Литературный форум "Ковдория": "Зри в корень!" – сатира, юмор, байка, массказ или миниатюра - из современной жизни (до 7000 знаков с пробелами) - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 6 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Последняя »
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

"Зри в корень!" – сатира, юмор, байка, массказ или миниатюра - из современной жизни (до 7000 знаков с пробелами) ПРОИЗВЕДЕНИЯ СОИСКАТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТСЯ по 28 ФЕВРАЛЯ 2017 г

#11 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 03 декабря 2016 - 03:26

10

КУРОРТНЫЙ РОМАН


Захар Семёнович работал директором довольно крупного предприятия в Сибири. Энергичный, напористый – он «горел» на работе, за что и ценили его в вышестоящей организации. Но семейная жизнь у него не удалась. Вокруг было много привлекательных женщин, но, несмотря на свой решительный характер, он был по натуре очень щепетилен, романтичен и всё никак не мог найти «свою половину». На его предприятии работал молодой экономист Костя, с которым, несмотря на разницу в возрасте, очень подружился директор. Дело в том, что Костя прекрасно пел и играл на гитаре на корпоративных вечерах, а Захар Семёнович с детства просто обожал гитару и мандолину. Сам в юности довольно преуспел в умении петь и играть на этих инструментах.
Как-то, проведя очередную планёрку, директор попросил Константина задержаться. Когда все сотрудники вышли, он сказал:
- Слушай, Костя! Меня в главке прямо выталкивают в отпуск. Говорят, не бережёшь себя. Отдохни, наберись сил… Предлагают путёвки в разные места. Давай вместе махнём! А? Найдём на курорте для себя подходящих женщин! Говорят, они там просто охотятся за мужиками!
- Я не против, Захар Семёнович! Два года не был в отпуске! А куда поедем?
- Ты знаешь – я много раз был в Крыму, в Сочи, а вот в Кисловодске - ни разу! Многие отзываются очень хорошо об этом курорте. Тем более, у меня там живёт друг Вадим ещё по службе в армии. Всё время предлагает приехать отдохнуть. Рассказывает о своих многочисленных победах над слабым полом. По-моему, он просто помешался на этом. Ну ладно, посмотрим. Едем?
- Хорошо, согласен!
- Беру две путёвки. Чуть подберу дела – через неделю едем. Костя! Только не забудь взять гитару.
И вот они в Кисловодске! Впереди - 24 дня отдыха! Санаторий «Химик» располагался под горой на краю курортного парка. Друзьям предоставили большой и уютный трёхместный номер «люкс». В первый же вечер к ним приехал шумный, весёлый Вадим с горой бутылок пива и пакетами закусок. Объятия, расспросы… Вадим работал курортным агентом в Курортном Совете. Он поднаторел в работе: все санатории были в его ведении; в то же время, у него был свободный график работы и подчинялся он только генеральному директору. Имел много свободного времени и умело пользовался этим.
Вадим с шутками- прибаутками рассказывает:
- Друзья! У вас в санатории - 60-70% женщин! Никуда не надо ехать – они сами падают в объятия! Здесь вечерами прекрасные танцы, где все знакомятся. С этого санатория я много «взял дани» в виде прекрасных дам. Они-то меняются: приезжают, уезжают… А я - нет! Надо только врать им, что «влюбился по уши» - они любят это! Для меня сюсюканье с женщинами – это только замануха! Важен конечный результат! Идём сегодня же на танцы!
И правда! На танцах курортницы сразу заметили тройку великолепных мужчин. Когда объявляли «Белый танец», к ним устремлялись десятки женщин. Приходилось даже выбирать. К концу вечера Захар Семёнович танцевал только со строгой, но обаятельной, худенькой, рыжеватой, лет сорока, женщиной Раей. Вадим, не стесняясь, облапывал, прижимаясь в танце, грузноватую Лиду, а Костя, старательно отстраняясь, танцевал с совсем ещё юной, хрупкой девушкой Тоней.
По предложению Вадима, знакомство решили закрепить в номере. Тоня отказалась, а обе женщины охотно откликнулись. Прекрасный вечер затянулся допоздна. Напористый Вадим увёл куда-то Лиду, а Рая, попрощавшись, пошла в свой номер.
И потекли санаторные будни! Утренняя зарядка под баян, завтрак в огромной столовой, процедуры, обед, отдых пару часов, походы в великолепный курортный парк. А вечером - обязательные танцы. После вечера все собирались в номере мужчин, выпивали, Костя пел под гитару свои песни.
По субботним - воскресным дням друзья с подругами выезжали на экскурсии. Медовые водопады, Кольцо-гора, Долина нарзанов, Замок Коварства и Любви, Долина Очарования, Красивый курган – они посетили все окрестности города. Далее последовали экскурсии в Теберду и Домбай, Архыз и Эльбрус. Через несколько дней пребывания в санатории друзья не стали ходить на коллективную зарядку, заменив её походами в горы. Великолепно было встречать рассвет на Малом и Большом Седле, ходить по необыкновенно красивой Большой Туристской тропе, пить травяной чай и измерять давление на Красном Солнышке. Иногда они даже опаздывали на завтрак. Ну и как было не посетить четыре очень известных в то время ресторана Кисловодска – «Храм Воздуха», «Театральный», «Родопи» и «Чайку»!
Вадим все вечера проводил в санатории с друзьями и безотказной Лидой. У неё первой заканчивался срок путевки, и она навёрстывала потерянное, постоянно «ныряя» с Вадимом в свой номер. У них была любовь – у них всё было хорошо!
А вот юный Костя действительно влюбился в Тоню! Он по натуре был романтичен, и девушка оказалась такой же! У них была, как говорят, платоническая любовь. Встречи и проводы, вздохи, поцелуи – большего Тоня не допускала! В столовой санатория они сидели за одним столом и практически не расставались весь день – встречались даже на процедурах. И, вообще, за эти дни все очень сдружились.
Захар Семёнович с удивлением понял, что его тоже тянет непреодолимая сила к строгой, симпатичной Рае. Они долго присматривались друг к другу, так как тоже оказались схожи по характеру! Степенные, много повидавшие в жизни, они не сразу решились на близость. Прошла уже первая половина срока путёвки, как это всё же свершилось! Захар до этого много повидал разных женщин, но здесь был просто поражён темпераменту Раи! Отдыхая после бурных объятий и счастливо улыбаясь, Рая шептала ему на ухо:
- Захар! Гордись! Ты сегодня покорил полковника МВД!
- Как?
- А так! Я работаю начальником женской колонии в Тосно. Замужем.
- Тосно? Что-то ничего не слышал я об этом городе. Где это? Ну, и как женщины там у тебя? Как работают, чем занимаются? Говорят, они в колониях вытворяют такие дела, что и мужикам не снились! Это правда?
- Наша колония расположена в Ленинградской области. Женщины как женщины! Работают, шьют. А насчёт этого… Всякое бывает! Да зачем тебе это знать? А муж у меня сейчас… Как тебе сказать? Сдулся! Был бы нормальный мужчина – не была бы я с тобой! Просто изголодалась. А так он нормальный и… Очень хороший человек. Никогда не променяю его ни на кого! Всё! Закончим эту тему!
Захар размышлял - ему дивно было слышать такие суждения бывалой полковничихи:
- Вот они какие бывают, женщины! Мужа она любит…. А сама… Странно! Нет – больше не женюсь! Лучше быть свободным, чем иметь такую жену!
Всё в жизни когда-нибудь кончается. Время отпуска пролетело, как один миг! Провожать Лиду на Кисловодский железнодорожный вокзал вышли все. Стоял прохладный день, ночью шёл дождь, и на перроне ещё были лужи. Вадим много шутил, смеялся, был необыкновенно оживлён. Он провожал очередную «пассию» и был, видно, рад этим переменам. Захар Семёнович, улыбаясь, наблюдал за вездесущим другом, думая:
- Вот устроился Вадька в жизни! Мотылёк, да и только! Видать, на вокзале все его уже знают. Нравится ему такая жизнь. Курорт его избаловал! Впрочем, я ничуть тоже не лучше. Что за жизнь у меня? Нет семьи – одна работа, работа…
Раздался третий звонок. Все расцеловались, прощаясь с Лидой. Она плачет. Поезд уже тронулся, а Вадим всё стоял на подножках, целуя Лиду. Проводница уже кричит на него. Поезд набрал ход, и Вадим, галантно подпрыгнув, задом соскочил с подножки. Неловко брякнулся в лужу, его роскошная шляпа попала под вагон. Как ни в чём не бывало, он резво и молодцевато вскочил и, махая рукой, побежал за поездом. Мокрый плащ, лысоватая макушка головы, прыжки через лужи – все грохнули от его бодрого бега трусцой!
Через два дня провожали юную Тоню. Отправление поезда Кисловодск – Архангельск задерживалось, и все проследовали в зал ожидания. Людей не особенно много – человек 50. Уютный зал, кафельные полы, длинные деревянные скамьи… На дальней скамье углу целуется Костя с Тоней. Она и впрямь очень красивая девушка. Захар немного завидует Константину. Про себя думает:
- Вот надо же! Здесь, вдалеке от дома, он нашёл свою любовь! Молодец! И не стесняются никого, целуются напропалую! Я бы никогда так не смог! Счастливый человек! Моя же полковничиха иронично смеётся, кося глазами в их сторону. Всё-таки стерва она!
Подходит поезд. И здесь разыгрывается настоящая трагедия. Костя с Тоней, не стесняясь, и не обращая ни на кого внимания, плачут, обнимаются. Поезд трогается. Она не отпускает его, плачет навзрыд. Он выпрыгивает из вагона – она кричит не своим голосом! Он опять заскакивает к ней. Кто-то сообщил радисту вокзала или он сам увидел трогательную сцену прощания двух молодых людей, но над вокзалом во всю силу зазвучал мотив:

Гуд-бай, мой мальчик.
Гуд-бай, мой миленький.
Твоя девчонка уезжает навсегда!
И на тропинке, и на тропиночке
Не повстречаемся мы больше никогда…

Это ещё более усилило волнующую сцену прощания влюблённых!
Все люди смотрят на них, некоторые женщины тоже плачут. Проводница кричит изо всех сил на Костю. Он прыгает с подножки. Слышен истерический вопль Антонины…
Все потрясены! Вот это любовь! Долго все успокаиваются. Подходит весь в слезах Костя. Ему неловко, он отворачивается и уходит один. Все молчат…
На следующий день Раю провожал один Захар. На сердце было муторно и тоскливо. Почти не встречались взглядами. Пропуская Раю вперёд, вежливо поднялся с её чемоданом в вагон. Сухо попрощались. Пошёл к выходу. Вдруг неожиданно в тамбуре его догнала взволнованная Рая. Горячо обняла. Прошептала на ухо:
- Не пропадай! Но письма не пиши! На следующий год приеду! Адрес твой и телефон в памяти. Как приеду - сообщу! Прощай!
0

#12 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 05 декабря 2016 - 21:44

11

КАА И БАНДЕРЛОГИ

Мы дали ей прозвище Каа! В отместку за то, что она называла нас, учеников восьмого класса краснодарской средней школы, исключительно бандерлогами. Правда, прежде чем выбрать для неё эту кличку, весь класс вынужден был отправиться в нашу школьную библиотеку и познакомиться с произведениями Редьярда Джозефа Киплинга. А именно, закусив губу, прочесть, в конце концов, его знаменитую «Книгу джунглей». Ну, и «Вторую книгу джунглей», конечно тоже.

***
А теперь о том, как наша Каа, то есть учительница литературы Марина Александровна, проводила свои эксперименты, то есть вела урок.
— Ну, что, бандероги, — леденящим душу голосом, со стальными нотками произносила она, — усаживайтесь и трепещите, несчастные, потому что к доске пойдёт… К доске пойдёт… К доске пойдёт…
Каа водила карандашом по открытому классному журналу, делая вид, что очень тщательно выбирает очередную жертву. Однако этого времени нам вполне хватало на то, чтобы отыскать в учебнике нужный текст и практически вызубрить его наизусть. Ну, или хотя бы знать, о чём в нём говорится. Дома, в комфортных условиях (то есть без Интернета, сотового телефона и компьютера — их в то время ещё не изобрели) нам для этого требовалось часа полтора, а то и два. Понятное дело, что именно этих часов в нашей бурной жизни конца 60-х годов прошлого столетия никогда не хватало. Ну, сами посудите: не прерывать же ответственный футбольный матч с командой вихрастых мальчишек из соседнего двора только для того, чтобы познакомится с каким-то скучным параграфом по литературе. Ведь в нашем 8-м «В» классе целых тридцать человек! Значит, вероятность того, что Каа спросит именно тебя, составляет всего-то 1/30!

***
— Бандерлоги, на следующем уроке мы будем разбирать… Будем разбирать по косточкам — кого бы вы думали? А разбирать мы будем самого… Самого господина Чичикова мы будем разбирать. Так что готовьтесь. И чтобы «Мёртвые души» отскакивали от ваших ещё не окрепших коренных зубов. Уяснили? А я после уроков схожу в нашу библиотеку и проверю, осталась ли там хоть одна книга великого Гоголя. И если останется — пеняйте на себя! Приматы!
«Приматы» из 8-го «В» класса, дружно забрав в библиотеке книги великого Гоголя, так же дружно отправились в кинотеатр «Смена», где милостивые кинопрокатчики, внимательно изучив школьную программу (благо, она в те годы была единая для всех школ города), запустили в прокат соответствующий этой самой программе фильм. За 10 копеек мы посмотрели эти самые «Мёртвые души», сэкономив уйму драгоценного времени… Ну, сами знаете, для чего.

***
— Вот ты, — длинный и тонкий палец Каа упёрся мне в грудь, — поведай всем нам грешным, во что был одет Чичиков. Какого цвета на нём был сюртук?
А что я мог ответить: фильм-то мы смотрели старенький, чёрно-белый! С той поры прошло уже более 40 лет, но я, наверное, до конца своих дней буду помнить, что Чичиков был одет во фрак брусничного, то есть ярко-красного цвета, да ещё и с искрой!

***
Мы писали изложение, да не простое, а заковыристое, потому что с анализом, во как. То есть учились переносить на бумагу ту информацию, которую нам подробно и по пунктам сообщила наша Каа. Тема называлась «Анализ рассказа Толстого «Акула»». На следующем уроке взбешённая Каа с яростью швыряла нам на парты тетрадки.
В тот год меня посадили за одну парту рядом с Фокиным, с нашим абсолютным двоечником. В моей тетрадке количество красных чернил составляло примерно тридцать процентов от синих, у Фокина явно зашкаливало за сто!
— Вопросы по оценкам есть? — прорычала Каа.
Класс, разумеется, безмолвствовал. Инстинкт самосохранения брал своё. Только бесстрашный Фокин робко поднял руку.
— Что тебе, убогий, непонятно? — склонилась над ним учительница.
— Марина Александровна, я вот тут вместо «брюхо акулы» написал «пузо» — разве это ошибка? Почему Вы вот тут подчеркнули?
Каа почему-то посмотрела не на Фокина, а на меня.
— Ну, с ним всё ясно. А тебе, Саша, надеюсь, объяснять не надо, почему я подчеркнула это слово. Пройдут годы - ты и сам, скорее всего, писать станешь. Будь там в своей взрослой жизни повнимательней с текстами.
Она неожиданно для всех нас улыбнулась. А я, пацан с городской рабочей окраины, из микрорайона № 34, ничего не понял. Чего писать? Где писать? На заборах что ли?.. Однако как-то неуклюже и глупо улыбнулся ей в ответ. По всей видимости, я в тот момент просто был несказанно рад своему «трояку», в отличие от жирного «кола» своего соседа. Учеников в нашем классе, получивших за «Анализ рассказа Толстого «Акула»» положительные оценки, можно было по пальцам одной руки пересчитать.

***
Через год Каа уволилась и перешла работать в другую школу. Ей, как педагогу-новатору, выделили новую квартиру в Черёмушках. А ещё через 2 года я сдавал вступительные экзамены в наш местный политехнический институт и снова встретился с Мариной Александровной. Её пригласили ассистировать на последнем письменном экзамене по литературе. Я, как обычно, выбрал вольную тему. Ну, никогда я не мог раскрыть образ «Катерины в тёмном царстве»! Не моё это. А в вольных темах того времени надо было через предложение употреблять слова «коммунизм», «партия», «вождь всех трудящихся», «дорогой Леонид Ильич» и, как минимум, - четвёрка тебе гарантирована. Ни один педагог не мог в те годы пойти наперекор политике партии и правительства. Себе, как говорится, дороже.
Совершенно инстинктивно, по годами выработанной привычке, я втянул голову в плечи, когда Каа подошла к моему столу. Склонилась над моей работой, потом открыла мой экзаменационный лист, где уже стояли три пятёрки за предыдущие экзамены, затем молча кончиком ухоженного ногтя отметила строчку в тексте и отошла.
Там у меня не хватало запятой в сложном деепричастном обороте.
Больше я никогда нашу Марину Александровну в своей жизни не встречал. Но не только я, но мои бывшие одноклассники вспоминают её почему-то с теплом и любовью. Наверное, из-за того, что она смогла-таки привить всем нам любовь к отечественной классике и, конечно, за господина Чичикова, одетого во фрак брусничного цвета с искрой!
0

#13 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 05 декабря 2016 - 23:02

12

ОСАГО, БЛИН…


Хорошо-то как придумали. ОСАГО. И звучит, как песня, и деньги хорошие делать можно. Но не для дураков всё это, а для умных людей. А что дурак? Ему что ОСАГО, что пивнушка за углом – всё едино. И тут, и там платить надо, а голова, что от страховой компании, что с похмелья, болит одинаково.
Однажды пришёл ко мне кореш Валет и говорит:
- Старик, дело есть. На миллион. Круто, сурово, гибель! Дышлом шевели, пока не увели! Шевели оглоблей, да без лишних воплей. Сегодня малость погорбать - и бабки будешь загребать. Работа есть. Вдвоём покрутиться надо. Давай поработаем, не пожалеешь.
- А что за работа, - спрашиваю, - с чем связана?
- С транспортом, как всегда, с транспортом. Любимая тема. Ничего не могу с собой поделать. Зов крови это, зов предков, - отвечает.
Я-то хорошо знаю этот его зов. Его прадед ещё при царе Горохе конокрадом был. Даже у цыган лошадей воровал. И им же потом продавал. А чтоб не узнали они лошадок своих, он им масть менял. Намажет лошадь с головы до копыт аспирином или перекисью. И всё. Была кобыла каурая, а стала пегая, да ещё и в яблоках.
Как и любой прирождённый аферист, был Валет талантливым артистом и талант свой использовал по полной программе. Спрятался он как-то за деревом возле пешеходного перехода, подождал, когда крутая машина выехала на «зебру», и прыг ей на капот, но не так, чтоб прямо на капот, а наискосок прыгнул и лишь слегка коснулся автомобиля. Упал он на асфальт, катается, за ногу держится, кричит, что сломал, деньги на лекарства нужны. А я в это время за другим деревом стоял и должен был выйти и сказать, что я свидетель и что я всё видел. Тут выходят из машины два мордоворота. Один говорит:
- Эй ты, суслик недобитый. У нас, между прочим, видеорегистратор стоит. Ты, надеюсь, всё понял? Или растолковать?
- Так, ты ножку сломал, – ласково сказал другой, - мы тебе сейчас и вторую сломаем. Для симметрии. Природа симметрию любит.
Один пошёл к машине видеорегистратор выключать, другой – за битой, а потом оба направились к Валету. А того уже и след простыл. Я же обнял дерево и притворился пьяным. Так и простоял, пошатываясь, пока мордовороты не уехали.
- Что на этот раз делать будем, – спросил я, - опять комедию ломать?
- Отстал ты от жизни, старый. Сейчас ОСАГО, блин, в полный рост идёт. Интеллектом бабки возьмём. Интеллектом.
Парой фраз обрисовал он свой план, а на следующий день мы приступили к его реализации. Притащили со свалки старинный, но ещё крепкий ЗИЛ, придали ему божеский вид. Затем, чуть ли не даром, купили сильно битую спереди, но на ходу, иномарку. В разных страховых компаниях застраховали по ОСАГО колымаги эти сроком на одну неделю. Без осмотра. Страховщики оказались людьми порядочными и честными. Как и мы, впрочем. Пошли они нам навстречу и застраховали наши шушлайки как абсолютно исправные автомобили.
Затем Валет стал работать мозгами, подключил, так сказать, интеллект. Сопоставил повреждения на легковушке с выступающими деталями ЗИЛа, прикинул мысленно, с какой стороны и под каким углом лучше всего долбануть нашу иномарку об ЗИЛ, чтобы побольше повреждений получилось. Подобрал для операции самое подходящее время и место.
Посмотрел я на его расчеты и сразу со всем согласился. Во, голова, интеллект! Лучшее время – это понедельник, три часа ночи. Понедельник – день тяжёлый, в три часа ночи все давно спят. Никто, как в пятницу или в субботу, домой так поздно после пьянок на машинах не возвращается и в пьяном виде гонки не устраивает. Гаишники по понедельникам пьяниц не ловят. Невыгодно. Ночные клубы не работают, после выходных раны зализывают. И даже уличные проститутки по понедельникам выходные. Словом, лишних глаз быть не должно.
Итак, около трёх ночи поставили мы ЗИЛ на перекрёстке под рассчитанным Валетом углом так, как будто он выехал со второстепенной дороги на главную. Я сел за руль грузовика. А Валет должен был разогнаться на своей колымаге и долбануть ЗИЛа в левый передний угол.
Залез Валет в иномарку, пристегнулся ремнём, на голову натянул мотоциклетный шлем, а под шлемом на голове у него шапка-ушанка. Подстраховался. Ещё и ватник на себя надел, хотя на дворе июль. Тоже для подстраховки.
Посмотрел я по сторонам – нет никого. Махнул рукой: «Поехали!» А сам сижу за рулём, наблюдаю, как Валет разгоняется, и думаю: «Только бы не промахнулся!» Смотрю, едет вроде правильно, по рассчитанной траектории. Всё ближе и ближе подъезжает. И через мгновение - как даст иномарка по ЗИЛу, прямо в расчётное место. Грузовик, естественно, отбросило немного в сторону и развернуло. У иномарки задние колёса оторвались от асфальта, она подпрыгнула, развернулась и полетела к левой обочине. Из разбитого радиатора с шумом и свистом захлестал на асфальт антифриз, а из-под капота повалил пар. Выстрелила подушка безопасности. Ура! Всё получилось. Просто классика, а не подстава.
Тряхнуло меня при ударе не слабо. А как там Валет в этой коробчонке? Выскочил я из кабины и к нему. Смотрю, в порядке он вроде бы. Только глаза какие-то ненормальные. Вылез Валет из машины кое-как, пошатывается слегка, но стоит. Стащил я с него ватник и в багажник засунул. Стал шлем снимать, а он не снимается – ни с шапкой, ни без шапки. Застряла голова, и всё тут. А Валет орёт, что больно ему и что башка у него кружится и раскалывается. Видно, при столкновении сильно ударился головой о переднюю стойку, да так, что шлем натянулся ему прямо на уши, и сжало голову, словно обручем. А следом ещё и подушка безопасности выписала ему оплеуху и послала в нокдаун.
Что делать? Надо ГАИ вызывать. А гаишники, когда увидят такого каскадёра, сразу догадаются, что к чему. Говорю я ему:
- Ложись на асфальт и делай вид, что не можешь подняться, а я скорую вызову. Расковыряй нос посильнее, чтобы крови побольше было. Мол, серьёзную травму получил. В больницу надо. А как только тебя увезут, я вызову ГАИ. Усёк?
Дальше всё пошло как по маслу. Скорая Валета увезла. Приехали гаишники и оформили ДТП. Я вызвал эвакуатор и оттащил машины на стоянку.
На следующий день я, весёлый и довольный, пошёл в больницу к Валету. Вид у него был неважный. Видно, досталось бедолаге. Но чего не сделаешь ради денег? Шлем вместе с шапкой с головы у него сняли всё-таки. Хирурги в больнице не смогли, пришлось МЧС вызывать.
Врачи сказали, что нужно ему суток пятнадцать полечиться. Шибко голову поправить нужно, чтобы интеллект сохранить. Выстроили мы план дальнейших действий, и побежал я оформлять страховку.
Долго ли, коротко ли я бегал, говорить сейчас не стану. Не хочу. Нет настроения. Да и стыдно мне, натерпелся позору. Одним словом, в выплате страховки нам отказали. Или страховщики такими ушлыми оказались, или заложил нас кто-то. Не знаю. Но только пронюхали они, что у ЗИЛа нашего двигателя-то нет. Вообще нет. Лет десять, как нет.
Сейчас я несу Валету передачу. Бананчики да апельсинчики для поправки интеллекта. Пригодится он ему, когда выйдет. Ведь по ОСАГО ещё столько вариантов придумать можно, блин.
0

#14 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 07 декабря 2016 - 23:13

13

ГДЕ ЭТА ИНОСТРАНКА?


В пятый раз я женился на молодой, красивой, бездетной и, по мнению многих, неглупой особе. Все, кто меня знает, говорили: «Жена у тебя – что надо!» И я считал Монику прекрасной женщиной, а брак – удачным. Мы оба работали. Вечерами всегда встречались так, будто не виделись вечность. Единственный её недостаток – чрезмерная ревнивость. Эта отрицательная черта характера и являлась причиной время от времени возникавших семейных ссор.
Как-то в день рождения Моники я купил японский говорящий телефон с тридцатью тремя клавишами, громкой связью и небольшим, со спичечную коробку, экраном - встроенным телевизором. Подключил его к сети и подумал, что такая «шикарная» вещь – достойный сюрприз для любимой жены.
Супруга знала, что по случаю семейного торжества я приду домой раньше обычного. И в 15 часов ей захотелось позвонить. А «сюрприз» взял и выдал в линию нежным женским голосом фразу: «Перезвоните завтра» и «повесил» трубку. Такого поворота событий жена не ожидала: в праздничный для неё день в доме посторонняя дама, да ещё советует: «Перезвоните завтра».
Придя в себя через полторы-две минуты, Моника спешно пошла к бригадиру, отпроситься с работы. Запыхавшись, забыв поздороваться, она обратилась к руководителю подразделения:
– Макар, отпусти, беда у меня. Да, ещё какая!
М. Анакозов усадил её на истёртый и потемневший от времени, расшатанный стул, дал выпить воды и попросил рассказать обо всём подробнее, не торопясь.
– Мой-то, паразит, – не скрывая гнева, начала объяснение Моника, – привёл в дом иностранку. А она, стерва, посоветовала мне позвонить завтра. Понимаешь, Макар, какая история! В родные стены не пускают, предлагают до утра мыкаться неизвестно где. Наглецы. Я им устрою развлечения!
– Погоди, Моника, – прервал её рассказ бригадир. – Какая иностранка? Откуда она в наших краях взялась? Конец года, выполнение плана под угрозой срыва, а ты хочешь раньше времени уйти. Ничего не понимаю.
– Я отработаю, Макар, – взмолилась Моника. – И год завершим без отставаний, вот увидишь, не подведём.
М. Анакозов понял, что эта женщина не уйдёт от него, пока не добьётся своего, и угрюмо промолвил:
– Ладно, отправляйся, да смотри, завтра утром явись без опоздания!
Моника, минуя автобусную остановку, побежала, не чувствуя ног. Ворвавшись в квартиру в распахнутой шубе, разъярённая, что было сил прокричала:
– Где, эта проклятая иностранка? Где?
И пыталась схватить меня за горло. Я никогда не грубил ей. Однако на этот раз, оттолкнув, назвал в сердцах дурой и потребовал объяснений.
– Как ты смел, – продолжала она возмущаться, – привести первую попавшуюся, да ещё в день моего рождения? Я звонила, а твоя любовница ответила, чтобы перезвонила завтра. Не пытайся оправдываться. Я не нуждаюсь в этом.
От её негодования стало почему-то смешно. Я расхохотался, подошёл к телефонному аппарату, нажал клавишу, и из динамика послышался нежный и очень приятный, с японским акцентом женский голос, сообщавший текущее время.
Моника, раскрыв рот и потеряв на мгновение сознание, грохнулась на пол…
0

#15 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 10 декабря 2016 - 00:04

14

ГОСПОДИН ПАЦИЕНТ


Спеша утром на работу, Иваныч наскоро завтракал. Забыв про зубы, сделал большой глоток горячего кофе, застонал глухо от острой боли. Тихо выматерился, едва она отступила, и в полный уже голос прорычал: «Всё, баста! Иду к зубному, к протезисту, ко всей этой зубной инквизиции!»
- В который раз, - хмыкнула жена из спальни. – Опять причину найдёшь отвертеться. Не понимаю, сколько можно терпеть - полрта запустил. Тебе ж не так давно металлокерамику делали спереди. Ничего - живой.
- То-то и оно – есть, что вспомнить.
- И это - начальник управления капстроя! Как стройками командуешь? Не пойму. Не ты дрался за меня до крови, нет - другой малый… Давай, ты идёшь лечиться, а я тебе приз, как мама премировала тебя пистолетом с пистонами за удаление молочного зуба – сам рассказывал. Хочешь, спиннинг самый дорогой, навороченный? Хочешь, на карельские озера поедем вместо теплого моря? Как ты любишь. Выбирай. За счёт моих сбережений… Да всё там обезболивают. Анестезия супер – не то, что раньше. Знаешь, как шагает стоматология? Малость устаёшь рот держать открытым – и вся беда. Потом зато кайф беспрерывный.
- Поговори, поговори, храбрица, - буркнул Иваныч, выходя из квартиры и захлопывая дверь.
На боевом настрое решил немедленно звонить в стоматологическую клинику, давно найденную по рекомендации. Быстро отыскал в машине номер телефона, договорился на сегодняшний вечер о приёме у протезиста и стоматолога-терапевта. Выдохнул с облегчением: «Всё, назад ходу нет… Если только совсем дикий форс-мажор не нарисуется».
Ни форс-мажора, ничего такого не случилось, что могло бы послужить предлогом для отмены похода в клинику: генеральный не озадачил срочным поручением; подрядчики не приглашали на объекты принимать выполненные работы, а на вопросы «Как дела? Не помочь ли чего разрулить?» сплошь докладывали: «Всё путём, по плану, спасибо - сами справимся». Из «своих» капстроевцев никто не напортачил с расчётами, чертежами, квартальной отчётностью, аналитическими записками, чтобы можно было объявить аврал по исправлению положения и непосредственно его возглавить. «Сговорились все, чай-борщай, - усмехнулся в конце дня Иваныч. – Ну что ж…» Поразмыслив, решил подстраховаться и под секретом большим поручил Андрею, главспецу из договорного отдела, доставить его до клиники на своём авто: «Неизвестно, каким выйду из пытошной. Андрюха подождёт и домой отвезёт, а завтра на работу подбросит. Тачка моя здесь переночует».
Когда уходил из офиса, по обыкновению, выдал «своим» несколько дежурных наставлений. Капстроевцы проводили шефа глазами и по его возбуждённо-тревожной, румяной физиономии дружно заключили: предстоит какая-то жаркая разборка с высоким начальством, не иначе.
Иваныч вылез из припаркованной у клиники машины, сделал несколько глубоких вздохов, настраиваясь, остановил Андрея, который засобирался вслед за ним: «Не нужно со мной – зрелище не для слабонервных. Погуляй поблизости, кофейку попей. Я тебе позвоню».
Первым на очереди был врач-протезист. Крепкий этот мужчина с плотной растрепанной бородкой очень походил на геолога после долгой экспедиции. Он пригласил вошедшего Иваныча в кресло, но тот, стоя у двери твердо попросил: «Мне сразу укол, пожалуйста, - анестезию».
- Зачем, позвольте спросить, - удивился бородач. – Я вас только осмотрю. Определимся, что будем делать. Потом к терапевту. Он и обезболит, коли станет сегодня лечить и понадобится анестезия.
- Вы же инструментом своим будете зубы трогать, - упорствовал пациент.
- Это не больно, не обточка.
- Что за проблема? Сделайте укол и орудуйте сколько угодно, - продолжал настаивать пациент, не сходя с места.
- Нет никакой проблемы, будет Вам укол, - сдался протезист с лёгкой ухмылкой в глазах. – Имейте только ввиду: может понадобиться повторный укол у терапевта или хирурга, если черед до него дойдёт.
- Хорошо, хорошо, - согласно закивал головой просветлевший Иваныч.
- И садитесь уже, не будем время терять.
После укола и короткого ожидания врач осмотрел обстоятельно зубы, согласовал с пациентом предварительный план действий: где будут одиночные коронки, где спаренные, где мосты. «Окончательно определимся, когда пролечим как надо, негодное удалим, - уточнил бородач. – Это главное. Тут работы – непочатый край, на месяц, не меньше». «Да-да, по крайней мере, c одним большим коренным придётся расстаться, - добавил он, заметив, как скривился пациент при упоминании об удалении. - Зато обойдёмся, похоже, без имплантов. Радуйтесь».
- Рано. Всё впереди, - откликнулся невесело Иваныч, приготавливаясь выдвигаться к терапевту. – Скажите, а Полякова Анна Олеговна – опытный врач? Мне к ней сейчас.
- Очень. И, кстати, симпатичный, - подмигнул насмешливо бородач.
У терапевта Иваныч не заговаривал о новой анестезии: первый укол был так хорош, что обе щеки всё ещё оставались бесчувственными, задубевшими. После панорамного рентгеновского снимка зубов и обследования полости рта врач вкратце сообщила о предстоящем лечении.
- А сегодня удалим один зуб, - в завершение сказала она.
- Может, в следующий раз, - растерянно предложил Иваныч, подумавший было, что на сегодня всё и разглядывавший открыто привлекательную Полякову.
- К следующему разу, господин пациент, десна подживёт, можно соседний зуб депульпировать и восстанавливать – зачем же время терять? Сами будете потом ворчать: «Долго лечите». Хирург в соседнем кабинете. Сейчас выпишу направление.
Господин пациент едва не прокричал: «Не буду ворчать!» Глядел в спину врача, склонившегося над столом, тоскливыми, неприязненными глазами.
В очереди к хирургу пришлось немного посидеть. Узнав, что обезболивающий укол уже ставили часом раньше, хирург постучал легонько инструментом по зубу-смертнику и спросил:
- Чувствуете?
- Ага, - поспешно соврал Иваныч.
Получив второй укол, он смиренно сидел в ожидании главного события. Лицо онемело уже от подбородка до глаз, губы казались отекшими, перекошенными. Выглядел усталым, безразличным к дальнейшему. Но вот вернулся на своё место хирург, отошедший на несколько минут, произнёс страшное: «Откройте рот». Иваныч натужно повиновался, зажмурив глаза, вдавился в кресло так, что не будь оно намертво прикреплено к полу, опрокинулось бы вместе с седоком. Несколько профессиональных движений - и огромный больной зуб, зажатый щипцами, оказался перед глазами пациента, который пропустил сам момент удаления, а теперь не верил, что оно позади. Кровоточащая зубная лунка умело была обработана и обложена тампонами.
- Возьмёте зуб? – спросил врач.
Иваныч попытался ответить, но вышло лишь мычание. Он приподнял руку и хирург вложил ему в ладонь обернутый салфеткой зуб.
Когда Иваныч резвым, праздничным шагом покинул клинику и подошёл к автостоянке, машина была пуста, Андрея рядом нет. Вспомнил, что договорился с ним созвониться. Доставая телефон, обнаружил в ладони салфетку с удаленным зубом. Рассмеялся осторожно и выбросил это в урну.
С тампонами во рту, понятное дело, молчал всю дорогу. У подъезда дома освободил рот, поблагодарил Андрея, попрощался, спросил его, повращав указательным пальцем вокруг своего лица:
- Как я?
- Вообще-то не очень, - сказал тот, помявшись.
- Понятно – жалкое выражение… Погоди ещё чуток.
Иваныч зашёл в продовольственный магазин, что располагался в двух шагах от дома. Скоро вернулся с пакетом, залез обратно в машину, извлёк бутылку французского коньяка, одноразовые стаканчики для напитков, связку бананов.
- Выпьешь? – предложил Андрею.
- Нет, нет, Игорь Иваныч, мне через центр ехать.
- А я поправлю лицо, - выдохнул Игорь Иваныч и маленькими глотками с трудом выцедил наполненный почти до краёв стаканчик. Закусил бананом и тихо засмеялся: «Еле протолкнул, чай-борщай – анестезия глотку достала».
0

#16 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 11 декабря 2016 - 23:17

15

В НОВЫХ ПЕРЬЯХ

В конце апреля, когда на Ку́бене, брызгая и сверкая, погрохатывал ледолом, из абхазских степей в родную Неча́иху возвратился Василий Куряев, высокорослый, солдатской выправки холостяк с застыло-задумчивыми глазами, которые видели смерть.
Ивановна встретила парня с коротким и радостным воплем:
- Жи-ив!
Для матери нет выше счастья, чем видеть возле себя путёвого сына. Ивановна рада ходить за ним, как за малым дитём. Стародавней бесе́́́днице, вечно бодрой и вечно румяной доярке Аглае она поведала как на духу:
- Вася-то мой белоплотный, здоровый. Водку-безу́мку не пьёт. Всё-то около дома. Го́́жий к любому заделью. Крыле́́ц вон изладил. Картошку из ямы перетаскал. На девок глаза не щепе́рит. Не чурочку носит, небось, на плечах. Смекает, что верное дело, когда в уваженьи – родимая мать. А девки чего…
- Их и нету у нас, - перебила Аглая. – Одна разве Сонька. Зубастая, что тебе щука! Злая, как чёрт!
- И язык на губу набежал, - дорисовала Ивановна Сонькин портрет. – Всех баб облаяла на деревне. На что ему эдака лайка.
Ивановне 46 лет. 30 из них провела средь коров. Ходит на ферму два раза в день. Сына видит урывками, между делами. Месяца Вася не прожил в деревне, а она в нём нашла уже перемену – носил на душе привезённую с юга печаль, и вот отодвинулся от неё, стал резвее и веселее.
Однажды Ивановна с ним завела разговор. Сказала ему, чтобы Вася с женитьбой не торопился.
- Молод ещё. Поживи холостым.
Сын заупрямился.
- Может, мне холостым-то уже надоело? – и лоба́тое, с налитыми щеками лицо его озарило сияньице спрятанной думы.
- А невеста? – спросила мать. – Где она? Надо сперва её разглядеть!
- Я, быть может, уже разглядел!
- Вася! Не вздумай и в самом деле кого-нибудь там привести!
- А ежели вздумаю! То чего?
Ивановна даже расстроилась.
- Встану в дверь, как запло́т!
- И не пустишь?
- А то!
Губы у сына разъехались в длинной улыбке:
- А окно-то на что?
Через несколько дней в лёгких сумерках майской ночи Ивановна пробудилась от остро точившего сквозняка. Заглянула в светёлку. А там, под раскрытым окном на двуспальной кровати, знай себе, посыпает её го́жий Василий. И не один. А с подругой, в которой Ивановна распознала покорно притихшую Соньку.
- Вася? – сказала она с изумлённым испугом.
Сын лишь поднял ладонь.
- Тихо, мама! Неужто не понимаешь? Это моя молодая. Мы поженились.
- Когда?
- От вчерашнего на сегодня.
Ивановна растерялась. «Что делать? Что делать?» - толкался в груди колготли́вый вопрос.
Час спустя по холодной росе уходила она на ферму. Уходила, как и всегда, на пару с Аглаей, бегли́вые глазки которой, едва разглядев её, вспыхнули интересом:
- Чего, Ивановна, ноне с тобой? Личико-то чужое. Было бело́́, стало серо́.
Ивановна скорбно:
- Перела́дка теперь у меня. Жили вдвоём, будем – втроём.
- Это как?
- Вася женился!
- На ком?
- Да на этой, на лешевой Соньке!
- Ой! Ой! Ты бы её не пускала.
- Я – чего? Так и делала. Дверь закрытой была – дак они скрозь окно!
- Значит, Васе она впондра́в! – Восхитилась Аглая. – А чего, Ивановна? Ведь с другой стороны поглядеть: девка бодрая, старше Васи всего на пять лет, и ростом взяла, и лицом ничего, и харахтером, что боевущой солдат!
- И губки помадой не залепляет, - неожиданно для себя подхватила Ивановна, чувствуя, как лицо её всё полыхающе возгорелось.
- И к работе годя́́шна! – продолжала Аглая нахваливать Соньку. – Видела ле́тось, как стояла она на заро́де с граблями. А подавальщиков трое. Хотели сеном её закидать. Да куда-а? Умаялись сами. Девушка – лось!
- Вася знал, кого брать! – рассиялась Ивановна, ощущая в груди приливание сладенького бахвальства…
- Жизнь-то будет теперь у тебя…
- По другому уставу! – Ивановна как бы опомнилась, вскинула руки, поправив платок.
- Всяко лучше? – предположила Аглая.
- Лучше ли, хуже, - Ивановна заморгала, уловив на реснице скатившуюся слезу, - не в этом дело. А в том, что теперь она - в новых перьях!
- Кто?! Сонька, что ли?
- Жизнь, - сказала Ивановна и уставилась взглядом далёко-далёко, через поле овса к зеленевшему лесу, словно там, за деревьями, торопясь ей навстречу, толпились все её непрожитые дни, обещая новые хлопоты и заботы.
0

#17 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 15 декабря 2016 - 19:01

16

СУДЬБА И ГРАБЛИ


Вот уж истину говорят: от судьбы не уйдёшь! Она с человеком всегда в игру играет. «Кошки – мышки» называется. Жека это понял сразу, когда впервые наступил на грабли. Они с женой дачу купили, и он зашёл в старый сарай, оставшийся от прежних хозяев посмотреть – что да как? И зашёл-то очень осторожно. Оно и понятно: сарай чужой, света в нём нет; что там навалено, неизвестно. Сделал он шаг вперёд - а тут грабли – хлоп его между глаз! Жека отскочил назад. Стоит, трёт свой лоб, ничего понять не может. Успокоился, сходил за фонариком, нашёл грабли и поставил их в угол. На другой день жена пошла в сарае разбирать, а там так темно, что хоть глаз выколи. Она и начала его пилить: «Повесь лампочку да повесь лампочку!» Не хотел он идти, а куда денешься? Жена хуже генерала! Генерал поговорит-поговорит да и отстанет. А жена… Она не только не отстанет, а и шею перепилить может. Взял Жека фонарик, лампочку, пошёл в сарай. Посветил фонариком - грабли в углу стоят. Расчистил немного места для табуретки, залез на неё, лампочку вкрутил. Теперь проверить надо: горит ли она? Он осторожно слез с табуретки, осторожно подошёл к выключателю. Щёлк! Лампочка загорелась! Довольный собой, Жека сделал шаг назад: а грабли тут как тут! Хлоп его по затылку! У него аж дыхание перехватило. Постоял несколько минут. Отдышался помаленьку, взял грабли и, осторожно ступая, добрался до противоположной стены и повесил их на крючок. Подёргал за ручку. Они висели крепко.
Через три дня жена послала его в сарай за молотком - надумала картины по стенам развесить. «Он на столе лежит с правой стороны от двери, – говорит. - Да свет не забудь включить, а то не найдёшь». Жека зашёл в сарай, включил свет и сразу молоток увидел. Взял его в руки, да не удержал. Молоток упал на пол и отлетел в сторону. Нагнулся Жека, поднял его. Распрямился… Хлоп! Грабли с крючка прямо на макушку ему упали! Рассердился он крепко. Схватил их, выскочил из сарая и закинул за кусты малины. Неделя прошла без эксцессов.
В пятницу жена сказала ему, что им надо обрезать малину. Ты, мол, с одной стороны будешь обстригать, а я – с другой. Жека согласился, только сказал: « Катя, ты давай справа начнешь резать, а я – слева» (он-то прекрасно помнил, куда забросил грабли). А Кате то что? Хоть слева, хоть справа – всё одно – обрезать надо. Пошёл Жека в сарай за секаторами. Открыл дверь, свет включил, забрал инструменты со стола (жена их со вчерашнего вечера приготовила), шагнул в сторону. Хлоп! Грабли прямо в ухо ему «заехали». Тут соседям пришлось выслушать много добрых слов о чужой матери и её граблях. На шум прибежала жена. Как выяснилось, три дня назад она подобрала валявшиеся грабли и поставила их в сарай. «А то испортятся под дождём!» - объяснила Катя. Жека был вне себя от ярости. Он схватил грабли, выскочил на улицу, разломал их об колено и кинул в душ. «Сейчас уже осень, купаться в душе мы уж точно не будем. А буду мусор вывозить - выкину их к чёртовой матери!» - подумал он.
Через месяц наступила настоящая зима. Она пришла раньше обычного. Всё вокруг засыпала белым снегом. Однако в городе очень скоро снег из белого превратился в грязно-серый. За городом же (в дачном посёлке) он лежал чистый, пушистый, почти не тронутый цивилизацией. Вот и решили Жека и Катя на дачу съездить, на лыжах покататься по первому снегу.
Пока вещи в дом носили, Жека всё вспоминал, куда он лыжи осенью поставил (надо бы их мазью лыжной заранее смазать). Так и не вспомнив, решил спросить у жены. «Что ж за память у тебя такая! – сказала Катя – Ничего без моей помощи вспомнить не можешь! Ты же лыжи в душе оставил. Собирался их потом в сарай перенести, да так и не перенёс». И правда, как это он запамятовал, что отнес лыжи туда? Жека накинул лёгкую куртку (тут минуту бегом, не больше) и побежал в душ. Открыл дверь. Лыжи стояли напротив. Жека шагнул внутрь, потянулся за лыжами. И… Грабли только этого и ждали. Хлоп!.. Совом, попали, куда достали!
Сел Жека в душе на лавочку и не знает: плакать ему или смеяться? Ему и больно, и смешно одновременно. Ведь кому расскажешь – не поверят, что он с граблями судьбою связан, как нитка с иголкой! И что теперь делать?!
Тут Катя пришла. «Ты куда пропал? – спрашивает – Уже двадцать минут тебя нет. Я думала, что с тобой что-то случилось!» Рассказал Жека жене всё как есть: и про грабли, и про судьбу. Рассмеялась она и говорит: «Не переживай! Научу тебя, как судьбу перехитрить!» И ведь научила. А наука та оказалась проще некуда: складывай весь садовый инвентарь в ящик в одном месте.
С тех пор Жека и грабли подружились. Они хоть и грабли, а порядок любят.
Вы спросите: а как же судьба? А что судьба?.. Она всегда даёт возможность изменить себя, если видит, что человек стал на путь истинный!
0

#18 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 15 декабря 2016 - 22:45

17

ВЫ ЖЕ ЖДЁТЕ НОВЫЙ НОМЕР?

Кто сказал, что понедельник – день тяжёлый? Это мог придумать только тот, кто не знает четверга. Вот четверг – это «его величество кошмар» во всём своем величии. Это день, когда я просыпаюсь уже уставшим в предчувствии весёлого дня. До обеда - сверка и производство макета будущего номера, а после обеда, когда всем нормальным людям не хочется работать и наваливаются мечты о грядущем празднике «великой пятницы», у меня пар идёт изо всех мест сразу, потому как самое интересное начинается тогда, когда газету надо отдавать в печать.
Постоянно репортёры носятся, как ужаленные, по всему городу в поисках хоть какой-нибудь тени скандала или сенсации вселенского масштаба. А когда кончаются факты, мы обращаемся к «проверенным источникам» (придумываем сами) и к другим представителям прессы (читаем то, что придумали другие). Каждую неделю надо откопать информацию, обработать, чтобы она стала интереснее и загадочнее, или хотя бы чтоб в ней смысл появился, и принести в редакцию. Успеть нереально, но всё-таки номер, оказывается, заполнен в срок. Как? Извините, это профессиональная тайна. Даже от профессионалов…
Но в жизни каждого корреспондента происходит такой момент, когда хочется послать всё лесом и уйти с этой нервной работы. Но никто не уходит. Где ещё можно в прогнозе погоды написать: «7 ноября ожидаются молочные дожди, атмосферное давление будет превышать все разумные нормы…» Писать можно полный бред - всё равно люди не обратят внимания.
Проснулся, слопал бутерброд и понёсся на работу. Агрх! Опять опоздал на автобус. Проклиная всё на свете, бегу за желанным транспортом. Да остановись ты уже!
Утренний бег помогает здоровью. Если считать за здоровье стёртые по колено ноги, я очень в этом преуспел. Вваливаюсь в офис. С разбегу натыкаюсь на двенадцать сочувствующих пар глаз. Хотя нет, не пар. Ещё не все проснулись до конца, и потому только девять мутных, затянутых розовой утренней дымкой зенок могут оценивать окружающий мир, чтобы уверенно объявить ещё спящим коллегам: «Ничего важнее подушки в жизни нет!» Так, где моё кофе? Не «мой», а именно «моё», это кофе такое дерьмо... Продёргивает от мерзости - и сразу просыпаешься.
Чуть позже в нашем офисе происходит средних размеров катаклизм, такое микроцунами. Из своего кабинета пулей вылетает ГлавВред. Носясь между столов, он успевает кричать на всю толпу, оказываясь везде единомоментно. Вот что такое истинный профессионализм – мешать всем сразу, разводить панику и критиковать всё, что вышло не из-под его пера. Что он добросовестно и делает.
- Так, все повернулись сюда. Стоп, а где дизайнер?- вездесущий главВред всё-таки конденсировался в одну точку.
- Его забрали инопланетяне… Обещали, что завтра вернут, – подала голос секретарша Эллочка.
- Утешила, милая. Ты будешь с макетом возиться? Ну-ка, быстро схватила сотовый…
- Не отвечает, пробовала, - лениво процедила Эллочка.
- Тогда схватила такси и…
Эллочка молча, но красноречиво потёрла пальцами, намекая на купюры. ГлавВред непонимающе посмотрел в потолок. Да, жаба – страшное животное, не первого уже душит. Похоже, верстать будем без дизайнера. По принципу «как выйдет, так и было задумано». Что за жизнь! Двое в декрете, двое в запое, неизвестно кто раньше вернётся. Кто статьи писать будет?
- …Вот о чём и пытаюсь довести до твоего сознания, - костлявый палец главВреда сверлил во мне дырку. – Андрей про водозаборы не написал, у него, похоже, опять родич из Рязани с домашней «укипаловкой» приехал; Света гороскоп не слепила, статьи про сад-огород зарыли вместе с озимыми, так что КА-ТА-СТРО-ФА!!!
Что-то это мне напоминает… А! На той неделе то же самое было. Носились как угорелые, паника, хаос – всё привычно и знакомо. Потом переделали «Колобка» для криминальной хроники. И сдали номер.
Сейчас всё пойдёт точно так же. Возьмём в архиве газеты двадцатилетней давности, поменяем даты – готов материал. Всё равно ничего не меняется.
-Так, у нас ещё одна свободная колонка. Что пишем? – я огляделся, посмотрел на коллег и увидел умудрённые опытом затылки. Они умеют вовремя не услышать. Ну ладно…
- Свободная касса! – вопль прорезал окружающую меня пелену молчания. Вот теперь я заставил их обернуться. Условный рефлекс, против природы не попрёшь. – Только не говорите, что у вас нет идей!
- Можно колонку блиц-новостей сделать… - донёсся голос из-под соседнего стола.
- О! А вот и дизайнер пришёл со свежими идеями! Ты где был?
- Да я здесь со вчерашнего дня. Вы меня здесь закрыли, шутники адовы, и ушли. Мне что, из окна прыгать? Ау, это пятый этаж! Телефон разрядился, офисный уже вторую неделю не пашет. Мне ещё жене объяснять, почему я ночь провёл не в морге. Спасибо, блин!
- Так, хватит! Потом выясните, кто из вас больше верблюд. Мне нужны сенсации! Хоть что-нибудь новое происходило в нашем городе? Так, Эллочка, ты у нас самая внимательная, можешь что-нибудь предложить?
- Ну, когда я на работу шла, чуть в канализационный люк не свалилась…
- Так, пишем новость: «Дрожь земли: врата в подземное царство всё чаще остаются открытыми…»
- Что?! Какие врата? Вы что здесь, краски нанюхались? Видно, уже взывает…
Главный редактор. Можно даже не оборачиваться.
- Мы уже почти всё сделали, никаких проблем! Ещё немного - и можно в тираж. Только дайте ещё полчаса - и мы всё соберём.
- Да что тут думать! Быстро вписывайте прошлогодние предсказания - и мне в кабинет! Работать, негры!
Вот как-то так каждый номер нашей газеты появляется в городских ларьках. Почему я ещё здесь работаю? Сам не знаю. Видимо, кто-то должен это делать. Вы же ждёте новый номер?
0

#19 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 16 декабря 2016 - 22:32

18

КРЕМАТОРИЙ ДЛЯ АЛКОГОЛИКОВ


Инициаторы антиалкогольной кампании 1985 года наивно полагали, что одной из причин упадка советской экономики является морально-нравственное разложение «строителей коммунизма» и халатное отношение к труду, в которых был повинен массовый алкоголизм. Размах и методы борьбы властей с незрелыми, то есть обильно и даже слегка пьющими гражданами СССР порождали вопиющие недоразумения на грани неподдельных трагедий и непроизвольного комизма.
Старший участковый инспектор Ковельского райотдела майор милиции Иван Нечай, как никто другой, по роду службы был близок к вопросам искоренения пьянства и самогоноварения. А ещё он был неуёмным заводилой и шутником, как говорят, от Бога, ибо умел развеселить любой коллектив и даже одиноких и совсем трезвых граждан. У него это получалось просто-таки профессионально. Он сам никогда не смеялся и даже не улыбался, когда шутил и разыгрывал публику, что ещё более усиливало юмор и сарказм его коварных измышлений. Но однажды перестарался, да так умело, что получил не только всесоюзную известность, но и дисциплинарное взыскание.
Дело было так. К его жене приехала родная сестра Зина из Ростова-на- Дону увидеться и погостить. Пожила пару деньков и собралась обратно. Её радушно приняли, уважили и так же хотели провести. В последний день выехали в лес на пикник с шашлыками, самогоном и пивом, откуда Нечай отвозил её на своей легковушке прямо на вокзал к поезду. Эта дорога пролегала мимо захолустного асфальтного завода, то бишь огромной кирпичной трубы, выглядывающей из лесопосадки, из которой валили густые, чёрные клубы дыма с неприятным смрадом битума и гари.
Зина, сморщив нос, спросила:
- Что это у вас такое жгут?
- Да это наш крематорий, - не моргнув глазом и на полном серьёзе тяжело выдохнул Нечай.
- Что?! У вас так много покойников?
- Да не совсем… Это алкашей палим. Их у нас тут навалом. А что делать? И арестовывали, и направляли на принудительную профилактику, и лишали родительских прав, - ничего не помогает. Вот пошли на крайние меры.
- Так, как это, - испугано округлив глаза, продолжала расспрашивать Зина, - и не совсем мёртвых сжигаете?
- Да всяко бывает, - отрезал милиционер и замолчал.
Так и уехала ошарашенная женщина к себе домой в полном смятении от увиденного и услышанного. И, конечно же, не могла не поделиться этими умопомрачительными впечатлениями со своими знакомыми. А её соседом по лестничной площадке оказался молодой и горячий журналист газеты «Вечерний Ростов». Его так увлёк рассказ Зины, тем более со слов майора милиции, что он его дословно поместил на странице под рубрикой «Очевидное-невероятное».
В скором времени этот материал перепечатала одна из московских газет и сообщение о Волынском крематории легло на стол секретаря ЦК КПСС по идеологии и пропаганде. Он сразу же связался с Киевским партийным боссом, а там уже не на шутку всполошились. Телефонные звонки, как цепная реакция, умножая контакты, распространялась сверху донизу.
Министр МВД Украины потребовал немедленного отчёта от начальника Волынской милиции, а тот, в свою очередь, срочно вызвал на ковёр руководство Ковельского РОВД и Нечая.
- Ты что, болван?! - орал генерал на участкового. - Да это не шутка, это криминал!..
Постепенно служебное разбирательство оформилось надлежащим образом и затихло. Нечая заслушали на партсобрании и вынесли ему строгий выговор с занесением в личное дело «за неправильное поведение в быту». Но на службе оставили. С тех пор от получил кличку «Крематорий» и, хотя часто жаловался на людей, которые не понимают шуток, всё же без них жить и служить не мог. Таким и остался в памяти своих радушных и хлебосольных земляков.
0

#20 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 23 декабря 2016 - 22:21

19

СГИНЬ! СГИНЬ!

(ночью в дороге)

Широкие полосы асфальтовых дорог из шести рядов, по которым непрерывным потоком едут «Татры» - нефтяные машины. Ухоженные поля пшеницы изредка прерываются площадками, где установлены нефтяные качалки. О, нефть, живая кровь земли! Нам не видно её, только в том месте, где от качалки отходят трубы, земля смочена ею маслянисто и жирно. Ночью - невообразимый пейзаж: темнота небосклона, сливающегося с землей, и яркими бликами среди этого мрака - газовые вспышки, сжигают попутный газ. Местность холмистая, чувствуется близость Урала. Есть диковинная прелесть в этих предгорьях - кончается лесостепь, начинаются предгорья.
Альметьевский район - самый нефтяной район Татарии. Каждые четыре - шесть часов по широким трассам курсируют вахтовые автобусы, развозя нефтяников на места работы, поэтому можно объездить весь район, не имея ни копейки в кармане. Летом 1970 года мы были в стройотряде в поселке Акташ Альметьевского района. Командир отряда отправил меня с поручением в соседнюю бригаду в ста километрах от нас, в пригороде Альметьевска. Я с радостью согласилась, потому что месяц проработала там поваром и мне хотелось встретиться с друзьями. Ехать решила вечером на вахтовых автобусах, не дожидаясь утра.
После ужина часов в семь вечера спокойно села на одну, вторую вахту и доехала до Альметьевского пригорода, Мактамы. Оттуда до деревни Надырово, конечного пункта, осталось восемь километров. Решила ждать на вахтовой остановке автобус, рассчитывая на ночной, двенадцатичасовой по расписанию. В одиннадцать часов вечера мимо проезжал одинокий автомобилист, любезно пригласил подвезти. Я отказалась. Водитель не стал настаивать, но, отъезжая, крикнул, что вахту завезли всю вчера и автобусов больше не будет. Недолго думая, решила добираться пешком - восемь километров вперед всё меньше, чем девяносто назад, но уже на окраине Мактамы меня застала непроглядная ночь. Августовские ночи и так сами по себе тёмные, а в этот раз было ещё и новолуние. Но по асфальту легко шагалось, и никаких сомнений в правильности своего поступка у меня не возникло.
Вскоре слева по ходу движения показались огни, довольно близко. Это меня очень обрадовало. Местные жители говорили, что сразу налево от Мактамы есть короткая дорога в деревню Надырово. Всего-то ничего, какие-то три-четыре километра вместо восьми.
На эту дорогу, ориентируясь по огням, я свернула и сразу же улетела вниз на полметра на скошенную пашню. Дорога не проглядывалась, под ногами хрустели срезанные комбайном стебли пшеницы, впереди светились Надыровские огни. Пришлось идти, больше доверяя ногам, чем глазам. Чтобы не сбиться с узкой тропы, сняла кеды. Босые ноги в темноте не обманывали: шаг влево или шаг вправо вёл на колючую стерню, посредине - тропинка.
Ритмичная ходьба, тёплая августовская ночь - и моё настроение заметно улучшилось. Когда-то я читала, что бегунам полезно тренироваться ночью при луне, когда лунное притяжение само способствует превращению бега в полёт. Луны не было, но мне казалось, что ещё мгновение - и я точно взлечу.
И взлетела. Что это был за полёт! В неизвестность, загадочную и необъяснимую. Летела быстро, выбиралась долго… Это оказалась траншея для нефтепровода, выше двух метров, так как при росте в 165см я не достала края траншеи руками. Мне повезло, что она была не слишком широкая и можно было выбраться, упираясь ногами в противоположную стенку. Хорошо бы, только траншея! Рядом с траншеей лежали трубы и не одна, каждая из которых, по моим ощущениям, была по полтора или два метра диаметром. С трудом перелезая, переползая через обмазанные гудроном трубы, выбралась на поле и обнаружила, что потеряла кеды. Пришлось возвращаться назад, сползать в траншею и искать кеды - и всё это в полной темноте. Чувство такое, что находишься в пространстве без низа и верха, иди хоть куда: везде один результат - труба. Наконец-то, проклиная себя, короткую дорогу, трубу, вышла на скошенную пшеницу. Какое это счастье - снова видеть огни деревни, идти, царапая ноги на стерне. О таких незначительных пустяках, как поиски тропинки, не хотелось и думать. Но шла я гораздо медленнее и осторожнее - а вдруг передовые Альметьевские нефтяники прорыли параллельно ещё одну трассу?
Неожиданно огни исчезли. Бежать обратно? Но чувство времени подсказывало, что я уже почти у цели. Да и совсем не хотелось снова обниматься с грязной трубой и падать в преисподнюю. Невозмутимо и хладнокровно встала посреди ночного поля... Ах, если бы была луна! Какая картина могла открыться постороннему взгляду! Как бы её можно было описать: «Наедине с пространством», «Философия одиночества», «Девушка с кедами в темноте»!!!
Отбросив лишние мысли, я, девушка с кедами, крепко задумалась. Впереди могли быть два вида препятствий, заслоняющих деревню: труба ещё большего диаметра, пригорок.
Очень хотелось добраться до деревни, и никакой заслон уже не пугал, поэтому я уверенно двинулась вперёд. Шла, шла и шла по ощущению, казалось, целую вечность, а деревенские огни не появлялись. Безлунная ночь настраивала на философский лад, и я плелась в полной безнадёге дойти до утра до желанной цели, попутно размышляя о способах форсирования труб диаметром в два метра. В полной темноте решила поменять направление - пойти вдоль предполагаемой преграды. И только хотела это сделать, как уткнулась в какой-то забор.
Ура, деревенские огороды! Сердце чуть не выпрыгнуло от счастья. Я влезла на забор, но огород показался мне слишком странным - много деревьев, не видно строений. Сознание отказывалось верить - это же кладбище на краю деревни! Радости открытие не принесло. Стоя на заборе, прикидывала лучший вариант отхода. Можно идти вдоль кладбища до домов, можно стоять на заборе до утра. Ни то, ни другое мне не нравилось, было страшно. И повернуться спиной к кладбищу тоже не хватало храбрости. На моё счастье, как в сказке, послышался звук конной тележки - где-то рядом проходила дорога. Пулей соскочив с забора, в кромешной тьме я рванула на звук телеги с криком:
- Подождите! Подождите!
Телега остановилась. Я побежала ещё быстрее и, только стала различать очертания лошади, как послышался истошный вопль возницы на татарском языке:
- Кач! Кач! (Сгинь! Сгинь!), - и телега снова стала удаляться, причём гораздо скорее, чем двигалась до этого.
Но мои ноги понеслись с ещё большей скоростью. Я догоняла телегу, выкрикивая уже по-татарски: - Это я! Я повариха из стройотряда! Подождите!
Лошадь с телегой я всё-таки догнала и, схватив возчика за плечо, взгромоздилась на телегу. Он отпустил вожжи и измученно сказал:
- А, это ты. Ну, что ты на себя одела?
- Это форма наша.
- Белая?
Мысли возчика при виде фигуры в светлом, бегущей со стороны кладбища, пришли в полный беспорядок, и сработал инстинкт самосохранения. Но мой инстинкт оказался сильнее, а скорость бега быстрее, чем лошадиный галоп. Мирно разговаривая, мы в течение десяти минут доехали до деревни. И минут через двадцать я уже сидела в кругу стройотрядовцев в клубе, смотрела старую комедию «Аршин—мал – алан». Но в самых смешных местах, когда весь зал смеялся, у меня по лицу текли слёзы. Удивлённым друзьям говорила:
- Ничего, ничего, это я от радости.
С этой ночи у меня исчезло чувство всякого страха перед временем и пространством. И знаю теперь - чудеса в жизни бывают. Откуда взялся возчик среди ночи? Как я его ни пытала, куда и откуда он ехал в такую темень, он не смог дать вразумительного ответа. Дар речи потерял от испуга?
0

Поделиться темой:


  • 6 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Последняя »
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей