Литературный форум "Ковдория": «Зри в корень!» - сатира, юмор, байка, рассказ или миниатюра - из современной жизни (до 7000 знаков с пробелами) - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 4 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

«Зри в корень!» - сатира, юмор, байка, рассказ или миниатюра - из современной жизни (до 7000 знаков с пробелами) ПРОИЗВЕДЕНИЯ СОИСКАТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТСЯ по 28 ФЕВРАЛЯ 2018 г

#11 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 26 Декабрь 2017 - 23:42

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - МИНУС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

10

КОРИЧНЕВЫЙ ВЗГЛЯД


Я совершенно не помнил своих родителей. Мои братья и сестры много рассказывали о них, но, по правде говоря, больше придумывали, ведь они тоже их не знали. Мы представляли родителей высокими, статными и, конечно же, богатыми. А те, у кого хватало фантазии, уверяли, что они могли спокойно прокормить целую толпу голодных! Если это было действительно так, то почему родители отправили нас сюда? Может, мы им мешали? А может, они не хотели нас? Помнится, в самом младенчестве, я чувствовал сильный жар… Нет, это была не болезнь, а что-то другое… Может я родился в пустыне?.. Впрочем, откуда мне знать?..
Но я отвлекся… Довольно долго, не могу точно сказать, сколько времени, гложет меня навязчивая мысль: когда же, наконец, меня заберут отсюда, из этого странного, большого дома?.. Мои братья и сестры по очереди уходят отсюда. Вернее, их забирают приходящие сюда люди. Забирают всех, кроме меня! Правда, я никогда не отчаивался, и не поддавался зависти... Интересно, чем я отличаюсь от братьев и сестёр? Почему все проходят мимо и не обращают на меня внимания? Может, я делаю что-то не так? Или что-то не так во мне самом? Вдруг я слишком толстый или, наоборот, тощий?.. Ночи напролёт я размышляю над этой загадкой, а днем, когда появляются посетители, я всегда улыбаюсь, иногда принимаю застенчивый вид, а бывает, стараюсь держаться непринужденно и независимо. Но посетители проходят мимо, их взгляды долго на мне не задерживаются и в итоге выбирают кого-то другого… Однажды до меня дотронулась красивая девушка, погладила ласково и нежно, но, увы, к себе не взяла... Даже тогда я не поддался унынию!.. А может я болен? Правда, мне ни разу не удалось найти у себя симптомов какой-либо болезни. Тогда я обратился за помощью к сотрудникам нашего учреждения, но и они не слушали меня и даже сделали вид, что меня просто нет! Однако, в глубине своей маленькой души, я знал, что они добрые и заботливые, ведь они все-таки ухаживают за нами.
Однажды один из посетителей начал хулиганить и порвал мне всю верхнюю одежду. Интересно, почему этот человек был таким злым? Ведь я ему ничего плохого не сделал!.. Но тут сотрудник учреждения возник словно из воздуха и прогнал хулигана, а меня переодел в новую одежду. Она мне понравилась: в ней и тепло и удобно. Такие вот у нас заботливые сотрудники! Они делают все, чтобы нас смогли побыстрее забрать, а на наши места прислать новых.
Иногда я задумываюсь, сколько же здесь было до меня, и сколько еще будет после?.. Когда же меня, наконец, заберут?!. Неспроста эта мысль так сильно стала тревожить меня в последние дни: из местных слухов я узнал, что всех, кого очень долго не забирают, отправляют в темный огромный подвал, из которого (опять-таки по слухам) нет выхода! Очень не хочется попасть туда, хотя я убеждаю себя, что эти слухи - враньё!
Наступает вечер. За окнами сгущаются сумерки, и тут я начинаю понимать, что именно они и ждут меня в том жутком подвале! Я так долго задержался здесь, что совсем уже отчаялся. Никто меня не берет, значит, я никому не нужен! Но прочь, прочь дурные мысли! Нужно надеяться только на хорошее!..
И вдруг ко мне подходит одна из сотрудниц нашего учреждения. Девушка в оранжевой форме. Она пристально смотрит на меня, явно оценивая… Я стараюсь не проявлять эмоций, но так трудно сдержать порыв радости: похоже, она выбрала меня и возьмёт к себе! Иногда бывало, что сотрудники забирали кого-то из нас, но…
- Зина, ты его брать будешь? – Сказала девушка другой сотруднице, пожилой и пухлой женщине в очках, которую я не очень любил. Она была вредной и часто кричала на всех. Но сейчас я был бы рад уйти даже с ней, ибо согласен на все!..
- Нет! Я уже взяла себе два.
- Ну, тогда я его уношу. Завтра новое поступление.
Что?! Нет?! Только не в подвал?! Заберите меня, хоть кто-нибудь!.. Нет, это не справедливо!.. За что?!.

Он продолжал кричать, но крепкие руки сотрудницы были неумолимы. Если бы он мог плакать, то выплакал бы целое море слёз! И пока сотрудница несла его к железной толстой двери подвала, он не мог сдержать крика:
- Нет, нет, нет! – кричал зачерствевший хлеб, но голоса его так никто и не услышал…

Мораль сей нескладной басни такова: «Бери, пока свежее!»
0

#12 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 29 Декабрь 2017 - 14:39

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

11

СОЧИНЕНИЕ


Мы дружно поужинали, и я поскакала делать уроки. Села за стол, быстро-быстро задачку по математике решила, по истории на вопросы ответила, и оставалось только по литературе сочинение написать.
Мы в классе повесть Владимира Короленко «В дурном обществе» дочитали, и нам по нему сочинение задали. Дочитать-то мы дочитали, всё понятно. Но пока я до дому шла, видимо, все мысли растеряла. И когда дело до сочинения дошло уже не знала, что писать.
Я вышла с книгой в коридор, посмотрела: мама на кухне порядки наводит, а папа в комнате на диване лежит, телевизор смотрит. Ну я к папе и пошла, он же всё-равно ничего не делал. Я решила: «Папа быстренько книгу прочитает, а потом мне немножко поможет. Он только придумает, что написать нужно, а дальше я сама».
С такими мыслями я к папе подошла, села рядом с ним на диван и говорю: «Пап! Помоги написать сочинение по повести Владимира Короленко «В дурном обществе», у меня чего-то не получается» – и книжку ему протягиваю. А он глаза закрыл, и сказал хитрым голосом: «Нет никакой возможности. Посмотри, я сплю». Я ему: «Ну, пап! Ничего ты не спишь. Смотришь свой дурацкий телевизор». Он опять: «Очень даже сплю. Разве не видишь, я лежу на диване, глаза у меня закрыты?» Лежит, а сам даже притворяться не умеет и одним глазом подглядывает.
Я обиделась немного, что вот папа телевизор смотрит и родному ребёнку помочь не хочет. Отвернулась от него и сказала: «Ага спишь! И разговариваешь ещё!» Папа опять за своё: «Такое бывает – человек разговаривает во сне. Сомнилоквия называется. Ну или просто – Лунатизм». «У меня тут такие проблемы, а ты шуточки шутишь! Очень смешно, ха-ха. – потом подумала немножко и добавила, – Пап, если ты всё время будешь так лунатить, а твоя дочка останется предоставлена сама себе, то очень скоро я могу связаться с дурным обществом».
Папа взял книгу из моих рук и начал читать.
0

#13 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 29 Декабрь 2017 - 16:07

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

12

НАМ НЕ СТРАШЕН СЕРЫЙ ВОЛК

Этот случай произошел со мной однажды на работе. Виной всему стала красивая сумочка, которую я купила в торговом доме в обеденный перерыв. Она мне сразу понравилась, а учитывая, что старая уже изрядно потрепалась, я решила немедленно переселить мое мелкое имущество из старой сумки в новую, не дожидаясь возвращения с работы домой. Так и поступила. Самые разные женские штучки быстренько красиво и удобно разместились в кармашках новой сумки.
- Куда же деть старую сумку? – озадачилась я, но тут же нашла решение. – Помещу-ка я ее в мусорную корзину, – подумала я, - уборщица вынесет вечером, и сунула сумку в корзину поверх использованных бумаг.
Вечером я с новой сумкой на радостной ноте отправилась домой.
Какого же было мое удивление, когда, придя утром на работу, я увидела свою старую сумку, стоящую возле пустой мусорной корзины.
- Видимо, уборщица, не решилась выкинуть, на ее взгляд, еще не совсем потерявшую вид сумку, - поразмыслила я. – Что же делать?
Проявляя настойчивость, я снова положила сумку в мусорную корзину.
- Неужели не догадается выкинуть?
Не знаю, какие мысли руководили уборщицей, но на следующий день я вновь обнаружила мою сумку, стоящую возле пустой корзины.
- Эх! Какая недогадливая! – посетовала я на уборщицу. – А дай-ка я снесу сумку в туалет. Положу ее в мусорную корзину там. Там ее обязательно выкинут, - придумала я и отправилась в женскую туалетную комнату.
К сожалению, положить сумку в мусорную корзину утром означало закрыть все пространство, предназначенное для мусора. Тогда меня осенила идеальная мысль:
- Поставлю сумку возле стены. Должна же уборщица догадаться и убрать ее.
Я благополучно поместила сумку возле стенки и ушла на рабочее место. Через некоторое время, выйдя в коридор, я заметила скопление людей возле женского туалета. Какого же было мое удивление, когда мне поведали причину сборища.
- В туалете обнаружена неопознанная сумка. А вдруг там взрывчатка? – объяснили мне встревоженные коллеги.
И смех, и грех!!!
- Да это же моя сумка! - Воскликнула я. – Никак не могу от нее избавиться. После моего пояснения сложившейся ситуации, люди успокоились и разошлись, некоторые даже посмеялись…
- Черт возьми, - выругалась я, - делать больше нечего, придется самой нести эту сумку в мусорный бак. Я подняла «потерю» и, расстроившись, вынесла на улицу, выбросила сумку в мусорный бак, стоящий вдалеке.
-Теперь-то, надеюсь, избавилась от нее, - с улыбкой подумала я и вернулась на свое рабочее место.
- Действительно, нарочно не придумаешь… Нечто из ряда вон выходящее, но зато проверила бдительность своих коллег. Даже как-то спокойнее стало, надежнее... – рассуждала я по дороге.
- «Нам не страшен серый волк…» - почему-то вспомнились слова известной песни.
Улыбка долго еще не сходила с моего лица…
0

#14 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 30 Декабрь 2017 - 23:43

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

13

СОВЕТСКАЯ ЛЕДИ


Красной тушью на табличке было аккуратно выведено: «Служба быта». Ниже на листочке в клеточку из школьной тетради от руки было написано и пришпилено канцелярскими кнопками перечисление видов работ и расценок по ним. Здесь значилась и починка часов, и даже передача взамен, на время ремонта, других. Вот она – забота о советском человеке. Далее следовали переплётные работы, ручная чистка шуб и дублёнок и много чего ещё.
Однако Лера выцепила из списка именно то, что ей было нужно – ремонт обуви и замена набоек по приемлемой цене.
Лера умела одеваться красиво. Даже в сплошном дефиците советского времени она умудрялась удивить своих подруг невероятными нарядами. И никто не мог и догадаться, что всё это – плод её фантазии и кропотливого труда. Ночами на руках она кроила и пришивала, добавляла и отрезала лишнее. Кто бы мог подумать, что именно она, Лера, - автор всех этих платьев, сарафанов, блуз, юбок и пиджаков. Ведь именно у неё единственной в классе вписали в книжечку швеи-мотористки: «Швея без разряда». Школа, где когда-то училась Лера, была прикреплена к соседней швейной фабрике, где все девочки проходили производственную практику.
Шить бесконечные мужские семейные трусы, цветастые женские халаты и рукавицы для рабочих – это выбешивало Леру и всё больше утверждало в решении, что она никогда в жизни не будет работать на швейной фабрике. Ни за какие коврижки.
Впрочем, учёба в школе была уже в прошлом. Она давно доказала себе, что на корочки швеи можно смело плюнуть, если подружки восхищаются буквально творением её рук.
Одна незадача – обувь. Обувь на руках Лере точно невозможно было сшить. Она могла часами рисовать в блокноте модели туфель, смело экспериментировать с формой каблуков и застёжками. Но это ни на миллиметр не продвигало её в решении сегодняшней задачи – у настоящей леди гарантированно хорошими должны быть туфли и причёска.
Причёску Лера умела себе организовать. Своя в доску школьная подруга проделала жизненный финт, став неожиданно для всех куафером – мастером стильных и массовых причёсок. А ведь все думали, что Ольга станет литератором. Её сочинения зачитывали на педсоветах в качестве примеров и были уверены, что Ольга обязательно поступит в Литературный институт в Москве. Но жизнь внесла свои коррективы: теперь Ольга была нарасхват как мастер ножниц и расчёски. А сочинительством она занималась до сих пор, но уже в качестве престижного хобби.
Лера ходила к Ольге часто. Когда по делу – навести марафет на голове, а когда просто потрещать ни о чём, или послушать рифмованные строки подруги.
Так что с головой, во всех смыслах, у Леры всё было хорошо. А вот обувь всегда держала её в тонусе, мысли о ней всегда вызывали тревогу и повышенную готовность как-то решать эту проблему. И это решение никогда не бывало окончательным, ведь обувь рано или поздно приходила в негодность или становилась немодной.
Вариантов решения было не так и много. В магазинах либо не было ничего, либо было то, что описывалось фразой: «Аля, прощай, молодость!» Но люди как-то выкручивались и находили достойный вариант.
Город, где жила Лера, был портовым, поэтому здесь решений было два: либо магазин «Берёзка», где можно было найти приличные вещи и купить их за специальные чеки, либо напрямую купить у фарцовщиков или моряков загранплавания. Очередные туфли на высоком каблуке модного фасона, как в глянцевом зарубежном журнале (их Лера периодически просматривала у подруги, выскочившей замуж за моряка) попались Лере совершенно случайно. Этой самой подруге муж привёз из загранки туфли, но они оказались тесными в подъёме, а Лере пришлись в самую впору.
Ярко красные, из качественной замши, они смотрелись на ножке изящно и подчёркивали стройность и красоту. Одна беда – скоро пришли в негодность набойки. И Лера отправилась в «Дом быта» - куда же ещё, не самой же приколачивать кусочки резины. О полиуретане в то время даже не слышали.
И вот теперь наша героиня стояла перед барьером пункта приёма обуви. Женщина без возраста в густо синем халате по-деловому приняла туфли, энергично чирякнула крест накрест мелом по подошве и каблукам и сообщила, что получить их можно будет к четвергу. Ловко выписала талон-квитанцию и вручила Лере. Теперь оставалось только ждать.

Время пролетело быстро. Лера подошла к перекидному календарю и оторвала очередной листок.
-Четверг, - прочитала она день недели, - время идти за черевичками.
Настроение поднималось. Пора было вновь выгуливать модные завидные туфли.
-Надеюсь, что они всё успели сделать как надо, - сама себе проговорила Лера.

Взглянув на талон, женщина без возраста отправилась к полкам с отремонтированной обувью. Там стояли детские сандалии, несколько пар грубых мужских ботинок, сапоги, какие-то кожаные тапочки и Лерины яркие замшевые туфли.
Что-то насторожила Леру, какие-то нехорошие предчувствия закрались в душу. Когда тётка в халате вынесла и вручила Лере её туфли, внутри у неё всё будто оборвалось. Ей даже поплохело от увиденного, и она невольно присела на табурет, который, по всей видимости, для таких случаев был вынесен за барьер.
Туфли, её любимые замшевые модные туфли были изуродованы. Все каблуки в глубоких царапинах, словно кто-то неведомый когтями прочертил по замше следы. Это была настоящая трагедия. Гнев задушил комком в горле.
- Что это такое?- прошипела, не узнав свой голос, Лера.
- Новые набойки, - ровно ответила дама без возраста в халате.
-Зачем мне они теперь, ведь каблуки испорчены. Как вообще вы умудрились это натворить?!
-Женщина, вы что такое говорите. Набойки сделаны качественно. Вы ведь набойки заказывали?
- Какие к чертям собачьим набойки. Вы вещь испортили, вы это понимаете?
-Вы, наверное, такие и сдавали, - парировала приёмщица.
-Вы в своём уме? Это ведь теперь только выбросить.
-Это уж вам решать. Наше дело набойки правильно поставить.
-Вы так считаете?
-Да, я так считаю.

Лера выдохнула. Мысли бешено неслись в черепной коробке, больно стукаясь о височные кости изнутри.

-Давайте жалобную книгу. Я напишу туда всё, что я думаю о горе-мастере. Руки бы ему повыдергать и вставить в одно место. Впрочем, видимо они у него оттуда итак растут.
-Женщина, вам не стыдно? Этот мастер инвалид. Для него эта работа – единственное спасение в жизни. Он с таким трудом научился делать качественно набойки, а вы его жизнь ломаете. Жалобу писать собираетесь. А ещё советский человек. Разве царапины на каблуках стоят поломанной судьбы инвалида? Не стыдно вам?

Лера стояла как загипнотизированная. Ей никак не хотелось ломать чью-либо судьбу. И, действительно, туфли – это просто вещь. Разве советский человек должен прикипать к вещам. Ведь это тогда мещанство. Лера не до конца понимала значение этого слова, но со школы запомнила, что оно носит оттенок чего-то ужасающего и позорного. Мещанкой ей никак не хотелось быть.

- А давайте я напишу ему благодарность. Ведь набойки он, действительно, сделал хорошо.

Ручкой, привязанной к стойке куском бечёвки, Лера написала, что очень довольна работой мастера. Подумала и приписала: «Прошу выдать ему премию».

Лера не помнила, как вышла из «Службы быта». В руке, аккуратно завёрнутые в плотную бумагу, были теперь уже никуда не годные любимые туфли.
В ней боролись два человека. Один говорил ей, что какая она дура что принесла дорогущие вещи в эту мастерскую. Да ещё и своими руками поощрила безобразие. А другая хвалила Леру за настоящий поступок. Лере больше понравилось хвалебное мнение. Кому понравится, когда его ругают.
И, почувствовав себя по-настоящему хорошим человеком, перешла к решению новой задачи, так нежданно-негаданно появившейся на горизонте: где достать очередные приличные туфли, достойные советской леди.
0

#15 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 03 Январь 2018 - 13:39

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

14

УЗКИМ КРУГОМ


В этот раз решил отметить день рождения узким кругом. Все свои: я, печень, почки, сердце, легкие, руки, ноги и т.д. Словом, организм, ближе и роднее которого, у меня, признаться, никого нет.
Я от всей души поприветствовал всех, что тут сегодня собрались, поблагодарил за слаженную работу и налил хорошего французского вина за 200 руб, один бокал, понятно, на всю нашу замечательную компанию.
– Брр, — отозвался желудок. Дожил до седин – и еще верит, что за двести рэ можно купить вино, я уже не говорю, французское и хорошее.
– Опять сверхурочная работа, – застонала печень. – Что за привычка тащить в рот все что попало. Давеча сжрал редьку. Позавчера напоролся жирной свининки.
– А что особенного, ну захотелось?!
– Чо-то ему все хочется, – заныли почки. – Пивка захотел – ну, выпей стаканчик. Нет, выдул 6 кружек. Тебе удовольствие, а нам фильтруй. Еще рассуждает: сила духа, дух силы… Бред, ничего этого нет. Сколько себя помним, сидим в темном чулане и фильтруем. Фильтруем и фильтруем.
– Я вот по молодости верило, что создано для любви, – вздохнуло сердце. – А вот качаю. По сути, обычная насосная станция. Качаю и качаю. Что делать, с годами смирилось… А тут на тебе – в Гималаи подался! Да, задал трепку. Не знаю, как выдержало.
– Как один из главных органов выражу общее мнение: Гималаи нам были вообще противопоказаны, – заявили легкие, – Кислорода нет, дуборина! На пяти километрах, чувствую, кранты дыхалке…
– Качаешь, качаешь – энергии ноль, – продолжило сердце. – Всё, думаю, поднимемся на перевал – отдохну…
– Тебе нельзя останавливаться!...
– Ага, ни отпуска, ни выходных! Но перекур-то хотя бы на полчаса могу себе позволить?..
– Э-эй, не вздумай! Поймите, уважаемые органы и члены, мы – единая команда. Что называется, в одной связке. И если кто-то один перестанет выполнять свою работу, нам всем крышка.
– «Уважаемые», – признаться, приятно слышать, – подала свой скромный голос селезенка.
– Скажи «спасибо», что вообще разговаривает с нами, – пробурчала печень.
– Удосужился… Впервые. А столько лет вместе! – проскрипела подвздошная кость.
– Ты кто? Я тебя вообще не знаю.
– Здрасьте, не знает, а мы еще рассчитывали на какую-то разумную внутреннюю политику.
– Все-таки здорово, что все мы здесь сегодня собрались, – тихонько запело горло. – Ведь могло быть гораздо хуже.
– Смотрим на себя – и не нарадуемся, – подхватили ноги. – Полный комплект: левая и правая, по пять пальцев на каждой. Собрались, ничего в горах не оставили. Ноготь почернел, жилу потянули немного, но главное, на месте, растем, откуда положено.
– Ноги правильно говорят, – подтвердила задница.
– И ведь ходим, ходим!…
И все органы и члены, как бы осматривая себя и ощупывая и находя себя целыми, стали подпевать, даже те, кто поначалу позволил себе немного побрюзжать и пожаловаться на судьбу. В итоге получалась довольно слаженная и бодрая песня, хотя и порядком потрепанного в жизненных передрягах организма.
– Стоп! – вдруг оборвало песню горло. – Собрались – да не все. Мозги где? Не вижу мозгов.
– Да, – сказали ноги, – с мозгами-то наш хозяин, похоже, не дружит. Иначе — погнал бы он нас в эти Гималаи?!
0

#16 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 11 Январь 2018 - 19:46

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

15

СТО ЛЕТ С ЗЕРНОМ НА КОНЬЯКЕ


Судьба сводит людей порой никак не сводимых друг с другом: с совершенно противоположными принципами, жизненными установками, всем образом жизни. Побеждает при этом, как правило, более здоровая позиция, а победителем оказывается наиболее гнилая.
Селиверстов был старый холостяк и трудоголик, вследствие чего застрял на должности ведущего конструктора. Он всю жизнь жил на отшибе от столбовой дороги социального прогресса и связанных с ним социальных катаклизмов, и ему было наплевать на все, кроме своей работы и своего здоровья. В рабочее время он работал над работой, а в нерабочее время — над собой: бегал, плавал, ходил рысцой и приседал по сто раз на дню. Разве что не летал, за неимением крыльев. Все знали его и почитали за человека, ведущего исключительно трезвый и здоровый образ жизни. То есть за ненормального. Последний год Селиверстов (как нарочно!) стал страдать мучительными запорами. Опробовал массу диет, но ни одна не помогла. Однако же веру в здоровый образ жизни не утратил. Достал несколько книг культового оздоровителя Малахова, прочел их на одном дыхании. Уринотерапию, как человек брезгливый, отверг, но остальные методы стал пробовать.
Коллеги, разумеется, всех нюансов не знали. Знали, что он чего-то там жует. Жует и жует. Жив, и слава богу! Признаться, надоел своими причудами.
Как-то утром Селиверстов сказал:
— Сегодня загубил много семени.
Коллеги не знали, что и подумать. Тут заходит начальник и машинально спрашивает у Селиверстова: «Как дела?» А тот со вздохом отвечает ему:
— Погубил уйму славных мальчиков и девочек!
Ну, тут уже и женщины захлопали глазами, и мужчины стали ухмыляться. Все решили, что Селиверстов грешен рукоблудством, для подтверждения чего всякого новенького, заходившего в комнату, где сидело тринадцать конструкторов, тут же подначивали:
— Спроси у Селиверстова о делах.
— Зачем?
— Спроси, спроси!
— Как дела? — спрашивал новенький.
— Погубил уйму славных мальчиков и девочек! — вздыхал простодушный Селиверстов.
Женщины розовели от удовольствия, а мужчины, пользуясь разрядкой, шли курить на площадку и делиться анекдотами. Их дружный смех слышен был даже в приемной, а дымом провонял весь корпус.
Селиверстов же о догадках коллег не подозревал ни сном, ни духом. Утром он съел горсть проросших зерен пшеницы — это и был весь его завтрак. Эти зерна он и имел в виду, когда говорил: «мои славные мальчики и девочки». А вечером Селиверстов подлил еще масла в огонь — поглаживая себя по животу, как некогда Диоген, он добавил:
— Все во имя здоровья!
В конце работы, когда уже все разбежались кто куда, конструктор первой категории Оксана Пятак вдруг сказала Селиверстову:
— Оздорови и меня! — и посмотрела на Селиверстова в упор и многозначительно, близко придвинув свое лицо к его лицу. Оксана пользовалась славной репутацией девушки «ищущей», но чертежница была шустрая и аккуратная. Коллеги ее ценили за это.
— Серьезно?! — обрадовался Селиверстов и отодвинулся от Оксаны, чтобы лучше рассмотреть еще одного сторонника здорового образа жизни. — Ты тоже решила вести здоровый образ жизни?
— Я давно уже его веду! — призналась Оксана. — С тринадцати лет.
— Так давно?
— Подумаешь, десять лет!
— О, для меня это целая вечность. Я перед тобой совсем младенец.
— Посмотрим, — пообещала, как терапевт, Оксана.
— Денек надо подождать, — сказал Селиверстов. — Чтоб проросло.
— Неужели надо целый день ждать? — не поверила Оксана.
— Да, сутки, если в тепле. А то и все двое.
— Двое?
— Нет, мы за сутки справимся. В тепле. Надо, чтобы корешок вырос на один-два миллиметра, не больше.
— Как на один-два миллиметра?
— Иначе вся жизненная энергия уйдет в корень.
— Ну и что?
— И никакого эффекта не будет!
Оксана озадаченно посмотрела на Селиверстова. В чем же тогда эффект, как не в корне?
Когда же Селиверстов сказал ей, что ждет ее дома послезавтра перед работой, она и вовсе озадачилась.
— Может, все-таки лучше оздоровляться на ночь? — спросила она.
— Нет, это такая инъекция всей иммунной системе, что не заснуть до утра.
— Это же прекрасно!
— А на работе что будешь делать? Спать? Ведь все это для того и делается, чтобы повысить эффективность нашего труда.
У Оксаны в ее двадцать три года сложились несколько иные приоритеты, но со старшим коллегой хотелось не спорить, а доказать ему свою точку зрения на практике.
— И потом, Оксана, с утра организм, как струна. Натощак — самое то! Звонкая струна!
Селиверстов жил один в двухкомнатной квартире (завидный жених!), имел при себе кота и был какой-то малахольный. На него сотрудницы отдела уже давно махнули рукой и забавлялись тем, что спрашивали каждый день о том, сколько раз он присел или сколько пробежал километров.
Селиверстов показал Оксане проросшие зерна. Они лежали тоненьким слоем на влажной тряпке, накрытые такой же влажной салфеткой. Поднос стоял на табурете возле горячей батареи центрального отопления.
— Вот они, корешки-росточки, один-два миллиметра! — любовался Селиверстов завтраком. — Тут, Оксана, и твоя порция, ровно половина подноса. По Малахову!
«То-то он такой малахольный!» — подумала Оксана. Но делать нечего. Все-таки вдвоем с одиноким мужчиной, хоть и с утра в рабочий день, да глядишь, поклюет зернышек, петушок, и на нее клюнет.
— Чудесно! — забила она в ладоши и скинула кофточку, оставшись в коротенькой майке, обнажившей пупок. — А запить будет чем?
— Запивать надо минимум через час.
— А по глотку?
— Ну, разве что по глотку.
Оксана открыла холодильник.
— Закусить-то будет чем?
— Ты шутишь, Оксана. Кто же зерна закусывает?
— Я читала у Брэгга, у Поля Брэгга, — вспомнила Оксана фамилию натуропата, о котором вчера что-то говорили по телеку, — что зерна надо запивать обязательно коньяком. И именно утренние порции.
— А где ты читала об этом? Я не встречал.
— Новый перевод последней книги Брэгга «Сто лет с зерном на коньяке».
— Да? Не слышал. Так что, коньяк нужен?
— Обязательно.
— У меня стоит еще с советских времен бутылка армянского. По чайной ложке?
— Там горка: пять зерен — чайная ложка коньяка, потом десять зерен — две ложки, и так до двадцати пять зерен и пяти чайных ложек, а потом так же вниз. Это все в один день.
— Давай попробуем, — нерешительно сказал Селиверстов. Получалось многовато: так, одна, да две, да... Двадцать пять ложек!
На пике горки, после пятнадцати ложечек коньяка, Селиверстов стал смеяться: ему показалось, что Оксана сидит напротив него голая. Оксана действительно сидела напротив него голая, так как успела скинуть с себя все, что ей мешало для проведения оздоровительного сеанса, и тут же начала его. Не успел Селиверстов и глазом моргнуть, как был раздет и вовлечен в процесс. Сеанс закончился рассыпанными по полу проросшими зернами и крупными, «на допивание», глотками коньяка, по очереди, прямо из горлышка. Селиверстов в этот день начисто забыл про работу. Первый раз в жизни.
На следующий день Селиверстов с Оксаной взяли еще по два дня за свой счет, а к ним по бутылке молдавского коньяка «Белый аист». Эти дни пролетели у них быстрей, чем два аиста над головой. А через неделю они, совершенно обалдевшие от счастья, подали заявление в ЗАГС. На свадьбе первый тост был за Поля Брэгга, и одиннадцать конструкторских глоток дружно рявкнули:
— Зерна на коньяке! Горько! Зерна на коньяке! Горько! Сто лет зернам на коньяке!
И весь отдел поддержал их. Пили и ели страшно много — за здоровый образ жизни и новую ячейку общества.
Через год Селиверстов поправился на семь килограммов, его назначили руководителем группы. а Оксана родила прелестное дитя, глазенками и попкой в папочку.
0

#17 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 12 Январь 2018 - 18:55

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

16

ПОДАРОЧКИ


Вволю натрудясь и покуролесив по миру, порой в минуты отчаянные вспоминаем мы дом детства, теплую завалинку и высокое крыльцо, глаза ясные, глубоко упрятанные на морщинистых лицах, черты которых так знакомы и близки, что вдруг проступает ясно истинность желаемого.
Хочется назад к своим старикам, в простоту и истинность добрых отношений, хочется проснуться на бабушкиной перине от солнца в лицо или раненько от запахов пекущихся пирогов и, зажмурившись, вновь ощутить этот прилив восторга жизнью, от которого сдавливает гортань и какой-то птичий крик рвется из груди вовне.
И бывает, собираемся и едем, а в последний момент вдруг вспоминаем – ведь что-то нужно привезти и подарить старикам. Знаем – будут рады всему, потому что рады они, прежде всего нам, нашему к ним вниманию. И вот здесь и случаются курьезы. Подарив бабуле шикарные кожаные перчатки, а деду красивую шляпу, отметив радость и даже гордость в стариковских глазах, не вдруг примечаем, что не носят нами дареных вещей старики. А когда приезжаем после длительного перерыва нежданно можем обнаружить давно даренную и забытую уже нами вещь новехонькой вдруг в красном углу избы под образами.
Верный знак – старики соскучились.
И становится неловко за собственную неуклюжесть душевную, такую дремучую, что рядом, порой с малограмотными предками, чувствуешь себя позабытым осколком далекой, некогда существовавшей и не знавшей еще письменности цивилизации.
Вот и я рванулся к деду, к своей сибирской реке напрямки, через муки душевные и невзгоды баламутные, мимо нескольких навязчивых друзей и подруг в один весенний день, перемешивая грязь со снегом и вороша в голове нескладные мелодии собственных мелодрам.
На автовокзале уже вступило в голову – деду-то нужно что-нибудь привезти в подарок.
Сложная миссия.
Смотрю, торгуют фруктами на улице, развалы апельсинов, яблок и красивейшие ананасы. Дай, думаю, деда заморским косматым гостинцем угощу. Знаю, – у них там в деревушке такого продуктового изобилия нет, да и не купит себе старик подобного угощения.
Нагрузился увесистыми плодами и, намаявшись по дорогам, добрался-таки до знакомого дома. Дед был, конечно, рад. Искрился, себе места не находил, чем бы только угостить да приголубить внучка. Дары мои принял с душой, отложил в сторону и угощал в ответ немудреными и такими родными деревенскими и таежными угощениями. Баньку, конечно, соорудили, а после баньки разговелись до полного телесного мироотрешения.
На день третий, начиная здороветь душой и уже ясными, отстраненными от собственных проблем глазами глядя на мир, я вспомнил о своем гостинце и озадачился. Нигде оный был не отмечен, да и дед ни слова о подарке не сказал. Может, заморский фрукт деду совсем не понравился?
Побродив вдоль реки, зайдя в сельмаг, иду к дому дедушки, обдумывая план своего возвращения в город, вхожу в избу, деда не нахожу, а, войдя в дальнюю комнату, слышу как бы приглушенное и недовольное ворчание старика. Заглядываю за угол печи и вижу картину: дед, сидя как всадник на длинной лавке и выложив на неё пару полученных в подарок ананасов, держит один из них за косу и отчаянно пытается шелушить, обдирая подобно кедровой шишке и, видимо, выискивая в ананасе орешки. Конечно, у деда получалось очень неважно обдирать фрукт, а орешек он не находил и видимо ругая прожорливую заморскую кедровку, отставлял ананас в сторону.
О, Господи! Я ведь даже и не подумал, что мой дедушка не только не пробовал, он и не видел в жизни ананаса!
Меня старик спросить постеснялся – что за продукт такой и как кушают же подаренный заморский, то ли овощ, то ли фрукт?
Ругая себя, и стараясь не шуметь, я тихо удалился.
Я не знал, что мне делать.
Учить деда кушать ананасы я не решился, – не хотелось вновь смущать старика и омрачать наше с ним очередное расставание.
Так и уехал назад в полном недоумении в отношении собственной неуклюжести.
0

#18 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 14 Январь 2018 - 18:21

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - МИНУС
Наталья Иванова - МИНУС
НЕ ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - НЕ УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

17

ТАИНСТВЕННОЕ ЗАНЯТИЕ


Возбуждённо хожу по комнате, ерошу волосы, прикидываю план работы. Сажусь на рабочее место, беру материал и инструмент, отбираю, просеиваю, фильтрую, разбираю, отбрасываю лишнее, вглядываюсь... Нашёл! Радуюсь, огорчаюсь, меняю местами, хмурюсь, выкорчёвываю, вновь возвращаю. Напеваю, вслушиваюсь, хватаюсь за голову, измеряю, укорачиваю, опять удлинняю, сверяюсь со справочником, бросаю и ухожу. Возвращаюсь, смотрю : славно получилось, кружится голова... Вглядываюсь, анализирую, оцениваю : никуда не годится! Паникую. Показать жене?, не поймёт, посоветоваться с другом?, позавидует или позлорадствует. Ещё раз всматриваюсь в материал : нет,очень плохо! Швыряю всё в камин,и с тоской наблюдаю гибель собственного труда. Нет! наверно,я неправ. Выхватываю из камина недогоревшие куски, разглядываю их и снова бросаю в огонь : это совсем не то, что я задумал!
Угораздило же меня увлечься таким неблагодарным делом!
В последний раз говорю : завязываю с этим проклятым занятием!
0

#19 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 20 Январь 2018 - 18:46

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - МИНУС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

18

ЛЮБОВЬ


Я июль не люблю. Погода – отвратительная: душно, безветренно. Пот стекает ручьем. По городу спокойно не погуляешь – боишься: вдруг солнечный удар настигнет! Кепки, кстати говоря, не ношу из принципа – они мое лицо полнят. Смеяться не нужно! У всех свои причуды. И вообще: вернемся к июлю. Мало того, что на улице невесть что творится (будь моя воля – на каждом углу бы кондиционеры повесил), так вдобавок еще и свободного времени вагон – отпуск никто не отменял. Начальство у нас какое – им главное дни выходные дать, а что подчиненные делать с ними будут, им наплевать! Я человек холостой – жену на моря возить необходимости нет. Сам в отпуск не езжу принципиально – денег жалко. И чем же мне заниматься прикажете? Дома сидеть да книги читать? Спасибо! Сижу. Читаю.
Я вот, честно, кроме работы в жизни ничего привлекательного не вижу. В офис приходишь, за стол садишься, бумаги заполняешь… Заполнил хорошо – молодец! Плохо – уволен. Все предельно понятно. По полочкам разложено. Даже цель есть – премия и повышение. А в отпуске что? Только об одном мечтаю – спать лечь поскорее, чтобы весь этот ад закончился. Мне, вот, коллега сказал, что время это нужно на «самокопание» потратить. В чувствах своих разобраться. Я советы его, конечно же, мимо ушей пропустил. Он ведь, мода сейчас такая, буддист. Их хлебом не корми, дай в ком-нибудь разобраться. Чего только не придумают, чтобы от работы косить! Я лично так считаю: эмоциям отдаваться сильно не нужно. Это все пережитки юношества! Мне вот когда четырнадцать было, тоже мечтал о зеленоглазой, рыжей, да так, чтобы на всю жизнь! Думал, найдется, когда-нибудь, та, которая борщи мне готовить будет. Ага! Щас! Нашлась, конечно же. Тридцать лет, как сам себе борщи готовлю. В общем, ну их, чувства эти! Лучше в бумагах копаться… Пойти, что ли бутерброд сварганить? А то аппетит от всех этих мыслей разыгрался.
Поскорее бы в офис! Одно радует: сейчас батон на две части разрежу, маслом намажу, сыр положу, колбасы нарежу… Вот они, чувства! Вот она любовь – в желудке урчаще-рычащем, а не в этих ваших рыжих, зеленоглазых… Стою посреди кухни, открываю холодильник, протягиваю руку внутрь, предвкушая, а там… Колбасы нет! Проклятый июль! Решил меня доконать, не иначе! Мало того, что времени свободного вагон и маленькая тележка, чем занять не знаю, так теперь еще и голодный, как Степан Степаныч из отдела соседнего! Ну, июль, не на того напал! Перетерплю духоту! Не сахарный – не растаю! Решено – обуваюсь и иду в магазин. Он, благо, недалеко – на углу находится. Считайте, одна нога здесь, другая там. Закрываю дверь. Спускаюсь по лестнице. Выхожу из подъезда…
Вышел. Жарко. Июльно. Я бы даже сказал начальноавгустно. Хочется домой. Обратно хочется, да только отступать нельзя: капли пота по спине стекают. Терять, собственно, уже нечего. Делаю первые шаги в сторону супермаркета. Мысли странные в голову лезут. Солнечный удар, должно быть. Думается: неплохо было бы иметь человека, который в такую погоду за тебя бы во двор выходил. Ради такого и чувств никаких не жалко. Сейчас бы лежал на диване, в ус не дул, а мне, кто-то, на блюдечке бутерброд с колбасой принес бы. Разве не чудо? В принципе, мне даже все равно, кто бы это был: зеленоглазая или длинноволосая. Вот, честное слово, все равно! Хотя, конечно, зеленоглазая, да еще и рыжая, получше будет, но… В таких делах не выбирают.
Наконец-то дошел! Слава Богу, кондиционер! Вижу – прилавок. Надпись: «Колбаса». Стою. Выбираю. Выбрал. «Докторская». Все-таки со здоровьем проблемы. Надо себя беречь! Встаю в очередь, и тут… Ерунда! Чтобы такое, да со мной? Да в продуктовом магазине? Да никогда! У меня аж «Докторская» из руки выпала! Наклоняюсь. Хочу подобрать, но… Не тут-то было! Опередили! Точнее: опередила! Рыжая, зеленоглазая…
– Возьмите! – Улыбается. – Вы уронили.
– Спасибо. – Отвечаю. – А Вы, простите, кто?
– Я – Любовь Ваша. Пришла, чтобы Вы любили меня. Чтобы я Вас любила.
Молчу. Что сказать не знаю. Люди вокруг тоже молчат. Не торопят, хоть очередь и задерживаем. Понимают: судьба решается. Ток-шоу настоящее. Не привык я к такому… Вот тебе и раз – вышел за колбасой! Знал бы – перетерпел. Оно бы и к лучшему было. Стою тут как дурак – краснею. Так долго любовь искал, отчаялся – перестал, а теперь… Вот она. Сама меня нашла. Получите – распишитесь. И ведь надо же – все, как в мечтах юношеских: резко, внезапно… Видимо, совсем решил меня доконать июль проклятый. Может, и прав был буддист-коллега? Нужно всего-то в чувствах разобраться… А как в них разбираться? Вот что спросить у нее, зеленоглазой, чтобы понять – врет или не врет? Поди, придумай…
– Раз любишь… Значит, и борщ готовить будешь?
– Буду, конечно!
– И… – Потрясываю «Докторской». – За колбасой ходить… Тоже?
– Тоже, тоже! Все делать буду! Все, что захочешь!
Не врет. Вроде бы и глаза искренние. Только от чего-то неспокойно на душе. Что-то в этой ситуации… Неправильное. Трудно с людьми. То ли дело бумаги – ставишь штампы, сортируешь, откладываешь в сторону. Все ясно, понятно. Они и появляются по плану, а не когда им вздумается!
– Подожди, - пытаюсь разобраться, - неужели все так… Так быстро?
– Разумеется! – Смеется она. – А разве нужно медлить, если я тебя люблю, а ты обо мне давно мечтал? Не хмурься, душка! Лучше обними!
И тут меня пробрало: чувства нахлынули… Не любовные, нет… Скорее рабоче-логические. Я ведь всю свою жизнь в офисе провел – точно знаю: ничего просто так не бывает. Все имеет причину. Каждая папочка, каждая бумажка в документообороте… Все взаимосвязано. Все согласно описи. Одно из другого вытекает. Я по таким законам сорок лет существовал – и еще сорок просуществую. Пусть эта зеленоглазая, рыжеволосая дама и является отражением моей мечты, но… Не могу я ее принять. Неправильно это. Беспричинно. Легко слишком.
Стою как вкопанный. Она подходит. Все ближе. Ближе. Народ замер: ждет развития событий. Наверное, решили, что у них на глазах влюбленная пара создается. Ага! Не тут-то было! Волю в кулак собрал – с места сорвался, и побежал к выходу! Трудно это было, но все-таки сумел! Не зря в офисе столько лет провел! Голова работает что надо! Пусть эти связи беспричинные кого-нибудь другого находят – мне не нужно, спасибо. Толку от любви Вашей, если она за собой ничего не имеет? Меня работа строго научила: хочешь многое получить – вкалывай! А тут… Да, зеленоглазая, да рыжая… Да только все на блюдечке, примитивно!
Ну их, чувства эти! Сейчас «Докторскую» порежу, бутерброд сделаю, поем, спать лягу, а проснусь… Проснусь… А там и отпуска конец не за горами! Эх, заживем!
0

#20 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Редактор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 218
  • Регистрация: 26 Сентябрь 15

Отправлено 24 Январь 2018 - 18:55

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ОТСЕВ
Сергей Кириллов - ПЛЮС
Андрей Растворцев - ПЛЮС
Наталья Иванова - ПЛЮС
ПРОШЛО В ЛОНГ-ЛИСТ НОМИНАЦИИ - УЧАСТВУЕТ В ФИНАЛЬНОЙ ЧАСТИ КОНКУРСА

19

ПОСРАМЛЁННЫЙ СЛЕСАРЬ


Эту историю рассказал Игорь Мельчук. Он тогда еще жил в Ленинграде, каждый год приезжал в Новосибирск, где читал в университете спецкурс по структурной лингвистике. Наверно, филологи старших поколений еще помнят учебники по русскому языку Галкиной-Федорук. В сталинские времена ей привелось посидеть в лагерях, потом была реабилитация. Она вернулась в Москву, где в университете Ломоносова преподавала историю русского языка и одновременно писала докторскую диссертацию. Тема диссертации была весьма любопытной – «Московское просторечие ХУП века». Защита была при закрытых дверях, но несмотря на это, зал был полон, хотя женщин и студентов не пустили. То и дело из зала доносился гомерический хохот. Защита продолжалась несколько часов, видимо, слушателям никак не хотелось расставаться с диссертанткой. Наконец, защита благополучно закончилась. Двери настежь. Выходит Галкина-Федорук. В фойе ее встречают студенты, поздравляют, целуют. Надарили ей цветов полную охапку. А надо сказать, что была она низенького роста, несколько полноватой. И вот эту охапку она обняла обеими руками, идет на выход. И ничего из-за цветов впереди себя не видит. Выходит, неподалеку стоит «Волга», которая должна была отвезти ее на банкет. Галкина-Федорук идет к машине. А на пути между крыльцом и машиной открыт канализационный люк. Она же идет прямо на него. Ей кричат про него, но она ничего не слышит, оглушенная триумфальной защитой. И проходит рядышком-рядышком с этой дырой. Упасть не упала, но когда проходила мимо, наступила на горочку камешков, которые и посыпались вниз. А в это время в люке слесарь что-то ремонтирует. И вот весь этот мусор сыпется ему на голову и зашиворот. Такого нахальства, конечно, он стерпеть не мог. Быстро выбирается наружу, видит удаляющуюся женскую фигуру.
- Ах, ты такая-рассякая!
И обкладывает ее трехэтажным матом. Галкина-Федорук бросает охапку цветов, поворачивается.
- А знаете, молодой человек! Вот это выражение неверно прозвучало в ваших устах!
И выдает ему верные выражения одно за другим в течение минут пяти. Слесарь видит перед собой интеллигентную женщину и слышит такое, что за всю жизнь ему не доводилось слышать в самых грязных пивнушках. Совершенно очумевший, он теряет контроль над собой и летит вниз. В результате несколько переломов. И вот лежит наш слесарь в больничке, залечивает производственные раны и приходит к нему Галкина-Федорук. С фруктами-соками, разумеется. Ругает себя, просит прощения и обещает полностью восстановить нанесенный ему ущерб. На что слесарь с досадой машет рукой и кричит:
- Да не надо мне от вас никаких денег! Ни копейки! Я даже сам вам буду отдавать зарплату, если вы хотя бы раз в неделю будете приходить ко мне в больницу.
- Да зачем же?- удивляется она.
- Ну, чтобы … выражаться! Как тогда, у этого колодца!
0

Поделиться темой:


  • 4 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей