Литературный форум "Ковдория": «Полнолуние» - мистика или сказка для взрослых (до 20 000 знаков с пробелами). - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 4 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

«Полнолуние» - мистика или сказка для взрослых (до 20 000 знаков с пробелами). ПРОИЗВЕДЕНИЯ СОИСКАТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТСЯ по 29 ФЕВРАЛЯ 2016 г.

#11 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 06 января 2016 - 02:58

№ 10

МУРОМА

1
Анава сидела на берегу Оки. Был солнечный тёплый день, от воды дул приятный ветерок. Она окинула взглядом приокские просторы: заливные луга, над которыми разносился запах спелой клубники, и реку, полноводную, могучую.
Поселение их размещалось на возвышенности над пойменными лугами. Анава жила в маленьком домике с краю селища вдвоём с матерью. Отца загрыз медведь-шатун. Ей было четырнадцать лет, когда она стала главной кормилицей в доме. Издалека донесся голос Сыржи, подруга помахала Анаве рукой и поспешила навстречу. Они весело стали обсуждать игрища между селами, где им впервые предстоит принять участие.
За последний год Анава заметно подросла, похорошела. Русые густые волосы обрамляли её миловидное личико. Нежный и здоровый цвет кожи подчеркивал выразительность её глаз, излучающих доброту и жизнерадостность.
На первое игрище наши подруги собирались тщательно: надели новые льняные рубахи, подпоясались кожаными поясами с металлическими накладками и шумящими привесками в виде гусиных лапок. На голову надели венчики, обвитые бронзовой спиралью, на руки - браслеты и кольца. Они одобрительно посмотрели друг на друга и, довольные, побежали к месту сбора.

2
На лугу собрались уже около двух десятков молодых людей. В основном, это были соплеменники из близлежащих селищ, но были и чужаки. Это были три молодых парня, которые отличались от муромы как по внешнему виду, так и одеждой.
Анава слышала, что недалеко от их селища поселились славяне, пришедшие в их края с юга. Племя это было мирное, они не вмешивались в жизнь муромы, жили по своим обычаям, не навязывая никому своих порядков. И, потому как свободной земли было много, это не вызвало особого беспокойства у местного населения. Анава обратила внимание на одного из этих ребят, высокого красивого парня. У него были светлые вьющиеся волосы и синие бездонные глаза. Они познакомились. Чужака звали Славомир.
Он неплохо говорил по-муромски, а, если что-то не понимал, то, показывая на определённый предмет, называл его по-славянски, она озвучивала его название на своём языке. Ей было легко с ним общаться, как будто они давно знали друг друга.
Раздались звуки рожков и дудочек, девушки затянули песню, и они, взявшись за руки, пошли в хоровод. На следующий вечер они условились опять встретиться.

3
Анава с нетерпением ждала предстоящей встречи с Славомиром. Встретиться они договорились возле священного дуба. Это место ей очень нравилось. Она в детстве часто бегала сюда, особенно, когда было одиноко или неспокойно на душе. Она обнимала дуб и чувствовала, как силы возвращаются к ней. Они присели возле дуба, и Славомир стал рассказывать ей о себе, о местах, где они раньше жили. Он рассказал, что на их деревню ночью, когда все спали, напали печенеги. Они подожгли дома, а жителей или убили, или увели в рабство. Только немногим, в том числе и его семье, удалось скрыться.
Анава рассказала ему об отце, каким он был хорошим охотником и как его уважали соплеменники. Вспомнила тот день, когда им с матерью сообщили о его гибели, как кричала мать от горя и после этого случая она стала слаба здоровьем, а ей пришлось самой вести хозяйство.
Славомир прижал её к себе и поцеловал. У неё закружилась голова, и она словно растворилась в нём, в его жарких объятиях. Так они просидели до самой зари, и не хотелось им расставаться. Но нужно было идти немного поспать, так как у обоих наутро было много работы.

4
Утром Анава с Сыржей собрались в лес за ягодами. Они взяли лукошки, немного хлеба и весело зашагали по знакомой тропинке. Подруги весело болтали, обсуждали вчерашний вечер.
Вдруг они услышали конский топот, а, обернувшись, увидели, что за ними гонятся всадники. Это были булгары. Подруги кинулись врассыпную. Анава бросила лукошко и помчалась, что было мочи. Вдруг она почувствовала, что земля уходит у неё из-под ног, и провалилась в яму. Это была ловушка для животных, которые обычно делали охотники. Она была прикрыта хвоей, и Анава на бегу её не заметила.
Она услышала, что всадники проскакали мимо, а затем раздался крик Сыржи, и Анава поняла, что подругу схватили булгары. Когда всё стихло, Анава с трудом вылезла из ямы. Пройдя немного, она увидела лукошко и головной жгут Сыржи. Сердце сжалось от боли, и слезы градом полились из её глаз.
Стало темнеть, в лесу всё зашумело, зашевелилось. Анава знала, что нежить, обитавшая в лесах, хоронится в чащах, а с темнотой выходит на «охоту» и немало людей возвращалось в страхе или вовсе пропадало бесследно.
Вдруг она увидела маленького старичка в похожем на шляпку гриба колпаке. Он стал звать её, заманивая всё дальше и дальше в глубь леса. Это был Аука - дух, любящий сбивать людей с пути.
Близко он к ней не подходил, так как боялся шумящих украшений в виде гусиных лапок, которые были нашиты на её одежде. Лес всё сильнее шумел. Бродячие деревья протянули свои ветви, пытаясь разорвать её на части. Из-под коряг и дупел деревьев она увидела мерцающие зелёные глаза лесавок – ушастых крошечных старичков и старушек, которые тут и там пугали её своим видом. Анава бежала во всю прыть, призывая на помощь богов, сжимая в руке амулет, отпугивающий злых духов. Наконец-то она выбралась из леса и смогла перевести дух.
Вернувшись в селище, она рассказала о случившемся, и все горько оплакивали Сыржу, так как не было ещё случая, чтобы кто возвратился из плена булгар.
Понемногу всё вошло в своё русло, жизнь продолжалась.

5
Однажды Анава услышала, что из Киева пришла дружина и они собирают дань с муромских поселений. Такое уже случалось в памяти Анавы. Дружинники регулярно наведывались в их края. Соплеменники отдавали им пушнину, мёд, воск, и они с миром уезжали до следующего раза.
Но в этот раз в поселениях, где проживали славяне, они забирали с собой молодых ребят, желающих отправиться в поход на Хазар. Когда в их селище днём появился Славомир, Анава поняла: что-то произошло.
Она пригласила его в дом, угостила ржаным пивом, и он сообщил, что хочет записаться в дружину, чтобы идти на хазар. Он поведал, как дружинники рассказывали, что из таких походов привозят много золота и драгоценностей. А он хочет на ней жениться и привести её в богатый дом, где она ни в чём не будет нуждаться.
- Ничего мне не надо, я хочу, чтобы ты был рядом,- сказала Анава.
Он обнял её и поцеловал. Она посмотрела ему в глаза и поняла, что его не переубедить. Сегодня будет их последняя перед походом ночь, и они условились встретиться возле дуба.
Когда Анава пришла, Светомир уже был на месте. Видно было, что он волнуется, думает о предстоящей разлуке. Они обнялись и слились в поцелуе. Дуб своими раскидистыми ветвями защищал их от посторонних глаз. Анава дала понять, что хочет близости, и мир перестал существовать вокруг них. Они жадно наслаждались друг другом и не заметили, как наступило утро.
- Пусть боги хранят тебя,- сказала Анава,- а я буду тебя ждать.
Светомир в последний раз поцеловал её и ушел не оборачиваясь. Анава долго смотрела ему в след, и сердце сжималось от тоски и какого-то смутного предчувствия. Дня не проходило, чтобы она не думала о нём, но жизнь вносила свои коррективы.

6
Зимой заболела мать. Шаман делал заклинания, давал разные снадобья, но тщетно. Матери становилось всё хуже и хуже, и вскоре она ушла в страну мёртвых. Анава тяжело переживала смерть матери, часто ходила на место её погребения.
Однажды, когда она в очередной раз пришла навестить её могилу, неожиданно появились булгары. В один миг всадник схватил её крепкими руками, затащил на лошадь, и они поскакали. Анава не знала точно, сколько они скакали, только дорога была очень тяжёлая. В основном, это были дремучие леса.
Наконец, они прискакали в аул. Её завели в жилище - это была круглая юрта на кольях, с очагом посередине. На время её оставили одну. Она слышала, что за юртой о чём-то оживлённо разговаривают мужчины.
Затем вошли двое: один был всадник, который её украл, а другой – мужчина лет тридцати. По внешнему виду мужчина был богатый: на нём был дорогой кафтан, башлык и сапоги. Он внимательно осмотрел Анаву, даже заглянул ей в рот. Как видно, она ему понравилась. Он отдал деньги всаднику, а ей приказал идти за ним.
Её завели в небольшую юрту на другом краю аула. Внутри было тепло, горел очаг. На полу лежали шкуры животных, возле стены - небольшой настил, покрытый мехами. В юрту вошла пожилая женщина. Мужчина дал ей какие-то поручения и вышел из юрты.
Женщина немного говорила по-муромски. Она сказала, что её зовут Айбике, и что Анаве повезло, что её выбрал хозяин аула – патша Бырак.
- Если будешь вести себя хорошо и понравишься патше, - продолжала Айбике,- то у тебя будет своя служанка, много украшений. А если будешь вести себя плохо, то сама станешь служанкой или того хуже – останешься без головы.
Она согрела воды, помогла Анаве помыться, дала чистую одежду и покинула юрту. Анаве нужно было собраться с мыслями. Она знала, что без Славомира жить не сможет, но, чтобы иметь возможность убежать из плена, она должна быть хитрее. Усталость от долгой дороги дала о себе знать, она прилегла на настил и словно провалилась в забытье.
Проснулась она от какого-то шороха. Открыла глаза и напротив себя увидела Бырака, который снимал с себя кафтан и сапоги. Он сел рядом с ней, ни слова не говоря, развязал её халат и одобрительно осмотрел её тело. Без слов он «взял» её, и, сделав своё дело, оделся и вышел. Так продолжалось целую неделю, каждый вечер он приходил к ней. Анаве было противно с ним спать, от него плохо пахло, но она знала, что ей нужно выдержать.
Постепенно она стала понимать речь булгар. Айбике оказалась доброй женщиной. Она рассказала, что у Бырака есть ещё три жены. Одна, и самая любимая, тоже муромка. Она недавно родила ему сына. Анава попросила Айбике, чтобы та вывела её на прогулку. Ей хотелось увидеться с соплеменницей. Они прошлись по аулу, подышали свежим воздухом, но в юрту, где жила любимая жена Бырака, Айбике её не пустила. Она сказала, что скоро будет праздник и тогда она всех увидит.

7
Праздник был по случаю прихода весны, на улице ещё лежал снег, но солнце уже припекало по-весеннему. Айбике помогла Анаве одеться, и они направились в центр аула, где уже собралось много народа. Все присутствующие наблюдали за борьбой двух молодых ребят. Анава озиралась по сторонам. Она видела, что мужчины увлечены борьбой, громко кричат, подбадривая того борца, за которого болеют. Ребятишки тут же бегают друг за другом наперегонки. Женщины стоят в стороне и тихо о чём-то разговаривают. И вдруг она ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Это была Сыржа. Анава чуть не закричала от радости, но Сыржа приложила палец к губам, давая понять, чтобы та молчала. Сердце сильно забилось: того и гляди - выскочит из груди. Всё внутри Анавы ликовало – Сыржа жива!
Когда началось соревнование наездников, все присутствующие начали громко улюлюкать. Сыржа подошла к Анаве и тихо прошептала, что она придёт к ней, когда мужчины уедут в очередной набег. Анава с нетерпением ждала прихода подруги, и вот, наконец, настал тот день.
Сыржа пришла очень рано, когда ещё все спали. Она разбудила Анаву. Подруги обнялись, и слезы полились у них из глаз. Сыржа взяла себя в руки и спросила, что она собирается делать дальше? Анава, не задумываясь, ответила, что, как только появится возможность, она убежит отсюда.
- Ты со мной? - спросила она подругу.
Сыржа отрицательно покачала головой. Она сказала, что слишком поздно. У неё маленький ребенок, и она не сможет его оставить.
- А тебе я помогу, - тихо добавила она. - Как только стемнеет, я приведу тебе коня. Ты должна быть готова к отъезду. Мужчин не будет в ауле ещё два дня. За это время ты должна проскакать как можно дальше от этих мест. Иначе ты умрёшь страшной смертью.
Оставаться было небезопасно, и они распрощались до вечера. Как стемнело и в ауле наступила тишина, Сыржа подвела коня к юрте подруги.
Они обнялись, Анава вскочила на коня и осторожно поскакала туда, куда указала Сыржа.

8
Выехав из аула, она пришпорила скакуна и помчалась во всю прыть.
Было темно, страшно от того, что она не знает дороги, страшно встретить волков в лесу, а ещё страшнее - встретить булгар. Она безумно устала, но гнала и гнала коня.
Солнце уже стояло высоко над головой, как вдруг впереди она увидела избушку на высоких сваях. Подъехав поближе, она крикнула: «Есть кто живой?»
Ответа не последовало. Анава сошла с коня, привязала его к дереву и вошла в избушку. Было темно, и она ничего не могла разглядеть, но постепенно глаза привыкли. Она увидела печь, стол, на стенах много полок, на которых стояли горшки с какой-то жидкостью. Кругом висели сушёные травы и грибы, и от этого в избушке стоял терпкий запах. Она присела на скамью, тело ныло, её била мелкая дрожь. Глаза сомкнулись, и она уснула.
Она проснулась от того, что её кто-то тряс за плечи. Анава открыла глаза и упала в обморок. Когда она очнулась, то увидела перед собой старуху, такую древнюю, каких она никогда в своей жизни не видела. У неё были седые лохматые волосы, большой длинный нос, изо рта торчали два клыка. Ногти на руках были такие длинные, что стали загибаться. Она была похожа на Йому или бабу Ягу, как называл её Славомир. Старуха спросила скрипучим голосом:
- Ну, что очнулась? Рассказывай, кто ты такая? Зачем пожаловала?
Анава коротко рассказала свою историю и опять чуть ли не потеряла сознание.
- Да у тебя жар! - сказала старуха и дала ей какую-то жидкость.
Анава не помнит, сколько прошло времени. Она то приходила в себя, то вновь теряла сознание. Когда она открыла глаза, то услышала голос старухи:
- Ну, теперь будешь жить.
Оказывается, уже две недели старуха боролась за её жизнь, и, наконец, болезнь отступила. Она дала ей поесть похлебки, и Анава почувствовала, как голодна. Поев, она поблагодарила старуху и спросила, как её зовут и почему живёт в лесу одна.
- Много будешь знать - скоро состаришься,- ответила старуха,- поживи пока у меня, а я подумаю, что с тобой дальше делать.

9
Поздно ночью Анава проснулась от какого-то странного шума. Избушка ходила вся ходуном. Йомы (так Анава про себя стала называть старуху) дома не было. Она выглянула в окно, и от страха внутри у неё всё похолодело.
На небе была полная луна, которая освещала поляну перед домом. Йома принимала гостей. По всей видимости, здесь собрались представители как подземного мира, так и низшие духи лесов и болот.
Анава стала прислушиваться и наблюдать за происходящим. Гости по очереди подходили к Йоме и приветствовали её как хозяйку праздника.
Вот появился леший с седыми длинными косматыми волосами, в рубахе красного цвета, обут был в лапти. Он поздоровался с Йомой и сел возле кикиморы. Водяной (старик с зелёными волосами, рыбьим хвостом) пришёл в сопровождении множества своих жен-русалок. Рядом расположились утопленницы, находящиеся у них в услужении.
Здесь были разные чудища со свиными рылами и с козлиными рогами. Когда все собрались, началось веселье. Всё кругом стрекотало, смеялось, шумело. Вдруг всё резко замолчало, прекратилось всякое движение. Появилась Кожлаава - хозяйка леса. На пир она пришла не одна, а привела с собой незадачливых путников, заблудившихся в лесу, о ком говорили, что пропали бесследно - ушли и не вернулись.
Теперь эти бедолаги были обречены и представляли собой праздничный ужин для всей этой нечисти. Анаве стало страшно: что будет с ней? Как избежать такой же участи? С ней были амулеты, заговоренные шаманом, но она не была уверена, что это может её спасти.
Вдруг она услышала, как Кожлаава обратилась к Йоме, почему та прячет у себя девушку и не желает поделиться добычей? Кровь остановилась в жилах у Анавы, но она услышала, как старуха сказала, что ей нужна помощница, и она оставляет девушку у себя. Что было дальше, Анава не помнит - она потеряла сознание. Очнулась, когда уже было светло и солнечный свет освещал избушку. Йома стояла рядом и смотрела на девушку.
- Все, что ты видела, забудь, а я тебе помогу,- сказала старуха. -Ты сильная и избрана богами, от тебя пойдёт новый народ.
Анава толком не поняла, про что ей твердила старуха. Главное - она услышала, что она ей поможет добраться домой. Старуха вывела её на дорогу и сказала, чтоб она не сворачивала с неё.
- А про меня никому не рассказывай, - сказала она,- никто не должен знать, где я живу.
Анава пообещала никому не говорить и поскакала по дороге, указанной старухой.

10
В это время Славомир с дружиной под руководством князя Святослава подходили к столице Хазарского каганата – Итилю. Путь был пройден большой. Сначала они двигались на ладьях по Оке, затем - по Волге, конница – вдоль побережья по суше. Князь подбирался к границам каганата исподволь, собирая на каждом шагу союзников. Они расположились на ночлег, чтобы рано утром нанести решающий удар.
В минуты отдыха Славомир вспоминал Анаву. Конечно, он мог остаться с ней - ведь насильно его никто не гнал в этот поход.
Дело не только в том, что он хотел иметь средства для достойной жизни, как это он объяснил Анаве. Но как славянина его не могло не волновать, что хазары регулярно совершали набеги на земли славян, обложили их данью. Да и воевать в дружине под командованием князя Святослава - большая честь. Это был великий воин, стратег. Война для Святослава была смыслом жизни, страстью, без которой он не мог существовать. Рано утром, достигнув столицы каганата, князь с дружинниками атаковал войско и разбил его.
Хазары не ожидали удара со стороны севера. Их дезорганизовал подобный манёвр, и поэтому они не смогли достойно организовать оборону. Огромная Хазарская империя была развалена. Князь по достоинству отблагодарил своих дружинников, и с честью они отправились в обратный путь.

11
Славомир считал минуты до встречи с любимой. Вернувшись в родные края, даже не успев наговориться с родичами, он отправился в селище Анавы. Но какое же разочарование ждало его, когда он услышал об её исчезновении. Никто толком не мог объяснить, что с ней случилось.
Он уже собирался уходить, как кто-то закричал:
- Смотрите: из леса мчится всадница!
То, что это была женщина, сомнения не было. Длинные волосы развевались на ветру. Сердце сильно забилось в груди Славомира. Он интуитивно почувствовал, что это она. Он бросился ей навстречу, ничего не замечая на своем пути. Это была Анава, уставшая от долгой дороги, измождённая голодом и испытаниями, выпавшими на её долю, но по-прежнему красивая и родная.
Он помог ей сойти с коня, привлек её к себе и дал ей возможность выплакаться, облегчить свою душу. Соплеменники были рады встрече с Анавой, обнимали её, расспрашивали, о том, что с ней произошло.
Она коротко рассказала о пленении булгарами, о том, как Сыржа помогла ей бежать, и о долгой дороге домой. Почувствовав, что она еле держится на ногах, народ стал расходиться, оставив их вдвоём. Им много надо рассказать друг другу.
Они ни на минуту не хотели расставаться, и Славомир предложил Анаве начать новую жизнь в его племени. Она не возражала, так как видела в нём защиту и любовь.
Ей вспомнились слова Йомы, что она даст жизнь новому народу. Теперь ей эти слова не казались такими странными. Она улыбнулась счастливой улыбкой и шагнула навстречу судьбе.
0

#12 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 11 января 2016 - 23:54

№ 11

БЕЗЗВУЧИЕ

... Да простит меня мой любимый Михаил Афанасьевич! Но что только в голову не придёт на 3-й день после реанимации, ночью, между 00.00 и 03.00 часами. Да и М.А. - всегда звал нас к размышлениям ... Итак.
…Блистательная Маргарита Николаевна открыла в Домике с венецианским окном и вьющимся виноградом, который подымается к самой крыше, литературно-художественный салон «Белая Хризантема». И вечерами в салоне собираются толпы художников, поэтов, философов, композиторов, историков и литераторов. Все – сплошь с мировой известностью и громкими именами. Толпы расточают комплименты и прикладываются к ухоженной ручке с восхитительным маникюром неизменно красивой и любезной Хозяйки.
…Мастер в своей неизменной чёрной шапочке с жёлтым вензелем «М», пыхтя и чертыхаясь, очиняет гусиные перья при свечах в каморке под лестницей, ведущей на второй этаж. Вместо Вечного Покоя, по настоянию нетерпеливой Маргариты Николаевны, Мастер трудится над продолжением своего Романа о Понтии Пилате - сыне короля-звездочёта, жестоком 5 прокураторе Иудеи по прозвищу «всадник Золотое Копьё». Роман, который до безумия полюбила его теперь уже явная жена… По мысли Маргариты Николаевны, Продолжение должно быть Вечным, таким же, как и сам Роман. Поэтому по убедительной просьбе всё той же Маргариты Николаевны Мастер пишет на жаропрочном пергаменте и несмываемыми чернилами…Так что работы у Мастера хватает…
А в бывшем уютном кабинете Мастера неугомонная Маргарита Николаевна создала музей Творчества и жизненного пути своего возлюбленного. Где её именитые гости распивают спиртные напитки, играют в девятку, слушают прекрасную музыку маленького камерного оркестрика и ведут бесконечные беседы и дискуссии о многочисленных тайнах Романа о Понтии Пилате, 5 прокураторе Иудее, который корпел в этой проклятой должности во времена правления императора Тиберия
… Иногда они развлекаются, бросая дротики для дартса в огромный, во весь рост, парадный портрет критика Латунского …
Изредка Мастера извлекают из каморки, Маргарита Николаевна заботливо выбивает из него пыль и представляет своим замечательным гостям. Все в восторге! Урезывается марш, слышится звон бокалов и восторженные крики: «Браво! Es ist fantastisch! Это не Роман – это Кирпич! Dies ist eine kolossale! Aquila non captat muscas!!!» Мастер слабо улыбается, немного кланяется, пожимает несколько десятков потных ладошек, и его торжественно провожают в каморку к часто коптящим свечам и жаростойкому пергаменту …
… Уже под утро в своей каморке, привычно прилипая засаленным колпаком к подушке, ютясь и ворочаясь на маленьком диванчике, слушая доносящиеся откуда-то сверху пьяные голоса, хохот и уже нестройную музыку, Мастер тихо шепчет: «О, Боги, Боги! Верните меня в мою совершенно отдельную квартирку от застройщика с передней и с раковиной с водой, с маленькими оконцами над самым тротуарчиком, где напротив, в 4-х шагах под забором, росли сирень, липа и клён… Где я был безвестен, беден и даже болен, но безумно счастлив со своей любимой женщиной …»

***
… Есть ещё один любопытный персонаж. Наталья Прокофьевна. Белокурая красавица, домработница Маргариты. А что же она? Вдоволь нашалившись на Броккенских болотах, верная Наталья Прокофьевна загрустила о своей любимой и щедрой когда-то хозяйке. Какое-то тайное женское чувство подсказывало ей, что при покровительстве Маргариты Николаевны можно найти себе занятия поспокойнее, чем сигать нагишом через костры в поганых немецких болотах в кампании всякой нечисти… Непостижимым образом, с некой оказией, бывшая домработница отправила весточку в Дом с венецианским окном и виноградником до крыши с просьбой о протекции. Маргарита Николаевна прониклась и всё-таки попросила ЕГО, хотя, как известно, ни о чём и никогда не просила сильных мира сего и иного. ОН, естественно, никогда не посещал её салон: ведь вся эта история с балом в Москве была всего лишь крошечным эпизодом в ЕГО бесконечных путешествиях во Временах и Пространствах. Но – не отказал.
…Так, Наталья Прокофьевна вновь оказалась рядом со своей любимой хозяйкой. Вышла замуж за бывшего оруженосца Бретонского графа Ренна Конана I, знаменитого отравителя 10 века (видимо, сказалась тайная страсть Натальи Прокофьевны ко всему тайному и экзотическому), и хлопотала по хозяйству, помогала Маргарите Николаевне принимать гостей и убирать за ними. Бывший оруженосец же стал исправным садовником и тщательно ухаживал за любимым виноградником Мастера …

***
Если долго слушать беззвучие, то можно услышать… Жужжание. А что делать? Ведь невероятные приключения закончились… Но как-то хочется верить, что закончились почти. То есть – не навсегда …
0

#13 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 26 января 2016 - 23:53

№ 12

КАК РАСШИРЯЛИСЬ ГРАНИЦЫ

Ян сидел у окна-иллюминатора и с удовольствием рассматривал открывшуюся перед глазами картину. Он любил эти утренние часы, когда организм, отдохнувший за ночь, ещё не напоминает о возрасте обычным способом: то где-нибудь хрустнет сустав, то «вступит в поясницу», то заноет в груди… «С возрастом организм изнашивается, как любой механизм, а организм человека – биологический механизм» – как-то спокойно и равнодушно подумал он, словно думал не о своём теле, а об автомобиле или стиральной машине. Скоро Солнце осветит Землю, а пока Ян любовался на звёздное небо. В городе такое небо не увидишь… Чёрное небо с мириадами звёзд – действительно, бескрайнее…
Ему вспомнилось детство, то время, когда он впервые начал познавать мир и осваивать пространство. Они жили в старом бревенчатом доме, почерневшем от времени, на окраине города. Родной дом казался маленькому Яну большим. Во дворе, возле сарая, росла большая липа, что было удивительно для их явно не южных краёв (кажется, это была единственная липа в их городке). И Ян однажды забрался на неё, почти на вершину, но не смог слезть, и отцу пришлось доставать длинную лестницу из сарая и снимать его с дерева. С верхушки дерева их дом, стоявший посреди участка с садом и огородом, показался уже не таким большим, каким казался на земле. Да и участок, огороженный высоким деревянным забором, тоже как бы уменьшился в своих размерах.
А когда он вместе с сестрой Яной, которая была младше его на полтора года, устраивали игру в прятки, то заранее договаривались, где нельзя прятаться. На большом приусадебном участке можно было так спрятаться, что не найти. Мать тогда устроила трёпку Яну, и долгое время на эту липу никто, кроме кота Бума, больше не забирался. А Бум почему-то любил это дерево. И каждый день летом обязательно несколько часов проводил на нём в дрёме, спрятавшись на ветке среди густой листвы. И спускался вниз, только когда проголодается.
Бум было сокращённое от Бумбараша. Отец любил этот старинный фильм, а кот ему почему-то напоминал главного героя. Звать кота каждый раз «Бумбараш!» было слишком длинно. И все перешли на более удобное сокращённое Бум. Потом недалеко от их одноэтажного деревянного дома построили кирпичную громадину – двадцатиэтажный жилой дом в виде башни. Город разрастался.
Отец ещё тогда переживал, что этот дом будет бросать тень на их огород и урожаи с него уменьшатся. А урожай картошки и различных овощей – капусты, морковки, свеклы, редьки (зелёной и чёрной), репы, тыквы (из которой мать делала отличную кашу на молоке), огурцов и помидоров – был серьёзным подспорьем в жизни. При социализме продуктов в магазинах было мало и прожить без своего подсобного хозяйства простым людям было невозможно. Поэтому такое развитие в то время получило дачное движение.
В доме был большой подвал, оборудованный полками для банок с соленьями и вареньями и ларями для закладки картошки и овощей. И весь этот урожай по осени складывался туда на хранение. И в длинные холодные зимы очень хорошо помогал… Отец боялся, что строящаяся огромная многоэтажка заслонит солнце и урожаи уменьшатся. Но этого не произошло, кажется…
Они с мальчишками, несмотря на запреты взрослых, лазали по стройке с риском для жизни. И тогда он впервые увидел мир с двадцатого этажа. Их дом сверху тогда показался небольшим и беззащитным. А границы его маленького мира раздвинулись. И Ян увидел, что, кроме их двора и короткой улицы, утопавшей в тени высоких деревьев и носившей почему-то странное название «улица имени 8-го марта», есть большой город, раскинувшийся на берегах реки Ручейки, застроенный невысокими, в основном одноэтажными и двухэтажными домами… Ян вспомнил, что, впервые узнав название улицы, посмотрел на отрывной календарь, висевший на стене (было 17 июля), спросил у матери:
- А есть улица «Имени 17-го июля»?
- Нет, – ответила мать, – есть только улицы, посвящённые праздникам: «имени 8-го марта», «имени 1-го мая», «имени 7-го ноября», «имени 23 февраля». Наверное, в исполкоме очень боятся дать новым улицам политически неправильное название. А название из календаря не может быть идеологически неверным – тут не ошибёшься.
- А я думал, что с каждым новым днём название нашей улицы меняется. Сегодня - «имени 17-го июля», а завтра - «имени 18-го июля».
Мать тогда очень смеялась и вечером рассказала отцу. Отец тоже смеялся…
- Ян Дормидонтович! – обратился к нему стюард и отвлёк от воспоминаний, – завтрак подавать?
- Да, Павел, подавай.
Отца Яна звали удивительно: Дормидонт – патриархальное и немного смешное имя. А уж редкое – точно. Отцу оно не нравилось, поэтому он часто попрекал своего отца, деда Яна:
- Ну, старый, отчебучил. Это ж надо: назвать Дормидонтом! Да у меня это имя в строчку не вмещается, когда анкеты заполняю. Да ещё с фамилией Михайловский - Дормидонт Леонидович Михайловский! Были случаи, когда мне приходилось из-за этого документы переписывать: Ф.И.О. не вмещалось в отведённое место. Да и людям выговаривать его тяжело, когда ко мне обращаются. Люди удивляются и смеются втайне. А в школе так и вообще дразнили: Дормидонт – мастодонт!
Дед, которого звали вполне пристойно – Леонид, оправдывал это тем, что его деда так звали (твоего прадеда). Это было в роду традиционным именем, и, чтобы оно не затерялось во времени, он и назвал одного из своих сыновей Дормидонтом. Тем более, что в стародавние времена это имя не считалось каким-то зазорным. Но отец так и не полюбил это имя. И для того, наверное, чтобы у его сына не было проблем с заполнением анкет, подобрал ему наиболее короткое имя – Ян. Дед протестовал, говорил, что имя Ян не русское, а польское, и костромичам негоже так зваться, намекая на Ивана Сусанина. Но отец Дормидонт был непреклонен:
- Ян Дормидонтович! А что, хорошо звучит…
Следуя этому принципу, впоследствии отец и дочку назвал так же: Яна.
- А что, Ян и Яна, брат и сестра – оригинально звучит!
- Ну, уж девчонку мог назвать как-то по-другому. Есть же русское имя Оля, – рассердился дед.
Он просил мать, чтобы не разрешала девочку назвать Яной. Но матери имя Яна понравилось, и она не стала конфликтовать с отцом.
- Оля – сокращённое имя, а полное – Ольга, что слишком длинно для такого отчества, – парировал Дормидонт, – сам виноват... Вообще, я сначала хотел дать дочке имя ещё короче – из двух букв, как и Ян.
- Это ещё что за имя? – удивился и насторожился дед Леонид, – небось, какое-нибудь новомодное, вроде… Гы? Гы – гы!
- Нет, обычное распространённое имя: Ия.
- Как? – вновь удивился Леонид. – Ия? Так тогда может лучше и Яна переиначить в «Иты»? Брат и сестра: Ия, Иты. Бесподобно и, точно, ни у кого такого уж нет…
Насмешки отца Дормидонт переносил легко и продолжил:
- А потом подумал, что сын и дочь Ян и Яна – это очень красиво…
- Так ведь «Ия» и «Иты» тоже хорошо звучит, оригинально… – насмешничал дед, делая ударение в слове Ия на букве «я».
Мать рассказывала, что дед потом долго не разговаривал с отцом, называя его в шутку польским агентом.
Стюард принёс поднос с завтраком. Завтрак был вполне земным и сытным: бутерброд с колбасой, лёгкий овощной салатик, скворчащая яичница на сковородке, йогурт с маленькой круглой булочкой из сдобного теста и сладкий кофе со сливками. Просто, но вкусно. Ян с аппетитом поел.
Солнце осветило край Земли. Ян посмотрел в окуляр электронной оптической системы. Стюард собирал со стола грязную посуду. Ян сказал:
- Сколько наблюдаю рассвет на Земле, никак не могу привыкнуть. Завораживающая картина. Граница между светом и темнотой передвигается по поверхности Земли и люди просыпаются. Миллионы людей…
- Да, – согласился стюард, – мне тоже нравится. Он собрал посуду, протёр стол и тихонько вышел. «Вышколенный стюард. Это хорошо», – отметил Ян и взглянул на часы. До начала намеченного на девять часов совещания оставалось немного времени, и Ян стал вспоминать дальше.
Их город полюбился воздухоплавателям на воздушных шарах. Каждое лето здесь проводились то ли соревнования, то ли слёты воздушных шаров. И стартовали они с поля, на краю которого стоял родительский дом. Мальчишки да и девчонки сбегались чуть ли не со всего города к началу стартов. Они наблюдали из-за низкой ограды, как воздухоплаватели разжигают газовые горелки и надувают воздушные шары горячим воздухом. Шары медленно раздувались, и из вороха ткани, лежавшего на земле, сначала только возникали очертания, а потом появлялся во всей красе крутобокий, разрисованный яркими красками воздушный шар.
- Рождение воздушного шара, – прокомментировал кто-то.
Потом они поднимались над полем и медленно плыли в воздухе, создавая ощущение сказки. Яну очень хотелось подняться в воздух в корзине шара.
- Дяденька, возьмите меня с собой! – попросился он.
- Нельзя, малец, ты ещё слишком мал. Подрасти надо, – ответил ему стильный воздухоплаватель в кожаной куртке и очках.
Таких же, которые носили лётчики на заре воздухоплавания. Под стать старинной моде у него были толстые усы тоже по моде того времени. И воздушный шар тогда улетел без него.
Целый год Ян с нетерпением ждал очередного слёта. На следующий год Ян узнал усатого воздухоплавателя и подошёл к нему.
- Дядя, я подрос за год! – радостно сказал он.
- Поздравляю, – ответил воздухоплаватель, – все подросли за год.
- Так мне теперь можно с вами?
Воздухоплаватель посмотрел внимательно на Яна и, кажется, вспомнил:
- А-а… Так это ты, малец?
- Я, я, – радостно закивал головой Ян.
- Ну, что ж, раз обещал… Полезай в кузов, то бишь в корзину!
- Ура! – с радостным криком Ян забрался в корзину.
Сестра Яна грозила ему пальцем из-за ограды: «Я всё маме расскажу!» Но Ян её не послушал. Шар поднимался выше и выше, и Земля всё становилось меньше и меньше, а горизонт уходил всё дальше, как бы расширяя границы. Дома стали маленькими квадратиками и прямоугольничками, а высокие деревья – маленькими кустиками. Машины ехали по извилистым улицам-тесёмочкам, словно игрушечные… А река Ручейка, казавшаяся такой широкой и полноводной, превратилась если и не в тонкую ниточку, то в голубую ленточку, петлявшую среди зелёных холмов…
С высоты оказалось, что их город не такой уж и большой. Чёткая граница между городом и окружающими полями и лесом с западной стороны была хорошо видна. «Как странно, – подумал он тогда, – весь наш город с улицами, домами и рекой полностью вместился в один взгляд!»
- Нравится, малец? – спросил усатый рулевой, управляя горелкой.
- Нравится! – с восторгом закричал Ян. – Мы летим! Мы летим!
- Тише, ты, громкоголосый! Так и оглохнуть недолго. Но вот насчёт того, что мы летим, я бы не согласился. Летают птицы, самолёты, ракеты. А мы скорее парим, а ещё точнее – плывём по воздуху, или в воздухе. Мы – воздухоплаватели.
- А какая высота? – спросил Ян.
- Сейчас двести двадцать метров.
- А выше нельзя подняться?
- Можно… Но есть опасность, что унесёт куда-нибудь. Там, вверху, сильные воздушные потоки… Могут встретиться и унесёт.
- Дядя, а как Вас звать? – спросил Ян. – Меня – Ян.
- А меня… Зови меня Воздухоплавателем.
Он пришёл домой, когда начинало темнеть – шар улетел далеко. Мать задала ему трёпку, а отец сурово поговорил. Но не бил. И тогда впервые в жизни у него проскользнула мысль о том, что, может быть, мир не такой огромный, как кажется? Просто люди очень маленькие, и оттого всё вокруг представляется большим?
Потом он долго не летал и эта крамольная мысль забылась. Летать ему понравилось. На воздушном шаре он испытал ни с чем не сравнимое чувство – никогда на земле он его не испытывал. И отдать себе отчёт, что это за чувство, или как-то описать его, он не мог. Но понял тогда, в детстве, чем будет заниматься во взрослой жизни: будет летать. Правда, на следующий год, помня суровые наставления отца, в очередной слёт воздушных шаров он не полетел с Воздухоплавателем. Но вручил ему свой подарок, который сделал сам. На куске дубовой доски он вырезал воздушный шар и раскрасил его так же ярко, как раскрашены они были в натуре. Ян с раннего детства увлёкся резьбой по дереву. Родители поощряли это увлечение и покупали ему различные инструменты: пилки, стамесочки, долотца, специальный электроинструмент с мелкими фрезами и свёрлами…
- А что… Развивает фантазию, художественные навыки и отвлекает от улицы, - говорила мать и отец соглашался:
- Правильно, может, художником станет! А то всё одни технари, работяги, да учительницы в семье…
- Вот-вот, – вмешался в разговор дед Леонид, – как раз его прапрадед Дормидонт, которого вы так не любите, богомазом был – иконы рисовал. Во многих храмах нашего города да и в области есть его иконы!
- Как богомазом? – удивился Дормидонт, – ты никогда об этом не говорил.
- Конечно, – ответил Леонид, – попробуй вам скажи – вы же все партийные были, члены парткомов, профкомов и райкомов… Религия у вас не в почёте была: опиум для народа… Но Ян так и не стал художником, хотя своё увлечение сохранил на долгие годы, но потом жизнь и дела отодвинули это увлечение на второй план.
Воздухоплавателю подарок понравился.
- Молодец, – сказал он, разглядывая подарок, – красиво сделал и с подробностями, как на настоящем шаре. Ну, что, полетим?
- Нет, мне нельзя, – ответил Ян. – Родители не разрешают.
Он оглянулся назад – в толпе зрителей стояла Яна и махала ему рукой. В этот раз воздушный шар улетел без него.
Следующий полёт, когда для него произошло очередное расширение границ Вселенной, состоялся нескоро. Ян учился в университете, и после третьего курса он полетел в Америку по студенческому обмену. Маршрут самолёта был проложен по дуге большого круга через Скандинавию, Исландию, Гренландию и дальше - над Атлантикой вдоль побережья Северной Америки. Высота полёта – одиннадцать тысяч метров – позволяла взглянуть на Землю так, что, казалось, смотришь на глобус: берега Норвегии, изрезанные причудливой графикой фьордов, резные контуры Исландии, сползающие в океан ледники Гренландии и зелёные поля Ньюфаундленда. Ян любил географию и сразу узнавал проплывающие внизу географические объекты. Он с увлечением смотрел в иллюминатор и тогда подумал, что Земля мала и можно подняться на такую высоту, что можно увидеть её целиком, как шар. И тогда он решил, что обязательно это сделает.
- Слово даю… – сказал он.
- Что-что? – не понял сидевший на соседнем месте друг Валентин. – Ян, что ты там бормочешь?
- Смотри, Валёк, как интересно, с высоты - как будто глобус рельефный перед тобой…
- Да, интересно, – согласился он, перевешиваясь к иллюминатору через Яна.
- Ну, не наваливайся, чай я не девушка, – сказал Ян.
- Если б ты был девушкой, то, наверное, промолчал.
- Конечно, – согласился Ян.
Теперь можно сказать, что всю свою сознательную жизнь Ян посвятил выполнению этого обязательства, данного самому себе в самолёте. Сейчас он находился в ЛИСе и смотрел в иллюминатор на Землю. Аббревиатура ЛИС расшифровывалась просто: Лунная Исследовательская Станция. На её создание, начиная от замысла (обещания, данного в самолёте рейса «Москва-Нью-Йорк») и до осуществления ушло ровно двадцать девять лет, шесть месяцев и пять дней. На Луне появилось первое стационарное жилое помещение, в котором люди могут жить постоянно. ЛИС состоял из нескольких блоков: жилой модуль (ЖМ), рассчитанный на постоянное пребывание максимум тридцати двух человек; научно-исследовательский сектор (НИС), оснащённый современнейшим оборудованием, реактивами, – поле деятельности научной братии (в НИС входила и астрономическая обсерватория); цех жизнеобеспечения (ЦЖ), включавший в себя различные подразделения: производственно-техническое, обеспечивающее энергоснабжение, связь, лунный транспорт, космопорт и космотранспорт. Отделение защиты (ОЗ) занималось защитой ЛИСа от воздействия открытого космоса: метеоритов, вредных излучений, низкой температуры. Если на Земле защиту от всего этого обеспечивала атмосфера, то на Луне её не было. Если на Земле 99,99% метеоритов сгорало в атмосфере, не достигая поверхности, то на Луне понятие «метеоритный дождь» было буквальным. И любой (даже мелкий и мельчайший) метеорит, несущийся со скоростью десятки километров в секунду, представлял смертельную опасность.
В перспективе планировалось развитие строительного подразделения и подразделения по разработке лунных недр. Имелся также цех питания, задачей которого было обеспечение пищей кухни ЛИСа. Планировалось организовать оранжерею для выращивания на Луне овощей, ягод, а в дальнейшем - и фруктов. Планы громадные, и, на первый взгляд, неосуществимые. Даже Яну, привыкшему всю жизнь работать над осуществлением неосуществимых задач, было не по себе от этих мыслей.
ЛИС – младенец, только что появившийся на свет, и предстояло вырастить из этого младенца взрослого человека. Только не в семье, в условиях тепла и ласки, а в суровых условиях открытого космоса… Луна – не тёплая квартира с крышей над головой… Но зато какие сложнейшие задачи стоят перед нами! Решение каждой из них – шаг вперёд в развитии науки и техники.
«Однако, насколько лучше здесь, на Луне, условия для наблюдения, – подумал он, глядя на звёзды. – Нет атмосферы и нет мерцания звёзд. Опять же – отсутствуют тучи, загрязнение атмосферы. Земля с Луны – маленький шарик голубоватого цвета – цвет воды. Раза в три больше, чем Луна с Земли, но всё равно – маленький шарик. Увидел я Землю со стороны – вся Земля вместилась в один взгляд, как раньше весь наш городок. Следующий этап – увидеть со стороны Солнечную систему. Я думаю, до пенсии я успею это сделать. А дальнейшее – посмотреть со стороны на нашу галактику. Не в профиль, или в разрезе, как мы её видим с Земли (Млечный путь), а, так сказать, анфас. Увидеть весь диск Галактики, чтобы он вместился в один взгляд, – у меня в этой жизни навряд ли получится. А жаль. Если б увидел галактику, то следующим этапом было – увидеть со стороны Вселенную… Но как странно всё в жизни: в самом начале жизни вселенной для меня была утроба матери. Тёплая, уютная, безопасная вселенная. И почему мне кажется, что я помню эту внутриутробную жизнь? Этого же просто не может быть… Следующая Вселенная – родительский дом, наш милый двор… Наш город, в сущности, такой маленький и уютный… Поля и леса вокруг него, речка Ручейка… Следующей…»
Вошёл стюард Павел и сказал:
- Ян Дормидонтович, все собрались в зале заседаний на совещание. Ждут Вас.
Ян взял папку с бумагами и пошёл в зал заседаний – нужно начинать новую программу по освоению новой Вселенной.
0

#14 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 30 января 2016 - 01:09

№ 13


ТАНЕЦ ДЛЯ ЖЕНИХА

1
Девушка зашла в кафе. Устроилась в тени беседки, заказала официанту чашку кофе и бокал коньяка и с любопытством оглядела посетителей ресторанчика. Чуть дольше задержала взглял на очень высоком, широкоплечем, крепком парне в тёмно-синем костюме. Он почувствовал это внимание, и на тонких губах промелькнула презрительная усмешка.
- Шагай дальше! - рассердилась Настя.
И изумилась, когда услыхала рядом:
- Вы позволите присесть?
Теперь она лучше разглядела его. Лицо некрасивое, хотя черты его правильные: прямой нос, небольшие тёмные глаза, квадратный подбородок; и выражение затаённое и несколько высокомерное. Он рассматривал её и обстоятельно расспрашивал: «Откуда приехала? Чем занимается?» Его искренний интерес к ней побудил Настю к откровенности, но, отвечая на его вопросы, она незаметно узнавала важное для себя - что у него престижная работа, руководящая должность... Он чуть покраснел и сказал:
- Мне двадцать девять лет, и я решил, что должен жениться. Главное - чтобы иметь детей. Мои родственники также на этом настаивают. Я сейчас в поиске и, если знакомлюсь с девушками, то только с серьёзными намерениями.
- Он насмехается, - догадалась Настя.
- А Вы поручите выбор невесты родне. Она лучше справится с этой задачей.
- Нет. Я хорошо представляю себе, какой должна быть моя жена. Этот тип женщины внешне очень похож на Вас. Западно-европейский. Высокая, стройная, светлые волосы, светлые глаза. Хотя невеста должна быть одобрена моей семьёй.
Строгость и напряженность, с какой он говорил, доказывали, что он не шутит.
- Но я придерживаюсь определённых моральных принципов, устоев и для меня важно, чтобы девушка была чиста.
- Как же... - поддакивала Настя, иронично улыбаясь. – Невеста должна Вам соответствовать!
- Вы девственница?
- Мне двадцать пять лет.
- И что?
Она покачала головой.
И он встал и ушёл от нее в неизвестном направлении. «Откуда в нем такая уверенность, что он может судить людей?! – думала Настя. – Да кому он нужен с такими странностями!» Но другие мужчины в этом зале и те, которых она знала, казались ей невзрачными по сравнению с ним. И даже его стремление обустроить свой быт соответственно с правилами и принципами морали скорее привлекали её, а не отталкивали.
Из раздумий её вывел легкий шорох. Она повернула голову. Рядом устроилась женщина, закурившая сигарету и распускающая вокруг себя кольца дыма. Откуда она взялась эта соседка?! И что-то в ней неясное, меняющееся. Старая, больше семидесяти. Резкие морщины возле губ, сухая кожа рук... Но выкрашенные в смоляной цвет волосы, гибкость и ловкость движений, весёлый блеск в больших тёмных глазах не позволяли назвать её старухой. Она похожа на цыганку. Но одета со вкусом и дорого. Бежевое платье украшает её изящную фигуру, и туфли - на высоком каблуке, и скромное янтарное ожерелье на шее...
- Чего загрустила, девонька? Что парень от тебя отказался? Так я тебе другого женишка подберу, куда лучше этого.
«Ясно. Сводня. От таких надо подальше», - и собралась уходить.
- Да ты не торопись так. Понравился Куприян – его охмурим.
- Ты его знаешь? - заинтересовалась Настя.
- Ну. Городок у нас маленький. Не вариант он для тебя...
Врёт, что знакома с ним, - решила девушка.
- А меня Нонэ зовут. А кому я нужна, то госпожа Нонэ.
Ответила резко:
- Мне не нужна.
Но Нонэ вложила в руку записку с адресом: «Улица Каштановая, дом...»
Она выбросила этот не нужный ей листок бумаги.

2.
Прошло несколько дней. Она видела сны, в которых действующими лицами были Куприян и ещё - Нонэ. И в одном из них, блуждая по незнакомым улицам, Настя искала этого парня и не могла найти. И кто ей в этом поможет? И хрипловатый женский голос отвечал: «Госпожа Нонэ». Может,и впрямь колдунья? И вот она уже шла по Каштановой улице к старухе за помощью. Многие дома там под снос; в тех дворах, где ещё пробивался свет, в ответ на стук раздавался лай собак. На окраине - здание, в окнах которого горели лампы. Она позвонила в одну из дверей на первом этаже, защебетали птицы и глухой голос спросил:
- Кого надо?
И на пороге появилась Нонэ с серьгами и шалью на плечах, к кисточкам которой были подшиты бусинки, позванивающие, как маленькие бубенчики. «Я некстати», - поняла Настя по её недовольному взгляду.
- А ты чего пришла? Не до тебя мне сегодня. Погадать, что ли?
Но, вглядевшись в девушку, вспомнила:
- А, ты из-за Куприяна.
- Ты обещала устроить с ним встречу.
- Ну, вот что, девонька. Я работаю за вознаграждение. А парень видный, умный, с деньгами, так что сама понимай, сколько такое сватовство стоить может.
- Сколько?
Та черкнула цифру.
- Ого?!
- Ну, нет денег - не заказывай музыку. Хотя и другой вариант есть, если согласишься.
Настя молча ждала, что та предложит ей...
- Хороша ты, сладкая. Кровь мне твоя нужна. Да ты не бойся. Так, капля... У меня на это желающих то много, да я им отказываю; а вот ты - то, что надо.
Настя закатила рукав платья и зло спросила:
- Пить будешь или рожу мазать, чтобы помолодеть?
Глаза Нонэ сердито засверкали:
- Ты что о себе возомнила?! Твоя только в зелье приворотное сгодится. Чтобы, чуя её, мужик к ней шибко бежал.
Она достала шприц, ввела в вену иглу. Как укус комара.
- Ну, ты мастер! - заметила Настя.
Но та ждала гостью и торопилась выпроводить её. Девушка поднялась со стула, но вдруг побледнела, голова закружилась, и она ухватилась за стол, чтобы не упасть. Нонэ обхватила её за плечи и втолкнула в крошечную комнату.
- Подожди тут.
И заперла дверь.
Настя прильнула к щели в стене, стараясь разглядеть, что делает колдунья. Та достала бутылку с зельем и вылила в неё кровь. Щебет птиц - и в дом вошла пожилая толстая женщина.
- А недавно же у меня была? - медово пела Нонэ. - Неужто опять моя помощь требуется?
- Ещё как! От одной шлендры моего мужика отвадили, так он другую приискал. А тебе доверяю. Деньги вот.
Та приступила к процедуре «приворота». Отдала посетительнице снадобье, объяснила, как принимать; а потом откинула занавеску со стоящего на полке стеклянного ящика, и девушка с ужасом разглядела в нем мерзкую чёрную змею.
- Ты крысу принесла?
Посетительница достала сосуд с серой крысой. Колдунья вбросила её на обед гадюке, а сама закричала что-то, застучала каблуками, закружилась, звеня бубенчиками. Затем схватилась за голову, иммитируя обморок и прошептала:
- Ступай...
Щёлкнул замок. И перед Настей стояла хохочущая Нонэ.
- Ну, и назойливая баба! Я ей и так и сяк намекаю: «Топай!», а эта дура всё про своего мужа басни.
- Так ведь у тебя только такие. Обманываешь ты их.
- А ко мне не только дураки за помощью обращаются, а такие умные, как ты, тоже. Ты вот чего припёрлась?!
- От желания сильного.
- Вот одни от желания. Другие от отчаяния, да мало ли... А я и утешу. Сама посуди, не было бы от визита ко мне толку - кто бы ко мне напрашивался? А ко мне очередь по записи.
- Угу.
- А для тебя у меня вот что. Завтра у Куприяна смотр невест. Это мне сваха сообщила. Я договорилась с ней. Ты уж постарайся, принарядись. Для него самых лучших невест в городе пригласили.
Она взяла адрес свахи. За свой вид и наряды не волновалась. Но что-то же ещё ей сулила колдунья...
И Нонэ уловила этот молчаливый вопрос. Она расхаживала по комнате в раздумье – расщедриться или так сойдёт? И протянула девушке на ладони маленькую золотую змейку с изумрудными глазками. Погладила её, приговаривая: «Моя принцесса…» И змея как будто ответила ей улыбкой. Девушка протянула руку, чтобы взять украшение и тут же быстро отвела её - змея шевельнулась, подняла голову и ощерилась ядовитыми клыками.
- А ты к ней с лаской, её злить нельзя.
И тут вдруг по комнате разлился салатовый свет, нежный и чарующий, в котором запущенная комната преобразилась в загадочно-сказочный дом колдуньи, а сама Нонэ казалась молодой и красивой. Колдунья ловко подколола ей украшение в кожу чуть ниже пупка, заверив, что змейка приносит удачу в любовных делах.
- Ой, спасибо, госпожа Нонэ!
Но девушка не спешила уйти, и Нонэ вопросительно посмотрела на нее.
- Что?
- Ты имеешь учеников?
- Ну.
- Научи меня колдовать.
Нонэ усмехнулась.
- Нет. Ты мне чужая. А я не раскрываю чужим свои тайны.

3.
Сваха вела её в зал для знакомства с женихом, приговаривая:
- Чего припозднилась так? Другая невеста уже тут, её очередь. Да уж чего теперь… Чем удивишь нашего молодого? Танец? А, ну, что ж...
Настя присела к общему столу. Узнал он её или нет, но виду не подал. Его мать, уже пожилая женщина с короткой стрижкой, держалась очень прямо строго, и в её лице, имевшем явное сходство с лицом сына, как будто светилась улыбка, но не ободряющая, а вызывающая у Насти неловкость за её оголенные плечи и руки, за длинные, до пояса распущенные волосы. Нет, не такую невестку она ждёт...
Девушка вышла на середину зала. Зазвучала тягучая арабская мелодия. И она, босая, исполнила танец, а широкие прозрачные шаровары и тонкие рукава только слегка вуалировали, но не прикрывали её молодую красоту; и матовый цвет кожи, и взгляд потемневших жёлто-зелёных глаз, ставший манящим и покорным... И нежное салатовое сияние разлилось по комнате, окутав присутствующих золотой дымкой тумана и очаровало их.
- Ну, как Вам? - шёпнула сваха.
- Что именно, танец? - и презрительная улыбка на лице его матери обозначилась резче.
Это чёткий ответ. И на Куприяна это подействовало, как холодный душ, от которого марево, окружившее его, рассеялось, как дым.
А в зале уже рекомендовали в жёны другую претендентку. И Настя, подглядывавшая в дверную щель, должна была признать, что девушка - редкой красоты. Невысокая прелестная фигура с тонкой талией и достаточно широкими плечами и бедрами, белая кожа в сочетании с чёрными волосами; небольшие чёрные яркие глаза и тёмные брови и ресницы. И маман её рядом, дама. Так что понятно, что девица из обеспеченной семьи с образованием и воспитанием. Она прошествовала мимо Куприяна к музыкальному инструменту в длинном шёлковом синем платье, держась очень прямо и слегка пощёлкивая каблучками; отбарабанила по клавишам рояля этюд, но при звуках этой скучной мелодии глаза жениха заблестели, на щеках выступил румянец и он прошептал:
- В моих эротических фантазиях я представлял, что моя жена играет на пианино...
Он определился в своем выборе супруги, и его мать согласилась и одобрила это его решение. Куприян, высокий, статный, сильный, в строгом дорогом костюме, бережно взял свою невесту под локоть, и они вместе вышли из зала. И заплакала Настя. Обманула её Нонэ...

4.
Она искала работу. Открыла газету, раздел предложений для бухгалтеров, записала несколько для себя интересных и случайно заметила в столбике рядом, где «требуются няни, домработницы...» - «звонить по номеру... Куприян». Вот как! Они ищут домработницу. Что ж? Она придёт к ним наниматься.
В подъезде элитного дома на подоконниках - цветы, возле двери - дежурная. И вот она уже в большой квартире Куприяна беседует в гостиной с его женой Инессой об условиях работы в их семье. Они договорились. И даже о том, что на 1-2 месяца Настя сможет устроиться в маленькой комнате в их квартире. И мотив хозяйки был для неё прост и ясен – иметь прислугу возле себя в любую нужную ей минуту. Ну, что ж… Ей это тоже удобно... Рядом с Куприяном и днём, и вечером, и ночью...
Утомившись за день, она, как только легла в мягкую пушистую постель и прошептала себе : «Ложусь на новом месте, приснись жених невесте», погрузилась в дремоту. И ей чудилось, что возле неё скользит длинная чёрная змея, прикосновения которой ласкали её. А дальше тёмная лента упала на пол, треугольной плоской головой отодвинула дверь, промелькнула в коридоре и, изгибаясь, бесшумно вползла в спальню хозяев.
В тёплом свете лампы Куприян любовался красотой жены, но вдруг его рука прикоснулась к чему-то скользкому и мерзкому. Он отдернул одеяло и увидел, что её талию обвивает странный широкий пояс, который медленно поворачивался, пока сбоку не показалась треугольная змеиная голова с высунутым раздвоенным языком. Он вскочил в ужасе. Перевернул подушки, простыни, заглянул под кровать, под ковёр. А потом обратил внимание на белое как мел лицо Инессы.
- Что ты? У тебя жар?
- Нет. Просто переутомился.
Он не хотел говорить о том, что ему померещилось. Лёг, прикрыл глаза. Притянул её к себе. Но в какой-то момент ощутил, что между ними вползла гадина, положив треугольную голову ему на шею.Очевидно, что он бредит, иначе змею бы видела и Инесса. Это странное происшествие вызвало в нём необъяснимую настороженность к жене и даже устойчивое отвращение к ней.
Настя удивлялась: откуда только такой энтузиазм в работе? Высокая, статная, в тёмном платье, со стянутыми на затылке густыми волосами, ярким румянцем на щеках, малиновыми губами… Стирала, убирала, готовила обед. Улавливала любую перемену в его настроении. И ведь ненапрасно! Он всё чаще восхищенно заглядывался на неё и желал страстно, хотя даже себе не признавался .
В тот день они пригласили гостей. Но Куприяну не понравилось, что его приятель вдруг оказался в комнате Насти. В коридоре прислушался – мужчина настойчиво уговаривал её и женщина довольно смеялась... Он толкнул дверь - и они замолчали, изумлённые его мрачным видом. Потом к ним присоединилась Инесса. Ах, вот как! Товарищ приглашает девушку прогуляться с ним по ночному городу.
- Хорошо – одобряет хозяйка.
И шикарная машина мчит по улицам. Мужчина за рулём автомобиля не интересовал Настю. Она повернулась к нему – нет, она отказывается зайти к нему в дом на чашку чая или кофе. Она рассталась с ним, но в квартиру хозяев решила в эту ночь не возвращаться. Пусть хозяин поволнуется, где она и с кем? Ревность подтолкнула Куприяна проявить свои чувства откровенно, и теперь она станет действовать напористо для того, чтобы соединиться с ним.
Только где ей провести несколько часов до рассвета? А что, если у Нонэ? Колдунье не понравился её поздний визит. Даже разыграла, что не узнает Настю. Слушала нетерпеливо, короткими вопросами перебивая рассказ девушки.
- Так вы что же, и не любовники?! Э...
И вдруг настроение Нонэ поменялось. И винцо на столик выставила, и колбаску, и конфетки. И улыбочка приветливая. И предложила Насте то, что девушка и представить себе не могла. Куприян крупный завод покупает, и документ соответствующий у него есть с банковским номером, по которому деньги требуется перевести. Так вот пусть Настя этот документ заберет, а на его место положит почти неотличимый, но поддельный. А как аферу прокрутят, то третья часть от полученных денег Насте, а сумма очень значительная.
Настя побледнела и молча уставилась на Нонэ. Как же она подведёт мужчину, которого любит и замуж за него собралась?!
- Я по профессии бухгалтер. Ты что, в тюрьму меня толкаешь?!
- Да кто на тебя подумает? – затараторила колдунья. – Прислуга - и звать никак. Близко не догадаются. А с такими-то деньгами ты любому завидному жениху невеста! «Это ж за какую дуру она её принимает?! Они смошенничают и поди сыщи их. А вот она-то и под суд пойдёт?!»
И её скандальный характер подтолкнул её к неожиданному действию. Она схватила нож со стола.
- Деньги, золото!
И с удовольствием отметила, как колыхнулся страх в глазах колдуньи. Та в полуобмороке осела; и через несколько секунд достала из складок широкой юбки пистолет.
- Вон! - охрипшим голосом сказала Нонэ.
И Настя опомнилась только, когда скрылась от неё за толстой дверью.

5.
Когда она вернулась в дом, Инесса уже ушла на занятия в университет. Кухню хозяйка прибрала, но стирка белья осталась за ней. Настя рассортировала бельё, включила горячую воду и принялась за работу.
Куприян ждал её, ему хотелось её увидеть. Он направился на шум воды. Она стояла перед ним, красивая и нежная, с длинными русыми волосами… И что-то ещё присутствовало между ними – какой-то мягкий салатно-золотистый свет, окутывавший его, как туман, пьянящий и притягивавший к ней.
И после их страстной близости каждый из них обдумывал случившееся. Настя знала, что будет удерживать его возле себя крепко; А Куприян, стыдясь и осуждая свой поступок, уже искал возможные места для встреч с ней.
Проходили дни, наполненные их тайными свиданиями. И он уже ощущал Настю для себя ближе и родней, чем Инессу. Но для развода с женой необходим был особо важный довод, каким могло стать только рождение от него ребенка, которого он очень хотел и ждал. И она тревожилась, что Инесса опередит её в этом.
И она устремила свои надежды к Нонэ: ведь эта мошенница - ещё и хорошая знахарка. Она достала ключ от сейфа в кабинете Куприяна, нашла среди бумаг нужный документ о покупке завода и принесла его колдунье.
Настя ждала колдунью на улице. Нонэ заметила её издали и, гордо подняв голову, пошла ей навстречу.
- Ты чего тут?
- Я принесла документ.
- А... - взяла документ, прочла его и спрятала в кармане. - И чем платить за него?
Ей нужно лекарство, которое поможет быстро забеременеть.
Нонэ велела ждать у крыльца. Через несколько минут вышла и отдала Насте поддельный, похожий на настоящий, документ, который надо вернуть на прежнее место; бутылку со снадобьем и бумажку с предписанием, как принимать зелье.
- А подействует, не обманешь? – спросила Настя.
- А когда я обманывала?
- А то нет...
Нонэ смотрела на неё внимательно.
- Может, я и врала; но вот, чтобы за золотую безделушку человека убить - такого страшного греха у меня не было. Нет и нет!
- Да ведь я тогда пошутила. - пробовала оправдаться Настя.
Но колдунья от нее отмахнулась.
- Нет у меня с тобой больше дел.

6.
Она с беспокойством прислушивалась к телефонным звонкам, новостям, разговору хозяев. И вот домой вошёл Куприян, растерянный и какой-то жалкий. И она поняла, что мошеннице удалось провернуть её аферу. Из своей комнаты наблюдала, как Инесса упорно стучала в дверь его кабинета. Потом они закрылись вдвоём, о чём-то долго беседовали и вышли в столовую к обеду довольные. И жена была ласкова к нему и заботлива; а он пожимал и целовал ей руки и смотрел на неё благодарно и любовно. Неожиданно для Насти расчётливая, эгоистичная Инесса в трудную минуту сумела и поддержать его, и утешить; и теперь он знал, что она - его истиный друг.
Но то, чего хотела Настя, исполнилось. И, найдя удобную минуту, она сообщила Куприяну радостное известие. И когда он узнал, что станет отцом, его охватило счастье. И ещё - оттого, что он любит и любим прекрасной женщиной! И множество разных противоречивых чувств и мыслей нахлынули на него, но преобладало сиюминутное страстное желание. Он обнял её, но вдруг разглядел золотую змейку... И по пристальному взгляду изумрудных глаз он узнал в ней чёрную гадину, обвившую ночью Инессу и вызвавшую к ней отвращение. Так вот как! Он сдёрнул золотую фигурку, бросил об пол и в ярости растоптал каблуками. Раздался глухой жалобный стон и угрожающее шипение, и из крошечного комка металла на полу выползла и поднялась змея, в стремительном броске ужалившая Настю ядовитыми клыками. Затем она заклубилась по комнате огромными кольцами и, извиваясь, выскользнула в окно. Настя упала в обморок. Она очнулась в больничной палате. И запретила себе вспоминать о Куприяне. Их больше ничто не связывало.
К ней пришла женщина в накинутом на плечи белом халате, расставила на тумбочке продукты, присела рядом.
- Ну что?
- Нормально.
- А я уезжаю из этого города. Поедешь со мной?
- А куда?
- К морю, на юг. Там тепло, хорошо и много дураков.
- Тогда пока - усмехнулась Настя.
- А ты ж хотела научиться колдовать?
Настя сощурила глаза, чтобы сдержать слёзы.
- Пока, Нонэ!
0

#15 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 01 февраля 2016 - 21:56

№ 14

ОДУВАНЧИК И ОРХИДЕЯ

(вспоминая сказки Андерсена)

Давным-давно в одном большом и очень старинном ботаническом саду, в одной из его оранжерей, росла Орхидея. Обыкновенная, ни чем не выделяющаяся среди прочих, простая прекрасная Орхидея. Росла она в компании таких же прекрасных орхидей, почти во всём похожих на неё. Но всё-таки эта Орхидея отличалась от своих подруг - она умела немного мечтать. Правда, мечты её были совсем простые. Она мечтала увидеть большое, широкое поле, которое простиралось от ботанического сада до большой полноводной реки, или побывать на лужайке, в роще у высокой горы. Ей очень хотелось увидеть цветы, которые там растут, хотелось похвастаться перед ними своей красотой. Она представляла себя королевой, вокруг которой простые полевые цветы преклоняли ли бы свои такие невзрачные головы.
Вы спросите, откуда Орхидея знала о поле, лужайке и о цветах, росших на них? Конечно же, от птиц! Она много раз слышала разговоры вездесущих неугомонных воробьёв, которые часто залетали к ним в оранжерею, о том, что за пределами сада есть совсем другой мир. Мир в котором всё простое - и деревья, и цветы, и плоды. Но, в отличие от её, как ей казалось, огромного сада, этот мир очень большой, опасный и суровый. Орхидея пыталась придумать, как она смогла бы попасть на поле, увидеть лужайку, но у неё ничего не получалось. Она знала, что время от времени приходил старый, ворчливый садовник внимательно осматривал каждую орхидею, росшую в их оранжерее. Некоторых из них он увозил с собой на старой скрипучей тележке. Обратно орхидеи не возвращались. И узнать их судьбу было невозможно, так как воробьи ничего про это не говорили, а бабочек, пчёл и всевозможных мух привлекали только нектар орхидей. Да и говорить они не умели.
И вот как-то утром Орхидея заметила возле себя какое-то другое растение, совсем не похожее на неё. Листья этого растения были резными и такими тонкими, что Орхидея подумала, не больнО ли оно и как могло появиться в их оранжерее? А растение всё росло и росло. Старый садовник, увидев его, только всплеснул руками и покачал головой. Затем он достал из своей скрипучей тележки длинный металлический штырь, и глубоко воткнув его почти в центр этого странного растения, вскрикнул. Орхидея всё это видела и с любопытством ждала, что дальше сделает садовник и что означал его крик? Но старый садовник стоял согнувшись, возле странного растения, держась одной рукой за металлический штырь, а другую руку прижав к груди. Смуглое лицо садовника, всё изрезанное морщинами, стало серым, он выпустил из руки штырь, за который держался, отшатнулся и упал на бок возле своей тележки. Посетители сада, увидев это, стали громко кричать. Прибежали работники, положили старого садовника на его скрипучую тележку и увезли. Больше Орхидея его не видела. А растение росло, и через два дня из его центра потянулась стрелка, на конце которой была круглая зелёная головка. Эта стрелка тянулась к ней, Орхидее.
Проснувшись утром, она увидела перед собой вместо маленькой зелёной головки ярко – жёлтую шапку из мелких цветов, смотревших на неё.
- Кто ты? - спросила Орхидея.
- Я – Одуванчик, - ответило растение.
- Одуванчик! Какое странное имя… - сказала Орхидея.
- А где ты живёшь? Почему раньше тебя не было видно в нашем саду? Что с тобой хотел сделать старый садовник?
Ей явно был симпатичен этот Одуванчик, такой яркий, такой круглый! И по его мелким цветочкам с явным удовольствием ползала пчела, собирая пыльцу и нектар. Он так отличался от всех обитателей оранжереи, что и другие орхидеи обратили на него внимание. Даже те, кому он не был виден, но до которых доносился исходивший от него, такой незнакомый и интригующий, аромат.
Одуванчик молчал и с явным интересом смотрел на Орхидею, такую изысканно красивую, с упругими, плотными листьями, с таким изящно согнутым стеблем, украшенным изумительной красоты цветами. Конечно, у Орхидеи цветов было несравнимо меньше, чем в его шапке, но они были такие большие и такой необычной формы и расцветки, источающие еле уловимый незнакомый аромат, что он был просто очарован.
Орхидея видела, что Одуванчик любуется ею, и ей было это приятно, хоть и немного смущало. Она его уже успела рассмотреть: в нём явно не было никакой болезненности, как ей показалось в начале. Просто он был совсем другой. Молчание продолжалось долго, но всё же Одуванчик ответил Орхидее:
- Мы, одуванчики, живём везде: и в поле и в саду и в огороде. Мы можем расти возле пыльной дороги и на лесной поляне, на каменистом склоне и в песчаных дюнах и совсем неплохо чувствуем себя даже в оранжерее! Правда, нас мало кто любит. Разве только пчёлы и другая мошкара, пьющая наш нектар и собирающая пыльцу, да девушки и дети, что плетут нарядные венки из наших цветов. Другие же норовят истребить нас. Говорят, что мы сорняки.
Но мы не сорняки. Мы просто любим жизнь и стремимся выжить во что бы то ни стало там, куда нас забрасывает судьба. Мы запросто перебираемся через большие реки и перелетаем через высокие горы, пробиваемся на самых ухоженных английских газонах. Мы очень упорные. Ты спросила, что хотел сделать со мной старый садовник? Он просто хотел меня убить!
- Ах! - вырвалось у Орхидеи.
- Он глубоко вогнал стержень в грунт, - продолжал говорить Одуванчик, - глубже, чем добрался мой корень. Ему осталось только сделать одно движение и вытащить меня вместе с корнем из земли. Потом вместе с другой травой и мелкими ветками меня измельчили бы и скормили скоту или просто бросили в компостную яму. Но садовнику не хватило нескольких секунд – он был очень стар и умер раньше меня. И теперь никто не помешает мне любоваться тобой, прекрасная, изумительная и чарующая незнакомка. Ведь я не знаю, как тебя зовут.
- Меня зовут Орхидея, так же как и всех моих подруг, живущих в этой оранжерее, - ответила она.
- Ор - хи - де – я, - вымолвил по слогам Одуванчик, - я почему-то подумал, что у такого прекрасного цветка обязательно должно быть прекрасное, певучее имя, Ор - хи - де – я, - повторил он.
Одуванчик наклонил свою мохнатую ярко-жёлтую голову к орхидее и, немного волнуясь, сказал:
- Скоро моя жёлтая голова превратится в белый пушистый шар. Это мои семена, прикреплённые к лёгким пушинкам. Этот шар разлетится, при первом дуновении ветра, на множество маленьких парашютиков, которые подхваченные ветром, прорастут везде, куда он их доставит, и там узнают о тебе, прекрасная орхидея.
- Ветер… Я слышала о ветре от воробьёв, когда они, все взъерошенные, прилетали к нам в оранжерею переждать непогоду (как говорили они), но у нас ветра не бывает, - сказала Орхидея.
- Не бывает ветра… - задумчиво произнёс Одуванчик. – Ничего! Тогда в оранжерее появятся много одуванчиков. Ведь я тебе нравлюсь? - спросил он. Орхидея смущённо отвела взгляд своих прекрасных цветов и сказала:
- Да.
У Одуванчика голова пошла кругом, он был весь поглощён этим «да». Прекрасная, обворожительная Орхидея сказала «да» простому одуванчику! Одуванчик был в таком восторге, что не сразу услышал скрип тележки старого садовника. А когда обернулся на скрип, то весь восторг пропал. Он увидел, что тележку прикатил молодой работник и, оглядевшись, первым делом провернул штырь, воткнутый старым садовником, вокруг Одуванчика и ухватившись за начало корня, полностью выдернул его из земли. Потом молодой работник стряхнул приставшую к корню землю и бросил Одуванчика на дно тележки. Это произошло так быстро, что Орхидея даже не успела вскрикнуть. Её любимый лежал на дне тележки, такой беспомощный, с мятыми, сломанными листьями, с обнажённым корнем. Его жёлтая голова была подвёрнута вниз и он не видел весь ужас, что был в глазах Орхидеи. Работник осмотрел внимательно все растения в оранжерее и, отобрав несколько орхидей, укатил тележку. Время остановилось для Орхидеи. Не стало ни дня, ни ночи. Она только видела распластавшегося на дне тележки Одуванчика и слышала ужасный скрип, скрип смерти. Орхидея даже не помнила, как очутилась в цветочной лавке и только там стала приходить в себя. Это произошло, наверное, оттого, что в лавку заходило много народа, громко говорившего и просившего показать цветы поближе. Страшные видения и звуки всё реже мучили Орхидею. Она понимала, что что-то новое ждёт её впереди. И вот однажды в цветочную лавку зашла молодая дама. Ей был нужен подарок для своей знакомой, и её выбор пал на Орхидею. Так Орхидея оказалась на подоконнике двадцать первого этажа большого дома.
Мечты её частично сбылись. Из окна ей был виден край поля, у излучины реки - высокий берег, поросший лесом и большой город, сверкающий ночью разноцветными огнями. Толька она больше не мечтала и не цвела.
Вы, наверное, хотите знать, что стало с Одуванчиком? Его не измельчи и не скормили скоту. Его не бросили в компостную яму. Его просто кинули на мусорную кучу, где ему предстояло умереть, высушенным солнцем или заваленным всевозможным хламом. Так всё и произошло, но только Одуванчик, даже выдернутый с корнем из земли, продолжает бороться за жизнь. Его жёлтая голова побелела и стала пушистой, и, когда он совсем высох, налетевший перед грозой ветер разметал мусорную кучу. И вместе с клоками бумаги и старыми пакетами в воздух поднялись маленькие пушистые семена - парашютики. Ветер их унёс далеко в поле, унёс за реку и лес и только начавшийся дождь прибил семена Одуванчика к земле. Хорошо промокшие, влипшие в землю семена проросли, и из них получились красивые одуванчики. Но они ни кому не рассказали о прекрасной Орхидее, так как и сами не знали о ней. Ведь Одуванчик успел передать им только одно – жизнь.
0

#16 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 02 февраля 2016 - 00:13

№ 15

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ЭЛИКСИР

«Вас приветствует помощник детектива. Наше приложение подскажет, как совместить доказательства и выяснить, где искать улики!»
- Подтвердить лицензионное соглашение, бла, бла… - Николай ткнул пальцем в нарисованную кнопку «да» и смотрел, как проценты установки бегут по экрану телефона. 
Сегодня утром он долго лежал в кровати, размышляя, сможет ли следствие найти убийцу? На допросе было ясно: улики есть, но выводов следователь сделать не хочет или не может. Уже второе обескровленное тело лежит на мусорке позади магазина. На камере невысокий, замотанный, словно мумия, человек несёт тело, как пушинку и появляется со стороны служебного входа. А перед внутренними камерами за это время никто не проходил. И можно сделать вывод, что убийца хорошо знает, где находится слепая зона между ними. Руководство, правда, решило установить камеру ещё после первого инцидента. Но за время доставки заказанного оборудования появилось ещё одно тело.
Итак, он решил заняться этим делом сам. Следствие – ленивое, да и директора он бы подозревал в первую очередь. Если он решил стать детективом, необходимо подготовиться. Сначала надо решить, где вести записи? Плюс какое-нибудь пособие следователя. Всё это нашлось в одном приложении для смартфона, которое, хоть и не пользовалось популярностью в магазине приложений, но ему подходило идеально.
Николай нажал кнопку записи:
- Эээ… Запись № 1, - проговорил он быстро, зачем-то оглядываясь по сторонам. Он убрал палец, но программа продолжала записывать его низкий голос.
- Первое: улик несколько. Обескровленное тело на мусорке. Закутанный в материал человек невысокого роста. Второе: вроде камеры содержат следы подчистки. Третье: подозреваемых несколько. Это должен быть кто-то из магазина. Может, и бывший работник: он так мстит руководству.
Николай остановил запись, выдохнул. Потом заполнил таблицу с уликами и перечень подозреваемых. И через 20 минут программа выдала ему список из десяти основных подозреваемых. Он выключил телефон. Пора было делать обход помещений.
Поправив волосы перед зеркалом и засунув за пояс фонарик, он запер дверь в помещение охраны. Сначала проверил торговый зал: всё спокойно. Потом – офис. Всё было как обычно: кулер без стаканчиков, пара немытых чашек на столах, обувь на системных блоках и синие экраны не выключенных мониторов.
В темноте коридора было хорошо виден свет из-под двери в бухгалтерию. Нина работала допоздна, хотя весь офис ушёл ещё два часа назад. Он постучал в дверь. Послышался глухой звук отодвигаемого стула. Николай открыл дверь. Нина стояла на стуле без туфель и убирала что-то на шкаф.
- Всё никак в архив не соберусь отнести. Вот и складываю. Скоро всё это мне на голову упадёт.
- Давайте, я Вам помогу.
- Да что Вы, я и сама могу. Вот поработаю ещё немного и отнесу.
- Давайте мне ключ. Я отнесу.
- Спасибо, но только ключа у меня нет.
- Вы его потеряли?
- Нет, – она помотала головой, сев стала одевать туфли.
- Он у директора. Там сейф у него большой стоит.
- Ясно. Тогда в следующий раз. Зовите, если я буду на смене.
- Спасибо, - Нина улыбнулась и принялась щёлкать мышкой.
- Вы ещё долго будете работать?
- Ещё полчаса - и ухожу.
- Тогда подходите к служебному выходу через полчаса.
Николай вышел в раздумьях в коридор. Осмотреть архив было необходимо. Там могут быть улики. Николай остановился перед стальной дверью архива. Так просто её не открыть. Смежное помещение - кабинет директора. Окон нет. С крыши не попасть. Остается только попытать счастья снизу.
- Запись № 2! По информации от подозреваемого № 3, доступ в архив имеет ограниченное число лиц. Подозреваемый № 5 хранит там что-то в сейфе. Необходимо обыскать архив на предмет улик.
Николай застыл перед телефоном, обдумывая следующее предложение. Он мысленно представил помещения, располагающиеся под архивом. Получалось, что это склад, которым заведует Тимофей, здоровый мужик лет 50 и подозреваемый № 9.
- Осмотреть склад на предмет попадания в архив. Расспросить Тимофея. Всё, – он хотел уже выключить телефон, но вспомнил ещё кое-что.
- Выяснить, что прятал подозреваемый № 3 на шкафу.
Остановив запись, Николай синхронизировал её с облаком. И пометил Тимофея свидетелем. Под описание низкорослой мумии он никак не подходил.
Проводив Нину, Николай сразу отправился на склад. На складе всё было обычно, не считая засохшей лужи красного цвета на полу. Может, и с мяса натекло - такие казусы случались при разгрузке. Пройдя дальний угол склада, над которым располагался архив, Николай обрадовался. Там стоял большущий воздуховод, от которого через архив воздух доходил до торгового зала. В него вполне мог пролезть человек. Он сбегал за инструментами из слесарки и принялся разбирать воздуховод. Можно было не опасаться вентиляторов, так как на ночь их выключали. Сняв часть короба, он заглянуть внутрь, осветил. Аккуратно залез внутрь, встав на решётку вентилятора, и внимательно осмотрел всю поверхность.
- Нашёл! – воскликнул он и снял со стыка труб обрывок синей клетчатой ткани в крови и даже небольшой кусочек кожи.
Кровь была свежая!
Поздним вечером Тимофей вернулся домой. Под ногтями - кровь. Жена ругалась, обзывая его алкашом. Стоя на следующее утро под душем, он пытался восстановить события вчерашнего дня. Вроде, напарник Артём разодрал руку об ящик. Кровища хлестала сильно, а он забинтовывал и лужу вытирал. Потом, естественно, доложил директору. Вроде, они с директором даже выпили зачем-то, а потом - пустота. Голова болит ужасно… Что он мог выпить такого?
На работе Артёма не было. «Наверное, отлёживается после вчерашней травмы» , - решил Тимофей. И, присев на ящик, помотал головой, пытаясь разогнать муть. Не помогло.
- Кхм… – раздался сзади сухой кашель, Тимофей обернулся. Это был директор Денис Валентинович, а с ним какой-то алкаш.
- Здравствуйте, Денис Валентинович. – хмуро буркнул Тимофей.
- Привет, – Денис широко улыбался. - Я привёл тебе нового напарника.
- Спасибо. Но Артём завтра, наверное, выйдет, а я пару дней смогу и один справится.
- Артём не выйдет. Он вчера уволился. По собственному.
Денис продолжал широко улыбаться, как будто радуясь этому событию.
- Когда? А мне почему не сказал?
- Он вчера после тебя и пришёл. Сказал, что подлечится и найдёт более безопасную работу.
Тимофей растерянно скрёб в затылке. Он ничего подобного не помнил, но
Денис ушёл, оставив их с новым напарником вдвоём.
- Зовут как?
- Антон, – голос был сиплый и пропитый.
- Давай Антон, переодевайся в робу. Там, в шкафчике, есть старая.
В это время кассир Фаина поймала в коридоре директора и, отведя его в сторонку, зашептала.
- Денис Валентинович! Мне сказали, что один из грузчиков сильно поранился. А вчера он домой не пришёл… Мы ведь рядом живем. Может, его этот маньяк схватил, про которого следователь выспрашивал?
- Пойдём ко мне в кабинет. У меня есть визитка следователя, объяснишь всё ему. - Они вместе прошли в кабинет. Денис запер дверь на ключ.
- Это что бы никто не подслушал, – объяснил он Фаине.
Налил полный стакан из темной бутылки и протянул ей.
- Что это? Пахнет, вроде, малиной.
- Это настой на корнях валерианы со вкусом малины. Помогает для успокоения, - Фаина понюхала стакан, но пить не стала.
- Садись, – приказал Денис.
- Давай всё трезво обсудим и решим. Надо ли нам. Звонить. Срочно в полицию. Или наши волнения беспочвенны, – сказал он с расстановкой.
Фаина ничего не ответила, только немного отхлебнула. Жидкость на удивление оказалась солёной.
- Вот так. Не надо нервничать. Что мы знаем? Что вчера Артем поранился и после оказания первой помощи Тимофеем пришёл ко мне в кабинет и написал заявление на увольнение. Я, в целом, с ним согласен и даже дал ему несколько рекомендаций. Он взял их и ушёл. Мне кажется, что поводов для беспокойства нет. Возможно, он в клубе или у девушки заночевал. У него была девушка?
- Нет. Он сирота.
- Девушка, наверное, была? Ну, такой симпатичный парень и без девушки… Может, Вы просто про неё не знали? Выпейте ещё немного.
- Мне не нравится вкус.
Неожиданно Денис подскочил к Фаине и, рванув стакан, стал заливать ей в рот насильно.
- Пей! Пей, клюшка старая! – шипел он ей в лицо.
Кассир, захлебываясь, глотала солёную жидкость. Стакан быстро пустел. Денис отпустил её руки и встал напротив неё.
- Теперь слушай меня!
Фаина уставилась немигающим взглядом на него, глаза её стали жёлто-стеклянными.
- Забудь про Артёма. Он неожиданно переехал в другой город, уволившись с работы. Повтори!
- Артём переехал в другой город, уволившись с работы.
- Молодец! Выйдешь и забудешь о том, что здесь произошло.
Фаина вышла из кабинета. Мир перед её глазами был светло-радужным, ей было хорошо и спокойно. Денис вышел за ней следом, запер дверь и быстрым шагом направился в бухгалтерию. Не дойдя несколько метров, он отправил Нине сообщение: «Книга мне нужна». Через пять минут Нина вышла с сумочкой в коридор и, не обращая на него внимания, прошла в туалет. Денис немного постоял и вошел за ней.
- Зачем тебе книга? – спросила она шепотом.
- У меня закончился эликсир.
- Ты гребанный наркоман! – она ткнула ему пальцем в грудь. - Я же просила тебя быть экономнее: нам негде взять новую кровь.
- Это были вынужденные меры. Мне надо было заткнуть Фаину. Давай сюда книгу, я приготовлю ещё. Расшифровала рецепт увеличения силы?
- Нет. Вчера этот Николай припёрся, пофлиртовать решил. Все про архив расспрашивал. Подозрительный он.
- Хорошо. Я уволю его, как только будет за что.
Денис забрал непрозрачный пакет и вышел первым. Через десять минут она вернулась на рабочее место. Но он не пошёл к себе в кабинет, а прошёл кружным путем через торговый зал, чтобы показать сотрудникам, что руководство здесь. Пакет же он спрятал в большую папку с документами и накладными. Заглянул и в отдел заготовки мяса. Сергей упаковывал мясо с вышедшим сроком годности в пакеты для утилизации.
- Как дела? Помогаешь обездоленным? – спросил Денис, расписываясь в журнале.
- Да Вы же знаете! Я это уже не один месяц делаю.
- А консервант использовал? На вкусовых качествах не сказалось?
- Нет.
- Я попрошу друзей ещё дать. Но мне нужна от тебя одна услуга.
- Конечно Денис Валентинович.
- Не надо. Мы с тобой ещё в школе вместе учились. Просто Денис. Надо увести Нину сегодня вечером домой. Она допоздна засиживается, а мне самому неудобно. Скажут: «Только развёлся - уже за молоденькой ухлёстывает». Но я за неё переживаю. Сделаешь?
- Без проблем.
- Подбери её как бы по пути где-то в пол-одиннадцатого.
Сидя в своём кабинете, Денис сделал большой глоток из фляжки, развернул пакет и достал из него книгу. Сшитые крупной ниткой, без обложки, листы бумаги пожелтели, а местами почернели. В книге не было ни одного слова - только цифры и рисунки. Красиво нарисованные карандашом части тела, подробно указаны артерии и способы выкачивания крови. На последних листах были рисунки ингредиентов эликсира и указано количество капель. Эликсир дарил блаженство, вылечивал любые раны, и если книга не врала, увеличивала срок жизни с каждым приёмом. Вот только одно из условий получения результата: кровь должна быть получена от жертвы насилия.
Теперь предстояло сделать очередную партию, и Денис вместе с книгой, пошел в архив.
- Денис Валентинович! – позвал его кто-то.
Он вздрогнул и медленно повернулся. Это был Николай.
- Денис Валентинович! Можно Вас на пару минут?
- В чём дело?
- Денис Валентинович, я был вчера на допросе у следователя. И, когда уходил, видел разрешение на обыск, выписанный на послезавтра. Мне кажется, Вы должны знать об этом!
- Обыск? – Денис пожал плечами. - Нам скрывать нечего. Но спасибо за информацию. - Денис развернулся и вернулся в свой кабинет.
На следующий день Николай сидел в машине и приводил записи в порядок. Добавив туда данные о сознательной провокации директора «обыском», Николай увидел, что степень виновности подозреваемого пять выросла до 78 %. Надо было брать с поличным и делать это сегодня ночью, в своё дежурство.
Он сидел в машине, дожидаясь окончания рабочего дня у Сергея.
- Привет. Есть пара минут? – Николай подошёл к его машине.
- Привет. В чём дело?
- Нужно, что бы ты задержался сегодня после работы. Нужен свидетель, иначе полиция не поверит. Мне кажется, что Денис Валентинович – маньяк-убийца.
- Это серьезное обвинение.
- У меня есть несколько косвенных доказательств. Кажется, он держит улики в архиве.
- Хорошо. Но как ты собираешься туда попасть?
- Ключи от двери он никому не отдаёт. Нам придётся лезть через вентиляцию.
- Ладно.
- Приходи после десяти, Нина как раз должна уехать домой.
В 11 вечера, когда Сергей пришёл в магазин, он начали разбирать короб. Сергей подсадил Николая и тот смог открутить стенки короба на втором этаже. Закрепил веревку, залез и помог Сергею забраться. Помещение архива было большим. Много старой мебели и шкафов, забитых коробками с бухгалтерской отчётностью. В дальнем конце стоял большой сейф в человеческий рост. Это был железный шкаф с навесным замком. Николай осмотрел внимательно замок. Сорвать его непросто, да и подобрать восемь цифр - небыстро.
- Смотри-ка, – сказал Сергей, - тут какие-то банки.
Вдоль стены стояла длинная вереница банок с жидкостью красного цвета. Они открыли одну из них. Николай медленно погрузил палец.
- Кровь, – сказал он, тщательно обнюхав и даже лизнув палец. - Зачем она ему? Сектант, что ли?
- Не знаю, - Сергей почесал в затылке, - Денис увлекается оккультизмом. Он мне показывал как-то фотографии «Книги мёртвых». Говорил, что хочет купить такую.
- Сейчас 23.30, 25 декабря. Архив. Мы нашли кровь в бутылках и оборудование для забора крови. Тела нет.
- Что это у тебя?
- Я делаю заметки об увиденном. – Николай прижал палец к губам. – Тс-с… Я, кажется, слышал шуршание у входной двери.
- Прячемся, – сказал Сергей и нырнул за шкаф.
Николай спрятался за тумбочкой, старался не дышать совсем.
- Та-ра-ра-ра-ра… – пропел со стороны коридора телефон.
- Ну, кто там ещё? – голос однозначно принадлежал Денису.
Было слышно, как стучат виртуальные клавиши в телефоне. Через несколько минут дверь с лёгким шелестом открылась. Денис запер за собой дверь и прошёл к сейфу, подсветил его фонариком замок и набрал код. В открытой двери виднелись непрозрачные пакеты. Запахло гнилью.
Николай осторожно вышел из укрытия, достал служебный фонарь и ударил с размаха Дениса по голове. Тот осел на пол, Николай приложил руку к шее, проверяя пульс.
- Зачем ты это сделал? – спросил Сергей, выходя из-за шкафа.
- Как это зачем? Он преступник? – Николай достал из кармана верёвку и связал Денису руки и ноги. – Помоги его перевернуть!
Сергей взялся за ноги, и они привалили Дениса к стене в сидячем положении.
- Всё-таки, я думаю, лучше было звонить в полицию.
- Да? И он бы успел скрыть все следы. Мы должны допросить его!
Николай заглянул в сейф и достал из верхнего пакета голову Артёма.
- Фу, блин. Убери её! - Сергей отвернулся в сторону. Его тошнило.
Николай убрал голову обратно и ударил несколько раз Дениса по щекам. Тот не сразу очнулся.
- Здравствуйте, Денис Валентинович! - язвительно сказал Николай. - Или, лучше сказать, серийный убийца? Скажите нам, сколько человек Вы уже убили ради своих мистических опытов?
Николай включил диктофон в телефоне на запись.
- Здесь уже достаточно улик, для того что бы отправить Вас в тюрьму.
- Кхм, – Денис кашлянул и попытался осмотреться, но свет от экрана телефона бил ему в лицо, и перед глазами плыли светлые круги. Наконец, он разглядел Сергея за спиной Николая.
- Сергей! Не верь этому психу. Он специально тебя запутывает.
- Нет! Сергей, скажи ему, кто псих? Ты же сам видел труп!
- Денис, как ты до такого дошёл? – Сергей сел на стол.
- Это всё книга. Та самая, про которую я тебе рассказывал. В ней рецепт чудодейственного эликсира. Он может омолаживать человека.
- Что за чушь ты городишь? Не бывает такого!
- Но он есть, и для него нужна свежая кровь.
- Тогда почему бы просто не купить её?
- Нужно особенным способом умертвить жертву. Иначе не работает. Мы проверяли.
- Проверяли? – Николай нагнулся к лицу Дениса ближе. - С кем же?
- С Ниной. Это она нашла эту книгу. И мне показала. Знала ведь, что я без ума от подобных вещей. Даже на шабаш ходил.
- Какой шабаш? Это лишнее. Ещё пособники у тебя есть? Нам интересно знать. Да, Сергей?
Николай обернулся к Сергею, который молчал последние несколько минут. Тот сидел неподвижно, совсем не шевелясь. Николай посветил на него телефоном и увидел торчащее из его горла большущее лезвие ножа. В этот момент тело покачнулось вперед и упало. Но Николай не заметил этого, так как удар в затылок уронил на пол и его.
Нина сидела в машине и ждала звонка от Дениса. Она должна была отвлекать Николая, если понадобится или тащить тело, если тот сунет нос не в своё дело. Прошло уже полчаса. Нина решила бросить его машину и уехать домой, а следствию наврёт чего-нибудь. Телефон завибрировал в руках. Она тут же открыла сообщение:
- Ты мне нужна :-*
Девушка выскочила из машины, едва не забыв закрыть её, и побежала к служебному входу. Осторожно открыла дверь, прислушиваясь к окружающим её звукам. Коридор был пуст. Продвигаясь еле слышным шагом, она дошла до двери в архив. Внимательно прислушиваясь, она простояла так несколько минут. Звуков борьбы или голосов изнутри не было слышно. За десять минут до этого Николай очнулся связанным на столе, а над ним стоял уже Денис и светил телефоном ему в лицо.
- Ну что же? – Денис ходил вокруг пленника. – Я ожидал чего-то подобного.
Он ходил вокруг Николая и потирал руки. Наконец, остановился и, глядя в темноту, приказал:
- Тима, приготовь его!
Из темноты выдвинулась огромная тень Тимофея. Сначала он срезал с Николая одежду, затем сделал на ногах и руках пометки крестиком для надреза. Денис, между тем, продолжал свою речь:
- Тебе, наверно, интересно, зачем я это делаю? И как? Я тебе объясню. Твоя кровь пойдёт на благое для меня дело, а тело подскажет следствию, кто осуществлял убийства и последним был Сергей. Интересно, правда?
Денис присел к самому уху Николая и зашептал.
- Я, конечно, не ожидал увидеть Вас двоих. Но никто не идеален.
- Думаю, Тима, мне придётся отказаться от твоих услуг. Нина намного точнее наносит метки. Мы рискуем не получить результат из-за твоих кривых рук.
- Ы-ы-ы! - произнёс Тимофей и двинулся на Дениса.
- Стой! – Денис вытянул руку перед собой.
Тимофей стоял, немного покачиваясь, как будто он хотел идти, а тело его не слушалось.
- Сядь!
Но Тимофей продолжал стоять. Денис стал лихорадочно искать какое-нибудь оружие: видимо, действие эликсира заканчивалось.
Сосчитав до шестидесяти, Нина выдохнула и, открыв дверь, вошла. Перед глазами – тьма. Свет из коридора освещал лишь первые два шкафа. И тут свет погас. Нет, это дверь закрылась. Она резко обернулась и чуть было не пропустила удар в голову. Только чудо помогло ей проскользнуть под огромной ручищей и ударить нападавшего головой в живот. Тимофей попытался сграбастать её в охапку, но она проскользнула между его ног. И, пока он разворачивался, Нина была уже на ногах. Их разделял стол, на котором лежал связанный Николай. В руке был нож, который она выдернула из горла Сергея. Лицо Тимофея расплылось в улыбке. Он понял, что жертва от него не уйдёт. Он выломал из стула ножку и двинулся к ней. Нина завертелась в поисках отступления. Каждый взмах импровизированной дубины проходил очень близко от её лица. Николай соображал, чем он может помочь. Потом собрался в комок на столе и пнул Тимофея, когда тот стоял напротив него. Нина не упустила этот момент. Одним прыжком сократив расстояние, ударила. Раз, два, три… Николай сбился со счёта, сколько раз она заносила нож. Кровь хлестала во все стороны. Тимофей схватил Нину за горло и принялся её душить. Последние удары её ножа пришлись в лицо. И вот руки разжались, он всей огромной тушей придавил девушку к полу. Нина столкнула его и хрипло, тяжело дыша, встала.
- Нина! Развяжи меня! – Николай поднял руки, показывая верёвки.
Нина стояла над телом Тимофея с ножом в руке. Кровь забрызгала всё платье. Большущая лужа скопилась около ног. Она продолжала тяжело дышать. «Ещё бы, -подумал Николай, - завалить такого быка, как Тимофей…»
- Нина! Раз-вя-жи! – сказал он по слогам.
Может, у неё помутнение рассудка?
Нина подошла к нему и разрезала верёвки на ногах.
- Я видел, как он убил Сергея и Дениса. Он сломал шею руками Денису.
Нина внимательно смотрела на Николая и, протянув окровавленную руку, поставила крестик чуть ниже. Николай дернулся в сторону - и вовремя. Нож со звоном вошёл в стол. Он свалился на пол, ноги затекли, но она уже выдернула нож и стояла над ним. «А у неё красивые ноги», - промелькнуло в голове Николая, зажмурившего глаза.

***
- Молодой человек! – Николай вздрогнул и открыл глаза.
- С Вами всё хорошо?
Николай утвердительно кивнул. Этот кошмар не оставлял его уже два месяца. Он до сих пор не верит, что выжил.
- Да? Давайте продолжим разговор.
Пожилой мужчина снова посмотрел в бумаги.
- Итак, Вы из другого города. Я навёл о Вас справки и выяснил, что Вы проходили принудительно лечение в психоневрологическом диспансере. Скажите, пожалуйста, от чего Вас лечили?
- От раздвоения личности.
- Вы думаете, что сможете работать в нашем магазине?
- Я работал до этого в магазине охранником.
- Приходите завтра. Мы возьмём Вас на испытательный срок.
Николай вышел из кабинета, прижимая к груди пакет, в котором лежала «книга».
0

#17 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 08 февраля 2016 - 23:25

№ 16

ЗА ГРАНЬЮ БЫТИЯ

Пашке оставалась неделя, он мучительно умирал от рака, организм уже не принимал пищу. Ему исполнилось всего двадцать лет. Ещё совсем недавно парень был влюблён и счастлив, а потом словно кто-то крутанул калейдоскоп и получилась совсем другая мозаика. Всё тело ломило и болело. Он отпустил Марину, потому что очень любил. Сказал, что едет лечиться за границу и больше не вернётся. Она с головой ушла в учёбу, а Пашка тихо угасал.
И вдруг стало так легко и спокойно, тело перестало болеть. Он почувствовал себя птицей и взмыл под потолок. С удивлением узнал свою палату и тело, которое осталось лежать на кровати. Рядом сидела задремавшая мама. Зашла медсестра, мама проснулась, все забегали. Промелькнула мысль:
– Чего они так суетятся? Всё же хорошо!
Пришел врач и сказал, что я умер. Мама заплакала, я подлетел к ней, хотел обнять, но у меня ничего не вышло: ведь руки остались на кровати. Я кричал, что живой, но меня никто не слышал. Пришли санитары, погрузили моё тело на каталку и повезли в морг. Я не стал следовать за ними, мне было гораздо лучше налегке, словно снял тяжёлый скафандр. Маме сделали укол и вызвали отца. Я решил его не дожидаться и вылетел в открытое окно. Мне очень нравилось парить над городом, а потом меня словно затянуло в какую-то воронку. Я стал набирать скорость всё больше и больше. Теперь я летел, как ракета, всё выше и выше от земли.
Оказался в открытом космосе, а потом - на Венере. Здесь было много таких, как я. Мы были похожи на маленькие облачка, только окрашенные в разные оттенки красного цвета. Мы могли читать мысли друг друга и, таким образом, разговаривать. Быстро перезнакомились и подружились. Мне рассказали, что тут находятся души тех, кто при жизни по-настоящему любил. Чем больше любви было в жизни, тем ярче окрашена душа. Здесь нет возраста и половой принадлежности. Мы захватили с собой только чувство любви. У нас отсутствуют тела, теперь мы просто сгустки энергии. На нашей планете все очень дружные.
Питаются тут только положительными эмоциями. Самые главные у нас – это архангелы, они ярко-красного цвета. Их назначил Господь. Здесь все работают, работа заключается в помощи людям. Мы помогаем встретиться сердцам, создаём для этого подходящие условия. Вкладываем в головы богатых мысли о помощи слабым, детям, бедным, больным. Если люди принимают эти мысли, мы им помогаем и дальше ведём по жизни. А если противятся и не хотят делиться, то и мы их больше не замечаем. Мы часто летаем на Землю. Только архангелы никуда не летают, они здесь проводят консультации для нас в сложных ситуациях. Каждый из архангелов на Земле отдал свою жизнь за любовь к людям. Тут время идёт совсем не так, как на Земле. Годы исчисляются для каждого отдельно. С каждым добрым поступком душа становится ярче, а её цвет - насыщенней. Когда освоишься на своей планете, наберёшься опыта, можно будет слетать на другие, познакомиться с их обитателями.
На Марсе живут души, окрашенные во все оттенки жёлтого цвета. Эти люди при жизни были очень смелыми, героями.
Они отдали своё здоровье или жизнь за спасение других людей. На Земле они теперь помогают слабым людям пережить испытания.
На Меркурии живут души зелёных оттенков. Эти люди при жизни были учёными. Они пожертвовали собой ради науки. На Земле теперь помогают людям развиваться, делать полезные открытия.
На Юпитере живут души голубых оттенков. Эти люди при жизни обладали разными талантами, которые были направлены на пользу людям. Это творческие личности. Теперь они помогают людям выбрать правильное направление, дают нужный толчок.
Есть ещё жизнь на Сатурне, но это особая планета. Туда нам нельзя. Там находятся души, которые надо перевоспитать. Это преступники, подлецы и пустышки, которые не сделали ничего хорошего в земной жизни. Эти души чёрных оттенков. Они занимаются тяжёлым трудом – отмывают Землю от энергетической грязи. Им нельзя на другие планеты. Нам очень жаль пустышек - на Земле их называли равнодушными. До нас часто долетают их горькие мысли. Они ведь не делали никакого зла, просто жили в своё удовольствие и ни во что не вмешивались. А теперь оказались вместе с преступниками. Пустышки часто просят нас о помощи, но мы даже свои мысли не можем им послать. Не долетают. Они зря потратили земную жизнь. Им придётся воплощаться ещё раз, но не сразу. Сначала они должны сами понять свои ошибки и измениться.
Меня поручили довольно яркой душе Дмитрия. Он гораздо дольше жил на Земле, да и на Венере уже чувствовал себя больше дома. Для меня это будет что-то типа стажировки. Я понаблюдаю за работой Дмитрия до тех пор, пока почувствую в себе силы работать самостоятельно. Моя душа сейчас бледно-розовая, почти белая. Я и пожить-то на Земле толком не успел. Меня очень беспокоила Марина. У нас были такие грандиозные планы, а теперь для неё все рухнуло. Она осталась одна на этих развалинах.
– Не волнуйся за Марину, – вдруг подумал Дмитрий, – её ведут ученые. Твоя помощь ей понадобится гораздо позже, ты это почувствуешь, а пока осваивайся.
– А как же мама? – не унимался Пашка.
– Мама плачет, это её спасает. Когда на Земле пройдет три месяца, ты сможешь прийти в её сон и предупредить, чтобы берегла девочку. Потом ею займутся герои. Твоя мама спасёт ребенка, которому посвятит свою жизнь. Теперь ты понял, что о любимых беспокоиться не нужно: у нас всё под контролем? – подытожил Дмитрий.
– Да, – облегчённо вздохнул Пашка, – здесь я тоже дома.
– А сейчас нам надо лететь на Землю. Под угрозой душа нерождённого младенца.
– Расскажи по дороге.
– Хорошо, только держись всё время рядом. Во Вселенной новичку легко потеряться, а путь неблизкий.
Пашка узнал, что девушка ждёт ребенка, а парень заставляет делать аборт. Девушка противится, но она очень любит парня и может не устоять. Её родители ничего не знают. Дмитрий хотел рассказать её матери, но решил посоветоваться с архангелами. Те сказали, что парень - пустышка и спасать надо не только ребёнка, но и девушку. Между тем, рядом с ней ходит юноша, который любит её и обрадуется ребёнку. Надо открыть ей глаза.
Даша с Сергеем шли по ночной улице. Вдруг дорогу им преградил хулиган. Приказал отдать деньги и украшения. Даша посмотрела на Сергея, который стал просить отпустить его. Он очень испугался. Она не верила своим ушам. Хулиган брезгливо скривился, сплюнул и растворился в темноте. Даша поймала такси и поехала к родителям. Телефон звонил, не переставая. Но для девушки этот абонент больше не существовал.
Ангелы улыбнулись и поспешили домой: дело сделано.
– Дмитрий, как Вы узнаете, что человеку нужна помощь?
– Кому-то из нас приходит эта информация. Помощь можно оказывать только на следующий день. За это время приходит чувство сопричастности. Если же оно не пришло, информация передаётся архангелам. Они сами решают, кто выполнит эту работу.
Пришла информация от героев. Срочно надо остановить девушку, которая спешит на свидание. Любой ценой. Она так влюблена, что снесёт любую преграду на своём пути. Это свидание не должно состояться. Ее любимый – преступник. Во время встречи она окажется втянутой в криминальные разборки и погибнет от шальной пули. А у неё совсем другая судьба, и любовь настоящая - ещё впереди. В её поле уже находятся души близнецов, а свою любовь она вырвет из лап смерти.
– Это как?
– Она работает медсестрой. В их отделение поступит парень после аварии, в которой погибнет вся семья. На нём не останется живого места. Персонал уверен, что его смерть – это дело нескольких дней. Наша героиня возьмётся его выхаживать. Полгода будет дневать и ночевать около его койки, отдаст ему свою кровь.
– Как же нам её остановить?
– Думай, её возраст тебе близок.
– Такую девушку только смерть остановит, да и то не факт.
Дмитрий и Пашка уже были около заветной квартиры, но так ничего и не придумали, а архангелов спрашивать поздно.
Девушка сбегала по ступенькам, напевая весёлую мелодию. И вдруг на очередной ступеньке оказался котёнок. Нога повисла в воздухе, а в следующее мгновение всё тело пронзила острая боль, даже в глазах потемнело. Девушка подвернула ногу, да так сильно, что время словно остановилось. Она стояла на одной ноге, а перед глазами мерцали разноцветные звёздочки. До лифта было всего пару шагов, но они казались длиною в жизнь: ведь она не могла даже пошевелиться. Только через полчаса девушка добралась до своего дивана и вздохнула с облегчением.
– У меня получилось, получилось! – ликовал Пашка на обратном пути.
– Что ты сделал?
– Мне так хотелось её остановить, что я просто бросился ей под ноги, взбаламутив всю пыль в подъезде.
– Она решила, что это котёнок. Разве она могла на него наступить?
– Конечно, нет. Посмотри, что с ней сейчас?
– Скорая помощь отвезла её в травмпункт, снимок показал растяжение связок. Сейчас она дома, все хорошо. А ты молодец. С первым заданием!
– Спасибо. Я рад, что всё обошлось.
Пришла информация от учёных. В одном небольшом городке живёт талантливый восьмилетний скрипач в каморке под лестницей вдвоём с мамой, которая убирает в этом же доме. Мальчик станет известным во всем мире, к тому же у него очень доброе сердце. Надо найти ему спонсора.
– Пусть о них напишут в газете.
– Действуй.
Маленький Данилка каждый день после уроков заходил в музыкальный магазин. Он смотрел на чудесные скрипки и мечтал о том, что когда-нибудь у него тоже будет такая. У прилавка стоял мужчина и выбирал инструмент для внука.
– Дяденька, скрипку надо слушать.
– Но я в них ничего не понимаю.
Мальчик взахлёб стал рассказывать о скрипках, помог выбрать хорошую. Они вместе вышли из магазина, разговорились. Данилка всё рассказал о себе и о своей мечте. Мужчина оказался журналистом. Через несколько дней в центральной газете появилась статья о юном даровании. Журналист побывал и в школе, и под лестницей. Он остался доволен своей интуицией, которая привела его именно в этот магазин, хотя друзья рекомендовали другой.
Пашка очень постарался, он просто тащил мужчину по этому адресу. На следующий день в редакцию приехал импозантный господин с охраной и попросил адрес мальчика. Сказал, что хочет купить Данилке квартиру, чтобы хоть один талант остался на Родине, не уехал за границу.
Через месяц мама с мальчиком въехали в свою собственную квартиру с мебелью и всем необходимым для жизни. Данилка получил на новоселье самую лучшую скрипку. А с нового учебного года юное дарование будет учиться в музыкальном интернате. Теперь у него есть крёстный отец, который устроил маму к себе на фирму.
– Дмитрий, мне кажется или я действительно слегка порозовел? – заволновался Пашка.
– Ты быстро освоился в новом статусе, – улыбнулся наставник, - и можешь работать самостоятельно. Кстати, на Земле уже прошло три месяца.
– Тогда я полетел в мамин сон.
В комнате сына Тамара устроила музей и проводила там всё свободное время. Жизнь для неё остановилась. По привычке ходила на работу, ела и спала. В
сыне была вся её жизнь, она уже разучилась улыбаться. Опять заснула в слезах и вдруг увидела сына в белоснежном костюме с бабочкой, улыбающегося. Он стоял вдалеке. Она бросилась к нему, но сын нахмурился, и Тамара остановилась.
– Мамочка, не надо больше плакать, мне тут хорошо. Прошу тебя, раздай все мои вещи, сделай ремонт в комнате и поклей розовые обои. Скоро я пришлю тебе девочку, береги её.
Утро встретило ласковым солнышком, женщина впервые после похорон это заметила. Она проснулась бодрой и полной сил. Сегодня выходной. Тамара обзвонила Пашкиных друзей и принялась за уборку. Вскоре комната засияла чистотой, парни разобрали все вещи сына на память. На следующий день женщина купила чудные обои в мелкие розовенькие цветочки. Её жизнь опять обрела смысл.
Пашка вернулся к своим новым обязанностям. Теперь его помощь нужна старушке, которая безуспешно пытается поймать машину, а никто не останавливается. В это самое время по соседней улице едет добрый парнишка.
Пашка вложил в его голову мысль свернуть на параллельную улицу, там лучше дорога. И вот уже они вместе едут по указанному пенсионеркой адресу.
Марина получила красный диплом и поступила в аспирантуру. Мир науки полностью поглотил её. Она грустила только из-за того, что любимый не вспоминал о ней, не звонил. Пашка получил эту информацию и поспешил успокоить девушку.
Марина сама не заметила, как задремала в кресле перед телевизором: не было сил дойти до кровати. Она увидела залитую солнцем аллею любимого парка. Сейчас будет скамейка, на которой они с Павликом проводили так много времени. Она занята, там кто-то сидит. Да это же Павлуша!
– Ты всё-таки приехал! – бросилась к нему девушка.
Она сделала два шага. Больше не смогла: что-то мешало. Между ними стояла невидимая стена.
– Здравствуй, Мариша. Я слежу за твоими успехами, ты молодец. Прости, что не звонил. Я умер, поэтому тебе ко мне нельзя. Ты будешь работать в научной лаборатории, выйдешь замуж за своего руководителя, родишь дочку. У тебя всё будет хорошо. Прощай, любимая!
Пашка растворился в воздухе вместе с невидимой стеной. Марина села на скамейку и заплакала. Это были слезы облегчения. Павлик помнит и любит. Он умер, но навсегда останется в её сердце. Девушка открыла глаза, потянулась и почувствовала необычайную бодрость во всём теле.
Пашке пришла информация от героев о том, что они летят на Землю к его матери. Он может полететь с ними, но вмешиваться запрещено, только смотреть. Конечно, он с радостью согласился.
Тамара шла по улице и смотрела на небо. Она часто так делала: ведь там теперь её сыночек. Вдруг женщина увидела, что сверху что-то летит. Она сделала ещё шаг и протянула руки. Тамара почему-то не испугалась и даже не удивилась. Она просто знала, что должна это поймать. Удар был такой силы, что женщина потеряла сознание, но руки не разжала. Стали собираться люди, приехала скорая, милиция. Тамару привели в чувство, в руках она сжимала годовалого ребенка. Малыша хотели везти в больницу, но Тамара ни за что не соглашалась с ним расстаться. В больницу они поехали вместе. У Тамары оказалась сломана рука, а ребенок истощен. Младенец был в ползунках, и все окружающие думали, что это мальчик. Только Тамара была уверена в том, что это та самая девочка, о которой предупреждал сын.
На следующий день пришёл следователь и рассказал историю маленькой Настеньки. Мать её была в декрете, работал один отец. Зарплата у него небольшая, поэтому жили впроголодь. В тот роковой день отца уволили с работы. Он напился с горя и решил убить себя и свою семью, чтоб не мучились. Пришел домой, рассказал всё жене, схватил нож и пошёл на неё. Юная мать схватила дочку и выбросила в открытое окно. Это был единственный способ спасти жизнь малышке. Конечно, эту мысль в ее голову вложили спасатели. Они же и приняли девочку за окном пятого этажа. Милиция нашла в квартире два окровавленных трупа. Девочка осталась круглой сиротой.
Целый месяц Тамара с Настей провели в больнице. Тамара вылечила руку, а малышка наела аппетитные розовые щёчки. Ещё месяц ушёл на оформление документов. И вот уже Настенька справила новоселье в своей новой комнате с цветочками на стенах. Отец обрадовался, что в их доме опять появился ребёнок, жена вернулась к полноценной жизни, а комната сына ожила и запульсировала, преобразилась.
– Эта малышка станет хирургом и спасёт много жизней, – сказали Пашке герои, – всё это станет возможным благодаря твоей матери.
Парень удовлетворенно вздохнул:
– Как хорошо творить добро и помогать достойным людям! Душа здесь может выразить себя гораздо полнее, чем в земной жизни. У неё больше возможностей, опыта, мудрости. Так здорово, что жизнь души не заканчивается никогда!
0

#18 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 10 февраля 2016 - 19:36

№ 17

ИГРА В ШАХМАТЫ

Сегодня день моего рождения, и две моих лучших подруги пригласили меня отметить его в одной старинной усадьбе. Конечно же, я сразу согласилась. Не было ни одного праздника после моего поступления в колледж, который я отметила бы дома. Каждый раз мы находили какое-нибудь интересное место, наполненное призраками и легендами о том, что каждый год хозяин страшного места забирает милую девушку, превращая её в очередную страшную сказку.
Наша шумная компания прибыла на место встречи рано утром. И поэтому мы, совершенно ничего не стесняясь, «затесались» в одну из туристических групп, обследующих усадьбу. Но уже через полчаса лекция о хозяине поместья мне надоела, и, сославшись на жажду, я покинула подруг и отправилась в «свободное плавание».
Петляя по коридорам и исследуя все открытые комнаты, я наткнулась на огромную библиотеку. Побродив между стеллажами с книгами, я заметила чёрный блокнот, небрежно сброшенный на пол. Оглядевшись по сторонам, и никого не увидев, я подняла его и сдула слой пыли с обложки.
На первой странице значилась надпись: «Моей малышке Виктории на восемнадцатый день рождениями». На следующей: « Этот дневник принадлежит Виктории Элизабет Грей. Если вы нашли его, то сожгите или просто выбросите».
Конечно же, моё любопытство разгорелось за несколько секунд, и, спрятав блокнот во внутренний карман пиджака, я вышла, оглядываясь и постоянно оборачиваясь. Но мне повезло: никто не видел моего путешествия. Я вернулась к подругам, но решила пока не показывать им находку.
Я рассудила так: если это дневник, то там может быть написан какой-нибудь бред, например: «Я люблю Сэма. Кортни купила такую же кофту. Парень Сьюзен встречается еще с двумя девушками…» В общем, оказаться совершенной безделицей.
Во время обеда одной из моих подруг стало плохо, а вторая вызвалась отвезти её домой и сразу же вернуться. Пожав плечами и сгорая от любопытства, я согласилась подождать её прямо здесь.
Как только они ушли, я достала находку и сразу же начала читать записи загадочной Виктории. Сначала, действительно, было неинтересно. Но вот запись, сделанная ровно год назад, привлекла мое внимание: «Сегодня от неизвестного отправителя мне пришла странная посылка. В момент открытия оказалось, что это путеводитель по маленькому графству на Севере Великобритании. Принёс его мне мой старый друг, который, как потом оказалось, был родом именно из тех мест. Заинтересованная, я начала перелистывать «подарок». На одной из страниц обнаружилась странная надпись: «Будь осторожна и не делай ставку, цена которой – твоя жизнь».
После недолгих расспросов выяснилось, что друг сам изучил книгу и только после этого принёс в мой дом. Но на удивленные взгляды и вопросы он поклялся, что книга была чиста и никаких надписей в ней не было. Моя решимость доказать обратное привела к тому, что я открыла нужную страницу, но ничего не увидела! А ведь не могло мне это показаться! Я же не сумасшедшая?!
Все ещё рассматривая своё отражение, я поняла, что уже приняла единственно верное решение, которое поможет мне докопаться до истины. Вещи были собраны, билеты куплены, а мое путешествие к разгадке только начиналось».
С неподдельным интересом переворачиваю страницу и вижу запись, сделанную ровно через 25 дней: «Я приехала в это забытое Богом место шесть часов назад. И, естественно, сразу же начала обследовать все уголки бывшего графства. Впрочем, ничего удивительного поначалу мне обнаружить не удалось: ведь вся Великобритания была усыпана подобными «диковинами».
Но вот графская усадьба, маленькая часть которой была реконструирована и переоборудована под гостиницу и небольшой ресторан, сразу привлекла моё внимание. Гладкие дверные полотна из неокрашенного дерева были украшены бронзовыми или железными накладками. Потолочные деревянные балки, опирающиеся на консоли, стулья с высокими спинками, расписные и окованные лари, массивные шкафы из неокрашенного дерева... Именно таким я и представляла себе это место.
Последнее пристанище множества рабов и слуг, замученных пытками графа. Впрочем, этой «чести» также удостоились и все его жёны. По-моему, их было тринадцать. Хотя многие исследователи утверждают, что их было гораздо больше, а граф просто покупал наложниц, которых впоследствии и называл женами.
Гостиница мне сразу понравилась. Казалось, что ничего не изменилось со времён последнего хозяина: окна арочной формы со стрельчатыми навершиями и металлическими переплётами, кровать с плотным балдахином на четырёх колоннах, множество деревянных шкафов, способных стать надежным укрытием для незваных гостей.
Кухня, по правде говоря, не отличалась изысканностью. Несколько овальных столов из массива, огромный камин, несколько деревянных кресел перед ним. Приготовленная еда была так себе. Однако чай и десерты - просто великолепны. Весь день я провела, изучая ту часть замка, которая не представляла опасности для любопытных туристов.
В этот день погода была по-осеннему холодная. Каменные стены замка не могли удержать тепло. Свет ламп иногда становился невероятно тусклым. Ветер завывал в длинных тёмных коридорах. Казалось, что замок стонет (уж не знаю), то ли пытаясь вернуть старого хозяина, то ли найти нового…»
Смотрю на часы и вижу, что прошло уже полчаса, мой чай остыл, от подруги нет ни одного сообщения. Вокруг туристы обедают или просто разговаривают, обсуждая красоты этого места. Делаю несколько глотков чая - и снова погружаюсь в водоворот событий годовой давности: «Он подсел ко мне во время ужина и предложил сыграть в шахматы. Странно улыбался. Я была очарована его голосом и не обращала внимания на мелочи.
- Предлагаю сыграть на твою жизнь. Если я выиграю, то приглашу тебя в гости! Хотя о чём это я? Ты же и так моя гостья, - как-то слишком легко и радостно сказал Он.
Страх прокрался в мой разум и липким потом начал стекать по моей спине. Сразу вспомнилась надпись в книге. Но его взгляд! Эта завораживающая, словно гипнотизирующая, затягивающая и не оставляющая шансов на спасение глубина его синих глаз. Мой пульс участился. Дыхание ускорилось, что, естественно, не осталось не замеченным.
- Ты же лучше всех играла в колледже! А на книжном шкафу целая полка заставлена наградами за победы в шахматных турнирах. Неужели боишься? – он хитро улыбнулся, демонстрируя идеально ровные зубы.
- Конечно же, нет, - попыталась улыбнуться я в ответ.
Улыбка получилась жутко неуверенная.
- А если я… Выиграю?
Незнакомец рассмеялся, в уголках его глаз появились тонкие лучики морщинок.
- Ну, тогда я подарю тебе новую жизнь. - уже совершенно серьёзно ответил мужчина. - Тебе ведь осталось недолго, я прав?
«Чёрт, что происходит? Как он узнал?» - подумала я, нервно переводя взгляд то на чашку кофе, то на аккуратные ноготки.
- Поверь мне, я знаю гораздо больше, - кажется вся ситуация казалась ему простым развлечением. - Я чувствую твой страх, Виктория.
- Я не называла своего имени, - страх сжал мои внутренности, проникая всё глубже.
- Я же говорил, что знаю. Виктория. Элизабет. Грей, - не сводя с меня глаз и отчеканив каждое слово, произнёс мужчина, - Кстати, я Джеймс. Мы играем? Или стоит предложить новую жизнь другой красотке?
Я затаила дыхание.
– Скажем, вон той блондинке?
Я обернулась и увидела девушку, невероятно похожую на меня.
- А… А где гарантии? – я решила воспользоваться последним шансом, чтобы узнать подробности.
- Прошу, - неожиданно спокойно ответил мой собеседник и снова взглянул на блондинку. – Сердечный приступ, а жаль!
Внезапно девушка начала задыхаться и падать.
-А теперь чудо,- весело воскликнул Джеймс и хлопнул в ладоши.
Девушка на полу замерла, её дыхание восстанавливалось, а бледные щеки розовели. Вокруг уже собралось изрядное количество зевак, вдруг…
- Я доктор! Пропустите! – мужчина в белом халате начал осмотр, но уже через минуту удивлённо вскинул брови. - Ничего не понимаю! Словно не было никакого приступа! Она совершенно здорова!
Толпа зашумела, и администрации ресторана пришлось срочно восстанавливать порядок и вызывать такси для блондинки.
- Убедилась?- спросил мой собеседник и достал шахматную доску
После начал медленно расставлять фигуры.
- У тебя ведь лейкемия? - не отрываясь, спросил Джеймс.
- Да, - выдохнула я, словно громом поражённая. – Ты, действительно, можешь вылечить меня?
- Легко, но только если выиграешь, - он как-то злобно усмехнулся.
- Тогда я согласна, - ни чуточку не сомневаясь в своих способностях, я наградила его победной улыбкой.
- Официант, - позвал Джеймс, поднимая руку и привлекая внимание. – Мисс Грей желает зелёный чай с мятой. А мне, пожалуйста, стаканчик виски со льдом».
Ещё несколько глотков - и снова переворачиваю страницу. Почерк тот же. Однако теперь видно, что хозяйка дневника очень торопилась, делая эту запись: «Нервно сглатываю. Уже четыре хода. Преимущество на моей стороне. Однако мой соперник слишком спокоен, словно уже выиграл. Ещё одна чёрная пешка оказалась уничтожена моим белым конем, а Джеймс просто распивает виски мелкими глотками и почти не интересуется происходящим на доске. Делаю очередной ход, смотрю ему прямо в глаза, уже полностью уверенная в своей победе, однако… Одним шагом ферзя он переходит всю шахматную доску и загоняет моего короля в угол.
- Шах и мат, Виктория, - он так и не опустил взгляд. Странная жестокая усмешка на секунду показалась за его улыбкой. – Что ж, принесите счёт, - махнул Джеймс официанту.
Я сидела, не в силах вымолвить ни слова. Он был прав. Действительно, шах и мат. Но как? Ведь преимущество было у меня. Ещё один ход - и я бы объявила «мат».
Принесли счёт. Не глядя, мой спутник вложил несколько крупных купюр и начал собирать шахматы. Каждая фигура удостоилась его отдельного взгляда и прикосновения. Легкого и нежного прикосновения, словно была сделана не из покрытого лаком дерева, а из тончайшего фарфора.
- Доброй ночи, Виктория,- Джеймс встал и слегка поклонился, приподнимая, невесть откуда взявшуюся на его голове, шляпу.
- Вам тоже…- прошептала я, глядя в спину удаляющемуся мужчине.
И вдруг всё происходящее показалось мне страшным сном. И Джеймс, в его старом костюме с потертостями на локтях и коленях, странная шляпа, деревянная трость, шахматная доска, в конце концов!
Я устало вздохнула и потёрла глаза. А когда огляделась, увидела, что Джеймс сидел за одним из дальних столиков и снова играл в шахматы. С ужасом осознала, что его соперником стал мой друг!
Но, едва я встала с места в надежде предупредить его, свет потух. За окнами засверкала молния, и крупные капли дождя застучали по стеклу.
Какая-то девушка вскрикнула, остальные посетители стали перешёптываться и судорожно доставать телефоны. Я последовала их примеру и (о Господи!) поняла, что оказалась отрезана от мира! Связи не было. Экран мобильного замерцал и потух. Но перед ужином я же связывалась с мамой! Глубоко вздохнула. Оказалось, что время уже за полночь, а наша шахматная партия длилась четыре часа!
- Дорогие гости, - голос Джеймса был прекрасно слышен во всех уголках ресторана. – Прошу вас, не пугайтесь! Это всего лишь маленькая неполадка, связанная с погодными условиями. А теперь мои слуги проводят вас в ваши комнаты. Спокойной ночи, дамы и господа!
Словно по волшебству, по всему залу стали загораться масляные фонари. Однако людей, которые могли бы зажечь их, не было видно. Невероятной красоты кованый фонарь мягко приземлился на мой стол и осветил его. То же самое происходило и с другими постояльцами.
А затем зал начал медленно пустеть. Абсолютную тишину нарушали раскаты грома и барабанная дробь капель по стеклу. Прямо напротив меня присел Джеймс.
- А Вы, мисс Грей? Не хотите выспаться перед завтрашним днём? Или Вам настолько страшно, что вы решили переночевать здесь? - он улыбнулся, но в свете фонаря его улыбка выглядела зловещей.
Вот тут я начала жалеть о том, что мой номер располагается в конце длинного коридора. Однако подхватила фонарь и торопливо вышла из помещения ресторана.
Темнота окутывала каждый мой шаг. Звуки тонули в шуме дождя. Заветная дверь была всё ближе. И вдруг я услышала одинокое мяуканье где-то вдалеке. Любопытство взяло верх, и я повернула в правый коридор. Через 20 шагов раскат грома нарушил покой графства, но уже через считанные секунды тишина одержала победу, а я оказалась в тупике.
Чертыхнувшись, я повернула обратно, однако меня настиг скрип открывающейся двери. Медленно обернулась и увидела приоткрытую дверь. Снова раздалось мяуканье, и я прошла внутрь. В наступившей тишине я могла слышать стук собственного сердца, однако начала звать:
-Кис- кис- кис! Выходи, котик! Я здесь.
Но вдруг окна озарились молнией, я вскрикнула и выронила фонарь. Все стены были заставлены книжными шкафами, а на полу, в лужах крови, лежали тела девушек моего возраста. Спешно подняв фонарь, я прошла на несколько шагов вглубь. Но, к моему удивлению, пол оказался чисто вымыт и никаких следов преступления не было. Липкий страх, сжавший мои внутренности, стал немного отпускать, и я решила поскорее вернуться в номер. Едва я покинула ту странную комнату, вокруг начали раздаваться тихие всхлипы и стоны. С каждым шагом они становились всё громче. Я перешла на бег, сокращая дистанцию».
Я оторвалась от чтения дневника. «Кажется, подруга уже должна была вернуться или хотя бы позвонить»,- промелькнула мысль. Однако телефон молчал. Вокруг стало меньше посетителей. Гид снова начинал экскурсию по достопримечательностям графской усадьбы. Повара на кухне, видимо, начали готовить ужин, а я продолжала сидеть на том же месте. Но вдруг вспомнила, что дневник нашла именно на полу библиотеки. Перечитав страницу, я поняла, что не ошиблась. Однако никаких странностей в этой старой комнате, на мой взгляд, не было.
Любопытство взяло верх, и я продолжила чтение: «Забежав в комнату, я прижалась спиной к двери и перевела дыхание. Поставила фонарь на прикроватную тумбочку и огляделась. Один предмет сразу привлёк моё внимание. Старинное зеркало в золочёной раме расположилось прямо напротив моей кровати. Но во время моего заселения его здесь не было! Фонарь освещал только маленькую часть комнаты. Всё остальное тонуло во мраке ночи. За окнами продолжала бушевать непогода. Раскаты грома глухим эхом отражались от стен замка. Яркие молнии пересекали небосвод.
Надевая ночную рубашку, я пристально вглядывалась в поверхность зеркала. Свет фонаря играл с моим воображением злую шутку. Казалось, что тени в комнате сгущаются, странные звуки не перестают вызывать мурашки на моей коже, а ещё и холод… Просто могильный холод пробирает до самых костей.
Я взяла тот самый путеводитель, который лежал рядом с фонарём и открыла страничку, на чтении которой остановилась сегодня днём. Но вместо текста на этой и всех следующих страницах была только одна надпись: «Беги!»
Я закрыла книгу и несколько раз глубоко вздохнула и выдохнула. А, когда открыла, то увидела только текст путеводителя. Списав все видения и странные звуки и галлюцинации на усталость, закрыла глаза и натянула одеяло до самого подбородка. Через несколько минут провалилась в сон. Проснулась я от лёгкого стука по стеклу. Но, посмотрев в окно и ничего не увидев, я села в кровати. Тонкая полоска рассвета на востоке уже разгоралась. День вступал в свои законные права…
- Беги! – шёпот (такой же, как и в коридорах замка) доносился… Из зеркала. Я вскрикнула. А на его глади отразилось лицо девушки, которая отчаянно стучала в стекло, и продолжала повторять:
- Беги!..
Едва первые лучи солнца осветили комнату, видение исчезло. Я ещё несколько минут вглядывалась в зеркало, однако никаких изменений так и не произошло».
Я внимательно оглядела присутствующих и не смогла скрыть своего удивления: за одним из дальних столиков сидел мужчина, невероятно похожий на Джеймса из дневника. Неужели он действительно существует? Я опустила взгляд, стараясь не привлекать к себе внимания. Теперь мне было просто необходимо узнать, что произошло дальше.
«Я пришла в ресторан к завтраку. Столы были сервированы и украшены зелёными ветками. Большинство посетителей уже заняли свои места и неспешно завтракали, обсуждая вчерашние события.
Едва я приступила к еде, раздался страшный женский крик, переходящий в визг. Сразу же окружающие побежали на голос. А когда стало понятно, что произошло, я не смогла сдержать слёз… Горничная при уборке комнат обнаружила труп мужчины, в котором я узнала своего друга. Оказалось, что из-за ветра и дождя потолок в его комнате обрушился. У него не было шансов. Приехавшие полицейские расценили данную смерть, как несчастный случай! Теперь стало понятно, что хотела сказать мне та девушка из зеркала. Я вернулась в свою комнату, что бы собрать вещи, однако все мои чемоданы и сумки были пусты!
В порыве злости я прибежала в ресторан и застала удивительную картину: Джеймс объяснял туристам и постояльцам, что сегодня возможен ураган, и что, если они не хотят подвергать свою жизнь опасности, то необходимо покинуть усадьбу. Окружающие согласно закивали и стали расходиться. Я подошла к Джеймсу и спросила:
- Он ведь проиграл?
- О ком вы говорите, мисс Грей? – он удивленно посмотрел на меня.
-Мой друг. Я видела, что вчера Вы с ним играли в эти чёртовы шахматы!
- Какая же Вы догадливая, Виктория! – рассмеялся Джеймс. - А сегодня Ваша очередь отдавать долги.
- Я хочу уехать отсюда! – закричала я.
- Извините, но это невозможно, - спокойно ответил мужчина. - Ваша жизнь теперь принадлежит мне. А ещё Вас подозревают в убийстве. Разве это не веская причина остаться? – Джеймс странно улыбнулся. – А теперь простите, мне пора. Удачного дня, мисс Грей.
Он просто ушёл в противоположную от меня сторону! Я стояла, совершенно не зная, что я могу сделать!
До самого вечера я сидела в комнате, перелистывала путеводитель и проклинала странную усадьбу. Впрочем, моё проклятие ей не требовалось. По одной из легенд, описанных в путеводителе, это место прокляла ещё в 17 веке одна из жён графа. Иногда её можно увидеть в зеркале или услышать мяуканье её любимого кота, который был убит вместе с хозяйкой. А ещё там было написано, что все убийства происходили в библиотеке и дерево там имеет красный оттенок потому, что пропитано кровью. Ужас продолжал сковывать меня. За окном сгущались сумерки. А вокруг стояла тишина, да такая, что можно было слышать стук собственного сердца.
Теперь я всегда не выпускаю из рук блокнот и ручку. Я не знаю, когда придёт моя смерть и как она придёт. Но, возможно, я смогу подобраться ближе к разгадке тайны графской усадьбы».
Дальше были чистые листы. Я разочарованно вздохнула, но ближе к концу блокнота страницы оказались чем-то залиты. Однако было видно, что на них что-то написано. С трудом разбирая слова, я продолжила изучение: «Я потеряла сознание, а очнулась от дикой боли. Открыв глаза, поняла, что кто-то тащит меня за волосы по мокрому полу. Я пыталась вырваться, но это мне это не удалось. Я попыталась поднять голову и посмотреть на своего мучителя. Это был Джеймс. Небрежно бросив меня на пол, он вышел, хлопнув дверью. Голова болела страшно, но я, превозмогая боль, огляделась. Библиотека. Именно здесь я и оказалась! От него невозможно спрятаться, и, если он решил, что ты будешь следующей, беги, пока он не увидел тебя!
Вдруг дверь в комнату скрипнула. Сложилось ощущение, что кто-то вошёл. Я слышу жуткий скрежет и прижимаюсь спиной к одному из стеллажей. Внезапно открылось окно, и в комнату подул холодный ветер. Снова со всех сторон начали раздаваться стоны и всхлипы. Почему-то я не могу кричать. Вокруг меня начинают собираться призраки убитых здесь девушек, они приближаются…»
На этом записи обрывались. Глубоко вздохнув, я подняла взгляд. Прямо напротив меня сидел Джеймс из дневника!
- Предлагаю сыграть на твою жизнь. Если я выиграю, то приглашу тебя в гости! Хотя о чём это я? Ты же и так моя гостья, - как-то слишком легко и радостно сказал Он, доставая шахматную доску и начиная медленно расставлять фигуры…
0

#19 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 19 февраля 2016 - 22:14

№ 18

ДЬЯВОЛЬСКИ ХОРОШИЙ

- Здравствуйте! – крикнул Андрей в трубку, держа палец на очередном объявлении. – Вы продаёте «Хундай»?
- Да, – послышался грустный мужской голос
- За сто тысяч рублей?
- Да. Но оформление полностью Ваше.
- Он, что очень сильно побит?
- Приезжайте и увидите.
- Куда? – робким от радости голосом спросил парень.
- На конечную остановку двадцатой маршрутки. Через час буду там.
Имея двести тысяч в кармане, Андрей второй день искал нормальную машину. После армии он три года работал у хозяина. Но неделю назад того посадили. Кроме, как крутить баранку, парень ничего не умел и решил заняться извозом. Хорошего «жигулёнка» найти бы… А тут – «Хундай Санта»… «Представляю, какой он побитый, - нетерпеливо топчась под моросящим дождём на конечной остановке, думал парень. – Ничего, Витёк с оформлением поможет. А за сто тысяч отремонтирую».
Белый «Форд», словно призрак, выплыл из дождевой завесы, остановился. Мужчина встретился взглядом с парнем и кивнул головой:
- Андрей, - представился молодой покупатель.
- Дмитрий Юрьевич, - водитель слегка повернул бледное, отдающее желтизной лицо. – Садись!
- А какой пробег? – спросил парень, едва сев в машину.
Мужчина, молча, протянул техпаспорт. Андрей взглянул и обмер: «Этого не может быть! Внедорожник… Выпуска прошлого года…» Он даже как следует удивиться не успел.
- Приехали, - проворчал водитель, не обращая внимания на дождь, открыл ворота и кивнул в тёмную пустоту. – Заходи! Смотри!
И тут же яркий свет осветил каждый уголок гаража. Но парня интересовала лишь машина. Водительская дверь «Санты» сильно вмята в салон. Мысленно парень вернул дверце прежний вид и навёл порядок в салоне. «…И подвеска не повреждена. Двигатель?» Мужчина открыл капот. Андрей вздрогнул, на пару минут потерял дар речи. Двигатель был словно только что с конвейера.
- Берёшь? – спросил мужчина совсем безразличным голосом.
- Да… Да… - парень не мог поверить, что это не сон.
- Вот ключи от машины и от гаража, - владелец гаража положил связку ключей на верстак. – Запиши мой сотовый. Подготовь всё… Позвонишь…
Мужчина сел в свой «Форд» и уехал.
Вторую неделю Андрей занимался извозом. Куда уж конкурентам на своих «ладах»! Все крутые клиенты были его. И сейчас он вёз влюблённую парочку куда-то за город. «У парня, судя по прикиду, деньги водятся, - размышлял «бомбила», разглядывая их в зеркало. – «Пятихатку» срублю.
- Останови возле того дома! – приказал пассажир. – Сколько с меня?
- Пятьсот, - слегка зевая, произнёс Андрей.
Парень, молча, протянул купюры. А улыбнулся водитель, лишь когда они вышли.
- Машинка ты моя, - ласково постучал он по рулю, - как хорошо, что ты мне досталась!
И тут задняя дверь по-хозяйски открылась. Две мрачные личности кавказской национальности удобно расположились на сиденье.
- В Семёновку! – приказал пассажир постарше, буравя водителя грозным взглядом.
«Подозрительные типы, - мелькнула мысль, когда уже тронулся с места. – Ехать через весь город, а уже смеркается. И места там глухие. Ну, с этими, похоже, лучше не ссорится».
Когда подъехали к Семёновке сумерки уже опустились на землю, придавая пейзажу красно-чёрный готический оттенок.
- За кладбищем хутор, там и остановишь, - произнёс пассажир.
«А ведь совсем темно…, - Андрей нащупал рукой монтировку. – Не поможет. У них, наверняка, оружие есть».
- Останови возле той сторожки, - последовал очередной приказ, а затем вопрос. – Сколько?
«Сколько, сколько? Попрошу «штуку». Точно, голову оторвут».
- Не знаю, - пожал плечами парень
- Что ж ты, парень, свой труд не ценишь? - ухмыльнулся пожилой, протянул две тысячные купюры и вышел.
- Вот пруха! – воскликнул Андрей, срываясь с места. – Санта, я на тебе за неделю зарабатываю больше, чем у хозяина за месяц! Так, а это что за красавица?
Место пустынное, мрачное… И красивая девушка, пытающаяся остановить попутку. Распущенные волосы, тёмное платье. Остановился. О! Так она, действительно, красавица, хоть и не накрашенная. И лицо слегка бледное.
- До города подбросишь? – а сама машину рассматривает. – Мне недалеко. За парком Маяковского.
- Садись! – парень открыл дверцу, и пассажирка уселась рядом.
С удивлением оглядела салон, покачала головой и произнесла то, чего Андрей, ну уж совсем не ожидал:
- Моя машина!
- В смысле? – парень даже не понял, о чём она.
- В прямом, - на губах грустная улыбка. – Наверное, папа тебе её продал.
- А что же он твоего разрешения не спросил, если машина твоя?
- Разбила я её.
- Ну, разбила-то ты её здорово, - почему-то засмеялся парень. – Не пойму, каким чудом в живых осталась.
Девушка пожала плечами, на губах появилась загадочная улыбка.
- Звать-то тебя как? – эта девчонка Андрею нравилась всё сильнее и сильнее, а его спортивная фигура всегда привлекала представительниц противоположного пола.
- Диана.
- А меня - Андрей, - парень в очередной раз скользнул взглядом по своей попутчице. – Может, сходим куда-нибудь?
- Не знаю, - покачала головой Диана. – Из-за меня у всех одни неприятности.
- А я трудностей не боюсь! – и вдруг резко перевёл тему. – И что ты как бывшая владелица скажешь об автомобиле?
- Дьявольски хороший!
- Почему дьявольски хороший?
- А ты в техпаспорт внимательно посмотри, - и очень уж загадочная улыбка на лице. – На идентификационный номер.
Достал и взглянул: DX 136666666666666
- Видишь? – продолжала улыбаться девушка. – Дьявольски хороший, тринадцать и тринадцать шестёрок.
- Я в приметы не верю
- А я верила… - задумчиво посмотрела в окно. – Но считала себя умнее всех.
Девушка замолчала. И лишь когда подъехали к парку, кивнула головой:
- Останови возле того дома, первый подъезд.
- Диана, так я подожду?
- Если через полчаса не выйду, зайдёшь в шестую квартиру и попросишь у отца деньги за мой проезд.
Они вышли из машины. Диана скользнула взглядом по парню и вдруг спросила, обращаясь к автомобилю:
- Ты ко мне вернёшься?
И автомобиль мигнул фарами. Андрей был настолько поражен, что лишь и смог промолвить:
- Кто тебе его отдаст?
- А мы и Андрея с собой заберём, - подмигнула она автомобилю.
И тот вновь моргнул фарами.
Парень подождал обещанные полчаса, затем ещё минут пять и, улыбнувшись, прошептал:
- Как договаривались…
Поднялся на второй этаж и позвонил в шестую квартиру. Дверь открыла женщина в чёрном платке, со скорбью на лице.
- Здравствуйте!.. Извините!..
Он уж хотел уйти, но вышел хозяин квартиры.
- Андрей? – удивленно произнёс тот, и тут же испугано спросил. – Что случилось?
- Я Вашу дочь подвёз… А она не расплатилась…
- Когда подвёз? – на лице женщины появился ужас.
- Сейчас только.
Женщина стала падать. Муж подхватил её. Бросился на помощь и Андрей.
- Помоги отнести в спальню, - попросил мужчина.
Женщину уложили в кровать. Дмитрий Юрьевич достал шприц, сделал жене укол и, кивнув парню, тихо произнёс:
- Пошли в зал. Поговорим.
Парень сделал шаг в комнату и застыл. Голова перестала соображать. На тумбочке стояла огромная фотография Дианы… Перетянутая чёрной лентой.
- Сегодня сорок дней, как она погибла, - мужчина замолчал и тяжело вздохнув, добавил: - Разбилась на машине, которую я тебе продал.
До Андрея плохо доходил смысл его слов. Он стоял, похожий на мраморное изваяние, а ставшее бледным лицо подчёркивало это сравнение.
- Этого не может быть, - наконец, выдавил он. – Я только что подвёз её к вашему подъезду, и она зашла в него.
- Откуда подвёз?
- Ну… От хутора Семёновка…
- Там на кладбище она и похоронена, - тяжело вздохнул отец. – Садись, Андрей, хочу тебе кое-что сказать.
Парень обреченно сел за стол, не сводя глаз со снимка погибшей девушки.
- Когда продавал тебе машину, сам ничего не знал, - отец также не отрывал взгляда от портрета дочери. – Недели через две зашёл в комнату дочери и наткнулся на её дневник. И не поверил, что тот принадлежит Диане. Это было выше моего понимания. Но всё же понял, что она состояла в какой-то мистической организации и занимала там высокое положение. Далее шла какая-то чертовщина о споре с дьяволом. Вначале мне казалось - это лишь фантазии Дианы. Мужчина подошёл к серванту, достал бутылку коньяка и, налив в бокал чуть ли не до краев, осушил одним глотком.
- Последняя запись была сделана вечером шестого июня. Она написала, что ночью будет участвовать в автогонках с дьяволом. И победитель станет во главе, а побеждённый – будет верно служить ему. Я, конечно, не поверил бы в это… Но той ночью Диана погибла.
Мужчина замолчал, долго сидел, уставившись на образ дочери, затем продолжил:
- Заправщик на бензоколонке при въезде в город видел, как всё произошло. Две чёрные машины мчались по пустынному ночному шоссе со скоростью более двухсот километров. Он говорит, что её подрезала та, другая, машина и Диана врезалась левым боком в бетонный блок, который лежал на въезде на бензозаправку. Смерть, как сказали врачи, наступила мгновенно. Далее произошло нечто странное. Неуправляемую машину с огромной скоростью понесло на колонку. И вдруг, в последний момент, машина резко повернула, и раздался визг тормозов. Но следователь не поверил. Девушка в это время была мертва. Мужчина вновь подошёл к серванту, словно простую воду, выпил второй стакан.
- Вот что я тебе скажу, Андрей: избавляйся от этой машины, - тут он задумался и нерешительно добавил. – Хотя она попадёт кому-нибудь другому.
- Я подумаю.
- Вот тебе деньги за проезд моей дочери.
- Не надо, Дмитрий Юрьевич, - парень встал и направился к выходу.
Андрей осмотрел свою машину, чему-то улыбнулся и открыв дверцу, сел. Долго сидел, словно решаясь на что-то. Решился.
- Слушай, Санта! – он обращался к своей машине. – Ты что забыла, как я протирал каждую твою детальку? Сглаживал и закрашивал каждую царапинку? Мы с тобой друзья и должны всегда выручать друг друга.
Он продолжал сидеть, словно чего-то ждал. Не дождавшись, завёл двигатель и тронулся с места. Путь до дома должен занять не более получаса. И немедленно спать. К физической усталости добавилась умственная. Такое пережить не каждый день и не каждому приходится. Осталось пролететь двухкилометровый участок, где по обе стороны лишь одни деревья. Он добавил скорость. Андрей, что ты делаешь! Будь осторожен! На шоссе никого, скорость – за сто. Льёт небольшой дождь.
…Диана выскочила из кустов прямо под колёса его автомобиля. Андрей рванул руль вправо… В свете фар мелькнуло испуганное лицо водителя КамАЗа, мчавшегося на большой скорости по встречной полосе. Старуха в чёрном подняла свою отточенную косу и… Кто-то неведомый рванул руль. Легковушку закрутило на мокром асфальте.
Перед глазами мелькнули многочисленные колёса грузовика… Словно коса смерти, мелькнул в дюжине сантиметров край борта… Пустынное шоссе… Удаляющийся КамАЗ… Небо, затянутое тучами… Придорожные кусты… И тишина.
Уронив голову на руль, Андрей слушал эту самую тишину и смотрел на эти кусты. А за ними, всё дальше и дальше, положив на плечо свой инвентарь, уходила старуха в чёрном.
- Парень, парень, ты живой!? - полный ужаса, крик водителя грузовика вернул к действительности.
- Значит, живой! – он погладил руль и прошептал:
- Спасибо, Санта!
Свет фар его машины на мгновение осветил кусты.
0

#20 Пользователь офлайн   Наталья Владимировна Иконка

  • Администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Куратор конкурсов
  • Сообщений: 4 897
  • Регистрация: 26 сентября 15

Отправлено 21 февраля 2016 - 22:24

№ 19

СФЕРА ЗНАНИЙ

Прихожане как-то спросили настоятеля Фроско: «Зачем Провидение наделило живых существ столь разными языками?» Он ответил, что всё многообразие мира на одном языке не выразить. Прихожане понимающе покивали, но учеников у него не прибавилось. Его любовь к знанию и книгам разделяла только мышка Хрустелка – да и то только потому, что книжный пергамент оказался ей очень по вкусу. Каждый вечер он выкладывал для Хрустелки кусочек сыра, дабы та не стремилась усваивать знания через желудок. Другой живности в доме Фроско не водилось, пока не скончался сосед-пасечник, бездетный и причудливый старик. Осиротевших пчёл разобрали соседи, но аквариум с диковинными рыбками оказался никому не нужен, и Фроско забрал рыб себе.
Он задавал рыбкам корм (прожорливым не меньше Хрустелки), когда в его дом постучали. На пороге стоял средних лет мужчина с усталым и загорелым лицом. Его одежда была бедной и поношенной, сапоги со стоптанными каблуками не чистились уже миль сто.
– Порошу прощения, – сказал гость, поклонившись, – меня зовут Рудвель, я хотел бы взять у Вас несколько уроков. Декан Магбиднус рекомендовал Вас как весьма сведущего в языках человека.
– Декан преувеличивает, – скромно ответил Фроско, – но позвольте спросить, который из языков Вас интересует?
– Все, что Вы знаете. И исключая те, которым меня научил господин декан. Он сказал, что его языки исчерпаны, и направил к Вам.
– Вы изучили всё, что знает декан?!
– Позвольте мне объяснить…
Объяснение оказалось ещё удивительней, чем признание в том, что незнакомец выучил все девять языков, известных декану факультета языкознания Королевского Университета. Рудвеля интересовала одна-единственная фраза, которую он хотел бы научиться произносить на всех земных наречиях – древних и настоящих, народов человеческих и иных.
– И что это за фраза? – спросил Фроско.
– Это вопрос, очень короткий: «Человек ли я?»
Фроско внимательно присмотрелся к гостю – так, словно и у него появились сомнения, человек ли стоит перед ним?
– Конечно, Вы вправе не отвечать, но почему именно этот вопрос Вас интересует?
– Могу ли я рассчитывать, что мой ответ Вы сохраните в тайне?
– Мой сан обязывает меня хранить чужие тайны.
– Хорошо, я скажу. Вопрос «Человек ли я?» – пароль, которым открывается дверь, ведущая к богатству и славе. Но никто не знает, на каком языке его нужно произнести. Если Вы поможете мне найти нужный язык, Вашу церковь будет ждать значительное пожертвование.
Фроско встретил объяснение полуулыбкой, какая появляется на лице родителя, довольного, что его дитя твердо выучило урок.
– Наш приход беден, – кивнул он, – и мы рады любым пожертвованиям. Вы готовы приступить сейчас?
Гость был готов, и они приступили. Фроско никогда не было ученика, который бы занимался с таким прилежанием. А прилежания требуется немало, когда учишься рычать, как трульф, или блеять подобно сатиру. Клокотание горных карликов требовало особой сноровки. Рудвель едва не проглотил язык, выговаривая простое слово «Я».
– Представьте, что Вы показываете языком на себя, – инструктировал его Фроско.
К исходу часа из сил выбились оба.
– Удовлетворительно, – сказал Фроско, утирая пот. Если не слава и богатство, размышлял он, то что ещё могло подвигнуть незнакомца на столь странный труд?
Когда подошло время вечерней службы, им пришлось прервать урок – к великому сожалению обоих.

«Настоятель мой и, если позволите, мой коллега!
Спешу поделиться новостью, могущей коснуться нас с Вами самым непосредственным образом. Вы ведь знаете, что многие из моих учеников трудятся на государственном поприще во благо нашего королевства. Один из таких учеников служит сейчас толмачом в Министерстве Заморских Дел. Не далее как неделю назад ему была оказана честь толковать речь посланников из племени сыроедов. Варварского, надо сказать, народа, взявшего за правило атаковать наши заморские владения при каждом удобном случае. Так вот, по его словам, посланники уверяли, будто кто-то из людей имел дерзость украсть их реликвию – таинственный предмет неизвестного вида и силы. Ученик подслушал, что меж собой они назвали реликвию «Сферой Знаний». Он попытался расспросить сыроедов о Сфере, но, стоило её упомянуть, как посланники сделались немы, как рыбы. Они не желали о ней говорить, а лишь требовали разыскать и выдать им вора. Они дали описание похитителя – хоть и смутное, оно навело меня на мысль, что я встречал искомого человека буквально на днях.
Зная вашу проницательность, смею предположить, что Вы уже догадались, о каком человеке идёт речь. Если нет, то, значит, он к вам в Ведячий Лог ещё не прибыл. Он назвал себя Рудвелем и положил за цель произнести на любом наречии вопрос «Человек ли я?» Между прочим, он сказал, что знаком с языком сыроедов, и это служит ещё одним доказательством его вины.
Друг мой, Фроско, оставляю на Ваше усмотрение, как с ним поступить – доносить ли властям или отпустить восвояси? Мы все – законопослушные подданные Его Величества, но сама мысль, что родич наш будет выдан врагам на растерзание, внушает мне отвращение и стыд.
Преданный вам, Магбиднус, доктор философии, свободных искусств и проч.»

На другой день Рудвель явился угрюмым. На предложение повторить предыдущий урок он ответил отказом.
– Я всё помню, – добавил он таким тоном, как будто речь шла о чём-то плохом и требующим отмщения.
Перед уроком Фроско сообщил нечто, что весьма огорчило Рудвеля.
– У голых людей, – сказал Фроско, – нет общего понятия «человек». Перевести Ваш вопрос на их язык невозможно. И сходное свойство имеют многие языки зверей.
– Как же они называют себе подобных? – удивился Рудвель.
– Для каждого племени есть у них свое название. Нас, например, они зовут «живущие в чужой шкуре». Но, я полагаю, для Вас это неважно. Вряд ли требуемый пароль надо произнести на языке без общих понятий. Однако Рудвель не счёл это известие неважным. Он прикусил губу и лицо его, несмотря на загар, заметно побледнело.
– Вам нехорошо? – спросил Фроско, поднимаясь, чтобы принести воды.
Рудвель помотал головой. Неясно, что это могло означать точно, но Фроско догадался, что ученик не прочь остаться наедине со своими мыслями.
Чаша с водой была принята с благодарностью.
– Давайте все же попробуем перевести, – предложил Рудвель, – как будет на языке голых людей «я ли из племени голых людей?».
– Это тоже пароль?
– Неуверен, но на всякий случай…
Фроско не стал возражать. Он дал несколько вариантов перевода, и с полчаса они упражнялись в произношении. Подкрепив силы скромным обедом, они изучили языки белых пауков и вымерших ныне кентавров. Как и накануне, перед вечерней службой им пришлось прерваться. Фроско предложил Рудвелю посетить службу, чтобы вместе со всеми воздать должное Проведению, но тот отказался, объяснив, что ему необходимо заучить урок дома – то есть в трактире, где он остановился.
На следующее занятие ученик не явился. Фроско забеспокоился. Накануне он подумал, что ему выпал тот редкий случай, когда ученик преподавателю интересней, чем наоборот. Да и на прогульщика Рудвель ничуть не походил. После службы к настоятелю подошёл местный трактирщик.
– Забрали Вашего ученика, – сказал трактирщик, – нынче утром и взяли. А он, между прочим, за три дня остался мне должен.
– Забрали?! Кто?
– Казённые слуги и забрали. Рудвель вором оказался и мошенником. С самого Порт-Фарина по счетам не платит. Долгов, говорят, накопил аж на десять золотых.
У Фроско немного отлегло от сердца.
– Долгов? И только-то?
Трактирщик неодобрительно посмотрел на настоятеля. И то сказать, десять золотых – огромная сумма для небогатых обитателей Ведячего Лога.
– Долги копить ума не надо. А ты пойди, заработай! Три серебра мне задолжал, чем теперь их покрою?
Знакомый с местными ценами, Фроско понимал, что хозяин трактира преувеличил долг раз в десять. Ещё он понимал, что последний вопрос тот задал совсем неспроста. Трактирщик задержался явно не для того, чтобы просто поделиться новостями.
– Могу предложить только это, – сказал Фроско, показывая трактирщику одну серебряную монету. Тот облизнулся, приложил палец к губам и поманил Фроско идти за собой.
Позади храма, вдалеке от глаз остальных прихожан, он выудил из сумки нечто, завёрнутое в холщовую тряпицу.
– В дыре под потолком Рудвель прятал, – пояснил он, – но не ради воровства я взял, а в уплату.
Тусклый шар размером в два кулака и перламутрового оттенка явился перед глазами настоятеля. Он бережно принял шар в руки. Предмет был холоден на ощупь, тяжёл как камень и походил на большую, неясной чистоты, жемчужину.
– Заморская вещь! Должно быть, колдовская, – сказал трактирщик. – Мне грех её держать, и я подумал, что Вы-то, отец-настоятель, знаете, как с ней поступить…
– Отчего ты решил, что колдовская?
– Не в моих правилах подглядывать за постояльцами, но от Вас я правды не скрою. Вечером видел я, как бубнил он над штукой этой не по-нашему. Что бубнил, зачем бубнил - этого я не ведаю, клянусь Провидением!
Фроско убрал перламутровый шар под сутану и передал трактирщику монету.
– Не стоит говорить кому-либо об этом предмете.
– Что ж я, без понятия, что ли? – отозвался трактирщик, безмерно довольный сделкой. - Укрывать незаконную вещь – дело подсудное. А деньги… Кто их теперь отнимет?
В долговую тюрьму округа Ведячий Лог священников и поручителей пускали без препятствий. Удовлетворившись одной медной монеткой, тюремщик проводил Фроско до крохотной клетушки, где второй день содержался человек, называвший себя Рудвелем.
– Ни дать, ни взять, сумасшедший, – пояснял тюремщик, – бормочет что-то несуразное и клянется, что, если отпустить его, он сразу же разбогатеет, и вернет весь долг до полушки.
В бывшем ученике действительно произошла перемена. Он сильно осунулся, глаза потускнели. В его взгляде были и смятение, и страх, и вместе с тем – толика надежды, которую Фроско приписал своему появлению. Настоятель попросил тюремщика оставить их одних.
– Плохое время для урока, – сказал Рудвель, силясь изобразить спокойствие.
– Но хорошее, чтобы рассказать правду. Мне известно о Сфере Знаний и о сыроедах, у которых Вы её похитили. Туземцы обратились к нашим властям, дабы те разыскали Вас и вернули реликвию.
– Меня ищут?
– Вполне вероятно. Хотя (хвала Провидению) не с тем усердием, с каким у нас разыскивают должников. Как Вам удалось скопить такой большой долг?
– На путешествие в страну сыроедов мне пришлось занять денег. Часть долга я отдал, продав привезённые оттуда диковины. Другая часть осталась невыплаченной. Наверное, мои кредиторы решили, что я хотел сбежать, когда покинул Порт-Фарин ради Ведячего Лога.
– Десять золотых – большая сумма, но я найду способ помочь Вам. Расскажите мне о Сфере. В чём её сила?
– Я не знаю, о чем вы говорите.
– О перламутровом шаре, который Вы спрятали в трактире. Трактирщик нашёл его и передал мне.
Рудвель тяжело задышал и сжал кулаки. Фроско пришло в голову, что, сделай он это признание в более уединённом месте, ему пришлось бы дорого поплатиться.
– В ней вся моя жизнь, – выдавил Рудвель, делая шаг навстречу. Но напугать Фроско было непросто. Среди его прихожан попадались и не такие строптивцы.
– Ваша жизнь может окончиться в этих стенах, или того хуже. Тягостно оставаться в застенке тому, кто привык вольно путешествовать по свету, и Рудвель сдался.
– Ладно, будь по-Вашему. Этот шар, действительно, зовётся Сферой Знаний. Сыроеды верят, что она знает всё, что творилось или творится на свете. Сфера может ответить на любой вопрос, если только ответ у вопроса «да» или «нет». Но никто не знает, на каком языке надо спрашивать.
– И Вы придумали простой вопрос, чтобы найти нужный язык?
– Да. Сначала, я пытался изучать языки по книгам, но книги дороги, и они не могут сообщить, как правильно произносить слова. Тогда я решил нанять учителя.
– Мы спрашиваем словами, но как Сфера нам отвечает? Она тоже говорит?
– Нет, она не говорит, но светит. Она светит золотом, если ответ «да», и серебром, если «нет».
Фроско не мог сдержать своего изумления.
– Воистину удивительная история! Мы копим знания тысячелетиями, мы собираем его по крупицам, а оно, оказывается, сосредоточено в одном-единственном предмете!
Фроско постучал в дверь, вызывая тюремщика.
– А Ваше обещание? – взмолился Рудвель.
– Как я сказал, Вы скоро покинете это место. Но я не обещаю, что Вы получите назад Сферу. Есть ли в ней знание или нет - она должна быть возвращена законным владельцам.
Тюремщик принял от Фроско поручительство. Но сразу выпустить Рудвеля было невозможно. Согласно закону, поручитель должен доказать свою состоятельность, внеся половину долга. Фроско был беден, как и весь его приход, но у него были книги, которые он собирал всю жизнь, и которые теперь можно было продать или заложить. Какой в них прок, думал он, если Сфера знает больше, чем все книги на свете?
Не требуя понуканий, ослик бодро тащил повозку домой. Сидя в повозке, Фроско размышлял о том, какими хитрыми путями Провидение даёт нам знание о мире. Прямых указаний от него не бывает. Поколение за поколением пытливые умы разыскивают спрятанные Провидением тайники, собирая знание, как мозаику. Сколько ложных дорог исследовано, сколько трудов положено зря! Провидение словно смеётся над нами, как иной раз взрослые смеются над ребёнком, предлагая ему коробку конфет, которую он не в силах открыть.
Огонь и вода, земля и воздух, безмолвные предметы скрывают свою сущность, хоть и даются в руки. С какой целью Провидение создало то, что нельзя познать? Чтобы подразнить нас? Или чтобы поставить на путь истины? Как бы то ни было, Сфера устроена слишком просто. Какой-то подвох… Провидение приготовило и на сей раз.
С такими мыслями Фроско распряг ослика, отвёл его в стойло и вошёл в дом. Ему показалось, что верные друзья его, книги, смотрят на него с подозрением. Ведь с кем-то из них теперь придётся расстаться. Возможно, со многими: ростовщик не даст хорошую цену за то, что никому, кроме Фроско, не нужно. Полки опустеют, и останется Фроско один, без друзей…
Рыбки в аквариуме ничем не выражали своего беспокойства, как будто знали, что продажа им не грозит. Никогда ему не научиться говорить с ними, как с книгами. Да и много ли можно узнать от молчаливых рыб? Фроско достал из сундука Сферу и поднёс к аквариуму. Рыбки, думая, должно быть, что им приготовили корм, подплыли к поверхности и раскрыли рты. Но на этот раз Фроско приготовил им не еду.
– О, Провидение! – молвил он тихо, – неужели ты вновь сводишь непознанное к непознаваемому?
Не закатав рукавов, он опустил Сферу на дно. Рыбки испуганно метнулись по углам, но вскоре успокоились и занялись изучением вновь прибывшего предмета. Прошло, вероятно, не больше минуты, когда сквозь толщу зеленоватой воды Фроско ясно различил свечение – то золотом, то серебром…
0

Поделиться темой:


  • 4 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей