Литературный форум "Ковдория": байки - Литературный форум "Ковдория"

Перейти к содержимому

  • 5 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • Последняя »
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

байки Александр Мецгер

#1 Пользователь офлайн   Александр Мецгер Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 876
  • Регистрация: 14 июля 08

Отправлено 19 июля 2008 - 20:32

Коварство и любовь

Кто мог подумать, что Федька Загогулька станет писателем? Да он в слове " Корова", две ошибки делал. И если в школе получал тройку, это было целым событием для его родителей. Всю жизнь был безграмотным, а тут писатель. И самое интересное - издатели за ним толпами ходят. Другие писатели от зависти только ногти кусают.
Однажды у Фёдора брал интервью корреспондент. Стал он расспрашивать, как это ему удаётся в такой короткий срок писать романы? Да ещё такие, что все зачитываются.
- А я сам и не пишу,- доверчиво стал рассказывать Фёдор,- мне одна бабка перед смертью подарила авторучку, вот она и пишет. А я утром несу готовую рукопись издателю.
Корреспондент, конечно, не поверил. Тогда Фёдор пригласил его домой. То, что увидел корреспондент, вызвало у него шок.
- Продай мне эту ручку,- стал он просить Фёдора,- я тебе за неё огромные деньги дам.
- Не могу,- стал объяснять Фёдор,- она заколдованная. Даже если я её и продам, она всё равно ко мне вернётся. Вот если бы я подарил её тебе - и Фёдор прикусил язык.
- Ты продай, а я уж постараюсь, чтобы она не вернулась к тебе,- стал уговаривать корреспондент.
- Ну, смотри, не говори потом, что не предупреждал,- согласился, наконец, Фёдор.
Корреспондент радостно бежал домой, бережно придерживая авторучку. И только дома обнаружил, что ручка исчезла.
- Как такое могло произойти?- огорчился корреспондент, но на этом не успокоился.
А авторучка Федьке досталась случайно. На краю села помирала старуха. Говорили, что она ведьма и селяне боялись к ней даже близко подойти. Федьке же всё пофиг, он не верил в разные сказки. Зашёл к ней и спрашивает:
- Бабуля, ничего не желаете? Может, водички подать?
А старуха и говорит:
- Добрый ты малый. Выполни мою просьбу, проруби в потолке дырку. А я за это награжу тебя. Дам тебе авторучку, которая будет за тебя романы писать. Станешь знаменитым и богатым. И кто бы ни украл её у тебя и сколько бы ты не продавал её, она всё равно будет возвращаться к тебе. Только смотри - не дари её никому.
Прорубил Федька в потолке дару, как просила старуха, та и умерла. Федька её словам значения не придал, а утром в кармане авторучку обнаружил. С того дня стала авторучка писать для Федьки романы, а он их в издательства относить, да гонорары получать. Не жизнь, а малина.
После того, как ушёл корреспондент, Федька отправился спать, а его авторучка писала ему новый роман.
Прошло, какое - то время и на одной из презентаций Фёдор встретил удивительную девушку. Она с восхищением смотрела на него, и у Федьки перехватило дыхание. Конечно, он влюбился. И понял, что без неё не сможет больше жить. Целыми днями он думал о ней и не мог дождаться вечера, чтобы встретиться с любимой. Вечерами они, взявшись за руки, бродили по парку и не могли оторвать глаз друг от друга. В один из таких вечером Фёдор признался ей в любви.
- Я тебя тоже люблю,- призналась девушка, - даже если бы ты был беден и никому не известен, я всё равно полюбила бы тебя.
Эти слова так взволновали юношу, что он пообещал ей, что сделает её счастливой.
- Все вы так говорите,- скромно ответила девушка,- а смог бы ты доказать свою любовь? Подари мне то, что тебе дороже всего на свете.
- Мне для тебя жизни не жалко!- горячо воскликнул Фёдор,- проси, что хочешь.
- Подари мне свою авторучку,- прошептала девушка, и её глаза заблестели.
- Бери,- воскликнул Фёдор и протянул заветную авторучку любимой.
Девушка прижала её к груди и через несколько минут вспомнила, что ей надо срочно домой. Больше Фёдор её никогда не видел. Говорили, что он после этого сильно запил и больше уже никогда даже не пытался писать. А в том же городишке появился новый писатель, бывший корреспондент. Только вот его романы были в основном о загробном мире и убийствах. И не пользовались спросом. Да и гонорары, который он получал, не обогатили его. То его обворовывали, то в казино проиграет.
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=269
0

#2 Пользователь офлайн   Александр Мецгер Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 876
  • Регистрация: 14 июля 08

Отправлено 20 июля 2008 - 20:17

Золото Кубанской Рады

В одной казачьей станице, не буду называть какой, чтобы не привлекать внимание любителей сокровищ, жил казак Яшка Трутень. Он случайно среди старых открыток и писем нашёл необычную граматёшку. В ней говорилось о том, что на хуторе Дальнем запрятана одна из подвод Кубанской Рады с сокровищами. И прямо указывается место: подворье богатого казака Губы. И тому, кто предоставит эту граматёшку потомкам этого казака и изречёт в виде пароля слова из библии, они должны указать где захоронены сокровища. Внизу бумаги были написаны те самые слова, которые надо было произнести. Видно, кто-то из предков Яшки Трутня так и не дошёл с этим посланием до клада.
Яшка, воодушевлённый находкой, решил начать раскопки. Издавна по станице летала легенда о сокровищах бабки Марфы Губа, спрятанных на хуторе. Теперь казак не сомневался в правдивости этой легенды.
Яшка Трутень жил в старой хате на краю станицы. Не богато жил, но и не голодал. Его жена работала на ферме, росли два сына, и всё бы ничего, если бы не тёща. Не давала она жизни Яшке, пилила с утра до ночи. Теперь же у него появилась возможность построить или купить собственный дом и навсегда отделаться от «мамы».
Вечером казак, взяв письмо и лопату, собрался на своём «Запорожце» за кладом, а жене заявил , что едет на рыбалку.
- Ты бы ещё сказал, что на охоту едешь с лопатой, - тут же появилась тёща. – Не видишь, что ли, что он врёт?
Пришлось казаку грузить в багажник и рыболовные снасти.
От хутора Дальний остались одни воспоминания и Яшка, теряя с каждой минутой надежду, бродил с лопатой среди бурьяна и зарослей акаций. Когда взошла луна, казак достал послание и стал читать отрывок из библии. Трижды прочитав его, он присел на поваленный ствол дерева и стал ждать.
В ночной тишине, как гром среди ясного неба, прозвучал голос, хоть и грубый, но явно женский:
- За сокровищами пришёл?
От неожиданности Яшка подскочил и на его голове зашевелились волосы.
- Давай меняться, - предложил голос, — я тебе сокровища, а ты мне невинную душу.
- Ты кто? — выдохнул казак.
- Я душа Марфы, дочери казака Губы. Охраняю сокровища Кубанской Рады. Отдашь мне невинную душу, я тебе укажу, где спрятан клад, - повторил своё предложение голос.
- Чью душу?— пугливо поинтересовался Яшка.
- Родственную, конечно, - уточнила Марфа.
Тут у казака мелькнула мысль, и он чётко проговорил:
- Забирай душу тёщи.
Марфа задумалась… Наконец отозвалась:
- Ну, ладно, только смотри, потом не жалей.
- А где же клад? — заволновался Яшка.
- Где увидишь свет, исходящий из земли, там и копай, — донёсся удаляющийся голос. Больше казак никогда не слышал его.
Понемногу освоившись, Яшка начал озираться по сторонам и вдруг увидел, как из земли забил яркий свет. Схватив лопату, он бросился к заветной мечте. Свет исчез так же внезапно, как и появился, но Яшка уже копал. Через некоторое время он наткнулся на кирпичную кладку. Без сомнения, это был колодец диаметром метра полтора.. К утру Яшка дорылся до досок, видно, прикрывающих сокровища. И, действительно, под досками оказалась бочка, запечатанная смолой, а также какие-то торбы и ящики.
- Буду потихоньку перевозить домой,- решил счастливый кладоискатель. — А что, если тёща пронюхает? — с ужасом представил он , что при этом произойдёт, -- и посадить может, корова,- наконец, подвёл он черту под своими размышлениями и решил съездить домой на разведку.
Дома его встретила заплаканная жена. Оказывается, ночью у тёщи начался сердечный приступ, и перед смертью она звала Яшку, обзывала его всякими словами, упоминая какую-то Марфу. Ещё она сказала, что даром это Яшке не пройдёт, и что она и после своей смерти зятю жизни не даст. Казаку, конечно, угрозы тёщи были понятны, но он сделал глупое лицо, пожал плечами и не принял во внимание её запугивания. А зря. Сразу после похорон тёщи начался дождь, который с переменным успехом продолжался ровно сорок дней. В эти дни не только на хутор, со двора выехать было не возможно, так размыло дороги. Каждую ночь Яшке снилось, как он пытается достать клад, а тёща ему не даёт. Мало того, ещё грозит и обзывает. Дошло до того, что казак во сне материться начал, да так громко, что жена и дети просыпаются. По утрам он встаёт усталый, будто всю ночь яму копал, так ноют спина и руки.
Лишь закончился дождь, и подсохли дороги, Яшка понёсся на своём горбатом «Запорожце» за сокровищами.
- Что, миллионер хренов, за кладом приехал? — услышал Яшка знакомый дребезжащий голос. Ошибиться было невозможно: голос принадлежал покойной тёще.
У казака подогнулись ноги, и он рухнул на землю.
- Теперь я хранительница сокровищ, так что тебе здесь ничего не светит.
Яшка заглянул в колодец. Дожди размыли края ямы, и земля обрушилась вниз. Глубина колодца была более двух метров.
- Сам не выберусь, — мелькнула мысль, - да и ящики с бочонком не вытяну. Нужны лестница и верёвка.
- Правильно,--подтвердил голос тёщи,--сам не достанешь.
- Вот поеду домой и привезу лестницу и верёвку. Как ты мне помешаешь? — выкрикнул Яшка.
- И гробик не забудь прихватить, - ласково предложил ему голос тёщи.
- Я ж не для себя, для твоей дочери и твоих внуков стараюсь, — завопил казак.
- Все вы так, кобели, говорите, а как деньги появятся, тут же на сторону смотрите, — подвела итог хранительница клада.
Яшка знал, что переубеждать тёщу бесполезно.
- И что ты предлагаешь? — спросил он.
- Повесься, — вздохнув, предложила тёща, — и будешь всё время рядом с сокровищами. Вместе станем клад охранять, а то мне скучно одной.
- Ну, уж нет, - перекрестился казак, — ещё и после смерти терпеть тебя. И схватив лопату, Яшка стал закапывать колодец.
- Эй, постой! Что ты делаешь? — заскрипел тёщин голос, — Если ты что-нибудь не возьмёшь из клада, я не смогу наложить на тебя проклятие.
- Вот и прекрасно, — пробурчал Яшка, — не нужно мне твоё богатство. Засунь его, знаешь куда?
- Не влезет, — после некоторого раздумья возразил голос тёщи.
Говорят, что клад так и лежит в колодце, вот только место Яшка никому не показывает. Мало ли что, вдруг опять тёща ночами являться станет.



Бес попутал

Случилось это все, как сейчас помню, на хуторе Большие Лапти. Население хутора в то время было небольшое, тысяч двадцать пять, если считать вместе с курами, воробьями, комарами да мухами. Жили дружно, считай, что все друг другу родней доводились, и поэтому делить-то между собой им особо и нечего было. Ну, разве что иногда, после выпивки, припомнит кто кому прежние обиды да оглоблей погоняет по хутору. А выпить на хуторе любили все, и без этого редкий день обходился. Ну, а вечером сам Бог велел, так что скучать по вечерам некогда было. И никакой телевизор им даром не нужен был, да и в электричестве хуторяне не нуждались, потому и детей в семьях помногу было. Так и жили. На работу – как на праздник, так что, почитай, каждый день праздником был. И надо ж такому случиться, что на этот сложившийся уклад посыпались странные происшествия, взбудоражившие все население хутора.
Никто не мог понять, с чего все это началось, кроме деда Панаса, который молчал, как рыба. Ничего этого могло бы и не быть, если бы у Панаса козел не объелся гущи с бражки и не сдох. Потеря была невосполнима, хотя козел частенько загонял деда то на забор, то на дерево. Но стоило хозяину налить козлу браги, как он становился дружелюбным и ласковым.
Похоронить своего любимца Панас решил по-христиански, на старом кладбище, но тайком от соседей. Мало ли что? Не дай Бог, узнают, еще и выволочку дадут. А если баба Кулёмиха проведает, так она и побить может. Никак не простит Панасу, что не женился на ней когда-то, вот и мстит. А куда было жениться, если она на две головы выше и в три раза толще Панаса была? Не пара, а смех! Так и осталась Кулёмиха соломенной вдовой, обвинив в своей неудачной жизни бедного Панаса.
И вот, дождавшись ночи, притянул Панас козла на кладбище и стал копать ему могилу. Долго рыл, года-то уже не те, и вдруг лопата уперлась во что-то твердое. Полез Панас в яму, начал землю руками разгребать (не на гроб ли случайно наткнулся?) и раскопал сундук, обитый по углам железом.
– Клад, – мелькнула у него мысль.
Никогда в жизни дед так не радовался, как в эти минуты. Он даже сплясал на крышке сундука. Наконец, угомонившись, он стал лопатой сбивать с крышки старый висячий замок. После нескольких неудачных попыток замок слетел, и Панас с замиранием сердца открыл крышку сундука.
– Привет, – проговорил выпрыгнувший из сундука бесенок и примостился на краю крышки. От неожиданности дед Панас выскочил из ямы, но поскользнулся на свежевырытой земле и вновь скатился вниз.
– Ну что ты прыгаешь? – постарался его успокоить бесенок. – Чертей никогда не видал?
Дед стал запоздало креститься, приговаривая:
– Чур меня! Чур меня!
– Да не бойся ты, – усмехнулся бес. – За свое освобождение должен я исполнять любые твои желания до последних твоих дней. Так что привыкай ко мне. А чтоб не пугать народ, приму-ка я облик твоего козла.
Панас в изумлении увидел, как зашевелился околевший козел. Он приподнял голову и кивнул деду:
– Ну, что сидишь? Пошли домой!
Дед вылез из ямы и на трясущихся ногах послушно поплелся за козлом. Уже подходя к дому, Панас вдруг услышал, как из-за плетня напротив громко закричала Кулёмиха.
– Эй, ты, обмылок! Куда это ты со своим козлом ночами ходишь? Не за капустой ли на чужие грядки?
– Чтоб у тебя язык отсох, – в сердцах воскликнул дед, и, к его удивлению, Кулёмиха замолчала
– Твое желание исполнено, – проговорил козел.
Панас посмотрел на Кулёмиху и увидел, как она с выпученными глазами машет руками и что-то пытается выкрикнуть, но кроме хрюканья у нее ничего не получается.
Все еще не осознав до конца случившееся, дед, как в тумане, добрел до дома и лег спать.
Проснулся он только к обеду и сразу стал вспоминать ночное происшествие. «Приснится же такое!» – подумал он и выглянул в окно. Все было как обычно, не считая того, что козел лежал на траве и с удовольствием курил, пуская кольца дыма.
– Ну что, выспался? – спросил он.
«Значит, не приснилось, – мелькнула у Панаса мысль. – Может быть, к батюшке в церковь сходить? Хотя после того, как я обозвал матушку жирной коровой, он точно не поможет».
– Не поможет, – подтвердил козел. – Он тебя в тот же день отлучил от церкви.
Дед Панас с ужасом заметил, что размышляет вслух.
– Слушай, ну отстань ты от меня, – умоляюще обратился он к нечистому.
– Идиот, – возмутился бес, – я начинаю понимать тех баб, которые говорят, что сотрясение мозга тебе не грозит. Я пытаюсь тебе втолковать, что, кроме выполнения твоих желаний, мне ничего не нужно.
– Правда? – с облегчением спросил старик.
– Конечно, – подтвердил бес. – Ты слышал, чтобы черти кого-нибудь обманули? Нет? Вот и я такой же. Так что живи себе, как жил.
Но жить как прежде Панасу было уже не суждено.
Один раз, примостившись под забором по большой нужде, Панас обнаружил, что не захватил бумажки, лопуха тоже поблизости не было, одна крапива.
– Эй! – позвал он нечистого. – Дал бы мне бумажку, что ли?
– С удовольствием, – ответил тот, и в руке у деда оказался лист бумаги.
Лист был чем-то явно намазан, так как после его использования дед, не надевая портков, обежал трижды вокруг хаты, а потом несколько часов просидел в кадке с водой.
– Изверг, – обругал он нечистого. – Чтоб я тебя еще о чем-нибудь попросил...
Бес промолчал, но по козлиной морде было видно, что он остался доволен своей проделкой.
Летними жаркими днями любили хуторские бабы после обеда пробежаться на речку, чтобы обмыть разгоряченные тела. А как купались бабы? Конечно, голышом, где ж на хуторе купальников наберешься? С ранних лет была у Панаса болезнь: любил он наблюдать за купающимися девками Несколько раз заставали его за этим занятием и довольно больно били, но все равно эту свою страсть Панас донес до седин и даже теперь не упускал
. случая понаблюдать за ними из-за кустов.Сейчас уже бабы просто не обращали на него внимания, так как Кулёмиха заявила, что он даже в молодости был таким же мужчиной, как она – балериной; короче, как сам, так и там, а сейчас он даже больше баба, чем они.И вот в один из таких жарких дней бабы на своем излюбленном месте купались в речке. Неподалеку из кустов выглядывало довольное лицо деда Панаса, а чуть дальше – морда козла. Искупавшись, бабы шумною гурьбой высыпали на берег и в растерянности стали: вся их одежда бесследно исчезла. Панас почувствовал неладное и потихоньку начал ретироваться; но тут с громким треском и блеяньем из кустов выскочил козел и запрыгал вокруг деда. На шум сразу обратили внимание бабы, и одна закричала:
– Так это же козел Панаса. Бабы, ловите деда! Это он одежду спрятал!
Панас понял, что незаметно исчезнуть ему не удастся. За вами когда-нибудь гонялась толпа разъяренных голых баб? Ну, значит, вам сильно повезло.
Даже смолоду Панас так не бегал, и убежать ему бы не удалось, потому что впереди бежал козел, громко ревя и путаясь под ногами. Деда спасла глядючая акация, на которую он взлетел, как на крыльях, причем, даже не оцарапавшись о колючки. Бабы с криками и шумом окружили дерево и, угрожая деду расправой, потребовали одежду. Дед божился и клялся, что ничего не брал, сваливал все на козла.
Так продолжалось минут десять, потом бабы вдруг дружно стали смеяться. Дед Панас с подозрением осмотрел себя: вроде бы все на месте, и вдруг он понял, что слезть с дерева без посторонней помощи невозможно. Он бы и залезть на него никогда бы не смог сам, а кто ему помог в этом, он догадывался. И тут дед заплакал.
– Бабоньки, – взмолился он, – не берите греха на душу, не оставляйте меня здесь, помогите слезть.
– Ничего, старый развратник, посиди до вечера, а там посмотрим, – пообещала одна из баб, и они, смеясь, скрылись в кустах.
– Это ты все подстроил, – стал выговаривать нечистому Панас. – Сними меня отсюда.
Но козла нигде не было видно, и Панас, прижавшись к колючему стволу, стал ожидать вечера.
Смеркалось, руки у деда начали неметь, во рту пересохло – и вдруг он услышал шум. Оглянувшись, Панас увидел, как к нему приближаются со смехом и улюлюканьем почти все жители хутора, не было лишь тех, кто не мог ходить. Единственное, что успокоило деда, так это пожарная лестница, которую несли дюжие мужики. Для хуторян такое событие – праздник: не каждый день снимали дедов с глядючих акаций, – ради такого случая все были под хмельком. Сопровождаемый шутками и подсказками, дед с трудом спустился с дерева. Но на этом его страдания не закончились. Бабы схватили его и понесли к реке. Там они быстро его раздели и бросили в воду; уходя же, прихватили одежду старика.
Тогда на берегу показался козел.
– Ничего не нужно? – поинтересовался он.
– Ах, ты, бисова душа, это все из-за тебя, – стал возмущаться Панас, вылезая из воды. – Дай хоть что-нибудь из одежды.
– Что-нибудь, так что-нибудь, – проговорил козел, и перед дедом появились валенки.
– Ты что, издеваешься надо мной? – возмутился дед.
Но делать нечего. Обувшись в валенки, оказавшиеся на несколько размеров больше, отчего ноги при ходьбе не сгибались, и прикрывая лопухом срамное место, Панас, как на ходулях, поковылял домой, сопровождаемый козлом. Перед хутором козел словно взбесился; стал громко блеять и прыгать вокруг Панаса, создавая такой шум, что невольно из хат стали выглядывать зрители.
Вскоре весь хутор со смехом провожал Панаса до дома. Особенно изгалялась Кулёмиха, но, так как сказать она ничего не могла, то, подпрыгивая и хрюкая, старалась хлестнуть крапивой деда по голому заду. Уворачиваясь от очередного удара, дед споткнулся и упал, потеряв лопух. Выскочив из валенок, он бросился по улице, ничего не предпринимая, чтобы скрыть свои прелести.
Через минуту он сидел дома, потирая места, по которым прошлась крапива, и проклиная тот день, когда решил похоронить козла на кладбище.
На следующий день Панас захотел попробовать браги, припрятанной на грядке. По его подсчетам, она должна была уже выиграться. Крадучись с кружкой в руке и озираясь по сторонам, – мало ли что может выкинуть козел? – Панас из лопухов достал вожделенную кастрюлю и попробовал содержимое. Брага оказалась на славу. Теперь у деда возникло две проблемы: если в течение трех дней он не выпьет все, брага может закиснуть; а двадцать литров за три дня он точно не осилит, – значит, надо гнать самогон. А где взять аппарат? Раньше он договаривался с Кулёмихой. За это она забирала половину водки. Теперь же, после того как она онемела, как с ней договариваться? Выпив кружку браги и прикрыв лопухами кастрюлю, Панас пошел искать козла. Он принял единственное правильное решение, хотя оно ему и не очень нравилось.
Козел развлекался тем, что плевал в колодец. Дед на это ничего ему не сказал, решительно подошел к бесу и потребовал:
– Раз ты выполняешь любые мои желания, то я тебе велю вернуть голос Кулёмихе.
– Не, – завертел головой козел, – не пойдет; что-нибудь плохое, гаденькое – это сколько угодно, а добрые дела пусть делает тебе кто-нибудь другой.
– Так что, она навсегда останется немой? – забеспокоился Панас.
– Вообще-то есть способ вернуть бабе голос. Ты должен жениться на ней.
От изумления дед Панас присел на край длинной лавки и даже не испугался, когда упал на землю вместе с лавкой.
– Чтоб ты сдох, козел проклятый, – в сердцах закричал Панас, и столько было искренности в его словах, что козел действительно задергался и упал.
Еще не веря своим глазам, дед подошел и ткнул ногой дохлую скотину. Перекрестившись, он схватил лопату и тут же на месте зарыл козла.
Больше ничего особенного на хуторе не происходило, не считая того, что через неделю после того как подох козел, дед Панас женился на Кулёмихе.
Гулял весь хутор, и, говорят, у Кулёмихи даже появился снова голос.



Гундосиха

Недалеко от кладбища, среди густо разросшегося бурьяна, стояла старая заброшенная хата, крытая камышом. Внутри, в грязной, давно не прибиравшейся комнате, среди оплетенных паутиной грубо сколоченного стола, лавки и табуретки, сидела одинокая фигура и тонким голосом пела, медленно покачиваясь на скрипучем разваливающемся диване. Со стороны это скорее походило на вой одинокой собаки, выгнанной со двора хозяином.
В грязные запотевшие окна с трудом пробивался свет. И поэтому в комнате при любой погоде постоянно был полумрак. Но, по-видимому, хозяйку это совсем не беспокоило. Она и сама давно не мылась. Единственное, что выдавало в ней женщину – это длинные белые распущенные волосы, которые легче было бы обстричь, чем расчесать. На лице, изрезанном морщинами, застыла улыбка, отчего беззубый рот приобрел такую гримасу, что не каждый рискнул бы подойти к ней вечером на кладбище, где она просила подаяния и собирала оставленные на могилках печенье и конфеты.
Все селяне, живущие много лет рядом с ней, знали о ее безвредности и нужде. И, кто чем мог, помогали бедной женщине, которая была не совсем в своем уме. Мало кто помнил настоящее имя старухи, и кто первый прозвал ее Гундосихой. Но это прозвище настолько к ней пристало, что многие считали, что у нее и не было другого имени. Говорили, что во время войны она с малолетним сыном скрывалась в погребе. А по ночам вылазила на картофельное поле и выковыривала из мерзлой земли окаменевшие клубни, чтобы прокормиться. Один раз ее выследили два дюжих полицая и так избили, что несколько дней она не могла двигаться. Помогли соседи, не дали умереть с голоду. Тогда-то, из-за перебитого носа, она и получила свое прозвище, приставшее навсегда.
После войны она работала не покладая рук, чтобы прокормить и выучить сына. И никому никогда не жаловалась.
Когда сын окончил школу, то заявил, что поедет в город поступать в институт. Сколько денег она ему отправила – никто не знал, но за все время его учебы никто не видел, чтобы она купила себе хоть какую-нибудь обновку.
...Это произошло лет через десять после отъезда сына. Сын приехал к ней на новеньком «Москвиче», в костюме и при галстуке. Мать гордо шла с ним по селу и каждому встречному объясняла: «Вот сыночек приехал, хочет меня к себе в город забрать». И действительно, сынок заходился продавать и дом, и хозяйство. Он не торговался, и поэтому дня через три буквально все продали. Остались лишь два узелка с личными вещами. Садясь в «Москвич», сын велел матери ждать бортовую машину. Три дня мать просидела на узлах на ступеньках магазина. На четвертый день пошел дождь, и кто-то из жалости пустил бедную женщину в старую кухню. Через неделю никто не поверил бы, что перед ними та самая Гундосиха, которую знали. По селу ходила старуха с распущенными седыми волосами и, громко смеясь, что-то пыталась рассказать прохожим. Бедная женщина тронулась умом.
Прошло несколько лет.
С самого детства Оле хотелось иметь бабушку. Она с завистью наблюдала, как другие дети гуляли в парке, а их дедушки и бабушки, под чьим присмотром они находились, покупали им мороженое и всякие сладости. Оля спрашивала у родителей, где ее бабушка. Мать обычно отмалчивалась, а отец отвечал, что она умерла. Для Оли отец всегда был примером, и девочка гордилась им перед друзьями, но один случай очень удивил и озадачил ее.
Как-то на день рождения Оли папа пообещал купить ей подарок, и они отправились в магазин. На улице незнакомая женщина остановила их и стала ругать отца, обвиняя его в том, что он обворовал свою мать и бросил на произвол судьбы
. К удивлению девочки, отец молча прошел мимо. На Олин вопрос «Кто это?» он односложно ответил: «Просто больная женщина». Ответ девочку не убедил, и, когда дома никого не было, она нашла в старых фотографиях письмо от бабушки, Агриппины Ивановны. На конверте был указан адрес. Недолго думая, девочка достала из копилки деньги и отправилась разыскивать свою бабушку.
В небольшом селе новый человек на виду. Так и у нас, невозможно было не заметить незнакомую девочку в серой юбке и белой кофточке. Девочке было лет четырнадцать, она стояла с небольшим рюкзаком и безнадежно оглядывалась.
– У тебя нет конфетки? – донеслось со стороны.
Только сейчас девочка увидела странную старушку в мятой грязной одежде с распущенными волосами. Девочка полезла в рюкзак и достала зефир.
– Бабушка, – спросила она, – а как найти Агриппину Ивановну?
Старуху как будто ударило током, в глазах что-то загорелось, и она затряслась, потом взгляд ее опять потух и она пошла по улице.
Когда девочка задала тот же вопрос проходящей мимо женщине, та внимательно и долго смотрела на нее, а потом спросила:
– А зачем она тебе?
– Я ее внучка, – ответила девочка.
Женщина удивилась и указала рукой на удаляющуюся фигуру Гундосихи.
На этот раз глаза от изумления раскрылись у девочки.
– Это моя бабушка? – единственное, что смогла проговорить она, и на глазах у нее появились слезы.
Весь день странная девочка ходила с Гундосихой, покупала ей мороженое и пирожки, отчего у старухи от переедания заболел живот. К вечеру Гундосиха решила, что глупая девочка покинет ее. Но девочка вслед за ней вошла в полуразвалившуюся хату. Со слезами на глазах она осматривала жалкое жилище своей бабушки, о которой она, Оля, узнала совершенно случайно. Потом девочка выскочила во двор, наломала каких-то веток и попыталась подмести пол. У бабушки не было даже ведра, чтобы принести воды, и девочка какой-то тряпкой протерла окна и стол. Когда стемнело, Гундосиха села на свой изломанный диван и стала напевать песню. Ее прервал шум машины возле двора. Из автомобиля вышел мужчина. Что-то очень знакомое почудилось Гундосихе в этом человеке. Но вот что?
– Эй, бабка, – грубо позвал он, – ты не знаешь, где живет Агриппина Ивановна?
«Какой странный», – подумала старуха. Мужчина хотел уже сесть в машину, но тут скрипнула дверь, и на пороге показалась девочка.
– Ты здесь? – удивился незнакомец. – А ну, марш в машину!
– Папа, – прокричала девочка, – посмотри, это же наша бабушка! – И она побежала к старушке, но отец перехватил ее на полпути.
Гундосиха, увидев, что обижают ее знакомую девочку, завывая бросилась на мужчину, схватила его за руку. Но тот брезгливо оттолкнул старушку, и она, словно перышко, отлетела в сторону и, ударившись головой о дерево, начала медленно сползать по его стволу. На какой-то миг взгляд ее стал осмысленным, и она что-то прошептала. Единственное слово, которое расслышала Оля, было «сынок», после чего взгляд Гундосихи застыл навсегда.
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=269
0

#3 Пользователь офлайн   Александр Мецгер Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 876
  • Регистрация: 14 июля 08

Отправлено 23 июля 2008 - 15:58

Как казак всю станицу рассмешил

Федька Помело был большим любителем розыгрыша. И вот, знали же станичники, что верить ему нельзя, а все равно попадались на его розыгрыши. Уж больно убедительно он умел говорить, да еще так серьезно, что поневоле поверишь. Дед
Судомой и тот попался. Прибегает к нему. как то Федька ночью и говорит
- Слушай, дед, здесь такое прибыльное дело, только никому не слова об этом.
Дед Божится, что молчать будет, а у самого уже глаза горят, какой такой секрет знает Федька.
- Ты не одолжишь мне пару молочных бидонов? На трассе,- стал объяснять он,- перевернулась машина с цистерной вина. Шофера увезла скорая, а машина лежит на боку без присмотра и вина в ней под завязку. И не одной живой души вокруг.
- Где это?- заволновался дед.
- Да за развилкой, километра три отсюда,- объяснил Федор.
- Так ты дашь бидоны?
- Нет у меня свободных,- засуетился дед, пытаясь поскорее избавиться от гостя.
- Ну, нет, так нет - пожал плечами Федор и ушел. Халявное вино придало силы ленивому и вечно больному Судомою.
- Старуха, скорее мой бидоны,- приказал он жене, выворачивая брагу на землю.
- Ты что, старый, с ума свихнулся?- запричитала старуха.
Дед, коротко, объяснил ей ситуацию, и бабка срочно бросилась мыть тару.
Привязав бидоны к велосипеду, дед ринулся в темноту. Не успел дед выйти со двора, а старая Судомойчиха уже стучала в окна кумовьям.
Долго бродил дед в темноте с велосипедом и двумя привязанными к нему двумя молочными бидонами. Через какое то время он услышал голоса. Навстречу ему кум с кумой толкали тачку с четырьмя молочными баллонами. К утру, пол станицы
собралось на дороге с пустой тарой. Кто на мотоцикле, кто на машине, даже водовоз приехал, да только машины с вином так и не нашли. Стали разбираться, кто пустил слух и когда узнали, что это Федькина работа, то даже чуть не побили его. Судомой даже на суд собирался подать из-за вылитой на землю браги.
А еще был случай, взбудоражищий другую половину станицы. Остановился как то Федька у стадиона, там как раз дети играли в футбол, подозвал одного мальца и говорит:
- А ты чего на верблюде не катаешься?
- На каком верблюде?- заинтересовался малыш.
- А цыган привел белого двугорбого верблюда. В конце станицы стоит,- стал объяснять Федор,- за продукты и катает, и фотографирует.
К ним подошли и другие малыши. Для станичных ребят, верблюд это такая экзотика, что можно и школу пропустить. В этот день, говорят, Федор сорвал занятия в школе. И бабы станичные, кто с яйцами, кто с овощами, кто с пирожками, оббежали всю окраину станицы, но не цыгана, не верблюда так и не нашли. Много было сказано нехороших слов в адрес Федора, а тому хоть бы что, ходит да посмеивается. Умудрился он даже разыграть, в районной станице пчеловодов. Подходит как-то, на рынке, к прилавку, где торгуют медом и говорит:
- А нет у вас меда из под пуховых пчел?
Продавцы переглянулись и заинтересовались:
- Это каких таких пуховых?
Ну Федора и понесло.
- Да есть у нас в станице дед Судомой. У него зять академик. Так он ему несколько семей пуховых пчел прислал. Меда дают - по два ведра , каждая. А еще у них пух на спине и брюшке. Его бабка по три килограмма с каждой пчелы собирает.
- А как же с пчелы пух собирать?- заинтересовался один из слушателей.
- Да очень просто,- стал объяснять Федор,- в улике, перед входом, стоят маленькие расчески, как только пчела полезет в улик, то будет чесаться об расчески. Успевай только пух собирать. Да у нас, в станице, каждый второй в свитере ходит от пуховых пчел. Заинтересованные слушатели. тут же, на месте, стали записывать адрес Судомоя.
Недели две, дед Судомой клялся, Божился перед наседавшими на него пчеловодами, что нет у него, не пуховых пчел, но и вообще ни каких. Повезло Федору, что не нашли его те пчеловоды, а искали, говорят, долго. Дед же Судомой, пошел к участковому жаловаться на Федора. Вызвал участковый Федора и говорит:
- Ну, что Федя, собрал вещи?
- Это зачем?- перепугался казак.
- Как зачем, сажать тебя буду.
- За что?- вспотел от волнения Федор.
- Ты, деда Судомоя, дал адрес преступникам. Они этой ночью ограбили его и зверски убили. Перед смертью долго пытали старика. Вот ты у нас пока единственный подозреваемый.Если чистосердечно раскаешься, то думаю, больше пятнадцати лет не дадут. А не раскаешься, так пожизненно.
Федор упал на колени:
- Да я клянусь, что понятия не имею, кто это сотворил. Я же просто пошутил.
- Ну, ладно,- махнул рукой участковый,- иди к Судомою, Если он простит тебя и заберет заявление, то так и быть, прощу на первый раз.
Не веря в свое счастье, Федька прямиком побежал к деду. Пришлось возмещать обиженному казаку и вылитую брагу, и компенсировать моральный ущерб, понесенный от наседавших пчеловодов. Долго смеялась станица над Федором, оказалось, что и участкового есть чувство юмора. А вот у Федора, этот случай, надолго отбил охоту шутить.


Как жена накормила казака


Николай Дубина медленно брел по пыльной дороге. К вечеру от тряски в тракторе ныли ноги, и ломило поясницу. Глаза слезились от напряженного вглядывания в пахоту. Николай представлял, как, наконец, поест горячего борща с мясом, а то приходилось весь день питаться всухомятку. "Может, жена и стопку горилки поднесет, - мысленно представлял он, - да холодного компотика из холодильника".
Еще за двором казак с беспокойством стал прислушиваться к звукам, доносившимся из его хаты. "Гости, что ли? - мелькнула мысль. - Господи, хоть бы не теща". Его опасения сбылись. За столом сидела теща с женой, и перед ними стоял ряд пустых бутылок. "Давно гуляют", - с досадой подумал он, но вида не подал.
- А чего это ты с мамой не здороваешься? - пьяно проговорила жена.
- Не уважает он маму твою, - поддержала дочку теща, еле выговаривая слова.
- Здрасьте, - зло процедил Николай. - А теперь дай поесть.
- Сам возьмешь, ишь, принц какой, - пролепетала теща. - Не видишь, дочь устала, ей отдохнуть надо.
- Дай пожрать! - теряя терпение, крикнул Николай и ударил по столу кулаком.
От неожиданности теща, отшатнувшись от стола, перевернулась вместе со стулом и, сверкнув толстыми ляжками, очутилась под столом.
- Караул! Убивают! - завизжала она.
- Ах ты, подлец, - бросилась на Николая жена. - Маму обижать, да я тебя за нее...
Николай не понял, как случилось, что его жена от оплеухи оказалась в другом конце комнаты. Никогда прежде не поднимал он руки на жену, а здесь не сдержался.
- Посажу! - завизжала теща, и они вместе с женой бросились на улицу.
- Отдохнул, - усмехнулся казак и стал оглядываться, чего бы поесть.
В углу на табуретке стояла кастрюля борща. Николай поставил кастрюлю на стол и стал искать чистую миску. Тут его внимание привлек лай собаки. Николай выглянул в окно и обнаружил, что по двору идет участковый с двумя гражданскими, а впереди, размахивая руками, бежит теща. Сзади всех, держась одной рукой за челюсть, а другой - за голову, прихрамывая и причитая, шла жена. "Ну, все, - решил казак, - заберут теперь в милицию. Понятное дело, поверят бабам, а не мне". Вдруг у него мелькнула спасительная мысль. Схватив кастрюлю борща, он вылил ее содержимое себе на голову.
Войдя в хату, участковый и понятые опешили: за столом на табурете сидел Николай, на его голове, ушах и плечах висела капуста, лицо и одежда блестели от жирной воды, стекающей на пол.
- Что тут происходит? - строго, но, едва сдерживая смех, проговорил участковый.
- Да понимаешь, - стал объяснять Николай, - пришел с работы, попросил пожрать, а они пьяные, на голову мне перевернули кастрюлю борща. Вот я жене и приложил.
Участковый и понятые вылетели во двор, не в силах больше сдерживать смех. Говорят, долго еще смеялись в станице над Николаем, вспоминая, как жена и теща облили его борщом, но на самом-то деле все было не так...
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=269
0

#4 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 080
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 14 сентября 2009 - 23:00

Как всегда, хорошая байка, Александр. Давненько тебя не читал...
Наверно работал всё лето? Да, кризис малость поджал народ...
0

#5 Пользователь офлайн   Александр Мецгер Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 876
  • Регистрация: 14 июля 08

Отправлено 17 сентября 2009 - 23:19

Ночное дежурство

Друг Семёна Кочерыжкина, Петька Припрыжкин, был из семейной династии сторожей. Дед его был сторожем, бабка, отец, мать, брат и Петька пошёл по их стопам.
Сторожил он школу. Однажды прибегает к Семёну и просит:
- Выручай, старик! Ко мне ночью гости приезжают, надо их встретить на вокзале, а у меня дежурство.
Вообще-то, он кореш нормальный, всегда выручит. И денег у него занять можно в любое время. Семён прикинул:
- Завтра всё- равно выходной - пересплю в школе, а с Петьки пиво потребую.
- Пиво купишь? - спрашивает.
- О чем разговор,- отвечает Петька.
Пришли они на место работы под вечер. Семён-то эту школу знал, только внутри никогда не был. Большая такая, двухэтажная. Петька объяснил, где какие ключи висят, когда и где нужно свет включать.
- Как стемнеет, включишь свет на улице, замыкайся и ложись спать в учительской. Там диван стоит. Можешь окно открыть, - проинструктировал дружок.
Семён, чтобы не скучать вечером, прихватил с собой книжку. Называется "Граф Дракула". Раньше-то он смотрел фильм, но интересно ведь и книжку почитать.
В десять часов стало темнеть, и Семён пошёл включать свет на улице. От прочтённого в книге было как-то не по себе. Выполнив необходимую часть работы, он зашёл в фойе, включил свет и сел под лампочку, чтобы продолжить чтение. Где- то около полуночи глаза у него стали слипаться и он пошёл в учительскую. Света в ней не было, но глаза быстро привыкли к темноте. Было душно, середина лета, и Семён, по совету друга, открыл окно. Диван оказался довольно жёстким, но он мужественно решил заснуть. Уже засыпая, услышал, как зашелестела занавеска. Семён поднял голову и его словно током ударило. Тысячи мелких иголок пронзили его спину. Сердце застучало, как сумасшедшее и он с головы до пяток покрылся липким холодным потом. Из открытого окна на него смотрела зелёная голова. Семён вскочил с дивана и пулей вылетел в фойе, под спасительную лампочку. Руки тряслись, а ноги стали словно ватными. Минут через пять, Кочерыжкин стал сомневаться в том, что увидел.
- Дочитался,- мелькнула мысль,- вампиры везде мерещатся.
Посмотрел на часы - двенадцать ночи. Семён стал вспоминать, как уберечься от вампиров.
- Чеснок и осиновый кол,- вспомнил он, наконец.- В комнате уборщиц наверняка есть швабра. Вот только осиновая ли?- сомнения вкрались в его мысли.
Но альтернативы не было - нужно пробежать по тёмному коридору мимо лестницы, что ведёт на второй этаж. Перекрестившись, Семён рванулся к желанной двери. К счастью, она оказалась открытой, и он зажёг свет. В углу стояла швабра. Дальше, в углу, виднелся шкаф. Заглянув в него, Кочерыжкин обнаружил чеснок. Предусмотрительные уборщицы спасли ему жизнь. Разрезав чеснок, он стал тщательно натирать им шею, потом зубы и руки.
- Теперь не только вампир, но и обычный человек от меня шарахаться будет,- подумал затем удовлетворённо.
Вооружённый шваброй он выглянул в тёмный коридор, и тут у него чуть не разорвалось сердце. Новая порция пота сделала его майку мокрой. Со второго этажа раздался ехидный старческий смех. Подпрыгнув, Семён бросился в фойе. Дверь была заперта, и ему не удалось выскочить на улицу. Он стал лихорадочно шарить по карманам. Ключа не было.
И тут его снова прошиб пот от мысли, что ключ остался в учительской, где он лежал. Семён посмотрел на часы - половина первого.
- Почему так медленно движется время?- в страхе подумал Кочерыжкин,- и когда запоют первые петухи? Часов в пять или шесть. Не доживу! Надо взять ключ в учительской.
Хорошо ещё, что она была недалеко. Со шваброй наперевес, он подкрался к кабинету и заглянул в темноту. Было тихо. Он подождал и двинулся к дивану. Что-то укололо его сбоку. Семён тоненько вскрикнул и прыгнул в сторону. Это оказался кактус, стоящий в ведре. Со стороны окна зашелестела занавеска. Кочерыжкин со страхом посмотрел туда. Порывы ветра раздвинули занавеску - головы не было. Семён быстро затворил окно и стал искать на диване ключ. Ключа тоже не было. В коридоре послышался звук шагов. Снова тело новоиспечённого сторожа пронзили иголки. Схватив швабру, Семён в отчаянии выбежал в коридор. Что-то белое мелькнуло в проёме лестницы. Кочерыжкин рванул в фойе, под лампочку. Хорошо, что там стоял стул. Добежав, он рухнул на него как подкошенный. Ноги полностью отказали ему. Семён стал медленно приходить в себя.
- Конечно, это был не вампир. Вампир давно бы на меня напал. Может, души умерших учителей? - Семён стал вспоминать, какие средства могут спасти от нечистой силы. Единственное, что пришло на ум - круг из мела. Но где взять мел? И тут до него дошло, что мел есть в каждом классе. Значит, надо пробежать по коридору мимо лестницы и взять ключ от класса в комнате техничек. Открыть класс, взять мел, закрыть класс и вернуться в фойе. Казалось, ничего сложного, но для него это было равносильно подвигу. Размахивая шваброй, Семён пошёл по коридору. В комнате, схватив первый попавшийся ключ, на котором висела бирка "5А", он побрёл в темноту. Перед каждой дверью он останавливался и зажигал спичку, чтобы прочитать надпись. Лишь бы нужный класс не находился на втором этаже. Наконец, вот она, долгожданная дверь! Кочерыжкин открыл её и, размахивая впереди себя шваброй, пробрался к доске. Нащупав мел, радостный, резко повернулся, задев что-то шваброй. Зажёг спичку и увидел на полу скелет. Сердце словно остановилось. Семёну вновь не хватает воздуха, а то, что он снова мокрый от пота, даже не замечает. Вылетев из класса, он захлопнул дверь, замкнул на ключ и заметил, что находится в кромешной темноте. В фойе не горит свет. Страшное рычание вырвалось у Кочерыжкина из горла. Он понёсся в фойе, не забывая размахивать шваброй. Включил свет. Вроде никого. Нарисовал круг, в середину поставил стул и сел. Затем посмотрел на часы и не поверил своим глазам - всего лишь час ночи. Глаза слипаются, но каждый шорох заставляет Семёна вздрагивать и хвататься за швабру. Прошла, наверное, целая вечность, когда, наконец, в коридоре стало светлеть. В окно кто-то постучал, отчего Кочерыжкин чуть не рухнул со стула. Выглянув в окно, он убедился, что это Петька. Семён посмотрел на дверь и увидел торчащий в замке ключ. Казалось, всё позади и ему должно стать легче, но сердце не отпускало. Сколько микроинсультов он перенёс за эту ночь, только Богу известно. Семён открыл дверь и молча, побрёл домой. Петька что-то кричал ему вслед, но он не слышал.
Вечером Петька пришёл к Семёну с пивом и стал извиняться:
- Прости старик! Я напарнику сказал, что его собираются выгонять, а ты будешь вместо него. Ну, он подумал, что это правда, и решил тебя напугать. Надеюсь, ты не в обиде?

Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=269
0

#6 Пользователь офлайн   GREEN Иконка

  • Главный администратор
  • PipPipPip
  • Группа: Главные администраторы
  • Сообщений: 16 080
  • Регистрация: 02 августа 07

Отправлено 20 сентября 2009 - 18:19

Интересная байка, Александр. Понравилась. Только не понял в конце, кому он сказал про увольнение?
Про сменщика нет ни слова... Посмотри, может добавить или я что-то не понял?
0

#7 Пользователь офлайн   Александр Мецгер Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 876
  • Регистрация: 14 июля 08

Отправлено 21 сентября 2009 - 22:30

Считай, что это детектив!
Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=269
0

#8 Пользователь офлайн   Андрей Брэм Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 45
  • Регистрация: 13 августа 09

Отправлено 25 сентября 2009 - 04:41

Цитата(Александр Мецгер @ 23.7.2008, 22:58) <{POST_SNAPBACK}>
1

Сестра таланта, сосед нумера 2.
Словесная вязь мешает думать!
0

#9 Пользователь офлайн   Андрей Брэм Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 45
  • Регистрация: 13 августа 09

Отправлено 25 сентября 2009 - 04:49

[quote name='Александр Мецгер' date='11.9.2009, 17:36' post='27812']
Коварство и любовь

Хороший рассказ... потому... дфлвыоп... восхищ...984узалд8...
Вот ведь бабка клавиатуру подарила, - ничего хорошего печатать не хочет. :)))

Словесная вязь мешает думать!
0

#10 Пользователь офлайн   Александр Мецгер Иконка

  • Активный участник
  • PipPipPip
  • Группа: Авангард
  • Сообщений: 876
  • Регистрация: 14 июля 08

Отправлено 26 октября 2009 - 13:52

Как казак конец света отменил.

Накануне Нового года Салов Пётр Петрович мирно сидел и смотрел по телевизору шоу "Дом 2". Вдруг в его ворота кто-то решительно постучал. Недовольный тем, что его отрывают от такого полезного занятия, Пётр Петрович, накинув куртку, вышел на улицу. Там его ждали две миловидные старушки и мужчина средних лет с густой чёрной бородой по пояс.
- Ты подготовился к встрече со Всевышним? - не дав открыть рта Петровичу, спросил мужчина.
- И хотя Петру Петровичу шёл уже восьмой десяток лет, к такому вопросу он был ещё не готов. Придя в себя, Петрович ответил:
Да, вы знаете, я как-то сильно и не тороплюсь. Дел по горло. Думаю, что до встречи с ним, ещё на десяток лет задержусь. Я же ему не срочно нужен?
- Я, так и думал!- воскликнул незнакомец.- Через три дня конец света, а он даже вещи не собрал.
Старушки осуждающе закивали головами.
- Как так, конец света?- изумился Петрович?- Да, через три дня Новый год! Неужто нельзя отменить на пару недель? Через пару недель Новогодних праздников и так все почувствуют себя на том свете.
- Решение Господа не обсуждается,- строго проговорил бородач.
- А какие вещи нужно с собой брать?- поинтересовался Пётр Петрович,- паспорт, пенсионное или, может, военный билет?
- Нужен специальный пропуск,- торжественно объявил мужчина.
- И кто его выдаёт?
- Не выдаёт, а награждает,- поправил незнакомец,- за благотворительность. Если ты отчислишь на нужды миссии двадцать тысяч рублей, то получишь такой пропуск.
- Уж извини меня, мил человек, но нет у меня таких грехов, чтоб в Рай не пускать,- возмутился Пётр Петрович.- Вот ежели бабка моя…
- У тебя нет грехов, о близких подумай,- решительно налегал бородач.
- Да вот, закавыка, какая,- почесал голову Петрович,- я бы рад заплатить, да пенсия наша с бабкой только пятого января. Я смогу их получить только когда сберкасса начнёт работать. А, конец света уже через три дня. Так что - не успею снять.
Бородач задумался.
- А если я договорюсь о переносе конца света, обещаешь после праздников купить пропуск?
- Да что ж я, для своей старухи денег пожалею!- воскликнул Пётр Петрович.
- Ну, смотри, после праздников зайду,- пообещал странный гость и решительно направился к воротам соседей. Старушки, всё это время молчавшие в стороне, быстро засеменили за своим вожаком. Уже через минуту бородач угрожал концом света соседке, а Петрович, чертыхаясь, направился домой.
- Вот, нехристи!- возмущался он. - Из-за них "Дом 2" пропустил.

Авторский форум: http://igri-uma.ru/f...p?showforum=269
0

Поделиться темой:


  • 5 Страниц +
  • 1
  • 2
  • 3
  • Последняя »
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей