Литературный форум "Ковдория": «Кортик» - приключенческий рассказ, новелла, отрывок или одна глава из повести или романа – сюжет для 12 - 15 лет (до 20 000 знаков с пробелами) - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 2 Страниц +
  • 1
  • 2
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

«Кортик» - приключенческий рассказ, новелла, отрывок или одна глава из повести или романа – сюжет для 12 - 15 лет (до 20 000 знаков с пробелами) ПРОИЗВЕДЕНИЯ СОИСКАТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТСЯ по 10 АПРЕЛЯ 2016 г.

#1 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 044
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 29 сентября 2015 - 11:47

Номинация ждёт своих соискателей по 10 апреля.



Все подробности в объявление конкурса, здесь:

http://igri-uma.ru/f...?showtopic=4851





Прикрепленные файлы


0

#2 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 25 ноября 2015 - 16:19

№ 1

ЯБЛОНЕВЫЙ КОРОЛЬ

Лучшая пора года для детишек – лето! Время каникул, приключений и беззаботной жизни. Ребята разъехались кто куда. Главное – подальше от городского шума, суеты и гари. За городом - свежий воздух, тишина и спокойствие.
Миша лето проводит на даче. Друзей у него там много и среди приезжих, и среди местных. Здесь лес недалеко и река рядом. По лесу, бывало, идёшь, устанешь… Подойдёшь к деревцу, обнимешь - и усталость как рукой снимет. А ещё, если и корзинка грибов полна, да в руке - ведёрко ягод… Радость заливается, словно лесная птаха!
Ягоды эти особенные - они лесом пахнут. А грибочки - мхом и дождём. А птицы как поют! В городе лишь воробьи чирикают под окном, галдят наперебой с самого утра. А лесным певцам-виртуозам целые арии под силу. Или кукушка кому-то года отсчитывает… А вечера какие дивные! Можно сидеть у костра допоздна, и никто домой не гонит! Не то, что в городе.
С самого утра уже друзья Мишины под окнами стоят, дожидаются. Лишь свистнет кто-то - его и след простыл. Есть у Миши друг из местных мальчишек, зовут его Егор. Карманы его всегда полны яблок. Залетело утром яблоко в форточку - Егор зовёт на улицу. А иногда и промазать может. Раза с третьего только попадает. Дедушка на крыльцо вышел – яблоки под окнами валяются. Сразу понятно, кто здесь был и откуда белый налив под окнами. Егора за это прозвали Яблоневым королём.
Сегодня яблочек во дворе нет. Значит, Егора ещё не было. И Миша с утра без настроения. Дедушка поинтересовался, отчего внук сегодня грустит? А Миша сказал, что скучно ему, заняться нечем.
- Как это нечем? – удивился дед, – идём со мной, я тебе найду работу. Смотри – яблоки осыпались, собери в ведро. Помоги дрова сложить в сарай. На грядках бабушке работы хватает: сорняки одолевают. Миша нахмурил брови. Видно, это предложение ему не по вкусу пришлось.
- Разве я справлюсь один с такой тяжёлой работой? У меня помощников нету…
А дед недавно руку сломал, она у него в гипсе. Он Мише на гипс указал и говорит:
- Как это так – нет помощников? Вот у меня только один помощник, а у тебя – два! А у каждого помощника ещё по пять своих работников.
Миша огляделся - нету вокруг никого.
- Да где же они?
- Человеку зачем две руки даны? Одна - для того, чтобы помочь себе, а другая, чтобы - помочь ближнему. А на каждой - по пять пальцев. Представляешь, сколько мы с тобой дел сделаем вместе? – ответил дед.
-Тоже мне помощников нашёл! – вздохнул Миша. Подумаешь – десять пальцев… Ерунда это!
- Нет, не ерунда, - возразил дед. - Это к тебе лень-матушка пришла. Вспомни, когда у тебя один палец болел, ты пьесу на кларнете сыграть не мог. Из-за одного лишь пальца репетицию отменил! А у меня рука в гипсе – скольких я помощников лишился?
Тут во двор залетело яблоко. А за ним Егор показался и ещё двое ребят. Мальчишки предложили сбегать на озеро искупаться. Погода нынче солнечная - жарко… Егор сказал, что у Юрика бабушка заболела, огород полить некому. Нужно другу помочь. Идти недалеко. Дачи от посёлка отделял яблоневый сад. Через него все и ходили. Почему-то его называли садом Лешего. Миша согласился помочь Юре, но вспомнил о просьбе деда. Дедушка поднял яблоки с земли:
- Хорошие яблоки. Это ваши? – обратился он к Егору.
- Нет, - ответил мальчик, - в саду набрал. Их там сто-о-лько! – и развёл руки в стороны, желая показать, как много!
- Если много, это не означает, что ими можно бросаться! – возразил дедушка. – Вот тебя почему Яблоневым Королём прозвали? У тебя имя хорошее – Егор.
- Яблоневый Король – звучит лучше! – с гордостью ответил Егор. – Я когда-то на спор больше всех яблок съел. Ну чем не Король?
- Конечно, это достижение, достойное короля! - засмеялся в ответ дедушка. – Бегите, помогите другу! Потом к нам возвращайтесь. Будем уху варить. Поможете?
- Да, - крикнули в ответ мальчишки и помчались к Юрке.
Целый день ребят было не видно и не слышно. Уже стало смеркаться, На небе заблестели звёздочки. Тут Миша, запыхавшись, прибежал домой.
- Ты чего так бежал? – удивился дедушка. – Убегал от кого? Чего испугался?
Миша рассказал, как они возвращались домой с Егором через сад, а там леший сидел. Он засвистел - Егора тут же след простыл, а Миша бежал до самого дома без оглядки. Дедушка засмеялся:
- Неужто и впрямь лешего видели?
- Нет, - ответил внук, – но слышали.
- А с чего ты взял, что это леший? – спросил дед.
- Так ведь сад называют все садом Лешего, значит, там леший живёт. Днём прячется, а вечером людей пугает. Наверное, чтобы яблоки его не трогали.
- А где же твой Король Яблоневый? Неужто лешего испугался? – поинтересовался дед.
- Да. Он наутёк пустился, а я - домой! А ты почему смеёшься? – обиделся Миша
- Откуда тут леший? Скажешь тоже… – ответил дед
- А почему тогда сад Лешего? Что за название такое? – не мог понять Миша.
Дедушка рассказал, что когда-то давным-давно жил здесь один человек. Он посадил с сыновьями большой сад, что со временем разросся и давал хороший урожай. Он ухаживал за садом из года в год, оттого и урожаи были на славу. В войну здесь многие полегли, как и вся семья того человека. Многие в лесах прятались и садовник этот - тоже. Всё село спалили фашисты. А этот бедолага так в чаще и остался. На отшибе избу построил, бороду отрастил… Как-то сорванцы местные в лесу испугались его - за лешего приняли. С тех самых пор его Лешим и прозвали. Уже и имени его никто не помнит.
После войны люди страшно голодали, а урожай был на славу всегда. Яблочками наливными не только лакомились да любовались - они спасали от лютого голода. С тех самых пор в память о благодетеле на этом месте яблони и сажают. А место это называют до сих пор «Сад Лешего».
- И неважно, что прозвище странное - зато память жива! Не именем человек славится, а хорошими делами. Вот так-то, Миша! – сказал дедушка. – Пойдём уху варить!
0

#3 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 15 января 2016 - 23:11

№ 2

ДЕНЬ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА

Я вам честно скажу: в девять лет жизнь и без того - не сахар, а тут ещё уроки учить задают.
В феврале я посчитал, сколько нам ещё учиться. Оказалось, до летних каникул - целых три месяца. Три месяца в школу ходить надо, представляете? И как их пережить, я не знал, потому что сил учиться совсем не осталось. В этой школе каждый день то задачку решить надо, то стих выучить, то ещё что. А где же силы взять на всё это? Нету сил-то. Я тогда подумал: «Может, нам с Вовкой в армию пора? Мы с ним за год прилично подросли. Шутка ли - на пять сантиметров! Нас с таким-то ростом запросто в разведчики возьмут или в лётчики, а, может, и вовсе на границу. Только у нас собаки нет. Один Шарик во дворе бегает, но он бестолковый какой-то, команды не понимает. Ему кричишь: «Шарик! Сидеть!» А он бегать начинает и лаять. Ему кричишь: «Шарик! Лежать!» А он хвостом машет и скачет, как заяц. Дурень, а не псина, такому только склад разрешат сторожить. А на границе умная собака нужна».
И вот мы в среду после школы сидели с Вовкой у меня в комнате, читали учебник по литературе. Читали-читали, читали-читали, у меня даже пот пошёл и палец заболел по строчкам водить. И я говорю:
- Ну, всё! Хватит! Я уже три страницы прочитал! Вот, даже палец до костей истёр.
А Вовка говорит:
- Покажи! - посмотрел и говорит:
- Да нет! Не до костей ещё! Вот у меня - другое дело. У меня от чтения язык онемел. Смотри. Э-е-е… - и он вывалил свою лопату.
Я говорю:
- Здорово!
А он:
- Это же надо, сколько нам читать приходится! Мы с такой скоростью уже к пятому классу все книжки перечитаем.
Я говорю:
-Ага! И газеты тоже.
- Всё-таки ты прав, Мишка, на сегодня знаний и так много. Мы уже вон сколько прочитали, до потолка будет! - добавил Вовка.
А я даже обрадовался, что у меня друг такой есть - у нас с ним всегда мысли сходятся.
В общем, закрыли мы книги, отложили их в сторонку, я говорю
- Давай лучше в войну играть с солдатиками.
Вовка говорит:
- Угу, давай, тащи их скорее сюда!
Я говорю:
- Секундочку! - и достаю коробку из-под шкафа, там у меня вся армия сложена.
Я достал коробку, высыпал из неё солдатиков и кричу:
- Чур, я за «наших»!» Ну, потому что я люблю за «наших» играть, у меня за «наших» как-то лучше получается, а ещё - потому что солдатики мои. Ну, а Вовке, значит, фашисты достались.
И вот расставили мы наше войско на полу: я с одной стороны комнаты, а Вовка - с другой. Ещё у меня был железный танк и пушка. Танк был советский, с красной звездой на башне, и я оставил его себе, а пушку отдал Вовке. Мне её было совсем не жалко, разве что самую малость, но надо было делиться с Вовкой техникой, иначе бы он обиделся. К тому же пушка была сломана. Она когда-то стреляла маленькими пульками, но одна из них застряла в дуле. А ещё она была без колеса, и, если честно, я уже не помню, в каком бою оно отломалось.
Через минуту солдатики были расставлены, орудия заряжены и «наши» ринулись в наступление. Мой танк впереди, а солдаты - за ним. Солдаты идут в бой, а возле них пули свистят и взрывы: «Бах! Ды-дыщ! Тра-та-та!» Мой танк стреляет, строчит пулемёт, и тут, в самый разгар боя, ранили «нашего» командира в руку. А он всё равно орёт:
-Ура-а-а-а!
И все солдаты бегут за ним, и стреляют на ходу, и тоже кричат:
- Ура-а-а!
А фашисты с другой стороны падают, как подкошенные, и пушку у них заклинило. Становится ясно, что победа будет наша!
Вдруг Вовка говорит:
- Скучно.
А я говорю:
- Как же скучно? Тут «наши», там фашисты.
Вовка говорит:
- Конечно, скучно! Я уже наперёд всё знаю. Мы с тобой сто раз так играли, и понятно, что твои - «наши» - моих победят. Тем более, у твоих - «наших» - танк, а у меня - только пушка, и та не стреляет! Эх, вот бы взаправду в армию пойти! Мишка, ты как?
- Я согласен! Солдатом быть - здорово! Там и каша солдатская с тушёнкой, и гильз можно набрать полные карманы. И солдатский ремень у тебя с блестящей бляхой.
- Вот и я про то! Представляешь: солдатская форма на мне, а на ней - погоны и значки разные, и каска у меня, и сапоги на солнце блестят, а в руках – автомат настоящий. И я марширую сначала вперёд - раз, два (и Вовка начал маршировать по комнате), а потом назад - раз, два! Потом просто так марширую - раз, два, три! И тут ко мне старшина подходит, и как заорёт:
- Хорошо маршируешь, солдат! Как звать?!
А я:
- Рядовой Вовка звать!
А старшина руку под козырёк:
- Назначаю тебе два наряда вне очереди, рядовой Вовка! Раз, два!
А я ору:
- Есть два наряда! Разрешите идти!
А старшина:
- Разрешаю! Идите!
И я марширую в солдатскую столовую, картошку чистить - три ведра: « Раз, два! Раз, два! Раз, два, три!»
И Вовка уходит на кухню, а я за ним бегу.
- Ну, как? Здорово?
- Ага! Здорово. Я тоже хочу два наряда, да ещё и без очереди.
- Э-э-э! Ишь, размечтался! Эти два наряда заслужить надо, их кому попало не дают, мне Санька рассказывал, у него старший брат служит.
Я говорю:
- Вот, Вовка, все служат. Одни мы с тобой время на тетрадки да на учебники тратим. Пора и нам в армию! Я ещё утром хотел тебе предложить. Надо нам в разведчики пойти, на Кубу! Идём скорее вещи собирать!
А Вовка:
- На Кубу, так на Кубу. Давно пора.
И мы пошли. Вовка к себе домой пошёл, а я никуда не пошёл, я прямо тут остался вещи складывать. И я полный рюкзак успел собрать, пока мама с работы не пришла. Само собой, я всё взял. Всё, что может пригодиться разведчику на службе: кружку, миску, ложку - чтобы есть; альбом и краски - чтобы карты рисовать; бельевую верёвку с балкона - мало ли, «языка» брать пойдём и его вязать придётся. Ещё я новую рубашку и тёплые носки взял, потому что мы с Вовкой договорились, что целый год служить будем. Загрузил полкило конфет, чтобы в пути подкрепиться: кто её знает, где она, эта Куба, может, до неё целый день добираться придётся. Потом я решил записку родителям оставить, чтобы не волновались: «Всё нормально, уехал служить на Кубу. Ваш сын, разведчик Миша». Но не успел, мама с работы вернулась. И я решил: так скажу, ну её, записку эту. И сказал.
- Мам, ты только не волнуйся. Мы с Вовкой решили в армию пойти. В разведку и пограничниками ещё. Будем границы защищать земли русской. И в разведку ходить, «языка» брать.
Мама, как про разведку услышала, удивилась, конечно, но несильно. А чему удивляться-то? Я у неё уже большой, понимать надо. Потом она прямо тут же в коридоре присела, руки на колени положила и спокойным голосом кричать начала:
- Нет, вы меня точно в гроб вгоните! Вот что ты опять выдумал, а?! Ну, какая ещё разведка?! А в школу кто ходить будет?
А я говорю:
- Ну, мам! Я же три года в школу хожу и всё выучил. Школа - это очень долго, нам ведь там ещё восемь лет учиться! А потом экзамены и институт. Полжизни уйдёт на это. А мы с Вовкой уже всё решили и договорились, что сначала на Кубу, потом - два наряда и картошку чистить.
А мама, как про Кубу и два наряда вне очереди услышала, сразу же перестала кричать. Вместо этого она простым голосом стала спрашивать:
- Миша, какая ещё картошка? Может, у тебя повышенная температура? А ну, подойди-ка ко мне.
И я подошёл, а мама положила мне руку на лоб. А потом продолжила:
- Нет, температура нормальная. Миша, ну, что с тобой происходит? Ты совсем себя не контролируешь! Твои действия переходят всякие границы!
А я:
- Ну, мама! Я свои действия контролирую - это они сами хулиганят! А границы потому и переходят, что их стеречь некому. Мы же с Вовкой то в школе, то дома - уроки учим.
Мама сказала:
- Нравится чистить картошку? Тогда помоги мне с ужином. А потом я проверю, как ты уроки сделал. И чтобы ни про какую Кубу я больше не слышала.
В общем, мама меня в армию не отпустила. Вовке тоже сказали, что нос не дорос. И мы по-прежнему в школу ходим. А сегодня наши девочки всех ребят в классе с Днём защитника Отечества поздравляли. И нас с Вовкой, конечно, тоже. Только нам от этого как-то грустно сделалось. И мы молча смотрели в окно, где кружил белый снег. И думали каждый о своём: я - о разведчиках и Кубе, а Вовка о двух нарядах вне очереди и, наверное, о своём коротком носе - тоже.
0

#4 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 27 января 2016 - 20:44

№ 3

МАЛЬЧИК НА ОБОЧИНЕ

Я сидел в уютном кресле своего болида. За моностеклом панорамного окна, заботливо затенённого электроникой, проносился унылый пейзаж.
«Пустыня, пустыня и несть ей числа…», - строки из какого-то древнего стихотворения сами пришли в голову. И в самом деле, после ряда техногенных и природных катаклизмов плюс парочки войн середины прошлого века Южный континент представлял собою безжизненную пустыню. Города и мегаполисы прошлого просто рассыпались в прах и исчезли под слоем песка, и лишь изредка пейзаж, проносящийся за окном мобиля, несущегося в десятке сантиметров над поверхностью пластомагнитного шоссе, оживлялся какой-нибудь полуразрушенной высоткой, которая нелепо торчала из песка. Иногда попадались артефакты промышленного прошлого: странные и немного жутковатые металлические конструкции выделялись на фоне пустыни, нелепо раскачиваясь в своём постмодернизме над песчаной бесконечностью.

Несмотря на температуру воздуха за бортом + 49˚ по шкале Цельсия, внутри салона было слегка прохладно. Заботливая электроника заботилась о своём пассажире. При том, что крейсерская скорость болида составляла двести девяносто пять километров в час (а именно эта скорость была рекомендована центральной навигационной системой), в салоне это совершенно не ощущалось. Болид-магнитоплан несся совершенно бесшумно и плавно. А в салоне, помимо автокухни, массы информационных, музыкальных и развлекательных каналов всемирного ТВ, к услугам пассажиров был широкий выбор внутренних климатических настроек.
И сейчас, в «утренней прохладе», лениво потягивая из банки лёгкий освежающий напиток, наслаждаясь музыкой из динамиков, я просто тупо смотрел вперёд. День выдался тяжёлый, с самого утра не заладилось. С утра поступила инфа, что на восточном шельфе океанского дна не прошли тесты киберы подводного добывающего комплекса. Проблема была пустяковая, но пришлось в батискафе опускаться на океанское дно, там после процедуры декомпрессии проникать в закрытый комплекс. Тестировать систему, провести многочисленные тесты и заменить парочку нерабочих модулей. Обычная работа, но изматывает - жуть просто. А сейчас поступил вызов с Запада. Там археологи раскапывают древние города, пытаясь найти артефакты и реликвии прошлого века.
«И, как всегда, эти дурацкие, широко разрекламированные робокомплексы и киберавтоматы чего-то там не контачат. И, конечно, без меня, такого ценного специалиста по компьютерным системам, не обойтись. И вместо того, чтобы тратить свои честно заработанные креды там, на благословенной земле Северного Континента, на каком-нибудь курорте-заповеднике приятно провести время со своей девушкой, я вместо всего этого нёсся сейчас по пластомагнитному шоссе, пересекая горячий и практически безжизненный Южный континент с Востока на Запад…
Закурлыкал, привлекая моё внимание, сигнал автопилота мобиля. На моностекло прямо передо мною услужливая электроника спроецировала голографический монитор. Вспыхивающая тревожным сполохом красная рамка привлекла взгляд: «Впереди - неопознанный объект, расстояние - сорок пять и двести тысячных единиц. Сканирование с долей вероятности 85% позволяет охарактеризовать объект как билогический. Тип: человек, по тело-параметрам - ребёнок. Нахождение на трассе движения магнитопланов может представлять для него опасность».

Сказать, что я был ошеломлён – значит ничего не сказать. Что вообще творится в мире? Какой ребёнок? Температура воздуха там, за бортом мобиля, + 49˚ по Цельсию. На тот свет - нечего делать. Воды нет, жилья нет, людей нет практически. Совершенно не пригодный для жилья Южный континент представлял собою просто пустыню, которая на севере чередовалась с каменистыми холмами и разбросанными там и сям остатками былого могущества человечества. Континент использовался под разработки немногочисленных старых и заброшенных месторождений. Был исполосован вдоль и поперёк лентами пластомагнитного шоссе, которые соединяли технические центры и редкие вахтовые посёлки. Также можно было встретить немногочисленных энтузиастов-археологов и техников вроде меня. И, практически, вот и всё. Здесь ловить больше было нечего.
Тем временем болид заметно снизил скорость, приближаясь к объекту.

На моностекле, в виртуальном мониторе был виден мальчишка. Ещё несколько секунд - и без помощи вездесущей электроники было действительно видно пацана лет десяти, который весело катил с помощью палки небольшое колесико вдоль обочины пластомагнитного шоссе. Упс, приехали. Тихо шинами шурша, крыша едет не спеша … Моё увлечение старинными литературными и разговорными оборотами не прошло бесследно. Болид притормозил, не доехав до мальчика пары метров. Плавно отъехала в сторону дверная панель. В уютно-прохладный салон мобиля ворвалось жаркое дыхание пустыни. Прихватив прохладительного, я вылез на горячий пластик магнитного шоссе.
- Эй, малец, что тут делаешь? – я протянул мальчику баночку с прохладительным напитком.- Жарковато тут, пить будешь?
- Спасибо мистер! Что у Вас? Фанта? Кола?
- Э-э, ну, что-то типа этого. Ты вообще, что здесь делаешь?- несколько ошарашено спросил я, глядя, как пацан лихо отхлебнул из банки прохладительного напитка.
- Я отца своего жду, - после глотка деловито сообщил мальчишка,- он у меня дальнобойщик.
- Э-э, кто?
- Мистер, Вы откуда свалились? Дальнобойщики - это вообще круто!- малолетний собеседник допил баночку и, поставив её на пластик шоссе, деловито пнул банку в сторону пустыни.- Дальнобойщики - это те, которые на больших машинах далеко грузы всякие возят. Что, непонятно? - И он взглянул на меня вопросительно.
- Хм, наверное, мобили-грузовозы?
Осмысливая, что сказал мальчик, я продолжил:
- А ты что, так и будешь здесь стоять? Жарко ведь? Да и не место здесь для маленького мальчика.
- Не беспокойтесь, мистер, отец скоро приедет. Крутая у Вас тачка, мистер. Но у бати моего покруче Вашей будет. У него «Ман» - пятьсот лошадей. Это Вам не какая-нибудь козявка! Да и живу я недалеко отсюда. И про какую жару Вы говорите? Сейчас градусов восемьдесят Фаренгейта*, здесь так всегда было.
- Может, поедешь со мною? Через два часа пути будет лагерь археологов, там отца твоего поищем, свяжемся с ним, - я говорил это и не верил в реальность происходящего. Мальчик говорил какие-то вещи, в которых я просто не мог разобраться. Машины, грузовики с какими-то лошадьми… Фанта, Кола… Какой Фаренгейт и отец дальнобойщик? Какой дом здесь, в песках?..
Вокруг была мёртвая пустыня, температура под 50˚. Да и жильё отсутствовало как факт данности, просто в силу того, что последние города и городки на этой земле были разрушены лет 100 – 150 назад. Да и терминология, употребляемая мальчиком, была весьма странной и непонятной.

Обернувшись, я хотел взять мальчишку за шкирку, хорошенько встряхнуть и засунуть в болид. С тем, чтобы сдать его каким-нибудь представителям социальных служб, спасателям или медикам. Но пока процесс мышления со скрипом разворачивался в моей измученной тоником и жарой голове, сей внезапно появившийся малолетний собеседник таинственно исчез. «Без шума и пыли,- я протёр глаза,- исчез, как и не было». Что за чёрт? У меня галлюцинации? А бортовая автоматика? Она же мне сигнал подала. Я внимательно огляделся вокруг. Мальчика и след простыл. Не было его, как и не было его палки и небольшого колёсика, которое он катал по поребрику шоссе. И если бы не банка из-под напитка, которую мальчик пнул на десяток метров в пески, то я бы сказал, что это мне всё приснилось. И сам бы себе вызвал медиков и со спокойной душой отправился бы с ними в психиатрическую клинику, если бы таковая нашлась поблизости.
Но факты били своей реальностью по устоям моего сознания: предупреждающий сигнал инфосистемы был. С мальчиком я говорил. И банку пнул именно он, а не я.

Тут раздался общий вызов компьютерной системы моего мобиля. Ещё раз, медленно оглядев всё вокруг и не найдя своего недавнего собеседника, я залез в мобиль, закрыл дверную панель за собою и нажал клавишу подтверждения вызова.
- Что у Вас случилось? Почему Вы остановились в пути своего следования? Какова причина? - как всегда, голос девушки-фантома из информационной сети был приятен и мелодичен.
- Да приспичило от долгой езды,- несколько туманно объяснил я.
- Вы нарушили требования систем безопасности движения. Остановка в необитаемых и нерегулируемых районах чревата многочисленными осложнениями.
- Ой, простите!
Тут я ухмыльнулся, представив себя, объясняющего этим умным инфосистемам: «Дескать, я так остановился… С мальчиком поболтать. Мальчиком у обочины. А где мальчик то? А кто его знает? Домой пошёл…»
А виртуальная девица тем временем продолжала своё:
- Не знаю, как там у Вас с Вашим «приспичило», но надо отметить: эта Ваша незапланированная остановка оказалась весьма удачной для Вас.
- Не понял?

- Десять минут назад произошёл сбой навигационной системы по всему Южному континенту. Предохранительные контуры навигационной сети успели отыграть все погрешности и помогли избежать жертв. Но именно в Вашем направлении: впереди, в десятке километров от вас, большой магнитоплан-рудовоз по встречной полосе из-за программно наведённой навигационной ошибки успел собрать с десяток болидов. К счастью для нас, все они были автоматами технических служб и без людей. От болидов не осталось ничего целого.
- Упс!
- Я тут экстраполировала ситуацию по Вашей трассе, разложила её в проекции и просчитала вероятностное продолжение ситуации (тут девица нервно хохотнула) - в общем, без лишних слов, если бы Вы продолжили свой путь без остановки, то от Вас ничего не осталось бы. Вы были бы первым в той гармошке, которую собрал рудовоз…
Я молча нажал клавишу «Отбой». Мысли, как таковые, отсутствовали.
Всё. Пора заканчивать со сверхурочными работами. У кого-то проблемы с головой… Ткнув на панели управления запись внешнего обзора, я перемотал запись назад. «Вот я спокойно пью свой тоник. Вот остановка мобиля. Так-с, причина остановки неизвестна. Оч-чуметь можно. Я что, взял ни с того, ни с сего остановился незнамо где? А потом ещё и вылез прогуляться по обочине? Всё, пора к врачу.
На мониторе и на контрольных системах автопилота запись о мальчике просто отсутствовала. Не было его. Это я типа от нечего делать просто остановился чёрт знает где и вылез так просто…Тоника попить у обочины…

***
Уже потом, много позже, копаясь в уцелевших архивах прошлого, я нашёл легенду старинных водителей-дальнобойщиков о мальчике, катящем свое колёсико по обочине шоссе. Мальчик появлялся всегда на заброшенных и пустынных отрезках шоссе. И именно тогда, когда его потенциальным собеседникам грозила опасность на трассе. А само происхождение легенды было затеряно. Кто говорил о мальчике, который не дождался своего отца- дальнобойщика. Кто-то рассказывал о мальчике, который не хотел отпускать своих родителей в последний рейс, а после, их не дождавшись, стал помогать другим.


*100˚ по шкале Фаренгейта соответствуют 35˚-39˚ по Цельсию. (Прим. Автора).
0

#5 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 17 февраля 2016 - 23:40

№ 4

ВАСЬКА БАЛБЕРКИН И ЕГО ДРУЗЬЯ

Васька Балберкин с унылым видом отрешённо смотрел в окно. Рыжие волосы непослушным ёжиком торчали в разные стороны. В его синих глазах не отражалось ни одной мысли, прочитать в них можно было только скуку и удручённость.
Шёл урок биологии. Колобок (так школьники между собой называли учительницу) рассказывала про особенности строения цветка. Она была маленького роста. Самым выдающимся в её фигуре был живот, из-за которого еле видны были коротенькие ножки.
- Для чего мне нужны эти венчики, пестики, тычинки? - недоумевал Васька.
От окна он перевёл взгляд на Юльку Жданову, которая, не отрывая взгляда, смотрела на учительницу, даже что-то записывала. Её большие очки постоянно съезжали на нос, отчего маленькое личико становилось смешным и напоминало Ваське бабушку за вязанием.
Юлька была отличница. Казалось, она знала всё на свете, о чём её ни спроси. Хотя Балберкин и не разделял Юлькины интересы, всё же он её уважал. Да к тому же она давала списывать, в отличие от ботаника Иванова. Кирилл Иванов сидел впереди Васьки и был у него, как бельмо в глазу.
Родители ставили его в пример, в школе его постоянно хвалили, он выигрывал олимпиады и потому на всех поглядывал свысока. Васька не любил Иванова. Нет, он ему не завидовал. Просто он был какой-то уж слишком правильный, и ему с ним было неинтересно.
Его закадычным другом был Лёха. Они жили в одном доме, только в разных подъездах. Лёха был весёлый и смелый парень, и Васька был уверен, что он его не предаст и всегда придет на помощь. Лёха сидел на первом ряду с Оксанкой Мухиной. Оксанка была красивая девочка. У неё были большие карие глаза и густые волнистые волосы, которые она умело заплетала в различные косички. Лёха был безнадежно влюблён в Оксанку. А она поглядывала на Иванова. Может, ещё и это усиливало неприязнь Васьки к ботанику?..
Васька блуждающим взглядом пробежался по рядам. Вот сидят две подружки-хохотушки: Машка и Наташка. Они были совершенно разные по характеру: Машка – шустрая, спортивная. Когда она разговаривала с мальчиками, округляла глаза. Да так, что они чуть не выходили у неё из орбиты. Она так сильно хотела понравиться! Видно, этим привлекала к себе внимание. Наташка была ей полная противоположность: спокойная, медлительная, живущая в каком-то, только ей ведомом, воображаемом мире. Если одна любила физкультуру, другая не могла ни бегать, ни прыгать. Когда они сдавали зачёты по лыжам, Наташка доползала до первого кустика и ждала, пока все пробегут отведенную дистанцию, а затем присоединялась к лыжникам. Она не наглела, не становилась впереди всех. Главное было - доползти до финиша.
Взгляд Васьки остановился на Мишке Бородавкине. Он у них новенький - недавно приехал из деревни. Отец у него был полицейским и его в связи с продвижением по службе перевели в город. Вообще-то, Мишка парень неплохой: быстро влился в их коллектив. Но вот его деревенский разговор и повадки вызывали смех в классе. Когда он хотел в туалет, поднимал руку и говорил: «Можно мне на двор?»
Так Васька сидел, погружённый в свои мысли, пока не увидел, что одноклассники смотрят в его сторону. И как бы издалека до него донёсся голос учительницы:
- Балберкин, повтори, что я сказала.
- Вы – это…- промямлил Васька, и все засмеялись.
Хорошо, что прозвенел звонок! Но учительница пообещала сообщить его родителям о том, что он отвлекается на уроках и не слушает преподавателя.

2
После уроков Васька с Лёхой сидели во дворе, соображая, чем бы себя занять. Вдруг их внимание привлёк мужчина, маячивший возле гаражей.
- Странный какой-то тип… - заметил Леха.
- Ага,- подтвердил Васька,- и рюкзак у него за спиной.
Они стали за ним наблюдать.
Мужик осмотрелся по сторонам и, убедившись, что поблизости никого нет, постучал в один из гаражей. Видно, его там ждали, потому как дверь открылась и его запустили внутрь гаража. Васька с Лёхой подбежали поближе и стали прислушиваться, о чём там шла речь. Но разобрать было ничего невозможно. Вдруг, они услышали, что дверь стала открываться. И друзья забежали за гараж. Мужик был уже без рюкзака. Они о чём-то пошептались с хозяином гаража и стали расходиться. Затем он обернулся и крикнул:
- Не забудь! Завтра в три часа!
Хозяином гаража был толстый дядька, лет сорока. Они проследили, где он живёт. И, оказалось, - в соседнем доме, напротив квартиры их одноклассницы Оксанки.
- Что-то здесь неладно,- предположил Леха,- надо бы за ними проследить.
Эх, если бы знать, где они встречаются завтра!..
- А рюкзак-то остался в гараже,- заметил Васька. Вот бы посмотреть, что там внутри?
- Сначала надо узнать у Оксанки, что за тип её сосед? - сказал Лёха.- Но спросить надо так, чтобы не вызвать подозрения и она не задавала лишних вопросов.
Решили зайти издалека. Позвонили Оксанке и спросили, не сдают ли её соседи квартиры или комнаты квартирантам? Васька приврал, что его двоюродный брат из деревни поступил в институт, а в общежитии мест нет. И он хочет снять квартиру или комнату. Оксанка подумала и сказала, что на их лестничной площадке живёт семья, их самих четверо и они не сдают. А сосед напротив, хоть и живёт один, но он злой, ни с кем не разговаривает, к нему ходят какие-то странные люди. Уж он-то, точно, сдавать не будет.
- Ладно, - сказал Васька,- будем искать в другом месте.
- Ну, что же, догадка подтвердилась! - заметил Леха. - За соседом этим надо проследить.

3
Друзья с нетерпением дождались дня таинственной встречи. Даже убежали с последнего урока, чтобы не упустить момент, когда толстяк выйдет из дома. Они сели на детской площадке, напротив подъезда Оксанкиного дома. Часа в два толстяк вышел из подъезда. На нём были чёрные очки, хотя стоял осени пасмурный день, солнца не было и в помине. Друзья последовали за толстяком, они догадались, что он направляется к парку. Возле аттракционов они заметили знакомого мужика. Рядом с ним стояли мужчина и женщина с большой сумкой. По внешнему виду - выходцы из Средней Азии. Заметив толстяка, мужик помахал ему рукой и все направились к лесопарковой зоне.
Друзья шли следом, боясь упустить их из виду. Они заметили, что, интересующие их люди зашли за куст, из-за которого минут через пять вышел толстяк с сумкой, посмотрел по сторонам и зашагал обратно, в сторону дома. Мужик с двумя приезжими канули, как в воду. Друзья старались не упустить толстяка из виду. Они догадались, что он направляется в сторону гаража.Теперь понятно, что в гараже толстяк хранит что-то запрещенное. Можно, конечно, ночью срезать замок и проникнуть в гараж. Но что делать дальше, друзья не знали.
Они решили, что без помощи взрослых им не обойтись. Вспомнив, что у Мишки Бородавкина отец работает в полиции, обратились к другу за помощью. Мишка устроил им встречу с отцом, и они все ему рассказали, без утайки. Дядя Петя (так звали Мишкиного отца) сказал: «Молодцы, что не полезли в гараж самостоятельно. Без санкции на обыск лезть туда нельзя. И получить эту санкцию тоже нельзя, пока они не уверены, что находится в гараже. Остается одно – проследить, что толстяк будет делать с товаром».
Друзья напросились в гости к Оксанке с просьбой, чтобы она позанималась с ними по математике. Оксанка согласилась. И они в перерывах между занятиями стали по очереди наблюдать в дверной глазок за дверью толстяка. Они увидели, что в дверь к толстяку позвонил молодой человек, и, как только он вышел из квартиры толстяка, друзья отправились за ним. Далеко идти не пришлось - того поджидали трое ребят. После того, как они передали ему деньги, он вручил каждому по пакетику с белым порошком и все разошлись. Стало понятно, что это наркотики. О случившемся они рассказали Мишкиному отцу. Дядя Петя сказал, что теперь главное - не спугнуть толстяка, и они должны не высовываться. Дальше - дело за оперативниками.
Впоследствии дядя Петя рассказывал: «Нам удалось получить санкцию на обыск. Оперативная группа установила наблюдение за квартирой толстяка. Когда очередной клиент вышел из квартиры, его задержали и при нём обнаружили пакетики с наркотиком. Затем вошли в квартиру толстяка. Он отказывался, говорил, что это не его товар. Тогда в присутствии понятых вскрыли гараж, где и обнаружили большую партию наркотиков». Дядя Петя поблагодарил друзей за бдительность и за помощь в поимке преступника.

4
Однажды на урок математики в сопровождении директора школы в класс вошёл капитан полиции. Директор пригласил Балберкина с Лёхой выйти вперед. По классу прошел шёпот. Ученики недоумевали, что могли натворить их товарищи? Тогда капитан полиции рассказал, какой поступок совершили их одноклассники. Он сказал, что, благодаря их внимательности и смелости, была изъята большая партия наркотиков. В ходе следствия преступник рассказал о каналах доставки товара и оперативно, «на живца», были схвачены поставщики. Балберкину и Лёхе вручили благодарственные грамоты от Министерства внутренних дел, и капитан полиции лично пожал им руки. Он рассказал о вреде наркотиков, о том, сколько молодых жизней загубила тягостная привычка употреблять это зелье.
После окончания урока одноклассники обступили друзей, как героев, начали расспрашивать, как всё происходило? Даже Кирилл Иванов с интересом слушал их рассказ и больше не задавался. Васька и Лёха были смущены таким вниманием со стороны одноклассников. Они-то сами не придавали большого значения происшедшему, а рассматривали это как одно из приключений в их жизни.
После этого случая их в школе стали звать Шерлок Холмс и доктор Ватсон. Прозвище было одно на двоих, то есть оно было неделимо. Каждый был одновременно и Холмсом, и Ватсоном. Друзья не обижались. Тем более, для себя они решили стать сыщиками.

5
Жизнь в классе шла своим чередом: спортивные соревнования, смотры художественной самодеятельности… И, если со спортом у них было всё нормально, то с самодеятельностью получалось не очень.
Однажды объявили, что от каждого класса должно было быть не менее двух номеров. Они решили спеть хором песню, а Оксанка станцует кубинский танец. Приглашённый баянист не успевал со всеми классами отработать номера, но они особо и не расстраивались. Песня простая чего волноваться? Ну, и, как всегда, положились на «авось».
Когда вышли на сцену и баянист сделал проигрыш, дальше пошло что-то невообразимое. Музыкант играл своё - они пели, как привыкли на репетициях. Баянист не выдержал, и на половине песни ушёл со сцены. Но они мужественно допели до конца. Хорошо, хоть Оксанка не подвела! И танец всем понравился.
Вообще-то, они редко унывали и их 6«Б» класс считался дружным. После уроков частенько вместе гуляли, даже приглашали друг друга на дни рождения. У них, можно сказать, сложился целый ритуал празднования дня рождения. Сначала Ботаник толкал речь, затем дарили подарок: девчонкам - большого медведя, а ребятам - разные компьютерные игры, чтобы потом можно было меняться. Поначалу вели себя чинно, важно. Но, как только приглашали за стол, не сговариваясь, первым делом протягивали руки к вазе с конфетами, и моментально она оказывалась пустой. И после этого, как ни в чём не бывало, приступали к пиршеству. Обычно было весело: играли, смеялись, подшучивали друг над другом, даже танцевали медленные танцы!
Васька приглашал Юльку Жданову: в последнее время они стали дружнее. Она даже помогала ему подтянуться в учёбе.
Он понимал – для того, чтобы стать хорошим сыщиком, знания необходимы и что к своей мечте надо идти упорно. Васька был уверен, что со всем справится. Однажды на уроке математики учительница объявила, что на следующей неделе будет контрольная работа.
Васька с Лёхой стали готовиться, даже футбол забросили. Если что не понимали, обращались к Ждановой. Та помогала, не отказывала в помощи.
И вот наступил день контрольной работы. Учительница раздала задание. К своему удивлению, Васька всё решил! Ему даже понравилось, появился азарт. И когда Иванов, привыкший, что Васька раньше постоянно пихал ему ручкой в бок, прося подсказки, удивлённо повернулся в его сторону и предложил списать, Васька с достоинством ответил: «А я уже всё решил!»
У Ботаника даже глаза на лоб полезли. У Лёхи тоже все получилось, за исключением одной незначительной ошибки, допущенной по невнимательности. На следующем уроке учительница их похвалила, даже поставила в пример.
Тогда Васька понял, что человек может достичь многого. Нужно только очень, очень захотеть!
0

#6 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 044
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 27 февраля 2016 - 15:10

№ 5

Пастух и стадо

То ли было, то ли нет, только время даст ответ. То ли правда, то ли нет, только мудрый даст ответ. Эта сказка – не сонет, не мораль, а лишь совет.

Не на равнине пустой, а на горе крутой, не в доме беленом, а на лугу зеленом - произошла эта история.

Старый пастух Самвел взял с собой семилетнего внука Каджика коров попасти и навык приобрести. Сначала малыш под одобрительным взлядом дедушки бегал в высокой траве, срезая деревянной сабелькой луговые цветы.

И вдруг Каджик услышал сзади трещетку гремучей змеи. Распустив капюшон, кобра раскачивалась из стороны в сторону, готовясь к прыжку. Самвел вскочил, приготовив посох, но понял, что не успеет на помощь к застывшему с деревянной сабелькой малышу.

Но Каджик застыл не от страха. Он уже не раз в горах встречался с гадюками и змей не боялся. Мальчик выбирал удобный момент для нападения, а это – ложная атака змеи. Как только кобра перестала раскачиваться из стороны в сторону и сделала выпад вперед, Малыш ударил ее чуть ниже головы. Это самое слабое место любой змеи, где даже от несильного удара ломается хребет.

Самвел увидел, как свесилась набок голова кобры, и судорожно затрясся гремучий хвост. Он погладил по голове раскрасневшегося от сражения подошедшего малыша.

- А ведь это я дал тебе имя. Теперь вижу, что не ошибся.

- Почему, дедушка?

- Потому что твое имя обозначает «храбрец».

- А что значит твое имя?

- О-о, мое имя имеет божественное происхождение, от пророка Самуила, приближенного к богу.

- Деда, а мой старший брат Сохак сказал, что пастух – самая плохая профессия для мужчины.

- Глупец твой Сохак, много говорит, да все попусту. Не зря его имя означает «канарейка». Чтобы ты знал, Каджик, пастух произошел от слова «пастырь». Вот человеческим пастырем был сам Бог. Только ему было дано управлять и направлять стада своевольных и непокорных людей.

- Значит, дедушка ты Бог для коров и овец?

- Получается так.

- Тогда я вырасту и тоже стану коровьим Богом.

- Нет, Каджик, тебе судьба определила имя воина, им ты и должен стать. Воином, защищающим наше горное селение.

- А от кого надо защищать? На нас же никто не нападает.

- Потому и не нападают, что все в округе знают твоего отца Сарибека, горного властителя, бесстрашного воина. Даже нашего быка Сарибек за рога заставляет склонить перед собой колени. Вот ты и сменишь его, когда вырастешь.

- За рога? А я даже коров рогатых боюсь.

- А вот это зря.

- Почему, дедушка?

- Бояться надо безрогих коров. Именно об этом гласит древняя легенда. Давным-давно, когда Бог заселял нашу планету разными животными, всех было по паре. Бродили по лугам тогда два быка и две коровы. Одна буренка была добрая и тихая, молча ела травку и молочком кормила славного теленочка. А вторая была сварливая и норовистая, травку не щипала, а бегала и ворчала. А еще она была очень гордая и неуступчивая. Однажды ей на пути встретился огромный дуб. Вместо того, чтобы просто обойти дерево, корова обиделась и решила дуб свалить и убрать со своего пути. Она разогналась и вонзила рога в могучее дерево. Рога и отломились. И теленочек у злой коровы оказался без рогов. Так распорядился все видящий Бог. Бодливым коровам он не дает рог, которые с тех пор вырастали только у добрых и послушных телят . Но сказка эта не только о коровах. Так же сложилось и у людей – злые и сварливые люди обычно худые и слабые, а богатыри – почти всегда добрые и покладистые.

- Дедушка, а я какой?

- Ты у нас богатырь, внучек.

- И поэтому у меня нет рогов?

- Ну, не поэтому, - смутился Самвел. – У мужчин рога иногда вырастают, но попозже, и не от злобности, а по другим причинам. Вот когда вырастешь – тогда сам узнаешь.

- Дедушка, а как тогда определить у людей, кто добрый, а кто злой, если они все безрогие?

- Э-э, Каджик, с людьми еще проще, чем с коровами. У всех злых женщин и мужчин, кроме худобы, еще узкие и тонкие губы.

- А почему?

- А вот это, внучек, уже совсем другая история. Пора гнать стадо домой, а историю о том, как Бог наказал злобных людей, я тебе расскажу завтра.


0

#7 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 27 февраля 2016 - 20:28

№ 6

ГЛАВА ИЗ ПОВЕСТИ «ЛАБИРИНТ ВЫХОДОВ»

1. Обезвредить волшебника

По дороге из школы Андрей думал про Атлантиду. Оксана Ивановна, которую они с ребятами между собой из-за «птичьей» фамилии звали Воробьихой, на уроке истории сказала, что Атлантиду сочинил древнегреческий философ Платон. И Андрею почему-то стало обидно. Почему – он сам толком не понимал. Прежде Атлантида была для него всего лишь словом, обозначавшим что-то таинственное, исчезнувшее и – да, скорее всего, выдуманное. А теперь что изменилось? Как будто ничего. Но Воробьиха заявила про выдумку так, словно знала наверняка. Словно сама стояла рядом с Платоном в ту минуту, когда ему в голову пришло про несуществующий континент рассказать. Да ещё поддакивала – ага, хорошая идея: мы насочиняли, а все гадать будут – правда или нет? Вот точно так: словно она и сочиняла вместе с Платоном. Андрей не любил, когда о вещах, которых не могут знать наверняка, говорят с полной уверенностью. Он решил прочитать про Атлантиду всё, что удастся найти.
Вдоль улиц, по которым Андрей шагал к дому, ветерок тянул дымные ленты. А когда стихал – дым плыл низкими лёгкими облаками. Стояла ранняя осень, время, когда на газонах зажигают костры из охапок палых листьев. От едкого запах дыма Андрей никогда не морщился, ведь это сама душа осени, прощание с летом. Горьковатый аромат, почему-то немного тревожный – как предчувствие чего-то… Чего? Необычного? Нового? Но что может случиться такого уж нового – обыкновенный сентябрь, обыкновенные уроки, домашние задания… И как всегда они с Алькой пойдут гулять, съедят по мороженому. Осенью даже мороженое пахнет дымом. Да, ещё Атлантида… Интересно, а там бывала осень? Такая же как эта, фарфоровая? Осень принято называть «золотой» – тысячу раз правда. Все эти листья… Они золотые, и жёлтые, и оранжево-красные… Но Андрей про себя называл раннюю осень фарфоровой за ясное небо, похожее на перевёрнутую чашку из синего фарфора. За небо, которое не заволокла ещё октябрьская непогода, не исчертили холодные дожди.
На уроке Андрею хотелось учительнице возразить. Подумаешь, ни на одном нынешнем континенте следов пребывания атлантов не осталось – вдруг нынешних континентов во времена Атлантиды и не было! Можно же себе такое представить. Вообразить. Допустить вероятность. Воробьиха никаких вероятностей не допускала. Именно поэтому возражать ей было нежелательно. Андрею это было известно, и он промолчал. А дома, усевшись за компьютер, о возражениях уже не думал – просто читал разные легенды и гипотезы. Увлёкся, даже обед разогревать не стал, перекусил парой бутербродов и яблоком.
Гипотезы и легенды были разные. Андрею особенно понравилась одна, про то, что страну атлантов какая-то внеземная цивилизация основала – к внеземным цивилизациям он питал слабость. Но имелось и много других теорий. Чтение затянулось бы надолго, если бы в очередной истории его взгляд не «зацепился» за нефритовые колонны атлантических дворцов. Взгляд, а потом и воображение – Андрей очень хорошо представлял себе, как выглядит нефрит. На последний, двенадцатый день рождения он сам попросил у родителей в подарок толстую книжку «Путеводитель по миру минералов», в которой было полно цветных фотографий разных камней. Зелёные дворцы, дворцы из нефрита. А может быть, из хризопраза – он тоже зелёный. Дворцы – или крепости, башни, или храмы неведомых богов, и высокое небо из чистого синего фарфора, осеннее небо, и лёгкий тревожный дым. Только там жгут не листья, а какие-нибудь драгоценные благовония… Или цветы? Цветы в кострах… А по улицам мимо дворцов и башен ходят атланты – они родом не с Земли, но похожи на людей. И носят длинную красивую одежду. Да, всё именно так…
Картина перед закрытыми глазами стала настолько отчётливой, что Андрей не смог усидеть за компьютером. Встал и вытащил из ящика письменного стола все свои краски. Несколько старых коробок акварели, почти новенькие акриловые – тоже подарок на день рождения. Среди акриловых есть не только обычные, но и с металлическим и перламутровым блеском. Такими все эти колонны из драгоценных камней и статуи из золота и серебра рисовать особенно хорошо. Рисовать Андрей любил так же сильно, как читать и смотреть таинственные истории про космос, пришельцев, а иногда… Иногда и про призраков, хотя в последнем признаваться склонен не был – потому что никаких призраков не существует. Так же сильно, как есть мороженое, как не вставать в школу по выходным – или ещё сильнее. И гораздо сильнее, чем играть в футбол и «стрелялки». Про «стрелялки» он даже одноклассникам немного свысока заявлял, что куда интереснее придумать что-то своё, чем играть по чужим правилам, да к тому же однообразным. А вот нелюбовь к футболу открыто проявлять стыдился. Одно дело прослыть «умником» и совершенно другое – неженкой. Или, чего доброго, вообще «девчонкой». Тем более что его лучший друг – то есть, подруга – девчонка. Поэтому погонять мяч с соседскими мальчишками Андрей во двор всё-таки выходил.
Рисование – не то чтобы девчачье занятие, по крайней мере, не совсем. Ходит же Димка Игошин в художественную школу, и никто из-за этого к нему плохо не относится. Но Андрей в классе про своё увлечение особо не распространялся. Как-то повода не было – сам он в художественную школу не ходил. Мама предлагала записаться – не захотел. Хватало и школьных уроков рисования, на которых надо было изображать яблоки, вазы и картинки на тему «Как я провёл лето». Андрей изображал, и исправно получал «пятёрки», но ему было скучно. Заданных тем он не любил. Никаких. Даже инопланетян. Да, однажды на Марию Степановну, учительницу рисования, что-то такое нашло – вместо обычных ваз она разрешила рисовать инопланетян. Тут бы порадоваться – но в итоге за инопланетянина Андрей получил четвёрку с минусом. А всё потому, что пришелец его слишком похожим на человека вышел. Мария Степановна решила: ученику недостаёт фантазии. Объяснять ей, что фантазия здесь ни при чём, а просто жители планеты, с которой этот пришелец, отличаются от людей только формой носа и ладоней, было бесполезно. Так же бесполезно, как Воробьихе насчёт Атлантиды возражать. Андрей махнул на четвёрку с минусом рукой. Но с тех пор ещё больше невзлюбил школьное рисование и полюбил собственное, в котором никто ему ни условий, ни оценок не ставил.
Он уже приготовил стакан с водой, бумагу, расставил баночки с красками на столе – салатовая, изумрудная и тёмно-зелёная, как хвоя старых елей – драгоценный нефрит и хризопраз. Притащил из кухни горсть конфет – без них никак, чем бы ни занимался, рисованием, уроками, или телевизор смотрел. Андреев папа даже шутил, что конфеты сыну в качестве «топлива» нужны, а мама всё время про вред сладкого ворчала.
Но изобразить дворцы и башни Атлантиды Андрею в этот раз не удалось. Отвлёк телефон. Звонила Алька.
– Привет. Можешь ко мне прийти?
Андрей уже открыл рот, чтобы ответить – да, прийти он может, и задать вопрос – не случилось ли чего? Потому что говорила Алька как-то очень уж серьёзно. Речь явно не о том, чтобы вдвоём посмотреть кино или со сложной задачей по математике справиться. Да и помощь в математике чаще требуется ему, Андрею, а не Альке. Но вопроса он не задал, потому что Алька продолжила:
– Я понимаю, это у меня к тебе просьба, и я сама должна бы к тебе прийти – но нужно, чтобы пришёл ты. Это важно.
Ну вот, обычная её манера – длинные фразы и странные утверждения. Ну почему идти обязательно должен тот, у кого просьба? Алька – она Алька и есть.
– Ладно, – пообещал Андрей, – сейчас приду. Только скажи…
– Да, кое-что произошло. То есть, происходит… Объясню, когда придёшь.
Андрею не оставалось ничего, кроме как завинтить крышку на баночке с изумрудной краской, которую он успел уже снять, высыпать конфеты в карман и выйти из дома.
Жили они с Алькой в одном дворе, но учились в разных школах. Алька, так же как её старший брат – в ближайшей к дому, той, в которую ходило большинство ребят из центра города. А Андрея отдали в школу в другом районе. Добираться туда приходилось на автобусе, зато у этой школы была репутация «сильной». «Сила» заключалась в количестве золотых медалистов и победителей олимпиад. Центральная школа в этом отношении считалась «обычной».
Накануне поступления в первый класс оба, и Андрей, и Алька, ходили мрачные и грустные из-за того, что судьба так жестоко их разделяет. Друзьями они стали задолго до этого – кажется, вообще дружили с того момента, как начали себя помнить. У Андрея первые смутные воспоминания о прогулках и играх во дворе от Альки были неотделимы – она всегда была где-то рядом, неподалёку. Но с разными школами пришлось смириться. Это оказалось не так уж страшно – ведь остаётся ещё полдня, чтобы увидеться, поболтать и пойти гулять вдвоём.
Но что же такое у Альки стряслось? Она зря болтать не станет – если уж сказала, значит, серьёзное что-то. Так думал Андрей, шагая через двор к Алькиному дому. Про Атлантиду пришлось забыть волей-неволей. Атлантида, если и была когда-то, давным-давно скрылась в зелёных морских волнах. Тревожный дым осенних костров пришёл не из этого невообразимо далёкого прошлого – которого, может, и не было никогда. Он предвещает что-то, что произойдёт здесь и сейчас, в сегодняшнем дне.
Это предчувствие захватило вдруг все мысли Андрея, поймало в тонкую дымную сеть, в осеннюю сеть – и он шагал уже не по тропинке через дворовый газон, а по неведомой стране, полной неизвестностей и тайн. Малыши в песочнице, бабушки на лавочках у подъездов – все они исчезли куда-то, потерялись по дороге в таинственную страну. И уж точно должен был потеряться по дроге туда сосед Антон Антоныч по прозвищу Сова, сердитый старик, которого все ребята во дворе недолюбливали за вечные его упрёки – то мальчишки и девчонки слишком громко шумят, то дерутся, то мусорят. Но почему-то этот самый Антон Антоныч взял и попался Андрею навстречу прямо посреди туманной страны тайн, и они чуть было друг с другом не столкнулись. Андрей едва успел с тропинки отскочить. И сообразил всё-таки, что должен извиниться – ведь это он отвлёкся так, что шёл, вокруг ничего не замечая. А Сова в его-то годы видит плохо… Но Антона Антоныча даже вежливое «извините» к снисхождению не расположило. Проворчал он что-то себе под нос, вроде: «Носятся тут, как угорелые» – хотя Андрей не бежал, а только шагал быстро – и заковылял дальше.
Ну, не так уж и не прав старик – нечего ворон считать. То Атлантида, то Алька с какими-то секретами… Выяснить, что там у неё такое «происходит» – и дело с концом.
По скрипучей деревянной лестнице Андрей поднялся на второй этаж. Алькин дом был старее, чем пятиэтажка, в которой жил он с родителями. Говорили, такие дома скоро будут сносить. Андрею этого совсем не хотелось – тогда Алька переедет в район новой застройки, и им труднее будет видеться. Но, может, это одни разговоры.
Дома Алька была одна. Её мать и отец, так же как Андреевы, весь день на работе. А брат, наверное, куда-нибудь ушёл. Хотя чаще он сидит дома и вечно недоволен, если «мелкотня» начинает под ногами путаться. «Мелкотня» – это, естественно, Алька и Андрей. Артур старше сестры на два года – ещё бы он не считал её и её друзей-однолеток «мелкотнёй».
– Думаешь, почему Артура дома нет? – Алькин вопрос прозвучал почти как утверждение. В такие моменты у Андрея возникало чувство, что его подруга умеет мысли читать. Но на самом-то деле тут, конечно, никакая не телепатия. Просто Алька жутко наблюдательная, из всего делает выводы и у неё привычка – как это говорится? – логически мыслить. Так что отрицать бессмысленно.
– Ну да, я думал, где он может быть, – подтвердил Андрей.
– Я тоже думаю – где? И никакого понятия не имею. В том всё и дело.
В Алькиной комнате Андрей сел на кровать – на нижний «этаж» двухъярусной кровати. А сама Алька устроилась на полу, поджав ноги «по-турецки». Вообще-то, комната была не только её, но и Артура. О том, что у спальни этой два хозяина, догадаться можно было даже без особой наблюдательности и логики. Алькины полки и отчасти стол были завалены игрушками-головоломками. Кубик Рубика, неокуб, пазлы, конструкторы и что-то такое, чему Андрей и названия не знал. Ещё были кучи брошюрок с кроссвордами и судоку, глобус, пустые и полупустые пузырьки из набора «Юный химик», шахматные фигуры – разрозненные, но, если хорошо пошарить по углам и под кроватью, все до единой соберёшь. Несколько увеличительных стёкол, микроскоп и подробная карта Африки – недавно Альку посетила идея, что неплохо бы посвятить свою жизнь делу спасения от браконьеров африканских львов. Ещё имелись у неё книжки про Шерлока Холмса и разных других сыщиков. Бумажные книжки. А, кроме них, в Алькиной электронной «читалке» всегда было полно детективных историй. Но нравились ей не всё. Только такие, где вместе с сыщиками трудные загадки можно разгадывать. Остальные из электронной книги исчезали недочитанными.
Половина комнаты, принадлежащая Артуру, у Альки часто вызывала досадливую гримасу – если рядом был Андрей. Да, лёгкая досада, не больше – Андрей-то прекрасно понимает: Алька тут ни при чём. С тем, что её братец забил комнату всякой ерундой, ничего поделать не может. А вот если приходил кто-нибудь не такой понимающий, или новый знакомый, она спешила почти смущённо объяснить, что все эти картинки со средневековыми замками, модели парусников и плазменные лампы в виде «магических светильников» – не её.
– Ты говорила, у тебя просьба какая-то, – напомнил Альке Андрей. Или, скорее, это было не напоминание, а помощь. Забыть, зачем позвала его, Алька не могла. Но как будто не решалась напрямую высказать. На неё это похоже не было – но в разных трудных ситуациях с людьми такое случается. И тогда надо помочь им снова стать самими собой. На то и нужны друзья.
– Пообещай, что не будешь считать меня сумасшедшей, – мрачно сказала Алька.
– С чего вдруг?..
– С чего – узнаешь. Сначала пообещай, – настаивала она.
– Ну ладно, – пожал плечами Андрей, – обещаю. Никакая ты не сумасшедшая.
– И ещё…
– Что?
– Пообещай, что не будешь смеяться, – ещё мрачнее, чуть ли не зловещим голосом произнесла она.
Андрей дал ещё одно торжественное обещание.
– Теперь – просьба. Я прошу, чтобы ты помог мне обезвредить зло… – глядя в пол и хмурясь так, что между бровей собрались морщинки, Алька запнулась. Открыла рот, чтобы продолжить – и снова закрыла.
– Злоумышленника? – подсказал Андрей.
– Зло… – повторила Алька и опять замолчала. Окончание слова ни в какую не шло с языка.
– Злодея? – менее уверенно предположил Андрей.
«Злодей» «злоумышленнику» проигрывал. Казался, что ли, более сказочным и ненастоящим. В жизни бывают «злоумышленники», а «злодеи» – скорее, в сказках. Хотя преступника можно назвать и «злодеем». Преступника, хм-м… – Ты думаешь, мы вдвоём сможем обезвредить какого-то злодея? – с сомнением протянул Андрей. – Может, надо в полицию обратиться или…
– М-ммм, – помотав головой, простонала Алька, точно у неё вдруг разболелись зубы. – Не то! Не просто злодея! – и решилась наконец – как в воду с десятиметровой вышки прыгнула:
– Злого волшебника!
На Андрея заявление это подействовало так, словно его самого внезапно с этой вышки швырнули. Или, как минимум, окатили ледяной водой. Он оторопело хлопал глазами и ничего не мог понять. Она сказала «злого волшебника»? Это Алька-то, которая в четыре года ясно и последовательно опровергла теорию существования Деда Мороза, Санта-Клауса и ещё какого-то их родственника, чьё имя Андрей забыл? Алька и волшебники – хоть злые, хоть добрые – вещи несовместимые совершенно. Даже не так: Алька и разговоры о волшебниках – уже несовместимые вещи.
– Ты обещал, – Алька исподлобья уставилась на Андрея.
– Да я… Не это… Не то… – с трудом выдавил он. – Конечно, я не думаю, что ты с ума сошла.
Алька и сумасшествие – это тоже было несовместимо.
– А второе?!
– И не смеюсь, – заверил Андрей. Ему, и правда, было не до смеха. – Если волшебники… Если ты думаешь, что они… Что их нужно и можно обезвредить… В смысле, злых…
– Выражайся покороче. И попонятнее.
Вот это уже было похоже на всегдашнюю, обычную Альку.
– Я тебе помогу.
– Ну тогда, – Алька вздохнула с облегчением, – перейдём к делу.
0

#8 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 25 марта 2016 - 22:41

№ 7

ТВЁРДОЕ РЕШЕНИЕ

- Андрюха, пасуй! - крикнул Серёжа, набегая на ворота соперника.
Позиция у него была практически стопроцентная. Он был готов забить решающий гол. Матч подходил к концу, а счёт до сих пор оставался ничейным. Андрей обыграл защитника и выдал Сергею идеальный пас. Получив мяч, юный футболист продвинулся немного вперёд и крепко приложился к круглому спортивному снаряду. Вратарь среагировал на удар, бросился в угол, но тщетно. Чёрно-белый мяч затрепыхался в сетке ворот, за его спиной.
- Ура! Гол! - закричал Андрей, с разбега запрыгнув на спину Сергея.
- Молодцы, ребята! - вокруг них собралась вся команда.
- Класс, здорово сработано! Победа! - весь 5-ый «А» ликовал. Раздался финальный свисток. Матч окончен. Сегодня они обыграли принципиального соперника. И Сергей с Андреем находились в центре всеобщего внимания.
Так случилось, что подружились они сразу, в первом классе. Даже сели за одну парту. Но потом, из-за частых разговоров на уроках, учительница их рассадила. Рассказывали друг другу о просмотренных фильмах, обсуждали компьютерные игры. На уроках физкультуры старались попасть в одну команду. После уроков стали вместе гулять. Благо, что жили они в одном районе. Дружба их была крепкой и настоящей. Родители Серёжи были довольны, что сын общается с Андреем. Ребята ходили в гости друг к другу, обменивались интересными книгами и компьютерными играми.
Иногда Сергею на день рождения родители и родственники дарили деньги. У мальчика была мечта. Очень он хотел иметь хороший, дорогой фотоаппарат. Чтобы красивые, качественные снимки делать. Вот и копил подаренные ему деньги. Очень хотел, чтобы мечта его исполнилась.
После победного футбольного матча Сережа вернулся домой счастливым. Весь вечер он рассказывал родителям о том, какой напряжённой и тяжёлой была игра: как здорово они сыграли в концовке вместе с Андреем. Ну, а свой фантастический удар, принесший победу, описывал в мельчайших деталях.
После того, как Сергей всё рассказал в сотый раз, зазвонил телефон. Мама взяла трубку:
- Здравствуй, Андрей. Сергей дома. Рассказывает о ваших спортивных подвигах. Поздравляю вас с победой, чемпионы! Сейчас позову.
Мама протянула трубку сыну:
– Серёжа, тебя. Андрей.
Ребята долго смаковали свою спортивную победу и обсуждали школьные дела.
- Пока, Андрей! Спокойной ночи.
Наступило воскресенье. После завтрака Серёжа немного почитал и сделал уроки. Решил позвонить Андрею и пригласить его на прогулку. Он несколько раз набирал знакомый телефонный номер, но трубку на той стороне провода так никто и не поднял.
- Что сынок? А в ответ тишина? Занят, наверное, Андрей. Или с мамой куда-то ушли. Собирайся. Пойдём и мы прогуляемся, - сказал папа.
Они сходили в городской парк, побродили по аллеям, усыпанным жёлтыми листьями. Стоял октябрь, но было ещё довольно тепло. Время на прогулке пролетело незаметно. Домой они вернулись уже под вечер.
Сергей собрал портфель, подготовился к школе. В понедельник, к большому огорчению Сережи, Андрей в школу не пришёл.
- Не огорчайся! Придёт твой Андрюша, - сказала сыну мама.
Ни во вторник, ни в среду друг в школе не появился. В среду вечером, когда мама пришла с работы, она увидела, что сын ходит мрачнее тучи.
- Что случилось, Сережа? У тебя все нормально? - спросила она.
- У меня - да, - твёрдо ответил сын, - но вот Андрей сильно болен. Наталья Петровна сегодня сказала, что ему нужно серьёзное обследование. И сделать это можно только в Москве или Санкт-Петербурге. Это ведь так далеко!
- Да, сынок, беда. Но, возможно, все обойдётся. Ведь в этих городах самые лучшие врачи и самое современное оборудование. Ты бы позвонил Андрею на сотовый. Спросил бы, как у него дела?
- Я весь день звоню ему. Абонент недоступен, - было видно, что сын очень расстроен.
Прошло около двух недель. Всё это время Сергей очень переживал за своего друга. А самым тяжёлым было то, что мальчик ничего не знал об Андрее. Мама выяснила у знакомых, что обследование уже проведено. И, к большому сожалению, Андрею нужна операция. Очень серьёзная и дорогостоящая. Посоветовавшись с папой, родители решили Сергею пока об этом не говорить. Как-то сын пришёл из школы и сказал:
- Сегодня нас собирала Наталья Петровна и рассказала про Андрея. Ему нужна сложная и очень дорогая операция. А откуда у них с мамой такие деньжищи? Алёнка Павлова даже заплакала! Мама, как жалко Андрея! Ведь его вылечат, правда?
- Конечно, вылечат, сынок. Только надо в это обязательно верить.
- Я очень верю, мама! А ещё сказали, что мы, все одноклассники, можем помочь Андрею деньгами. Кто сколько может.
- Это правильно. И мы поможем. Обязательно поможем, - мама достала деньги и положила на тумбочку. – Вот, Серёжа, две тысячи рублей. Завтра отнесёшь в школу.
Деньги принесли почти все дети. Кто сто рублей, кто двести, кто пятьсот… Кто сколько смог. На перемене весь 5 «А» только и говорил про Андрея. Всем хотелось, чтобы он поскорее выздоровел и вернулся в школу.
Вечером, когда родители вернулись с работы домой, они обнаружили сына сидящим на полу комнаты со своим заветным кошелёчком в руках. Именно в него Серёжа складывал все свои «подарочные» сбережения.
- Ну что, вкладчик? - весело спросил папа. - Много до фотоаппарата не хватает?
- Папа, не будет фотоаппарата!
- Что, передумал? Появилась новая мечта? - поинтересовался папа.
- Да, появилась. Не нужен мне фотоаппарат, - твёрдо сказал Сергей. - Не было его у меня, и не надо. А вот без друга мне очень плохо. Я все свои деньги в школу хочу отнести. Для Андрея.
Родители переглянулись, многозначительно улыбнулись друг другу.
- Молодец, сынок! - сказала мама. - Верное решение. И сколько здесь у тебя?
- Шесть тысяч триста, - ответил Серёжа.
- Вырос ты уже у нас, Серёга, - сказал папа, ласково потрепав сына по голове. – Вон, какие взрослые решения принимаешь! Мужские, настоящие. Ты твёрдо решил? Не пожалеешь потом?
- Нет. Не передумаю и не пожалею. Лишь бы у Андрея всё было хорошо. А фотоаппарат - это не главное.
- Конечно, отнеси. Какой ты у нас молодец, Серёжка!- сказала мама.
- С таким сыном хоть в разведку, хоть на край света! Молодец, уважаю,- добавил отец семейства.
Учебный год пролетел быстро. Известий от Андрея почти не было. Только иногда мама говорила о том, что операция сделана. Всё, вроде, прошло удачно. Идёт какая-то реабилитация. И самое главное - что Андрей поправляется и, возможно, скоро вернётся в город.
Был уже конец апреля. Стояли тёплые дни, по улицам текли весенние ручьи. В один из дней Наталья Петровна сообщила, что двадцатого апреля прилетает Андрей. Как этому известию обрадовались все ребята! Класс за это время как-то сплотился и стал более дружным. Это отмечали все учителя в школе.
- Даже учиться стали лучше. Повзрослели, что ли? - говорила Наталья Петровна.
Двадцатого апреля Сергей и несколько его одноклассников договорились после уроков отнести портфели домой и собраться на автобусной остановке, чтобы поехать в аэропорт, встретить Андрея. Приехав туда, они были очень удивлены, увидев у входа в здание аэровокзала Наталью Петровну.
- А вот и пятёрка «отважных»! Здравствуйте, ребята! Ну, как же здесь без вас? Я даже и не сомневалась в этом. Пойдёмте, узнаем, когда прилетает самолет.
Мальчишки вошли в зал и оторопели. Вдоль стен, удобно расположившись на креслах, сидел весь 5 «А». Портфели, целое множество, стояли рядом организованной кучкой.
- Здравствуйте! Вот теперь все, в полном составе! - встала с кресла Алена Павлова. - С приездом, заговорщики!
- Какие же вы ребята у меня дружные и взрослые! И как я рада за вас! За то, что знаете вы цену настоящим человеческим качествам. И за то, что слово «ДРУЖБА» для вас - не пустой звук…
В это время из репродуктора раздался голос диспетчера:
- Произвел посадку самолет, прибывший из…
Откуда прибыл самолет, ребята уже не слышали. Все знали, что именно на нём прилетает Андрей. Пятиклассники шумно поднимались и стремглав мчались на улицу, туда, куда должны были привезти прибывших пассажиров.
Вот подошёл автобус. Из него стали выходить прилетевшие люди. Они с трудом протискивались сквозь множество школьников. Никто не мог понять, что делают здесь эти дети. И вот появился Андрей. Возможно, немного похудевший, чуть-чуть побледневший… Но это всё равно был их Андрей!
- Осторожней, ребята. С ног не сбейте! – громко сказала Наталья Петровна.
Андрей вышел из автобуса и недоуменно уставился на ребят. Следом шла его мама. Глаза её были влажными от слез.
- Здравствуйте, ребята! Здравствуйте, Наталья Петровна! Какие же вы все молодцы! Огромное вам спасибо. Спасибо за всё, - сказала мама Андрея.
Но этих слов никто не слышал. Со всех сторон уже неслось:
- Привет, Андрей!
- Здравствуй, Андрюша!
- Андрюха, здорово!
Серёжа подошёл к другу, твёрдо пожал ему руку:
- С возвращением, Андрей! Давай, выздоравливай поскорей. Скоро матч серьёзный предстоит. Да и вообще, у нас с тобой ещё столько дел впереди!
- Спасибо, друг! Наконец-то я опять с вами. Спасибо, ребята! Как я рад вновь увидеть вас всех!
Подъехал школьный автобус. С шумом и гамом все расселись по местам. Сергей с Андреем вошли в салон самими последними. Все места были заняты. Все, кроме одного, двухместного кресла. На него и сели неразлучные друзья. Тронулись в путь. Андрей и Сергей были счастливы. Теперь ребята снова были вместе. А их дружба ещё крепче стала.
На день рождения папа с мамой подарили сыну хороший фотоаппарат. Сергей, Андрей и Алёна Павлова начали выпускать стенгазету. Над названием долго не думали. Оно появилось само собой: «Крепкая дружба!» Все учителя и школьники с большим удовольствием читали её и отмечали, какие классные в ней фотографии! …Сергей на скорости обыграл двух защитников, увидел, как Андрей врывается в штрафную соперника, и отправил мяч ему.
- Андрей, держи!
Он получил мяч и нанёс хлёсткий удар. Вратарь был бессилен спасти свои ворота. Вот так, забив по голу в каждом тайме, Андрей и Сергей принесли победу своей команде. Их 11 «А» занял первое место в этих соревнованиях. Закадычные друзья были счастливы. Повернувшись к трибуне, отыскали глазами сидящих рядышком, улыбающихся родителей Сережи и маму Андрея, помахали им руками.
Болельщики были довольны игрой и громко кричали:
- Молодцы! Молодцы! Молодцы!
Громче всех, как всегда, кричала Алёнка Павлова.
0

#9 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 31 марта 2016 - 23:40

№ 8

КУКЛА

Я познакомилась с Юлей случайно, наши дети ходили вместе в детский сад и дружили. Подружились и мы с Юлей. Как-то у неё в гостях я увидела куклу Барби, но не современную, напомаженную, а очень старую и потрёпанную.
- Откуда у тебя эта кукла? У тебя же сын? - спросила я.
- Это моя, - с нежностью в голосе ответила Юля.
- Какой раритет! Ещё со времён Советского Союза осталась? – удивилась я.
- Вроде того. А у тебя есть кукла? Любимая кукла?
- Конечно, есть, - ответила я.
- А что она тебе напоминает?
- Счастливое детство, - не задумываясь, ответила я.
- А мне войну.
- Какую ещё войну???
И Юля рассказала мне одну историю из своей жизни.
Родилась она в небольшом городке - Новом Афоне, на берегу Чёрного моря, в тёплой солнечной республике Абхазии. Город располагался у подножия двух гор: Афонской и Иверской, и утопал в зелени. В приморском парке росли пальмы, кипарисы, магнолии, а в прудах плавали лебеди, которые любили лакомиться кудрявыми ивами. Главными достопримечательностями их города были Симоно-Канонитский монастырь и огромные Иверские пещеры. Передвигаться по их подземным тоннелям можно было на поезде, прямо как в метро. Их дом, окружённый огромным садом, стоял прямо у подножия горы. В этом саду росли разные фрукты – гранаты, мандарины и даже мушмула. А из окна Юлиной комнаты открывался чудный вид на море. Вечерами, когда город погружался в тишину, она любила смотреть на закат, слушая шум морского прибоя.
Однажды Юлин папа поехал в заграничную командировку и привёз Юле куклу Барби. Можно сказать, что Юля была чуть ли не единственной обладательницей такой куклы во всём городе. Тогда Барби не продавались в магазинах. Что тут началось! Все девочки просили поиграть с куклой и она, конечно же, разрешала, потому что была нежадная. А у Юли было много подружек разных национальностей: абхазки, грузинки, русские, украинки… Все они крепко дружили и не разделяли друг друга на своих и чужих. Барби стала настоящей дочкой для Юли – она её кормила, одевала, защищала от мальчишек. А вечером девочка обязательно забирала её домой – спать. Десятое октября 1992 года Юля запомнила на всю жизнь. В тот день грузинские войска начали миномётный обстрел Нового Афона. Было ясное субботнее утро. Юля выбежала в сад – нарвать фруктов, как вдруг где-то рядом прогремел взрыв. Мама выбежала из дома и крикнула:
- Начался обстрел, нужно скорее уходить отсюда!
- Никуда я не пойду! В доме моя кукла осталась! - кричала в ответ Юля.
- Какая кукла? Я только документы взяла.
- Я не могу оставить свою дочку! Ты бы меня оставила?
- Ты куда? Нельзя туда… - не успела договорить мама, а Юля уже забежала в дом.
- Ах вот ты где, соня, - ласково сказала Юля, вынимая Барби из кроватки, - тут вот война началась, а ты спишь!
- Юля! Ты чего там возишься! – крикнула мама, вытаскивая дочь из дома.
Мама обернулась, кинув последний взгляд на их аккуратненький дом и сад, и они побежали по улице. Снаряды попадали в соседние дома, мама пыталась прикрывать Юлю своим телом.
- Мама, что происходит? - тревожно спросила Юля.
- Началась война. Вернее, началась она несколько месяцев назад. Мы думали – обойдётся. Но теперь она дошла уже и до нашего города.
- Что же теперь делать?
- Папа сейчас приедет на машине и заберёт нас.
- А вещи?
- Какие вещи?! Жизни надо спасать!
Юля с мамой бежали по улице и вдруг увидели прямо на дороге большую воронку. Вокруг лежали изуродованные останки людей. Мама сказала:
- Не смотри туда.
Юля уже собиралась зажмуриться, но вдруг сквозь дым увидела папу, который пытался пробиться к ним на машине сквозь толпу бегущих людей.
- Садитесь скорей в машину! - крикнул папа. - Тут сейчас такое было! Прямо на дорогу мина попала! Приди вы на пять минут раньше - от вас бы и мокрого места не осталось.
- Это Барби спасла нас! – гордо сказала девочка.
- Представляешь, Юля забыла куклу в доме и вернулась! Поэтому мы задержались, - продолжала мама.
- Молодец, Юлька! – сказал папа и нажал на газ.
Юлин папа был военным врачом и смог посадить Юлю и маму на военный самолёт, который отправлялся в Москву.
- А как же ты? – спросила мама.
- А я остаюсь, мой долг – спасать раненых.
Самолёт взлетел. Он был наполнен ранеными. Их стоны доносились со всех сторон. Вдруг Юля увидела девочку, лежащую на носилках. Она была очень бледна и плакала тихо-тихо, будто сил на плач уже не осталось. Через простыню, укрывавшую девочку, просачивалась кровь. Видимо, девочка была тяжело ранена. Рядом с ней сидела женщина - мама девочки, держала её за руку и плакала. Юля подошла к ним.
- Девочка, как тебя зовут?
- Саида, - еле выговорила она.
- А меня Юля. Почему ты плачешь? - спросила Юля.
- Мне больно, - ответила девочка, - вот здесь, - и показала ручкой на живот.
- Смотри, у меня кукла, - сказала Юля, - давай поиграем!
Глаза девочки оживились.
- Давай я буду её мамой, а ты её сестрёнкой, - предложила Юля.
- Давай! – произнесла девочка и попыталась улыбнуться.
Они стали играть, Саида перестала плакать, а её мама смотрела на них и улыбалась. Так прошло полчаса. Вдруг Саида сильно побледнела и стала трястись:
- Мама, мне холодно! – шёпотом произнесла девочка, прижимая куклу к себе.
- Не отходи от неё, - попросила мама и побежала за врачом.
Через минуту мама Саиды вернулась с врачом, но было уже поздно.
- Она закрыла глазки. Спит, наверное, - предположила Юля.
Врач пощупал пульс девочки и ответил.
- Да, ты права. Она уснула. Навсегда.
- Что, Саида умерла? - с ужасом спросила Юля.
Она посмотрела на девочку. До этого Юля никогда не видела, как умирают люди. Лицо Саиды стало спокойным. Выражение боли на лице исчезло. Казалось, она действительно спит. Мама Саиды вытащила куклу из рук умершей дочери и отдала её назад Юле.
- Возьми. Спасибо тебе.
- Не за что.
- Есть за что. Благодаря тебе и твоей кукле моя дочь не мучилась в последние минуты.
Юля взяла куклу и отошла в сторону. Голову Саиды накрыли простынёй. Её мама уже не плакала, она о чём-то напряжённо думала.
Через полчаса самолёт приземлился в Москве, чтобы через несколько часов вернуться обратно в Абхазию. Все вышли из самолёта, а мама Саиды нет.
- Вы что, не выходите? – спросил её врач.
- Нет, я возвращаюсь.
- Зачем? – удивился он.
- Похороню дочь на родной земле и запишусь в женский батальон ополчения. Я слышала, у нас есть такой. Буду мстить за дочь.
В Москве Юлю и её маму никто не ждал. У них не было никаких вещей, кроме документов и Юлиной куклы. В октябре в Москве уже холодно, а в Абхазии – жара. Поэтому в летней одежде они ужасно замёрзли, добираясь знакомых, которые приютили их в Москве.
Жизнь стала налаживаться, через полгода приехал Юлин папа, который всё это время провёл в окопах, спасая жизни раненых ополченцев. Юля выросла, вышла замуж, родила сына. Но каждый раз, взяв в руки свою Барби, она вспоминает ту раненую девочку в самолёте и ту проклятую бессмысленную войну, которая лишила её родины и дома.
0

#10 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 02 апреля 2016 - 13:49

№ 9

КАРТОШКА В МУНДИРАХ

Из маминых рассказов о войне

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Когда началась война, никто не думал, что фашисты так быстро продвинутся от западной границы в глубь страны и придут в наши лесные места. Нашу маму, которая была заведующей фермой, назначили ответственной за перегон скота со всего Зубцовского района Калининской области в Сергиев Посад. Она с сыновьями Аркашей и Мишей, девяти и семи лет, отправилась туда, не подозревая, что мы расстаёмся почти на полтора года. Фронт приблизился вплотную к Москве и отрезал им путь к возвращению. Позже я узнала, что отца в самом начале войны сразу же направили по партийной линии на организацию партизанского подполья. Остались мы с четырёхлетним братиком Ромой одни в доме. Пару раз, пока немцев ещё не было у нас, мы виделись с отцом. Он приходил под вечер, как стемнеет. Приносил нам гостинцы, вещи, еду. Эти встречи я помню так отчётливо, будто это было вчера. Наши войска отступали после тяжёлых боёв. Солдаты шли все пропыленные, мрачные, разговаривали мало. Отдохнут немного, поедят, что Бог послал, и снова в путь. Хозяйки давали им еду: домашний хлеб, масло, яйца, сало, молоко в крынках, картошку отварную, которую солдаты называли картошкой «в мундирах». Я спросила, почему они её так смешно называют. Их командир сказал, что так повелось картошку называть с давних суворовских времён. Русские солдаты на привалах, в перерывах между боями, часто пекли картошку на костре. С той поры и прозвали её картошкой « в мундирах». И картошка, оказывается, тоже помогала нашим храбрым воинам побеждать!

ФАШИСТЫ В НАШЕМ СЕЛЕ

Фашисты к нам нагрянули внезапно. Ехали открыто, организованной колонной по большаку. Офицеры на машинах, остальные на мотоциклах. Все были в красивой и ладной военной форме. Расселились по самым лучшим избам и стали требовать еды. «Яйки, млеко! Матка, давай!» - звучало в каждом доме. Это была какая-то ремонтная бригада. Солдаты население особо не беспокоили. По утрам немцы любили, сидя на крыльце, играть на губных гармошках и петь свои немецкие песни. Днём они ремонтировали повреждённую в боях технику. Мой братишка Ромка бегал на них смотреть и даже спел как-то солдатам уркаганскую песню о финском ножике. И где только он её услыхал? Я его за это отругала. Полюбился Ромка одному немцу-денщику их старшего офицера. Стал этот немец братика моего приманивать к себе и угощать. Мы ведь в ту пору уже начали голодать. Соседи наши хоть и подкармливали нас, чем могли, да побаивались к нам открыто приходить: мало ли, что? Ведь мы были председательские дети, как-никак. Вдруг немцы за это накажут? А этот немец, по фамилии Пиде, велел Ромке каждый день приходить за супом. «Роман, зуппе!» - звал он братишку по имени, с ударением на первый слог. И Ромка бежал к нему с большим кувшином. Приносил вкусный вражий суп, и мы его быстро съедали. Как-то раз Пиде подарил Ромке губную гармошку и кожаный ремень. Я его с этими подарками отправила обратно со слезами на глазах. А сама сижу и боюсь: вдруг немец разозлится на меня и накажет? Пиде пришел к нам в дом вместе с братишкой и, улыбнувшись, достал из кармашка своего кителя фотографию. Показал её мне. На снимке были дети: маленький мальчик - такой, как Ромка, голубоглазый и светловолосый, и кудрявая девочка, с виду, моих лет. Тогда я поняла, что Пиде очень скучает по своим детям, и в нас видит сына и дочку. Ничего плохого я про него не могу сказать. Он помог нам в то страшное время выжить.

КАРАТЕЛИ

Примерно через два месяца к нам в село пришли другие немцы. На них даже форма какая-то другая была. Это были специальные карательные отряды СС. Вместе с ними беда вошла в наш дом. Один из новых полицаев выведал, что мы с Ромкой - дети председателя колхоза. Солдаты немецкие пришли выгонять нас из дома. Стали всё добро выбрасывать из избы. Особенно им приглянулась материнская любимица - немецкая швейная машина. Я вцепилась в неё, а Ромка держался за мой подол. Немец рванул на себя машинку, а я изловчилась и укусила его за руку. Тогда он схватил Ромку и швырнул из окна. Ромка упал и повредил спину. С тех пор мой братик стал горбатым. Машинку я спасла, а Ромка так и остался на всю жизнь инвалидом.
Наш дом каратели сожгли. Тогда полыхали многие избы в деревнях вокруг. По любому малейшему доносу людей убивали. Молодёжь угоняли в рабство в Германию. Когда пришли холода, нам с Ромкой стало совсем плохо. В заброшенной развалюхе на краю деревни, где мы поселились после того, как фашисты сожгли нашу избу, было холодно. Печку топить нечем. В лес немцы не разрешали за хворостом ходить. Но я всё равно украдкой ходила, как стемнеет. Мы с братиком голодали. Радовались всему, что тайком приносили соседи. Ходили в ближние деревни и меняли там вещи на муку или картошку. А Ромка и вовсе милостыньку просил. По ночам нам снилась горячая картошка «в мундирах». Нам с голодухи казалось, что вкуснее нет еды. Вокруг нашего села шли ожесточённые бои. Оно несколько раз переходило от немцев к нашим. Как-то раз, отчаявшись совсем от голода, взяв топор, я поздним вечером пошла с соседскими мальчишками на поле, где они видели павшую лошадь. Над нами с ужасным воем летели на Москву фашистские самолеты. Было очень страшно. Я хватала соседа Миньку за руку и кричала, что есть сил: «Минька! Миленький, не бросай меня!» Он не бросил и помог мне отрубить лошадиную ногу. Помню, что нам было очень боязно: на этом поле вперемежку лежали, припорошенные снегом, убитые солдаты. Там были и фашисты, и наши советские солдаты. С кониной от лошадиной ноги я варила суп с остатками гороха и картофельными очистками. Его нам хватило на несколько дней.

ЗВЕРСТВА ФАШИСТОВ
Однажды мне добрые люди передали от отца весточку. Велели идти в соседнюю деревню и взять у одной нашей знакомой женщины муку, что прислал отец. На обратном пути я нарвалась на немецкий патруль. Отвели меня с мешком в комендатуру. Меня не били, а со словами: «Маленький партизан!» сбросили в глубокий и тёмный погреб. Там уже была одна незнакомая девушка. Она, обняв меня, всё успокаивала. Утром меня выволокли из погреба на допрос. Офицер спрашивал, а Настя - наша деревенская девушка, бывшая учительница немецкого языка из средней школы в Ракове, переводила мои сбивчивые ответы. Настя вела себя при немцах вызывающе. Крутила любовь с офицерами, каталась с ними на машине и распевала немецкие песни. Многих она погубила. Дела мои были плохи: я не знала, как себя вести, что отвечать. И тут мне на помощь пришла тётя Варя – мать переводчицы Насти. Она подозвала её к себе и строго сказала ей: «Побойся Бога, Настя! Ведь эта девочка совсем ещё ребёнок! Отпустите её!» Через день немцы отпустили меня и мешок с мукой вернули. Девушку, сидевшую в погребе со мной, через три дня повесили вместе с директором нашей школы и его женой – учительницей младших классов. Они были евреями. Но фашисты считали, что они партизанам помогали. Их перед казнью пытали, а потом водили по деревням для устрашения. На груди у них были таблички с надписью: «ПАРТИЗАН». Наш молодой директор стал совсем седым, а его жена уже не могла идти сама, её полицаи волокли за чёрные косы. Из всех окрестных деревень согнали на площадь бывшей центральной колхозной усадьбы народ на казнь. Люди стояли и угрюмо смотрели на виселицы. Мы с Ромкой не плакали, только ещё сильнее сжимали кулачки - от ненависти к врагам. Мы и другие деревенские ребята тогда поклялись, что никогда не забудем о тех зверствах, которые творили фашисты на нашей земле. Война не прекращалась, а мы с надеждой продолжали ждать, когда придут наши войска и освободят нас. Вот тогда, мечтали мы с Ромкой, соберёмся вместе с нашими друзьями и напечём вместе с солдатами фронтовой картошки «в мундирах» и наедимся, наконец-то, досыта!
0

Поделиться темой:


  • 2 Страниц +
  • 1
  • 2
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей