то, что коллекционеры за такую вещицу кучу денег отвалят. Вам, дорогой, такие деньжищи и не снились.
- А, может... - не унимался помощник барина, - в доме еще что пропало, ведь не зря тут такой погром. Может убийца искал чего?
Михаил Петрович хмыкнул.
- Нет, ведь сундук с пожитками не тронут. Беспорядок - это для нас с вами, чтоб мы в оборотня поверили, - сказал чиновник. - А Соломию вору пришлось убить, - все тем же спокойным голосом продолжил он, - так как она его знала и могла на него показать. Вот грабитель и взял то, что первое под руку попалось, и ударил бедняжку в шею дважды, - сыщик бросил взгляд на распластанное на полу тело жертвы. - Она закричала. Увидя в окно, что мы подбегаем к дому, убийца разбросал по комнате вещи, а когда он услышал, что мы уже в хате, то не раздумывая выпрыгнул в окошко и ,как мы с вами и предполагали, побежал в сторону входной двери. Это подтвердила Горпина. Она видела как... - сыщик запнулся на полуслове, подбирая нужные выражения, но так и не найдя подходящих слов процитировал молодую казачку, - она рассказала, что видела большого косматого зверя, вываливающегося из окна соседки. С ее слов... - Михаил Петрович немного помялся, но продолжил, - оборотень воровато осмотрелся по сторонам и хищно направился обратно в дом! - чиновник заулыбался, обнажив белые ровные зубы. - Это ей в темноте чудище померещилось, к тому же у нашего убийцы борода на ветру так развивается, что от дикого зверя его впотьмах и не отличишь! - барин снова улыбнулся.
- Степан? Неужто он? - обомлел Панас Остапович.
- Он самый, голубчик. Не зря у нас сани как раз недалеко от этого хутора застряли, а ведь он говорил, что каждую кочку здесь знает. Да и волос рыжий не с бороды, а с конской гривы, - увидя недоумение в глазах собеседника Михаил Петрович спросил, - Или вы забыли, что лошадка у нас рыжая? К тому же это он пытался нам версию про оборотня навязать. А сам, как только мы приехали, засел в сарае, откуда хорошо просматривается дом жертвы, - чиновник пригладил немного растрепавшиеся волосы. - Так, что не зря он нас именно к Горпине на постой определил. А самое главное, Панас Остапович, или вы не заметили, но когда Степан следом за нами в дом забежал, на нем ведь тулупа не было, - молодой барин встал с лавки и нервно прошелся по комнате.

- И что? - удивленно приподнял брови Панас Остапович. Он все еще не хотел верить, что веселый и приветливый Степан и есть тот душегуб, которого они ищут. - Может он просто впопыхах тулуп надеть забыл, когда из хлева выбегал.
Михаил Петрович снова подошел к печи и медленно опустился на лавку:
- Нет, милейший, он не забыл тулуп в хлеву. Да и зачем бы он его там снимал?
Степан его просто выбросил, когда с места преступления через окно убегал.
- Но зачем ему было тулуп выбрасывать? - удивился помощник.
- Это совсем элементарно, - горько улыбнулся сыщик. - Не мог же он забежать сюда в окровавленном тулупе, посмотрите, сколько тут кровищи. Вот он и избавился от улики. Так что валяется наше с вами главное доказательство где-то возле дома, снегом присыпанное.
- Чего же мы ждем? - подпрыгнул на месте Панас Остапович и ринулся к выходу. - Надо брать негодяя, пока не ушел! - но увидя спокойствие шефа мужчина остановился.
- Никуда он не денется, - ленно зевнул Михаил Петрович. - Ночь на дворе, дорогу снегом замело, да и волки совсем близко к хутору подошли. Мы же вой слышали, когда приехали. Это они-то у местных живность воруют. Вот вам и оборотень, который весь хутор в страхе держал!
0

#13 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 03 Декабрь 2017 - 21:21

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


12

ПТИЧКИ


- Ой, Лимончик! — воскликнула десятилетняя Даша, глядя на жёлтый комочек, истошно пищащий с ветки сирени.
- Что случилось, как ты здесь оказался?
Кенар на секунду замолчал, а потом слетел Даше на руку. Она прижала его к себе и побежала к деду Степану. Его квартира находилась в полуподвальном помещении во дворе их дома.
Даша росла счастливым ребёнком, её не увлекали компьютеры и телефоны. Улица, друзья, а главное, дед Степан. У него она проводила много вечеров, с открытым ртом слушая рассказы бывалого моряка о дальних странствиях.
Когда Даше было три года, её родители развелись, маме пришлось выйти на работу, а с садом как-то сразу не заладилось. Дед Степан тогда взялся сидеть с малюткой. Он с удовольствием обучал её всяким премудростям, научил считать и читать, рассказывал про животных, растения и, конечно, про свою страсть — птиц. У Степана жили три канарейки и два кенара. Девочка любила заглядывать к нему рано утром, в это время дед снимал платки со всех клеток и выпускал их жителей на волю. Когда все его воинство начинало носиться по комнате, присаживаться на миску с водой и залетать в коробку с кормом, воздух в помещении наполнялся таким невероятными трелями, что у Дашки замирало сердце. Птички были совершенно ручными, обожали деда, садились к нему на плечо и нежно свистели в ухо. Степан жмурился от удовольствия.
Девочку они тоже признавали за свою и легко отзывались на её посвист, позволяли себя гладить.
Даша взрослела, дед старел. Когда ей исполнилось девять, у Степана остался лишь один кенар — Лимончик. Невероятный артист ярко-жёлтого цвета. Он начинал петь, как только с клетки снимали платок. Когда две птицы у Степана умерли, он долго горевал, а потом посадил ещё двух в ящичек с дырочками и отнёс старому знакомому. Оставил лишь своего любимца.
И теперь этот любимец прижимался к груди, несущейся со всех ног Даши, и очень жалобно пищал. Девочка ворвалась во двор и кинулась к полуподвальной двери. Рядом на лавке сидел, понурив голову, дворник Витя.
-Ты куда, дереза? — окликнул он Дашу — Если к Степану, то нет его больше, преставился нынче утром. Царствие ему небесное.
Даша как будто на стену налетела.
- Как нет? Как преставился? - она рухнула на скамейку рядом с дворником.
- А вот так — с простотой ответил Витя — понимаешь, я его вчера не видел, хотя курим во дворе каждый вечер. А сегодня утром постучал к нему, а там тишина. Ну, я же знаю, что ему птицу кормить, не мог он уйти. Я дверь толкнул, а она и открылась. И тут же вылетели два кенара. Это твой Лимончик и ещё один, незнакомый, совсем белый, я таких и не видел. Ты не знаешь, когда Степан успел его завести?
Даша покачала головой, в глазах стояли слезы.
- Нет, я вчера у него была около семи вечера, он ничего не говорил про новую птицу.
Даше стало стыдно. Деда нет, а она о каких-то канарейках думает. Лимончик прижался к ней и опять горько запищал.
- Ну, все, маленький, не плачь — прошептала девочка, поглаживая птичку по голове пальчиком.
- Ну вот, я значится зашёл, а он лежит на кровати весь белый, в костюм одетый. Мне кажется, он знал, что пришло его время.
Слезы уже ручьями лились по онемевшему лицу девочки.
- Не плачь, дереза, он хорошую жизнь прожил, длинную. И, знаешь, я сейчас подумал, может это вовсе и не канарейка была, а душа его. Вот Лимончик его и проводил в последний путь.
Кенар, как будто понимая о чём речь, мгновенно затих. У Даши от таких слов даже слезы пересохли. Она поплелась домой, а сама все думала про белую канарейку.
На пороге её встретила мама.
Увидев заплаканные глаза и птицу в руках у дочери, прижала девочку к себе и, погладив по голове, сказала
- Милая, ты уже все знаешь? Как жаль Степана Кузьмича. Посиди дома, мне нужно заняться подготовкой к похоронам, ведь у него никого не было.
Даша поплелась в свою комнату, забыв отпустить кенара, упала в кресло. Так они и сидели, две осиротевшие души. А вечером пришла мама и принесла клетку Лимончика.
Жизнь потекла своим чередом. Утром девочка выпускала птицу полетать по комнате, тут же её кормила. Все бы неплохо, но кенар отказывался петь и каждый раз, выполняя утренний ритуал, у Даши сжималось сердце. Ей уже не хотелось бежать на улицу к подружкам, все своё свободное время она проводила за книгами, читая о разных странах. Сначала читала сама, а потом пересказывала Лимончику. И он слушал внимательно, наклонив голову на правый бок, как будто что-то понимал.
Как-то раз девочка проснулась посреди ночи от того, что кто-то скрёбся в окно. Она осторожно выглянула из-за занавески и увидела белого кенара на откосе. Открыв форточку, впустила птицу в дом. Та уселась ей на плечо и тихо запела. В клетке под платком заволновался Лимончик. Девочка стянула тряпку и открыла дверцу. Жёлтый комочек мгновенно подлетел к белой птичке и прижался к ней. Они долго свистели что-то друг другу. Даша не понимала о чём, но боялась пошевелиться. Потом она проснулась в своей кровати и не могла понять, сон это был или явь. Форточка открыта, а на клетке нет платка. Девочка в недоумении отворила дверцу, кенар вылетел, уселся ей на плечо и вдруг запел пронзительно красиво, впервые со дня смерти деда Степана. Даша потерлась носом о жёлтый, теплый бочок и улыбнулась. А за окном, умывая летним дождем улицы, просыпался новый, восхитительный день.
0

#14 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 07 Декабрь 2017 - 23:31

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


13

ВОВА

Вова презрительно усмехнулся:
- Ну что, будешь еще лезть? Будешь?
Дылда корчился на земле, из носа его капала кровь. Леночка глядела на Вову круглыми от удивления глазами. Только что он ловким ударом разбил Дылде нос, а вторым сбил его на землю.
- Я больше не буду, – булькал Дылда, кряхтя, поднимаясь и прикрываясь локтём. Леночка…
Краем глаза Вова заметил, что Тамара Петровна поднялась из-за стола и, отвернувшись от окна, уткнулся в раскрытую тетрадь, на чистой странице которой он минут пять назад вывел слово «Сочинение». Больше пока написать он ничего не успел. К счастью, учительница пошла по другому ряду и не заглянула в тетрадь Вовы.
Вдруг по шее за ухом больно стрекануло. Вова оглянулся. С задней парты в него новым комочком жёваной бумаги целился через трубочку Дылда. Вова из подмышки показал ему кулак, но Дылда только иронически оскалил белые крепкие зубы и в свою очередь выставил из-под парты свой кулак. Здоровый, значительно здоровее Вовиного.
«После уроков побьёт, – вздохнул Вова, – и, главное, ничего не сделаешь. И чего он ко мне привязался. Из-за Леночки…»
Вова смотрел в тетрадь, но не видел ни слова «Сочинение», ни самой тетради. Надо же, и фамилия – Дылдин, и сам дылда. Здоровее всех в классе. Всем пинки и затрещины даёт, а ему никто. И фамилия подходящая… А у него вот тоже подходящая – всё время всё путает… Отец, правда, смеётся, ты не правильно интр… интре… интерпретируешь, как раз фамилия правильная, мы, мол, знаем свой путь, знаем, куда идти. А куда? В секцию, что ли, действительно записаться? В бокс, как отец давно советует? Вова представил себе, как он одним ударом валит на землю Дылду. Но осторожное воображение тут же рисует, как какой-нибудь боксёр бьёт ему перчаткой в нос и из тонкого носа льётся кровь. Нет, в бокс – нет… В дзюдо! Вот куда надо записаться – в дзюдо. И он уже видит, как Дылдин вверх тормашками летит на землю, а Леночка…
- Вова! – он и не заметил, как Тамара Петровна подошла к его парте и уж с минуту стоит рядом. – Ну, причём здесь дзюдо?! Тема сочинения – природа. При-ро-да!
Вовочка посмотрел в тетрадь. Под словом «Сочинение» было написано «Дзюдо – спорт смелых и сильных».
Класс весело гудел и в гуде этом выделялось злорадное «гы-гы» Дылды.

…Владимир Владимирович! – пресс-секретарь легонько тронул за плечо. – Пора, все собрались, ждут.
Он резко встал, сбрасывая с себя лёгкую паутину воспоминаний, и энергично зашагал по ковровой дорожке к двустворчатым массивным золоченым дверям…
0

#15 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 09 Декабрь 2017 - 21:22

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


14

НУ И ЛАДНО!


Витька Ветров ехал последним автобусом. Он был единственным пассажиром, и было немного неуютно. Перед своей остановкой юноша встал и двинулся к двери. На одном из сидений Ветров обнаружил одиноко лежащий дипломат. Витька посмотрел в сторону водителя. Он никогда не брал чужого, но тут было другое.
- Я просто посмотрю, что в дипломате,- подумал Ветров,- и отнесу в полицию. Этим водителям нельзя доверять, точно присвоит себе.
Как ни в чём небывало, Витька подхватил дипломат и подошёл к открывающейся двери.
Через минуту он бодро шагал домой.
С замиранием сердца юноша открыл дипломат и обнаружил в нём карту и записку: «Деревня Лаптева, улица Чубайса, дом 13. Шесть шагов влево от входной двери. Не забыть взять лопату».
Ветров развернул карту. На ней юноша увидел жирный крест. От его городка, где он жил, более 3 тысяч километров.
- Неужели клад!- подумал Витька.
Сердце его учащённо забилось.
- Какой же идиот потерял дипломат?- подумал он,- надо срочно ехать в эту деревню, чтобы опередить хозяина карты.
На следующий день Витька взял отпуск за свой счёт, занял деньги и отправился на железнодорожный вокзал.
Два дня Ветров трусился в плацкарте, потом на попутке добирался до деревни.
Даже не верилось, что в этой глуши, может быть, зарыт клад. Витька договорился с бабушкой о ночлеге и, оставив у неё вещи, пошёл по адресу. Улица Чубайса оказалась между улицей Троцкого и Бродвейной.
- Интересно, кто давал название этим улицам?- ухмыльнулся Витька.
Дом тринадцать оказался завалюхой, в которой давно уже никто не жил. Деревянный забор местами прогнил и лежал на земле, местами держался благодаря бурьяну и поросли.
- Тем лучше,- вздохнул юноша,- ночью никто мешать не будет.
Бабушка очень удивилась, когда её постоялец опросил лопату, но все же дала, подозрительно осмотрев на Витьку.
Ночь выдалась лунной, и Ветров без труда и проблем добрался до нужного адреса. Соседские собаки подняли шум, и юноше пришлось на некоторое время просидеть в кустах, пока они не успокоились.
Отсчитав нужное количество шагов, Витька стал копать. Земля была рыхлая, и копалось легко. Но даже это не спасало к непривычному физическому труду юношу. С него сошло сто потов, и рубашку можно было выжимать. Когда яма было уже ему по пояс, что-то звякнуло. Витька нагнулся и стал руками разгребать землю.
Это оказалась консервная банка. Внутри что-то белело. Витька посветил фонариком и обнаружил записку, в которой было написано: «А вот если бы отнёс дипломат в полицию, то и не надо было бы никуда ездить!».
- Чёрт, побери!- выругался Витька,- никогда чужого не брал, а здесь бес попутал.
И вдруг безудержно рассмеялся.
Положив банку на место, он стал её засыпать.
- Не один же я такой идиот,- думал юноша,- пусть и другие покопают.
Ветров стал предполагать: куда бы ему подложить дипломат…


0

#16 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 23 Декабрь 2017 - 20:45

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


15

ВЕРА С НАДЕЖДОЙ НА ЛЮБОВЬ


- Ну что, братцы, в шахматишки, домино или в картишки перебросимся? - В очередной раз предложил "неугомонный". - Скучно же валяться целыми днями, давайте хоть в "тыщу" сыграем!
- А может пивка накатим? Поднимем, так сказать, гемоглобинчик и лейкоцитики в крови, а то завтра на лучевой опять сожгут все запасы. Или по коньячку с кофеем! - Встрепенулся Коля-дальнобойщик из Курска.
- Тебе бы всё пивка да коньячка, - укорил его "профессор" - немолодой и малоразговорчивый врач-хирург со Ставрополья, совсем недавно перешедший в общении с соседями по палате на "ты", а то всё "Вы, да Вы". - Кефир пей да орехи грецкие ешь, вот и подымешь свои лейкоциты и гемоглобин. А шахматы, они мышление развивают, не дают мозгу застояться.
- А вы, мужики, чаёк заваривайте и пейте как я вот. И жажду утоляет и от другого чего помогает. - Вошел в разговор, поглаживая мощной ладонью по фарфоровому заварному чайнику, гаишник из Воронежа. Неделю назад он поступил к ним в палату и представился тогда сразу лейтенантом ГАИ, в Воронеже, мол, живу и работаю. Все долгожители палаты насторожились даже: как же, представитель закона в соседях будет, а особенно напрягся молчаливый "горец" - человек небольшого роста и неопределённого возраста, весь растатуированный как картинная галерея, пальцем ткнуть некуда. Коля тогда даже реплику бросил:
- Ну, повезло! В одной палате с инспектором будем, думал, хоть здесь от гаишников отдохну, ан нет, жизнь опять по-своему повернула.
Но потом всё улеглось и успокоилось - "лейтенант" оказался нормальным, компанейским малым.
- Эх, "профессор", кефир-то он только кишку расслабляет. А чаёк - чифирок, и вправду, можно заварить. Ты как, "горец", не против? Или, все-таки, по пивку? - Не унимался Николай. – А ты вот когда хирургом был, поди, не пивко, а спирт накатывал, перед тем как людей резать начинал. А, "профессор"?
- Другого разговора у него и нет. - Проворчал "профессор" и, встав с кровати, вышел из палаты.
- Мужики, что Вы его все подтруниваете - "профессор- профессор", может ему это не нравится, он же нам в деды годится. Переживает он, что сюда попал. - Высказался молодой парень из Норильска.
- Нет, он, значит, переживает, а мы тут лежим себе и радуемся! Ну, ты Володька сказал. Тебе он может и в деды годится, а нам - в отцы. Он, может быть, и хороший мужик, хотя сомнения есть маленькие на счет этой темы, может и хирург нормальный, но сильно переживательный какой-то! А как он уколов-то боится - видели, аж весь напрягается, будто его шилом в одно место тыкать будут, ещё чуть и под потолок подпрыгнет, или в обморок упадёт. Надо же так - хирургом работает, скольких распластал, а уколов боится! Странно как-то! - Сказал Коля в наступившей тишине. - А вообще-то все мы здесь одинаковые, на равных, как на полевой дороге, все с одним и тем же лежим. Он-то хоть пожил, а у нас вот эта тема под бо-о-ольшим вопросом! Сколько ещё выделено кому, неизвестно! Лежим тут уже по месяцу, а кто и больше, как кролики подопытные, обрыдло всё: и шахматы и карты.
- Да ладно Вам, мужики, завели бодягу. Давайте про жизнь поговорим, про любовь и всё такое. – Прервал «лейтенант» Колю. – Вот, вы знаете, какой я чаёк пью постоянно из этого чайничка? – И с какой-то, видимой не вооруженным глазом, любовью погладил пузатый чайничек. Сказано это было спокойно и в тоже время интригующе, что все, не сговариваясь, заинтересованно уставились на чайник и, чуть ли, не одновременно, видимо от любопытства, распирающего их изнутри, спросили:
- Какой?..
Немного помолчав, «лейтенант» начал свой рассказ.

Вера с Надеждой на Любовь.
«С женой мы прожили пять лет, год до, четыре после свадьбы. Жизнь вроде была размеренная: работа, дом, в выходные дача, иногда ходили в ресторан, иногда в кино. Сказать, что жили, душа в душу, значит соврать – всяко бывало, но, в общем, всё было нормально. Потом вдруг стал плохо себя чувствовать, уставать быстро, появилась вялость и апатия ко всему, и по - мужскому делу провал за провалом, потом попал в больницу, перетрясли всего, направили сюда – в ИМР, здесь облучили, пролечили как им, врачам, виднее, пролежал четыре месяца, проходя курс лечения. Первые два месяца жена приезжала проведать, раза два в месяц, потом в следующие два месяца – раз.
После выписки с каким-то нехорошим предчувствием приехал домой, а там голая квартира - одни стены, диван и полупустой шифоньер с моими вещами - ушла супруга, даже из города куда-то уехала, оставив записку, чтобы не искал и заявление - согласие о разводе. С работы уволили по состоянию здоровья, так как на ВТЭКе дали вторую группу инвалидности. Получается, что не нужным стал никому: ни на работе, ни жене. Да и зачем ей, красивой и молодой, я - больной, инвалид 2-й группы, да ещё импотент. Начал пить. Появились «друзья», которых раньше на порог не пустил бы.
Потом, где-то, через полгода, встретил женщину. Вытянула она меня из этого «омута» запойного прямо как в фильме «С лёгким паром»: «подобрала, отмыла, отогрела, приютила». Пить бросил.
Но силы мужской не было, а женщина хорошая попалась, и понимает меня и старается помочь, но тщетно. Ничего не выходит, хоть ты тресни. Предлагал ей уйти, а она ни в какую не соглашается: «Нет, не уйду! Люблю и всё тут, и разговор окончен, всё будет хорошо, только нужно успокоиться, подлечиться!». И так спокойно сказала это, что я поверил, что так и будет. Стал я тогда искать лекарства от импотенции, был у разных врачей, у бабок. Потом кто-то сказал, что в области живёт дед, который лечит от всех болезней. Через своё УВД навёл справки о том лекаре, всё узнал и поехал. Оказывается, во время войны он был военврачом в прифронтовом госпитале, и в звании полковника, а после войны работал в районной больнице, а сейчас вот лечит травами.
Деревня находилась в двухстах километрах от Воронежа, небольшая такая деревенька, дворов на пятьдесят, у самого леса и от трассы в километрах пяти. Пока шел полевой дорогой до неё, вдыхая аромат разнотравья под стрекотание кузнечиков, много передумал о своей жизни. Лет - то мне тогда было двадцать семь, молодой ещё, а уже болезней букет… Ну, да ладно. В общем, дотопал я до деревни, спросил в первом доме, где найти этого деда. Мне объяснили.
Пришёл.
Стоит рубленый дом под железной крышей, двор, огороженный тыном, весь засеян разнообразными цветами, много цветов.
Когда я зашёл в дом, сразу попал в просторную, невысокую и светлую комнату в три окна, с белёной русской печкой и деревянным столом на резных массивных ножках, стоящем посреди комнаты, в левом углу, под потолком, в резной рамке с позолотой располагалась и обращала на себя внимание икона. За столом я увидел седого крепкого деда с окладистой бородой, одетого в холщёвую рубаху, широкоплечего и крупного как дуб, перебирающего травы.
- Здравствуй! - Сказал он мне, как будто мы с ним давно знакомы.
- Здравствуйте! - Ответил я, а сам стою как школьник перед учителем. И чувствую, что как мурашки забегали по спине. Представляете, работая в ГАИ, приходилось в разные ситуации попадать и с разными нарушителями сталкиваться, но такого не припомню, не было, ни разу. А этот дед продолжал мне говорить, не отрываясь от своей работы:
- Знаю, знаю, зачем пришёл, вижу. Выйди-ка во двор, - он показал в окно, - вон там растут цветы, ноготки называются, нарви кулёк, вот возьми газетный листок и сверни, потом как закончишь - зайдёшь, дальше скажу.
Я, как по приказу, вышел во двор, нарвал газетный кулёк жёлто-оранжевых цветков, и вернулся в дом.
- Садись и слушай. Я бы мог, конечно, тебя и от той болезни вылечить, но тебя уже прооперировали, и чувствую пока всё нормально, а вот от второй твоей хвори по мужскому делу эти ноготки помогут, да и сосуды кровеносные укрепят и очистят, только готовить настой и принимать нужно так, как я тебе скажу, понял. Иначе всё зазря будет. Курс выполнишь в три этапа. Так вот, возьмёшь две щепотки цветков, зальёшь кипятком и настоишь в заварном чайничке стакана на два, и будешь пить в два присеста в течение 15 дней: прополощешь минут пять во рту и проглотишь. Весь отвар из чайничка так за шесть часов ты и выпьешь, эдак минут через тридцать это надо будет делать, потом 15 дней отдыхаешь, потом опять так же ещё два раза по 15 дней пьёшь, 15 - отдыхаешь. Еще раз – два в день зубок чеснока с кусочком сальца, размером так с кусочка два сахара, принимай, допустим, утром на голодный желудок и вечерком перед сном. Спиртного и табаку ни-ни! И главное, когда почувствуешь мужика в себе, потерпи, не кобелись, а закончи курс лечения как надо, а то потом никто тебе не поможет. Понял меня?
Его голос был какой-то глухой и негромкий, но ясно слышим. Откуда он про всё узнал, про мои болячки - не знаю. Просто так всё сказал, а потом добавил:
- Ну, иди с Богом!
Я встал, поблагодарил его и спросил, сколько я ему должен за совет, помощь в этом моём лечении и за цветки. Он посмотрел на меня пристально и сказал:
- Не в деньгах счастье, парень! Здоровье и Душа дороже! Вот, когда тебе станет хорошо, и ты обретёшь душевное спокойствие и здоровье, сам решишь. Так что ступай с Богом!
Сейчас, видите, всегда чайничек со мной, заканчиваю уже второй курс календулопития, и чувствую себя как молодой жеребчик, тьфу-тьфу! Так и хочется порадовать свою новую жёнушку за долготерпение и за заботу. Но лучше потерплю ещё немного, а то – вдруг, не дай Бог, всё испорчу! Понимаете, начинаешь верить в разное.
Вот такая штука, братцы! Думал сначала, что всё потерял и Любовь, и Веру в эту самую Любовь после побега первой жены, но вот ведь нашлась Настоящая Женщина, вдохнула в меня Надежду, укрепила Веру и зажгла Любовь! "
- Вот так, Коля-Николай, а ты пивко, водочка!
В палате повисла тишина. Каждый, наверное, обдумывал услышанное и мыслил о своём и про себя, а смог бы лично он, вот так, запросто, взять и рассказать в мужской компании, случись такое с ним, не дай бог, об импотенции, как об этом рассказал «лейтенант»?
- Да!.. Ну, лейтенант, ты и наговорил тут страстей. Да ты и не переживай, что ушла она, значит не любила, … она одним словом, ты уж извини!
- Да, что там, переживал сильно, по началу. Ну, а теперь, всё позади!
- Ну, и ладненько, ну и хорошо. А я Вам, мужики тоже, свою одну историю расскажу. Всяких историй было, но эту как щас вижу, вот здесь, как ступица в колесе сидит. – Постучав себя ладонью по груди, начал Коля-дальнобойщик.
Старая дева

«После армии я устроился работать в автоколонну шофёром. Проработал всего 2-3 месяца и нас, человек двадцать, отправили в командировку, в дальний колхоз, на уборку урожая.
Механик колхоза после встречи и знакомства определил нас на жительство: вначале несколько шоферов расселилось в колхозном клубе, а затем оставшиеся водились по домам, где он уговаривал колхозников принять на две-три недели постояльцев. Особого желания в подселении шоферов семейные колхозники не проявляли, поэтому расселяли по домам, где жили старики, обещая в оказании им помощи. Мне достался небольшой, затрапезного вида, дом, в котором проживала одинокая женщина неопределённого возраста, может 40, может 50 лет, на вид. Она долго сопротивлялась на счёт моего проживания, но потом, под нажимом и после долгих уговоров механика, согласилась.
Поздно вечерами я возвращался из рейсов, ужинал тем, что было на столе - хлеб и молоко, ложился спать, утром рано вставал и опять в рейсы.
Через несколько дней я узнал, что моей "хозяйке" всего 34 года, работает она дояркой, и к тому же не вдова, как я думал, а так называемая "старая дева".
Больше всего удивило то, что она мне показалась старухой, а мне тогда было 22 года.
А тут ещё наша "шоферня" узнав такой казус, стали меня "поедом съедать":
- Ты чё, да чё! Ты, мол, парень не будь лохом. Жми на педаль! Не тушуйся! Женщины любят ласку и напор, как в машине смазку любит мотор.
Наслушавшись их наставлений, однажды я решил рискнуть. Купил в сельпо бутылку водки, колбасы и конфет, и попросил хозяйку вечерком истопить баню, мол, день рождения у меня, праздник вроде бы. Вечером, после баньки, сели за накрытый стол, выпили. Говорили долго и много, спать уложились поздно, а может уже рано, сейчас вспомнить трудно.
Помнится, в темноте, я пришёл в её комнату…
...Утром, сильно обняв меня и поцеловав, она сказала:
- Какая же я была дура, столько лет прожила, и не знала - как это хорошо!
Вечерами она угощала меня то пирожками с картошкой и солониной, то наваристой куриной лапшой. Потом мы нежились в постели, и я до сих пор помню её упругое тело и ласковы руки, а через неделю - полторы мы, закончив свою работу, уехали в город.
Года три, а может четыре прошло с того времени и вот как-то пришлось проезжать мне мимо той самой деревни и, подчиняясь воспоминаниям, я решил заехать к ней.
Дом стоял там же, но был обихожен, а в палисаднике играл мальчуган, лет трёх. Когда я подъехал, из дома вышла моя бывшая хозяйка.
Легкой походкой она подошла к воротам и, увидев меня, как-то просто, как - будто мы не виделись всего дня два, сказала:
- Здравствуй! Вот, вышла замуж. Муж хороший. Родили Ванюшку. А как ты?
- Я… Я тоже нормально…
Больше я в той деревне не был."
- Да, Коля-Николай! Как же ты так, а вдруг – твой мальчонка-то!
- Да, думал, я! Но живут себе, нормально, да и она ничего не сказала. Муж, мол, хороший. Да и женатый я уже на тот момент был. Ладно, разбередили душу…
Много разных жизненных историй рассказывалось вечерами в ИМР г. Обнинска в том 1974 году. Людей этих давно уже нет, а вот истории, рассказанные ими, сохранились.
0

#17 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 24 Декабрь 2017 - 14:40

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


16

ВЕЛИКАЯ СИЛА СЛОВА

В 1980 году сплавлялись мы вчетвером по реке Кантегир, одному из притоков Енисея. Сплав закончили у Саяно-Шушенской ГЭС, она тогда ещё только строилась. Водохранилище уже было заполнено, и к створу плотины мы добирались на небольшом катере. Катер шел медленно, осторожно, так как из воды там и сям торчали верхушки деревьев. Обычное дело – в ложе водохранилища не успели вырубить деревья и лес так и ушел под воду. Сама плотина – гигант, на ней копошились люди-букашки.
На небольшой железнодорожной станции ждём поезда. По этой ветке он ходит редко, всегда забит до отказа. Нам досталось два купейных места и два плацкартных, все в разные вагоны. Места в билетах, естественно, не указаны. О нумерации вагонов – с головы ли, с хвоста – в те времена в наших палестинах объявлять было не принято. А стоянка, между прочим, всего две минуты. Потому обычно при посадке на перроне возникало два потока из бегущих навстречу друг другу пассажиров. У нас технология скоротечной посадки была отработана. Груз концентрировался посредине платформы, самый шустрый имел задачу первым налегке вскочить в вагон и через головы
неторопливо выходящих и суматошно садящихся пассажиров ловить и складывать в тамбуре наши рюкзаки. Потом, забросив груз, мы принимались выдергивать из вагона прибывших и чуть ли не силой забрасывать в него отъезжающих. В последний момент, под истошные крики проводницы: «Отходим! Отходим!», вскакивали сами. Всё! Поехали! Можно утереть пот.
Должен сделать небольшое отступление. В советские времена проводница на железной дороге – как правило, крупногабаритная тётенька далеко за бальзаковский возраст – бог и царь для пассажиров. От неё зависело, достанется постель или нет – на всех обычно не хватало. Будет ли в титане кипяток, откроется ли второй туалет, на какой полке ехать – всё зависело от отношений с проводницей. Часто оказывалось, что мест в вагоне меньше, чем пассажиров. Тогда предстояли длительные и нудные поиски по вагонам главного по проводникам, хождения из вагона в вагон. Обычно часа через два-три всё устаканивалось.
Итак, мы стоим все в тамбуре одного вагона, решаем почти неразрешимую задачу – как всем четверым очутиться в одном купе. А это позарез необходимо. Подумайте сами – как ехать в разных вагонах четверым заросшим щетиной, пропахшим дымом и рыбой мужикам? Чашки-ложки-кружки в одном рюкзаке, еда – в другом, все походные деньги сосредоточены тоже в одном месте. Да и поговорить надо, обсудить за рюмкой чая наболевшее, разобрать всякие казусы. Переговоры с проводницей руководителя похода Славы Максимова ничего не дали, вернулся он ни с чем. Все приуныли. И тут меня осенило. Я подумал – на туристов мы не очень-то похожи (а отношение к ним во все времена было и остаётся снисходительно-пренебрежительным). Возраст у всех далеко не юный, самому старшему – это я – уже за пятьдесят. Женщин нет, что для туристов не характерно. А самое главное – нет гитары, первейшего и необходимейшего атрибута туристов. В общем, шанс есть, и я, не ставя в известность о своём плане, отправился к проводнице. Разговор состоялся такой:
- Сударыня, можно вас на минуту? – проводница с интересом, обращение-то необычное, обернулась.
- Мы геологи, два месяца в тайге были. И нам обязательно (слово «обязательно» я произнёс с нажимом) нужно в одно купе! –
- И чо? Ездиют у меня и геологи. Давайте освобождайте тамбур!
Расходитесь по своим вагонам! – проводница повернулась уходить.
Я тронул её за локоток:
- Послушайте, уважаемая! Вообще-то не имею права говорить вам,
да уж придётся нарушить. Но должен предупредить – вы никому ни
слова! Ни-ко- му! Дело в том, что мы везём с собой золото – тут я сделал многозначительную паузу, пристально посмотрел ей прямо в глаза – и по
инструкции рядом с грузом всегда! В любую минуту! Должно быть
не менее двух человек! –
Я сделал паузу, потом доверительно ещё раз проговорил:
- Только ещё раз прошу вас, об этом никто не должен знать –
Проводница, приоткрыв рот, несколько мгновений смотрела на меня, потом как-то вдруг взволновалась, из голоса пропал металл:
- Погодите маленько, ребятки. Сейчас что-нибудь организую –
Я возвратился в тамбур, а в вагоне началось движение. Захлопали двери купе, по коридору взад и вперёд задвигались люди с багажом, споры, недовольные голоса. Наконец, появилась оживлённая раскрасневшаяся проводница:
- Ну всё, ребятки, идите в пятое купе, располагайтесь –
Расположились мы с комфортом. Кружки, банка тушенки, сухари, малосольный хариус. Естественно, остатки спирта. Просто божья благодать! Из-за духоты дверь купе приоткрыта. И стали мы замечать – мимо началось какое-то странное движение; народ снуёт безостановочно, проходящий обязательно замедлит шаг, любопытным взглядом обшарит купе. Появился бригадир проводников, постучал в полуоткрытую дверь, вошел, поинтересовался:
- Нормально устроились? Ну и хорошо, отдыхайте –
Товарищи мои в недоумении:
- Что за ерунда? Отчего такой интерес? –
Наш руководитель Максимов догадался первым:
- Давай колись, Палыч! Твоя работа? –
Пришлось признаться. И заодно предупредить – надо держать марку, всё отрицать и меньше двух в купе не оставаться. Понемногу ажиотаж в вагоне утих. И вот мы стоим с Максимовым в тамбуре, курим. Рядом мнётся один из пассажиров, молодой парень, по одежде и выговору явно из местных. Наконец, парень решился:
- Мужики, вы ведь геологи? –
- Они самые – отвечаем (а куда было деваться?)
- Как у вас с заработками, хорошо платят? –
- Не жалуемся –
- А устроиться к вам можно? –
Пришлось изобретать на ходу:
- Опоздал, друг, сезон заканчивается. Жди до следующего года –
Парень всё не уходит, мучает его главный вопрос. И он его задаёт:
- А правда, что вы золото везёте? –
Тут уж мне пришлось призадуматься. Сказать «да» нельзя, всё же почти государственная тайна. Да и что за болтуны-геологи попались? Но и «нет» надо сказать так, чтобы было похоже на «да». Я усмехнулся, похлопал его по плечу и со словами «ну что ты, какое у нас может быть золото?» ушел к себе в купе.
До дома доехали спокойно. А месяца через два совершенно случайно прочитал в «Комсомольской правде»:
«….. В горах Западного Саяна геологи обнаружили следы рассыпного золота,,,». Видно, совпадение.
0

#18 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 24 Декабрь 2017 - 17:02

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


17

НЕМОЙ СВИДЕТЕЛЬ

Банальности стали происходить в моей судьбе еще до моего рождения: отец бросил маму, едва узнав о ее беременности. Чуть позже, ровно через двадцать лет, я застала своего мужа в постели с лучшей подругой. То ли банальность – это закономерная суть жизни, ее ироничная типичность в разрезе, то ли ... банальна именно я. Потому и притягиваю все это. Как однажды сказала моя соседка: «К моему берегу одно дерьмо плывет. Видать, дерьмовый берег!»
...Полчаса назад, я чувствовала себя одной из самых благополучных женщин своего окружения. И вот, просматривая почту, я заметила конверт нестандартного размера. Обратного адреса не было.
Странно... В самые стрессовые моменты я начинаю раздваиваться на героиню и зрителя. Наверное, это – защитная реакция организма. Вот и опять мне показалось, что я смотрю дешевый пошлый кинофильм, только главной роли – я. Вульгарно и избито. Но оторваться невозможно.
Вот он вальяжно сидит в кресле напротив кровати в стиле барокко и что-то говорит полуголой девице. Она жестом умоляет его вернуться в скомканную недавними любовными играми постель. Но он уже успел одеться. Девица улыбалась, но ее взгляд... О, как хорошо я знала этот взгляд! Так смотрят голодные, вынужденные просить милостыню. Мой муж завел любовницу, которая ему уже наскучила? Я должна была это почувствовать, но он – такой нежный и любящий... Мерзавец и лицемер! Просто дома он старался играть более усердно...
Безукоризненное тело соперницы, ее поза, томная усталость, граничившая с полным изнеможением, намертво приковали мое внимание.
Почему память всегда так некстати услужлива? Ярко, как наяву, мне вспомнилось знакомство с Олегом...
... Мы встретились на телевидении. Он был новым оператором. Его взгляд упорно останавливался на мне. Мне хотелось спрятать свои переживания о недавнем разводе от сотрудников, но операторские глаза неотступно следили... Я начала раздражаться.
Мои скромные обязанности помрежа уравновешивались мечтой поступить на факультет журналистики ЛГУ и стать телеведущей. Там, в глубине воображаемого будущего, где всех нас ожидают недостающие ценности жизни, я восстанавливалась после пережитого.
«Какой черт принес этого «Ромео» с его обожанием!» – негодовала я, – «Ну, кого я могу полюбить, если еще не разлюбила мужа?»
Как большинство людей, я весьма противоречива... Внутри меня живет и циничный прагматик. И вот он, победив моих же романтиков, пытавшихся взять высокую ноту, вырвался к микрофону и запел:
«А кто, собственно, требует твоей любви? Тебе ее дарят, глупая, и пока ничего не просят взамен. Настоящие королевы оказывают честь, принимая бесценные подарки. Прачки же чувствуют себя в неоплатном долгу, получив шоколадку».
... Это был не единственный снимок! Хотя все происходило в одной и той же кровати...И Олег везде запечатлен в момент ухода... Одетый... Мерзкие кроссворды для жены...
Горькое, как желчь, отвращение подкатило к горлу и вызвало тошноту. Я приучила себя к мысли, что любима. Нет, не так! Он приучил меня к этой мысли и три года ежеминутно доказывал свою любовь.
Второе супружество, похоже, завершается. И это – в 25 лет! У него нет даже брезгливости! Он мог заразить меня какой-то гадостью. А может, уже заразил...
... Я едва добежала до ванной, и меня вытошнило. Наверное, подпрыгнуло давление.
Самым разумным было бы выкинуть фотографии в мусоропровод, а заодно вытрясти из своей жизни и Олега. Да, нужно окончательно забыть о нем без сожалений, тем более, что я его... никогда не любила.
Ну, вот, наконец, я призналась себе в самом трудном. Не любила, но вышла замуж.
Ну, пожалуйста, не надо спешить с ярлыками! Я и сама себя презирала. Но знали бы вы, как я старалась полюбить его! Как обманывала всех вокруг, но главное, себя, что мне это уже удалось! Я уставала от своей псевдострасти, но голова моя не отключалась никогда. И самое обидное – в том, что Олег был прекрасен в постели. Гораздо лучше моего первого мужа. Но того я любила, и «крышу» сносило от каждого его прикосновения. А, может, Олег ... догадался? Почувствовал, что я играю...
Я не люблю Олега. Почему же тогда мне так больно? Даже больней, чем было с мужем, когда тот предал... Неужели предательство раба ранит больше, чем предательство господина?
Конечно, речь не идет об унижениях и рабстве, в стандартном смысле. Но ведь взаимной любви на свете нет и быть не может! Все отлично помнят аксиому: " Из двух любящих один любит, а другой позволяет себя любить". Вот и образуются любимые – господа наших чувств, и любящие – рабы. А коли так, что толку менять партнеров? Сначала нужно осознать, что важней конкретно для тебя: любить или... Возможно, Олег устал от невзаимности?
Вскоре опять подключился мой внутренний циник:
«Лучше осознанно заводить отношения сразу с двумя: одного любить самой, другой – пусть любит тебя. Это была бы разумная попытка отполировать заусенцы мироздания. А что? Раз природа так несовершенна, почему совершенным должен быть созданный ею человек? Один ранит душу, другой – залечивает раны. Садомазохистское равновесие... Ведь «истинно то, что оправдывает себя в жизни»! Кому нужны такие ценности, которые не только не оправдывают себя, но портят нашу и без того нелегкую жизнь! Лицемеры мы все.. Черно-белая мораль в пестрящей оттенками жизни»!
.. Моя уверенность в себе только что растаяла, как сосулька, которую бросили в костер.
«Как же я смогу кому-то поверить после всего этого? Любила я Олега или нет, но я ему никогда не изменяла»!
Услужливый оппонент тут же вынырнул из глубин моей только что сокрушенной самооценки, снял ласты и акваланг, отряхнулся от водорослей моих претензий на целомудрие и, злорадно ухмыляясь, заявил:
– Не изменяла? Так это от лени и трусости, милая. Пригрелась в безопасном уголке... Да и кандидата не было подходящего! А если бы влюбилась опять, как когда-то в своего первого мужа? Остановило бы тебя твое целомудрие?
Я поняла, что он, скорее всего, прав, этот отвратительный голос, и мне вдруг стало безразлично, что будет дальше. Желание разглядывать фотографии пропало. Ясно одно: кто-то снимал моего мужа каждый раз, когда он уходил от своей девицы... Неужели нельзя было тайно установить камеру? Тогда бы мной были получены бесценные кадры неопровержимой близости. А сейчас измена, хоть и очевидна, но не так впечатляет. Щадили мои чувства? Влюбленный мужчина хочет разлучить нас с Олегом, но пытается уберечь меня от инфаркта? Господи! Какая чушь порой лезет человеку в голову!
Наверное, что-то помешало установить камеру. И потом, если это шантаж, то почему не просят денег? Если любовница пытается завладеть моим мужем, то почему нет сопровождающих писем: «Мы любим друг друга, я жду от него ребенка»? А что, если ...сам Олег хочет зажечь меня, заставив полюбить себя через ревность... Интересно, как он потом станет выкручиваться! Скажет, что открыл бордель, чтобы лучше содержать меня, свою любимую, а снимки сделали его конкуренты по бизнесу? А более откровенных фоток именно поэтому и нет: он мне не изменял... Так я и поверила!
На меня напал нервный смех: «Зачем я придумываю легенды о его невинности? Какой, на хрен, бордельный бизнес? И кому нужен муж-сутенер, даже преданно хранящий верность супруге! Да и вызывать мою любовь такой ценой – было бы явным перебором!»
Завтра же подам на развод и найду себе любовника!
« Лучше сначала найти любовника, а потом подать на развод...» – рявкнул мой внутренний циник, но тут же заткнулся, поняв, что мне не до любовников. Но как бы мне помогли сейчас несколько восторженных мужских взглядов! Я знала, что придет время, и я смогу привычно сбалансировать свой внутренний интерес к миру с полным к нему равнодушием, неторопливо прогуливаясь по красивым улицам города, подкачивая мышцы самого ненасытного женского органа – тщеславия.
... Мы с Олегом считались красивой парой по контрасту: мои темные пышные волосы, черные брови и ресницы, никогда не требовавшие краски и услужливо оттенявшие большие карие глаза, удачно и выразительно дополнялись обликом синеглазого блондина. А если эта фраза показалась Вам эгоистичной, то можно сказать и наоборот: его облик дополнялся моим.
... В этот момент Олег находился в очередной командировке с другом, Славкой Хрусталевым. Тот умел шустро находить заказы на съемки свадеб и других торжеств за пределами Питера. В самом городе конкуренты не давали дышать.
Иногда халтуры по деревням длились неделями. На работе приходилось отпрашиваться, а то и откупаться. После таких поездок, Олег приобретал что-то значительное, например, путевки на острова...В общем, баловал.
... Три года назад, когда мы впервые увидели друг друга, он вынес меня из траура, которого даже не заметил. Выжженная изнутри после предательства первого мужа, я продолжала оставаться привлекательной внешне. Олег влюбился в меня мгновенно, влюбился неистово, до дрожи в руках, до ходящих нервных скул и готовности сразиться с целым миром ради возможности ко мне прикоснуться. Я сдалась.
... Мама, конечно, будет убита новостью о крушении моей личной жизни. Полгода назад мой брат прошел через развод со своей женой, Ниной, которую очень любил, но не смог удержать. И вот теперь - я. Бедные наши мамы!
Быстро собрав вещи, я поймала такси и отправилась в свой родительский дом.
... Олег искал меня. Я не отвечала на его СМС-ки и велела маме не подходить к телефону, но когда он начал паниковать всерьез, до меня дошло, что он может подать в розыск. Тогда я отослала ему текст: «Я ушла. Прости! Мне так и не удалось полюбить тебя».
Я не хотела быть брошенной. Гордость бунтовала и кричала: «Не говори о фотографиях! Сделай вид, что ты ничего не знаешь о его изменах».
Тот проклятый конверт со снимками я забрала еще и затем, чтобы в трудные минуты не сожалеть о своем уходе. Вспомнились «мудрые женщины» с их вечным осуждением таких, как я... Они терпят измены и ждут, пока мужья успокоятся, став импотентами по возрасту, чтобы подарить свою вынужденную верность супругам.
Подсознательно я молилась о волшебном доказательстве верности Олега. Доказательстве, до которого я не додумалась, но которое все-таки существует и заявит о себе. Он молчал, и это сильно задевало. После моей СМС-ки он ни разу не позвонил. И мы, как назло, не сталкивались на работе, попадая в разные смены... Хотя найти друг друга - ничего не стоило.
... И все-таки через полтора месяца я встретила его в коридоре. Он остановился и спросил, как мои дела. Я нервно улыбалась, пытаясь изобразить самодостаточность.
Он вытащил из папки открытку и, протянув мне, сказал:
«Это – приглашение на мою персональную выставку. Приходи! Думаю, будет интересно».
Я даже не успела отреагировать, как он повернулся и пошел прочь.
Три дня я не ходила на работу: взяла больничный.
В день выставки я напилась валерианы, и через час уже стояла перед входом в старый кинотеатр на окраине города, превращенный в демонстрационный зал. Я бывала тут на выставках знакомых художников и фотографов. Но Олег никогда не выставлялся.
Выставка называлась «Утоленная страсть». На стенах фойе и зала были развешены большого размера фотографии. В основном, черно-белые. Наклеенные на толстый черный пенопласт и обработанные каким-то покрытием, они напоминали художественные полотна живописцев. Сюжеты были объединены переживаниями людей после физической близости.
Запечатленное на снимках показалось мне чудом: так тонко подмечены психологические детали и внутренний мир людей в момент, когда близость свершилась, и голая правда отношений не умеет спрятаться, вылезая во взглядах, жестах, пластике, мимике... Тут были супружеские пары и одинокие женщины, урвавшие кусочек псевдолюбви, юные джульетты и проститутки...
На одной из фотографий молодая куртизанка азартно пересчитывает заработок, пока, как ей кажется, ее не видит клиент. Но он незаметно наблюдает за ней, и его губы изогнуты в философско-саркастической улыбке.
А вот - молодожены, проснувшиеся утром после первой близости... На полу капроновая белая фата – символ только что утраченной невинности. Луч солнца сквозь неплотные шторы высвечивает контуры юных тел, сплетенных в неразделимое целое.
Встретилась мне и работа «из конверта»! Та девушка...Я запомнила ее навсегда.
Я подолгу стояла у каждого произведения. Какая бездонная тема для художника! Не только не избитая, но и почти нетронутая... Все снимают саму любовь или прелюдии к ней. А что случается потом, стыдливо умалчивают. А ведь это – ханжество – молчать про «потом»! Я гордилась Олегом: он не побоялся замахнуться на такое!
Завершала выставку фотография...кровати. Той самой, из конверта, на которой происходили съемки. Скомканная постель... Здесь только что бушевала страсть...
Изогнутые по старинной моде ножки, высокая полукруглая спинка-изголовье, широкий матрас...
Я долго смотрела на снимок, словно именно в нем был скрыт ответ на все мои вопросы. На меня нашло странное оцепенение...
Внезапно показалось, что кровать грустно улыбается и даже пытается что-то сказать. Было несложно мысленно воспроизвести ее заговорческий шепот:
«Я хотела бы поболтать с тобой, но не имею права: с меня взяли подписку о неразглашении тайн. Я родилась три века назад, и мне давно пора на пенсию. Но я всем нужна, и меня не отпускают. Реставрируют, и опять – на работу. Мне доверяют слезы и отчаянье, нежность и любовь, страсть и похоть, сон и пробуждение, мечты и подлые замыслы... На мне убивали, испытывали наслаждение и разочарование, растлевали и насиловали, продавали и покупали...Я смертельно устала! Не спрашивай ни о чем! Я знаю ответы. Но ты должна понять сама... Сама...»
При выходе можно было почитать об авторе и главном исполнителе проекта, Олеге Грушевском. Но ни на одной фотографии Олега не было и быть не могло: он – автор идеи и фотограф. Я уже поняла, что он не изменял мне. Но кто же снимал его и отсылал мне снимки?
Если бы тогда, в СМС-ке я придумала любую другую причину своего ухода, мы могли бы помириться. Мое признание в нелюбви убило наши отношения. Олег не станет меня возвращать! Но он готовил эту выставку именно для меня! Я сразу это поняла...
Во мне давно зрел протест против его профессиональной всеядности: никаких амбиций! И однажды я прямо спросила его, не надоело ли ему снимать колхозников, школьников и туристов, повторяя это тупое «Улыбочка!». Он молчал, что еще больше распалило меня:
– Я вот, учусь на тележурналиста, у меня есть планы, мечты... Пойми, все эти виды Петропавловской крепости и доярок набили оскомину! Это что, предел твоего профессионального самовыражения?
Я хлестала его своим сарказмом и презрением. Потом мне было стыдно: сама-то я кто? Будущая телеведущая под вопросом. Мы все великие в своем воображении, пока молоды! Но все-таки мне нравилось думать, что во мне больше глубинной тонкости и интеллигентности, тех невидимых, но ежедневно вдыхаемых субстанций, которые можно приобрести только с молоком матери.
Моя истерика... Я потом забыла о ней. А Олег никогда не напоминал. ... И вот он доказал мне... Я чувствовала себя потрясенной.
Возможно, это покажется нелогичным и даже нереальным, но, разглядывая фотографию кровати и мысленно беседуя с ней, я вдруг ясно поняла, что давно люблю Олега, но не осознавала этого. Нет, не его успех стал катализатором моих чувств! Его выставка доказала его верность мне, его непоказную глубину, куда я никогда не проникала и куда меня уже никто не впустит.
Дома, под сочувствующими взглядами мамы, страдающей из-за наших с братом искалеченных судеб, я лечилась оскорбленной гордостью. А теперь у меня не осталось и этого лекарства.
Внезапно сильно закружилась голова. И, чтобы не упасть, я села на корточки: скамеек и кресел рядом не было. Что случилось потом, я не помню. Наверное, это был обморок.
Очнулась я в машине Олега. Мы оба молчали. Я мечтала о поездке в нашу квартиру. Мне не терпелось оказаться с ним постели. Но он вез меня ... к моей маме. Не умея унижаться и не желая учиться этому, я по привычке ожидала мужской инициативы. Увы! Олег вел себя, как уставший таксист.
Когда я вышла из машины и, собрав все силы, чтобы не зарыдать, гордо помахала ему рукой на прощанье, он вдруг окликнул меня:
– Я все знаю, Мила. Одна из фотографий осталась под диваном...
Каждый день я объяснял моделям суть проекта, а меня в это время тайно снимали... Этот человек был моим другом. Да, Славик, он самый. Он тайно влюблен в тебя, как оказалось. Вот и подсуетился, подонок, чтобы нас развести. Так что, я перед тобой чист, и хочу, чтобы ты это знала. Сам не знаю, зачем мне это.
– Наверное, потому, что ты меня все еще любишь, – ответила я, сдерживая нервную дрожь.
– Да, я все еще люблю тебя, конечно. Но я смогу уничтожить эту любовь. Я – сильный. Я верил, что ты полюбишь меня... А, может, даже уже... Но ты лишила меня возможности обманываться...
– Олег! Я люблю тебя...
– Уже ничего нельзя изменить. Я уничтожил в себе... Но главное, я никогда не смогу поверить... Ты ведь ушла не из-за этих дурацких фотографий... Ты давно искала повод и нашла его. Настоящую причину мы оба знаем.
– Олег! Ты не прав!
– Да, я не прав: я не должен был жениться на женщине, которая меня не любит. Ты написала мне правду, Мила! Кстати, спасибо за честность! Не трави мне душу, не выясняй ничего! Нас легко разведут: детей нет... Я устал... Очень устал...
Он рванул с места, и я едва успела отскочить в сторону.

... Я пыталась ему звонить, но он поменял номер телефона, уволился с работы, а, когда я, наконец, приехала в нашу с ним съемную квартиру, чтобы поговорить, дверь открыли чужие люди. Олег переехал, и я не знала о нем ничего.
Через три месяца я получила от него свидетельство о разводе и записку:
«Мила! Нас развели. Мне помогли это сделать без твоего присутствия: зачем нам лишние стрессы! Я желаю тебе счастья. Олег»

Эпилог.

С тех пор прошло десять лет. От общих знакомых я знала, что Олег давно женился и растит дочку. Больше никаких сведений не было.
Я так и не стала телеведущей, но, закончив университет, устроилась в редакцию литературного журнала, где с успехом тружусь до сих пор.
Первый муж расстался с той, ради которой когда-то оставил меня, и попытался вернуть прошлое. Но я не нашла в себе ни намека на былые чувства к нему.
А пять лет назад я вышла замуж за хорошего человека. Но очень скоро он стал жутко меня раздражать, и я ушла от него.
Все эти годы я вспоминала Олега. Я придумывала невероятные сюжеты, как мы случайно встречаемся на какой-нибудь выставке, где он – один, без семьи. В моих фантазиях он овдовел и возвращается ко мне. Мы вместе растим его дочь, и я рожаю ему сына. Чувство вины перед ним не покидало меня ни на минуту.
Я ждала от него звонков каждый новый год и каждый день своего рождения. Но так ничего и не дождалась. Зато я поняла на личном примере, что взаимная любовь все-таки существует. Как Татьяна и Онегин, мы с Олегом любили друг друга, не совпав лишь во времени.
... На этом я собиралась закончить свой рассказ.
Но вчера вечером на Невском я случайно встретила Нину с дочерью и мужем. Ту самую Нину, жену моего брата... Она держала под руку... Олега. Они куда-то спешили и не обратили на меня никакого внимания.
Придя домой, я разыскала телефон Славки Хрусталева и позвонила ему. До этого, если и встречала его где-либо, я отворачивалась и не здоровалась.
И вот, в трубке – его голос, а я слушаю и не верю своим ушам:
– У них давно был роман, и когда мы готовили выставку «Утоленная страсть», Нина была уже на пятом месяце. Тема выставки – ее идея. Она талантлива, эта Нина, хоть и редкая стерва.
Олег настаивал на ее разводе с твоим братом. Обещал, что разведется с тобой. Но все тянул: не знал, как преподнести. Не решался... И тогда Нина придумала вариант подкинуть тебе фотки. Он согласился, зная, что ты – гордая и не станешь ничего выяснять. Она предлагала снять что-то покруче, чтоб уж наверняка. Но он захотел сыграть в другую игру, более тонкую.
Меня они просили помочь им, но я отказался. На этом наша дружба закончилась. Наверное, Нина сделала все сама. Она ведь – тоже фотограф!

... Ночью мне снился главный свидетель, который давно знал правду, но был не в состоянии рассказать о ней: многострадальная кровать с изогнутыми ножками...
0

#19 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 27 Декабрь 2017 - 00:43

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


18

НЕОЖИДАННЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ


1.

Михаил проснулся от удара настенных часов. Они отсчитывались где-то далеко, смешивались с эхом и доходили до паренька едва слышным глухим звуком. Каждый удар, как по наковальне; голова парня жутко болела. Тяжело дыша, он кашлянул, привстал с пола и осмотрелся по сторонам.
«Где я? Что происходит?» - возникла первая мысль у Михаила. Он находился в старой, тускло освещенной одной лампочкой комнатушке. Старая мебель у грязных, покрытых дырами и трещинами стен, огромные заросли паутины свисали с потолка и люстры. Было очевидно: тут давно никто не жил.
Миша пытался восстановить в памяти последние события. Он был спокоен, по крайне мере считал, что пока в чем-либо не разобрался, место для волнения выделять рано. Что было прошлось ночью? Вечеринка с друзьями! Большой кампанией они ехали в лимузине в клуб. Все дружно общались, не думали ни о чем серьезной - выходной ведь. Михаил вспомнил: когда он взял банку пива, его вдруг что-то одурманило. Мысли стали путаться, а тело не слушалось. Откинувшись на спинку сиденья, он видел, как друзья, прислонившись друг к другу, быстро засыпают. Сон охватывал и его тело, сопротивляться не было сил. В последнюю секунду Миша заметил водителя, который открыл окошко в салон. На его лице был противогаз.
«Значит усыпляющий газ... Скорее всего похищение, но и не исключено, что это розыгрыш! Больше склоняюсь к первому!» - заключил для себя Михаил. Он досадно вздохнул. Неприятно было оказаться в подобии ситуации. Быть сыном владельца крупной фирмы, значит всегда быть на публике, а значит на виду и врагов.
Парень хотел отряхнуться, но вдруг ужаснулся. Руки не двигались, словно онемели. Они не чувствовались почти до самых локтей, а чуть ниже них Миша разглядел следы от укола иглы. Парень дергал руками, но бесполезно - теперь это были два бесполезных отростка. «Дело принимает серьезный оборот!» - размышлял Миша, - «Кому и зачем может понадобится вот так издеваться надо мной?!» Теряясь в догадках, он обнаружил еще кое-что: на шее был одет тонкий металлический ошейник. Теперь сомнений не было – это похищение! Оставалась только узнать цель похитителей, но сначала их нужно было бы найти...
- Эй, есть кто-нибудь? Отзовитесь! – Прокричал Михаил.
Эхо подхватило возглас, разнесла его по дому в самые дальние уголки. Парень прислушался: царила гробовая тишина. Обойдя комнату, он вышел в коридор. Запах затхлости заполнял его легкие. Повсюду на стенах висели старые, покрытые пылью картины.
Друзья однажды рассказывали ему о знакомом, попавшем в аналогичную ситуацию. Теперь Мише самому не верилось, что и он оказался в подобной истории. Но он держался, как говорится, особняком. Да, его похитили, но он важная и самое главное богатая персона. Миша надеялся на лучший и как можно на более быстрый исход в сложившейся ситуации. Он старался не думать о плохом, это было не в его стиле. По крайней мере похитив, с ним ничего не сделали, а просто бросили здесь. Парень медленно шел по коридору. Доски неприятно скрипи под его ногами, сокрушая тишину заброшенного дома.
Вскоре Михаил попал в комнату похожую на кухню, тоже страдающую от беспорядка и заброшенности. Он снова крикнул, но по-прежнему никто не отозвался. Не долго думая парень прошелся дальше по комнатам. Дом оказался не особо большим, одноэтажным коттеджем. Все окна были плотно забиты досками, сквозь которые проникали лучи, принимавшие причудливую объёмную форму, возникшую от пыли. Конечно, он попытался бы оторвать доски от окна, но с нерабочими руками - это было невозможно. В одной из комнат Михаил обнаружил массивную, железную дверь. Такая же стояла и на кухне.
«Ну что ж, раз похищение, значит похищение! Буду тут, пока все не решится», - размышлял Михаил. Только одно его напрягло: он нигде не видел тут еды или воды. Значит похитители не собираются долго его тут держать или скоро сами явятся сюда. Парень усмехнулся и плюхнулся на старый диван. Пыль поднялась такая, что он аж закашлялся. Неожиданного его мысли прервал сильный стук, а затем жуткий, звонкий скрип. Звук доносился из соседней комнаты.
Михаил вздрогнул. Прислушавшись, он ждал «продолжения». Ни голосов, ни шагов. Тишина снова окутала собой заброшенный дом. Парень немного подождал, зачем встал с дивана и направился в прихожую. Оказывается, железная дверь, открылась. Михаил осторожно заглянул в новое помещение. Не спеша, под звук скрипящих досок, словно пытающихся его, нагло выдать, парень зашел в небольшую комнату, почти ничем не отличавшуюся от остальных.
Вдруг он заметил лежащую женщину на кровати и с любопытством подошел к ней. Она была средних лет, худая, с рыжими, взъерошенными волосами, словно ее ударили током. Маленькие бледные губы были настолько синеваты, казалось женщина несколько часов находилась в ледяной воде, впалые щеки украшало множество веснушек. Она была в домашнем синем халате и в былых тапочках. Куда хуже фирменной фиолетовой футболки, джинсов, и черных туфель Михаила.
Несколько раз парень толкнул ее локтями. Неспешно незнакомка стала проспаться. Увидев парня она, вскрикнула, отпрянула от него и прижалась к стене.
- Вы кто? – спросила волнительно женщина, потом осмотревшись, добавила, - Что это за место?! Куда я попала?
- Женщина успокойтесь, мы с вами, похоже, в равном положении! – Произнес спокойно Михаил.
Он быстро рассказал ей о том, что сам проснулся всего десять минут назад и пришел к выводу, что они оба стали жертвами похищения. Пока Михаил просвещал свою новую знакомую, они прошлись по дому.
- Зачем же меня похищать?! Я бедная, у меня ничего нет. Не понимаю?.. – Он бормотала беспрерывно.
- Успокойтесь, мадам. Я жив, вы живы, все прекрасно. Вас даже видимо похитили из постели, с комфортом, я бы сказал, - Миша пытался успокоить женщину, решил просто сменить тему, - Может, скажите, как вас зовут и как вы попали сюда?
- Меня? Ольга. – Проговорила женщина нервно, - Ничего не помню. Вернулась домой, легла спать, а очнулась тут. А вас как зовут?
- Меня Михаил.
- Очень приятно. А знаете, ваше лицо мне знакомо. Вы телеведущий? А может в журнале на обложке были?.. - Оля продолжала раздражать Мишу.
Он держался спокойно, старался не волноваться и самое главное не отвечать ей. Кто знает, сколько он пробует в кампании это крайне разговорчивой дымы. Вдруг навязчивые вопросы женщины прервал, громкий, сильно искаженный голос:
- Приветствую вас!
Михаил настороженно осмотрелся. Звук шел из громкоговорителей, вделанных в стену в разных частях дома. Оля резко замолчала и в испуге ухватилась за руку парня.
- Кто ты и что тебе нужно от нас? – Спросил громко Михаил.
- Не важно, кто я! Мы закончим сегодня одну замечательную историю. Она связана с вами двумя.
- Со мной? – Изумилась Оля, - Я не понимаю?!
- Оля, мы много знаем про вас. И про этого человека, который стоит с вами рядом.
- Ты знаешь кто я? Похитив меня, ты совершил очень глупый поступок, - с улыбкой восхвалялся парень, - Советую, опустись меня и обещаю, я забуду об этом случае. Просто скажи, где тут выход!
- А как же женщина? Почему только ты? – Спросил таинственный голос.
Михаил посмотрел на Олю, которая еще не до конца понимала, что вообще происходит и добавил:
- И ее тоже!
- Нет, мы сделаем все по-другому! - Издевался незнакомец, смеясь.
- Тогда скажи, наконец, что ты хочешь от нас?!
- Сегодня мы закончим одну интересную и душераздирающую историю. Оля, общаюсь к вам, - (женщина вздрогнула от этой фразы), - Когда я сказал, что все знаю о вас, я не врал. Мне нужно чтобы вы вспомнили о своей личной трагедии!
- Что за чушь ты несешь!? – Крикнул парень в гневе, но его возглас остался без внимания.
- О чем вы говорите? – Уже более смело спросила Ольга.
- Год назад, ваша дочь и муж скончались после автокатастрофы. Оба умерли из-за того, что вы не смогли оплатить дорогостоящие операции.
Лицо женщины сразу изменилось. Тяжелые воспоминания резко ударили в самое сердце. Михаил тоже мгновенно изменился в лице. Он вспомнил, что эта история была ему знакома, мало того, он сыграл в ней решающую роль.
- Вы помните, - продолжал более медленно незнакомец, - страховая фирма «Тремс» отказалась оплачивать дорогостоящие операции. Вы должны знать, кто принял окончательно решение в этой истории!
- Я что ли? Да ну! – цинично иронизировал Михаил, - а вы точно уверены? В этой кампании работает много народу! Не слушайте его, Оля! – Не смотря на внешние состояние, Михаил внутренне с ужасом понимал, что это было никакое не похищение, а нечто другое и более жуткое.
- Этот человек стоит рядом с вами! – Продолжал голос из стенки, - Михаил, заместитель директора, который, как не странно получилось, лично рассматривал ваша дело.
Оля с дикой неприязнью посмотрела на Михаила. Злоба прошедших месяцев возвращались и стремительно проникали в каждую клеточку тела, быстро наполняя ее гневом.
- Это все ложь! – Оправдался парень, махая руками, - Я тут не причем!
- Оля, отройте тумбочку, которая находится рядом с вами. Вы сможете увидеть все документы, его паспорт, визитку и даже фотографию, когда он был в больнице и решал ваше дело. – Подсказал женщине голос из стены.
Оля уже в слезах, не спуская взгляд с Михаила, быстро подбежала и открыла полку тумбочки, в которой действительно лежала, покрытая пылью, папка с документами.
- Не нужно смотреть их! Я сказал, положите! – Хотел подойти к ней парень, как вдруг незнакомцем остановил его:
- Лучше не двигайся! У тебя на шее ошейник с бомбой! - В подтверждение его слов, ошейник стал издавать негромкий прерывистый писк. Это заставило парня, как вкопанного, остаться на месте.
Девушка просмотрела документы и заплакала еще сильнее. Слова незнакомца полностью подтвердились. Она облокотилась о стену, документы выпали из ее рук. Всхлипывая она, стала стонать и ударила кулаком по стене. Боль, от которой она пыталась уйти все эти месяцы, чтобы начать жизнь заново, вернулась в одночасье охватывали несчастную женщину.
- Мы не просто привели тебя сюда, - продолжал говорить незнакомец, - Этот человек виновен, но остался безнаказан. От справедливости отделяет один шаг!
Девушка посмотрела на парня с такой яростью, что ему стало не по себе. Это был словно взгляд дьявола. Гнев кипел в них с такой силой, что вырвавшись наружу, испепелил бы его на месте. Только сейчас Миша увидел у тумбочки пожарный топор (явно оставленный тут не случайно) и пришел в испуг. Мало того он заметил, что Оля тоже увидела это смертоносное оружие.
Ошейник перестал издавать звук. Девушка резко схватила топор и с хриплым, словно выворачивающий душу криком метнулась в сторону Михаила. Последний отпрянул от удара и развернувшись, бросился наутек.

2.

С бешеными в глазами Михаил бежал по комнатам от пылавшей злобой женщины. Крики, ругань и угрозы, звучали для него как похоронная музыка. Похищение превратилось в акт подготовленной мести. Мишу трудно было вывести из себя, но сейчас он был на гране срыва. Теперь было ясно, почему руки оказались парализованы: мести ничего не будет мешать.
Парень не мог даже предположить кто из известных ему врагов мог подстроить эту жуткую ситуацию. Это мог быть человек, который обладал большими связями, не меньше его самого… «А водитель в лимузине?» - предполагал Михаил, - «Черт, да тут, похоже, действовала целая банда!» Он прервал свои размышления вдруг в ужасе осознав, что забежал в заднюю часть дома, откуда не было выхода. Крик мщения приближался.
Сообразив, Миша бросился в туалетную комнату, которая была освещена единственной лампочкой. Осмотревшись, он стал двигать пятой точкой и помогать ногой стоящую стиральную машину к двери в туалет, которую предусмотрительно закрыл за собой. «Это тебя задержит!» - думал Михаил. И в этот же момент, в дверь влетел острие топора (не смотря на старость дверь оказалось достаточно крепкой).
- Тебе некуда деваться! – Злобно верещала Оля.
- Остановитесь! Что вы делаете? – Прокричал парень, но в дверь влетала еще одна «порция топора». - Послушайте Оля! Давайте договоримся, решим все по цивилизованному!
- Так же как вы решили с моим мужем и дочкой?! – Выкрикнула женщина истерически, - Я уничтожу тебя!
- Я сожалею о вашей трагедии и могу помочь вам, но то что вы делаете не к чему не приведет!
- Еще как приведет! Ты хоть знаешь, каково это, когда тебе говорят, что жизни твоих родных не спасти, хоть это было чистой ложью!? Знаешь, каково это было, мне еще в течение нескольких недель приходить к ним в палату, видеть, что они медленно умирают, а я ничем не могу им помочь? Уверена нет! Ты заслуживаешь того, что я хочу сделать, и я сделаю!
Хрипя, почти рыча от историки, вся красная, она колотила по двери, проделав приличную круглую дыру, но у женщины уже не оставалось сил. Миша, спрятавшись за стиральную машину, вдруг почувствовал: онемение в руках постепенно проходило. Его охватило внутренние ликование.
- Так всегда бывает! – Неожиданно раздался голос незнакомца, - Зло всегда будет сопротивляться, но и у него есть слабости!
- Да, заткнись ты уже - жалкий неудачник! – Крикнул парень загадочному незнакомцу, - Твое правосудие даже не в состоянии покарать меня. А твой фокус с парализованными руками не сработал!
- Оля! – Обратился голос к женщине, которая к тому моменту окончательно выдохлась и прислонилась к стеле, - в жизни иногда все идет не по нашим планам. Я даю тебе еще один шанс. Дверь на кухне, ведущая в подвал, откроется. В хлебнице я оставил для тебя оружие получше. А в подвале ты найдешь тех, кто заставят виновника твоих бед перестать скрываться от правосудия.
Не трудно было догадаться, о ком шла речь. Михаилу сразу стало не по себе:
- Не ты посмеешь втянуть в эту поганую игру!
- Уже посмел. Наслаждайся! – Смешливо проговорил голос.
- Я знаю, что твой отец начальник вашей поганой фирмы! – Оля направилась на кухню, - Вы все поплатитесь за содеянное!
- Не смей их трогать! – Михаил в спешке отодвинул стиральную машину и побежал следом за женщиной.
Едва он показался на кухне в его сторону раздался оглушающий выстрел. Парень мгновенно репетировался за стену. Оля стояла за кухонной стойкой, в руках у нее был мощный револьвер. От отдачи у нее свело кисть.
- Мы заплатим тебе, сколько ты захочешь! Умоляю, согласись! – Кричал Михаил уже сам пребывая в истерике.
- Твои деньги тут ничего не решают! Смирись!
Целясь в коридор Оля, подошла к открывшейся железной двери. Старая, потрескавшаяся лестница, без перил вела во тьму. Шаг за шагом, Оля осторожно спускалась в подвал. Тьма полностью поглотила ее и женщине стало не по себе, даже не смотря на тот гнев и решимость, что пылали внутри. Впереди показался свет. Оля зашагала быстрее и оказалась в тускло освещенном помещении, заставленном ящиками. У самой стены она увидела две большие клетки. За ржавыми прутьями, на стульях, сидело связанными трое человек. Мужчина и женщина за сорок лет в деловых костюмах серого цвета. Рядом, в другой клетке, привязанный к прутьям, находился молодой парень в кожаной «байкерской» куртке. Их рты были прикрыты тканями. Увидев Олю, зрелая парочка испугались и завертели головами, словно умоляли о чем–то. Молодей же пленник никак не реагировал.
- Знаете меня! – Крикнула им Оля, - Смотрите мне в глаза! – Направила она на них пистолет, - Вы мерзкая, отвратительная семья! Отличная же у вас работа! Забирать чужие жизни! А ваш муж, и дети вам тоже дороги?! – Кричала Оля на женщину, - Забрать их у вас, а потом посмотреть, как вы будете страдать, вот тогда вы и поймете меня! – Направила она пистолет мужчину.
- Остановись! – Неожиданно из тьмы вышла девушка с длинными дредами, облаченная в черный плащ, - Ты не должна это делать!
Она подбежала к Оле и выхватила из ее рук пистолет. В этот же момент с лестницы со шваброй в руках подбежал Михаил (его руки уже отошли парализации). Вопя, он ударил Олю по спине. Хоть удар и оказался слабым, женщина вскрикнула и упала. Воспользовавшись замешательством парня, женщина в плаще заехала ему массивным стволом револьвера по лицу. Михаил повалился на сложенные у стены вазы. Вставать он уже не решился: дуло оружия смотрело прямо ему в лицо. Михаил сглотнул в замешательстве. Ситуация обрастала все новыми и совершенно непонятыми подробностями:
- Ты еще кто такая? Ее сумасшедшая родственница?! – Выговорил парень, утирая кровь со лба.
- Заткнись! – Грозно проговорила женщина в плаще.
- Убей его! – Вскрикнула Оля, встав с пола и ударив Михаила по плечу ногой.
- Нет! – Ответила незнакомка.
- Тогда дай я сделаю! – Оля хотела выхватить револьвер.
- Нельзя! Ты еще не поняла, - Схватила женщина в плаще Олю за руки и прижала к себе, - Это чертово испытание!
- Мне плевать, они отняли у меня семью. Отняли все, они не должны жить!
- Кто ты такая, чтобы решать?!
- Да, да вот и я о том же… - Вставил свое Михаил.
В ответ незнакомка выстрелила в вазу рядом с парнем. Михаил вскрикнул и решил, что ему лучше молчать. Оля с гневом смотрела на него, затем перевела взгляд на незнакомку. В ее лице она видела подобную, что и у нее решимость, ту же самую боль и страдания.
- Кто ты? – Более сдержанно спросила Оля.
- Меня зовут Катя. И мы с тобой тут похоже по одной причине.
- Это я уже поняла. А кто у тебя?
- Отец, - Проговорила Катя с грустью, - Операбельный рак, но… - Не стала она продолжать, посмотрев со слезами в сторону клетки.
- Чего же мы ждем? Давай закончим эту игру! Они получат по заслугам и все закончится.
- Если я бы злоба одолела меня, я бы давно это сделала, но прошло уже шесть часов.
Оля я сожалением посмотрела на Катю, покачало головой:
- Слабачка!
- Думаешь убив их тебе, станет легче?! Все вернется на место?! А кем ты тогда станешь после этого? – Вскрикнула Катя.
Оля не сразу ответила. Она села на деревянный поддон, стоящий рядом и взялась за лицо. Теперь она поняла, истинный смысл всей этой, так называемой, «игры». Слезы снова навернулись на ее красном от гнева лице.
- Этот незнакомец не зря выбрал именно нас двоих, - с сожалением проговорила Катя.
- Но, но я не могу… - Скользь слезы выговорила Оля, - Нельзя так просто отпустить их… Я не могу допустить, чтобы они хоть кому-нибудь еще причинили боль!
- Я согласна с тобой! - Кивнула Катя и помогла встать Оле, - Мы должны вместе принять решение! Есть у меня одна идея…
Женщины обнялись. Минуту продолжалось молчание. Это словно символизировало ту боль и грусть, которую терпели, смирялись и делились подобные люди во всем мире. Они бы уже не смогли спасти себя или весь мир. Но хотя бы несколько десятков или сотен жизней связанных с этими «страховщика» вполне бы смогли. Женщины, что - то шепнули друг другу на ухо, Оля покивала, продолжая плакать, и затем Катя объявила:
- Эй, как тебя там, незнакомец? Слышишь?
- Конечно дамы! – Отозвался голос из стены.
- Мы приняли решение, уверена ты поможешь нам! Мы должны осуществить это за несколько дней, чтобы не быть обнаруженными полицией. Но зато, как сказала Оля, эти люди больше никому не доставят неприятностей…
3.
- Игорь, послушай! – Мужчина оранжевом комбинезоне, сидевший за столом с газетой в руках, обратился к своему коллеге.
Его коллега стоял у окна, всматривался в морскую даль. С Юга тянулись черные тучи, дело шло к шторму. С улицы послышался чей–то крик. Мужчина перевел взгляд на дорогу, где несколько грузовиков, подъезжавшие к портовому крану, похоже, снова заглохли.
- Игорь, слышишь?! – Повторился мужчина, игнорируя безразличие коллеги.
- Да Вася, что у тебя там?
- Тут статься из газеты интересная. Слушай: «Сенсация! Все начальство страховой фирмы «Тремс», пропало неделю назад без вести. Полиции так и не удалось выйти на след похитителей. Никаких сообщений со стороны похитителей не поступало. Дело было поручено детективам, но вскоре его закрыли из-за полного отсутствия улик.» Игорек, ты вроде как–то имел дело с ними?
- «Тремс»? Ненавижу этих лживых прохвостов, - мужчина гневное сплюнул, - Год назад, мне отказали в выплате страховки по болезни, слава богу, брат помог с деньгами.
- Тут вот, кстати, по это тоже есть! «Кампания «Тремс» была распущена, а страховые контракты выплачены в полном объеме всем клиентам. Расследование по пропаже начальства, случайно выявило множество нарушений со стороны фирмы. Полиция выдвинула им обвинения в незаконном обмывании денег.» Случается, же справедливость на свете!
- Туда им и дорога. У меня, кстати, тоже забавная история на днях случилось.
- Интересно, ну давай рассказывай, - мужчина демонстративно земную, но коллега даже такого намека не понял (скорее всего и не хотел понимать).
- В общем, заявился к нам в доки три дня назад молодой парень. На вид - предприимчивый. С ним в машине женщина какая-то была, с рыжими волосами и веснушками, грустная, но красивая. Она мне запомнилась! А парень тот хотел срочно катер арендовать. Нужно было груз доставить: ящик с животными. А он сам представился ученым – зоологом, документы предоставил и удостоверение. Говорил, важный эксперимент, какой–то. Я ему и говорил, что ящик проверить нужно. А он возражать начал, говорит там львы очень злые. Я прислушался: из ящика стук и даже голос такой звонкий, словно человеческий, только разобрать ничего. Я ему и сказал: что за львы у вас там такие? А он и отвечает: им якобы всем операции на клыках сделали, потому такие активные и рычат звонко. Никогда о подобных операциях не слышал, но я плюнул, да и пробил разрешение!
- И все, вся история?
- Нет, но почти. В общем, катер ему дали. Я пока проверял документы, увидел на карте, что он плывет на острова, по которым вообще никакие суда не ходят. Настоящая дикая природа.
- Теперь все?
- Нет, ты вообще умеешь до конца слушать? Он когда помогал с погрузкой, кошелек свой оставил на столе. Он оказался открытым. Ну, я так посмотрел краем глаза и увидел такое...
- Что же?
- Фотографию девушки, той самой, что у машине у него сидела. Я, конечно, не хорошо поступил, но забрал ее. Он видимо не заметил.
Игорь прыснул смехом:
- Господи, ты как ребенок! – И после паузы добавил, - ладно, покажи хоть фотку!
Теперь Вася сам не удержался от смеха, затем вытащил из кармана маленькую фотографию. На ней оказалось изображена женщина, про которую упомянул мужчина. На обратной стороне фотографии было написано карандашам: «Сестра, Оля» и номер телефона.
- Да, красивая. Позвоню потом!
- Эй! Я ведь первый ее взял!
- Не волнуйся, и ты позвонишь, после меня конечно и не сразу. А то она заподозрит еще что-нибудь.
Мужчины закончили разговор и вышли из помещения. Темные тучи за окном полностью захватили небо, шторм только начинал разыгрываться, а приливные волны уже стремительно бились о стоящие в доках корабли, поднимая в воздух белые ошметки пены. И только сам Нептун знал, что творится в яростной стихии отрытого моря.
0

#20 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 3 905
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 29 Декабрь 2017 - 16:09

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - ПЛЮС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА


19

ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ


Я проснулась рано утром от запаха дыма. Полусонная потянулась рукой за халатом и, надев его, пошла к окну с намерением закрыть форточку, куда затягивался с улицы дым. Подойдя к окну, увидела огненный столб дыма, идущий из квартиры с нижнего этажа. Пожар! – молнией мелькнуло у меня в голове. Нужно позвонить в пожарную часть! – мгновенно родилось решение. Я позвонила в МЧС, сообщила о пожаре, ответила на вопросы диспетчера. Потом вышла в подъезд, чтобы сообщить о пожаре погорельцам, на случай, если они сами не знают. Вдруг спят? Я увидела, как по периметру двери из квартиры на втором этаже валил дым.
Я сделала несколько звонков. Никто не ответил. Потом позвонила соседям. Из одной квартиры вышла сонная женщина, которая как-то неестественно спокойно отреагировала, увидев дверь горящей по-соседству квартиры. Посмотрела на указанную мной дверь и пошла к себе восвояси.
Я решила обойти дом, посмотреть на пожар со стороны, на которую выходят окна горящей квартиры. Зрелище было впечатляющим. Квартира была вся в огне… Какой ужас!
Пока я возвращалась назад в свой подъезд, к дому уже подъехали пожарные. Обрадовавшись и убедившись одновременно их оперативности, я зашла в подъезд. Из горящей квартиры выскочил парень с криком: Помогите, сгорю! Он сел на ступеньки, обхватив голову руками. Успокоив его сообщением о приезде пожарных, я с чувством выполненного гражданского долга отправилась к себе на третий этаж, но, дойдя до среднего уровня между подъездами, вдруг обнаружила нехватку кислорода. Нечем было дышать: дым и угарный газ заполонили подъезд. В этот момент погас свет. Пожарные в процессе работы отключили электричество. В потемках, наощупь по стене я спустилась опять назад на первый этаж. Муж!!! Я мгновенно вспомнила, что в моей квартире остался спящий полутрезвый муж (накануне хорошенько посидел с друзьями), а когда выходила, я оставила дверь полуоткрытой. Угарный газ, наверняка, заполнил квартиру, мужу грозит опасность! – эта мысль ввела меня в состояние крайней тревоги. Как спасти мужа?
В соседнем подъезде жила семья моего брата Славика. Я ринулась к ним. Быстренько объяснив ситуацию, я попросила брата позвонить в мою квартиру. Мол, может быть, муж услышит и встанет. По-своему решил проблему мой племянник Максим. Он намочил полотенце, накинул его на голову и побежал в наш подъезд, но подняться выше того злосчастного уровня он не смог. Сделав неудачную попытку прорваться сквозь дымовую завесу, он вернулся. Что делать? Я пошла к пожарным и попросила одного из них пройти в мою квартиру и вывести от туда моего мужа. Пожарный поднялся к квартире, и в этот момент она открылась настежь. Из нее вышел мой муж (целый и невредимый). Он благополучно спустился вниз, затем вышел на улицу.
Пожарные успешно сделали свое дело. Подъездные окна были разбиты, очаг пожара локализован, дым и угарный газ постепенно рассеивался. Примечательно было то, что этот пожар пришелся на их профессиональный праздник. Соседи вовремя «капитулировали» кто на балкон, кто на улицу и с волнением обсуждали происшедшее. Оказывается, соседка с пятого этажа, открыв квартирную дверь, упала в обморок от потока угарного газа. Парень, выскочивший из горящей квартиры, проснувшись от моих звонков и увидев огонь, попытался сам его затушить водой из ванной комнаты. Но, когда началось выделение угарного газа, он пулей выскочил из квартиры. Я впервые поняла и испытала на себе ужас пожара. Оказывается, не так страшен огонь, как угарный газ.
Соседи благодарили меня чумазую, всю в саже, за то, что я спасла их. Но больше всего меня удивил мой муж. Он восторженно рассказывал всем, как во время пожара, я начала его сильно трясти с криком: Вставай, пожар! Затем, видя, что мои попытки разбудить мужа тщетны, я взяла его за ноги и стащила с кровати, а потом взашей вытолкала его из квартиры. Молодец! – хвалили меня соседи за то, что я спасла и мужа, и их. Но они ведь не знали, что я не смогла пройти в свою квартиру, меня просто там не было. Какая-то неведомая сила в моем образе спасла моего мужа от верной смерти… Вот и не верь после этого в чудеса…
0

Поделиться темой:


  • 6 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Последняя »
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей